Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:39 

Второй шанс. ГП/ДГ. Глава 42

Конец легенды (часть первая)

Пенегрю менор, комната Дафны. 18 апреля, вторник, раннее утро.

Она медленно приходила в себя после тяжелого сна. С тех пор как они узнали о манипуляциях Дамблдора с эмоциями Дурслей, в особенности с эмоциями Петунии, каждая ночь сопровождалась кошмарами. Две ночи назад, кошмар был настолько сильным, что она вломилась в комнату Гарри и проспала до утра под его одеялом, сопровождая его в его кошмарах. С начала было удивительным наблюдать за тем, как у него появляются положительные эмоции к тете, но в конце концов, ей следовало этого ожидать. Гарри всю жизнь мечтал о семье, а Петуния все-еще была частью его семьи. Теперь, зная ее настоящий характер, все-еще не приятный надо сказать, но всеже теперь она не была той гарпией, которую Гарри приходилось выносить все эти годы, он вновь осмелился надееться.

Она также ожидала, что эта ночь также будет трудной, ночь накануне заседания совета попечителей. Если все пойдет гладко, Дамблдор перестанет быть директором до конца недели. Дафна очень надееялась, что им удасться их маленький проект. Она надеялась, что вмешивающийся в не свои дела глупый старик не вывернеться на этот раз. Он поднаторел в убеждении всех в своих хороших намерениях и очень часто они прощали его маленькие пригрешения, посчастью этот день будет другим.

Скинув одеяло, Дафна встала с постели и прислушалась. Из Гарриной комнаты не доносилось ни звука. Было шесть часов утра и возможно, он все-еще спал. Но Дафна сомневалась. С него станеться просто наложить заклинание тишины, чтобы не беспокоить семью. Дафна улыбнулась: его семью. он стал называть их семьей и ей очень это нравилось. Как многое изменилось после первого его визита девять месяцев назад. Как много изменилось между ними. В начале она надеялась избавиться от него так быстро на сколько это было возможно. А теперь она надеется, что он останеться здесь на долго.

Она поднесла руку к губам. Он целовал их несколько часов назад, перед тем как отправиться спать. - Мы победим, Дафна, - пообещал он ей. И она поверила ему. Она не хотела покидать Хогвартс, она любила школу, большинство учителей - Не так сильно как любимого маленького профессора заклинаний и мадам Помфри и она любила своих друзей. НО они переведуться в Толедо если Дамблдор вновь победит. Она до скрежета сжала зубы. Нет, он не победит.

Надев домашнюю мантию из японского шелка - подарок сестры - и обычные тапочки, она скользнула к двери Гарри. Удивленно, она обнаружила, что кто-то работает внутри. Кто-то зло бормотал и это был не Гарри. Она открыла дверь и обнаружила, что Паддок убирал и чистил комнату. Он как раз укладывал чистые простыни на кровать. Гарри не было ни где видно.

- Паддок, что ты делаешь?

Угрюмый домовой эльф повернулся и скривился.
- А на что это похоже? Убираюсь, разве не видите, хозяйка?

Дафна усмехнулась. Паддок всегда был брюзглив и имел острый язык. Но он был невероятно преданным и однажды даже спас маму от тяжелых ранений или даже смерти после автокатастрофы. Они позволили ему вести себя подобным образом и с юмором воспринимали его ворчание. Но что-то серьезное должно было произойти, чтобы он был здесь в такой час.

- А Гарри?

- А он не убирает. - Паддок пробормотал еще что-то на счет юнного хозяина не имеющего не малейшего понятия о нормальных приказах и только и могущего, что разводить бардак, а потом пояснил:
- Он внизу на кухне вместе с Сидди. - Не говоря больше ни слова, он развернулся и продолжил чистить комнату. Улыбнувшись в последний раз и слегка нахмурившись, Дафна развернулась и направилась в кухню.

***

Первое, что она заметила был запах. Шоколад и тесто - такой запах исходил из тарелки , накрытой большой тряпкой. Затем только шум и смущение. Домовые эльфы носились по кухне, либо работая на месте либо подготавливая стол. Обычно он использовался домовыми эльфами, но теперь его увеличили в размерах. Теперь он подходил и для людей и двое эльфов стали сервировать его кружками и тарелками. Сидди сидела на буфете и широко открытыми глазами смотрела на Гарри. Он использовал сковороду, чтобы приготовить голубичные блины. Вид работающего Гарри был чертовски хорошим. Определенно, это решало тайну плохого настроения Паддока.
- Молодая хозяйка не предназначена для кухни, - в последний раз он отругал ее когда она хотела удивить маму и сама приготовить завтрак. Паддок воспринимал людей работающих на его кухне, как личное оскорбление, как знак того, что он не в состоянии справиться со своей работой. Не удивительно, что Гарри был достаточно упрям, чтобы убрать его со своего пути.

- Оставь тарелку в покое, - приказал Гарри, не смотря в ее сторону. Дафна поспешно отошла от стола где она пыталась снять тряпку с тарелки и посмотреть что там. С элегантным щегольством он бросил последний блин в стопку, а сковороду поставил на плиту. Только затем он обернулся и улыбнулся Дафне. Он счастлив и расслаблен, подумала Дафна. Работа на кухне творит чудеса по улучшению его настроения.

Еще до того, как она поняла, что происходит, Гарри подошел к ней, обнял за талию и притянул к себе.
- Доброе утро, сладенький пирожок.

Дафна нахмурилась и было открыла рот, чтобы отругать его за такое жуткое прозвище, но была остановлена его губами приникшими к ее.
- Надеюсь тебе спалось хорошо без меня? - прошептал он, заставляя ее покраснеть. Свирепо взглянув на него, она толкнула его в плечо.

- Ты грязный... и весь в муке. - Нахмурившись она стряхнула муку с рубашки. Еще до того, как она продолжила вытирать его лицо, явный признак его работы на кухне, он наклонился к ней и потерся лицом, вместе с оставшейся на нем мукой, о ее мантию как ласковый щенок.

- Гарри, - она оттолкнула его. - Это ужансно.

- Ты говоришь, что я ужасен? - надулся он.

- Да не ты, твое поведение. - Ты обожаемая милашка, подумала Дафна с улыбкой.

- А я? - спросил он с широкой самодовольной усмешкой и медленно скользнул в ее сторону. Дафна сделала шаг назад, пытаясь избежать Гарри и его голубичные руки. Над его плечом, она увидела широко улыбающуюся Сидди, наблюдавшую развернувшуюся сцену. Мы ведь не одни, осознала Дафна потрясенно. Поспешно осмотревшись, она поняла, что все смотрели на них. Она попыталась ускользнуть, но рефлекцы ловца позволили Гарри схватить ее.

- Ты... весь в муке... И липкий... И полон голубики... и....

Он поцеловал ее и все недовольство было тот час забыто. Он отклонился на растояние не больше ладони и улыбнулся:
- Привет тебе.

Он наклонился вперед, чтобы вновь ее поцеловать, как кто-то прокашлялся позади них.
- Я слышала, что завтрак готов.

Дафна покраснела до корней волос, Дафна заметила вошедших маму и бабушку, одетых в мантии, широко улыбающихся, стоящих недалеко от них и наблюдающих за ними. Глаза бабушки не отрывались от мучного отпечатка на ягодице Дафны. Возможно, и не так плохо, подумал Гарри, что Сайрус Гринграс не является типичным отцом, прогоняющих всех развратных парней своей дочери.

- И как давно вы здесь? - кротко спросила Дафна.

- Достаточно давно, - усмехнулась Агата и направилась к столу.

Дафна почувствовала, что ее подняли с пола и нежно понесли к ее месту.
- Я в состоянии идти, спасибо конечно большое, - прорычала она.

- Ты еще красивее когда злишься.

Ее румянцу не помогали ни комментарии ни улыбки семьи.

- Кто хочет блинчик?

***

Час спустя, они все еще завтракали. Августа, Невилл, Гермиона вместе с Анной и Ремусом присоеденились к ним. Все избегали разговаривать о сегодняшнем дне, о заседании совета. Но все только о нем и думали. Дафна снова взглянула на пустое место рядом с собой. Гарри, предоставив всем оладьи, покинул кухню несколько минут назад. Дафна знала куда он направился и приказала Сидди приготовить два дополнительных места. Как и ожидалось, он вернулся несколько минут спустя вместе с тетей и кузеном. Оба широко открытыми глазами уставились на стол и , казалось, не хотели присоеденяться к трапезе. Гарри встал между Петунией и Дадли, схватил их за руки и потащил за собой.

- Тетя... Это мои лучшие друзья: Гермиона Грейнджер, ее парень - Невилл Лонгботтом и его бабушка Августа. Вон тот молчаливый человек - Ремус Люпин.

Петуния слабо кивнула и слегка улыбнулась.
- Я помню его со свадьбы Лили. Вы были самым разумным среди ее друзей.

- Привет, Петуния, - кивнул Ремус. - Я рад, что ты... - Он остановился, не зная как закончить фразу. Что ты теперь та кто ты есть? Что ты больше не гарпия? После короткого кивка своей девушки, Гарри подвел Дадли и Петунию к пустым местам рядом с ней. Оба вели себя крайне застенчиво следующие минуты. Не смотря на то, что они были гостями уже четверо суток в Пенегрю меноре, они большую часть времени избегали встречаться с жителями менора. Только Анна, которая лечила Петунию, провела с ними больше нескольких минут. Гарри бросил в сторону Дафны умоляющий взгляд, просящий нарушить возникший лед и та согласно кивнула.

- Чем бы ты хотел заняться в дальнейшем, Дадли? - любезно спросила она. Он только пожал плечами и уставился в тарелку. Дадли не был голоден и не желал есть много. Он только съел несколько крошечных кусочков, разительный контраст с прошлой неделей. - Гарри говорил мне, что ты хорош в спорте. - Дадли оторвался от созерцания тарелки и скользнул взглядом по кузену, не зная как себя вести с ним теперь. - Возможно, ты мог бы потренироваться в нашем спортзале. Я не очень хороша в этих вещах, но Гарри и Невилл могли бы составить тебе компанию.

Невилл и Гарри свирепо взглянули на нее, Роксана улыбнулась, а Гермиона едва смогла подавить усмешку.

- Я бы хотел этого, - кивнул Дадли с застенчивой улыбкой.

Гарри счастливо улыбнулся своей девушке. оставь вытаскивание Дадли из оболочки ее чарам. Он не мог забыть прошлого, но без музыкальной шкатулки в их жизни, он готов был дать тете и кузену второй шанс. Чем бы ты хотел заняться дальше? спросила Дафна. А что на счет Петунии? Заинтересовался Гарри. Она никогда не упоминала о своих мечтах, по крайней мере рядом с ним.

- Петуния? - начал медленно Гарри. - В детстве, у вас были мечты о вашем будущем? Я имею в виду, вы всегда хотели быть только домохозяйкой или... - Он указал на кузена:
- Дадли покинет дом через несколько лет. Что вы потом будете делать?

Петуния вздохнула, сконцентрировалась на племянике и попыталась проигнорировать взгляды устремленные на нее.
- Я хотела быть матерью, хотела семью, дом и сад. Но я также хотела учиться.

- Учиться? - Возможно, не стоило так открыто демонстрировать своего удивления, но он ни как не ожидал подобного ответа. Но если подумать как следует, то возможно этого и следовало ожидать. Его мама была самой блестящей ведьмой в Хогвартсе пока туда не поступила Гермиона. Петуния просто не могла быть такой тугой как она иногда казалось. Неужели она прятала свой интелект из-за своего мужа? Возможно, Вернон реагировал как старый Дадли, вечно завидующий всем, кто хоть капельку умнее его.

- Я хотела заниматься прикладной математикой, изучать проблемы такие как: на сколько мощными должны быть опоры моста, на сколько сильной должна быть стальная балка, чтобы выдержать землетрясение и какой срок эксплуатации должны иметь машины. - Гарри только знал основы математики, но быстрый взгляд на трепетное лицо Дафны подсказал ему, что это были чрезвычайно сложные области прикладной математики. - Именно, из-за этого я познакомилась с Верноном. Я проходила стажировку в его компании.

- Почему ты бросила это, мам? - изумленно спросил дадли. По видимому, эта сторона его матери была для него также новой.

- Твой отец... - пожала плечами Петуния. - Он хотел, чтобы я была дома. - На мгновение в ее глазах промелькнула печаль, но она быстро справилась с собой.

- Сейчас вернусь, - Прошептал Гарри и вышел из-за стола. Спустя несколько минут он вернулся и положил книгу рядом с Петунией. Дафна тот час же узнала, что это была за книга и одобряюще улыбнулась парню. Это была блестящая идея.

- Это книга по нумерологии, она принадлежала маме. Она пользовалась ей на третем курсе в Хогвартсе. На сколько я знаю, нумерология очень близка к математике. Возможно, вам следует взглянуть. Но вам стоит поговорить об этом с Гермионой или Дафной.

Нежно, Петуния взяла в руки книгу. Книга Лили.
- Я взгляну на нее. Спасибо, Гарри.

***

Хогвартс, кабинет директора. 18 апреля, вторник, утро.

Холодные голубые глаза быстро просматривали передовицу Придиры. Это был дополнительный выпуск и только взглянув на фотографии внизу страницы, он чуть не получил удар. Это не могло быть совпадением, он знал, эта статья была напечатано именно сегодня. Он должен остановить Лавгудов от написания статей о Поттере и распространении лжи. Но для начала он должен остановить Уизли. Какая досада. Артур долгое время был его любимцем. И то, что он решил предать его теперь, было неприятным сюрпризом. После совета, он должен будет уничтожить его репутацию, он должен показать всем, что больше не будет выносить лжи. И он должен вернуть Молли обратно, чтобы она взяла контроль над семьей. Это было необходимо для общего блага. Со вздохом, он откинул не нужные мысли и вновь сконцентрировался на статье.

***

Семья хочет, чтобы слава вышла наружу

Луна Лавгут

***

Его глаза вновь и вновь возращались к картине. Петуния Дурсль в простеньком платье сидела в кресле, в ее глазах была смесь усталости и печали. Позади нее стоял Гарри Поттер вместе со своим кузеном - Дадли Дурсли. Рука Гарри лежала на плече тети, вторая покоилась на спине брата. Не должно быть так. Между ними должна была быть только ненависть и отвращение. Как такое могло произойти?

***

Я отчетливо помню тот день когда мой отец впервые рассказал мне о мальчике, который выжил. Тогда мне было шесть лет и я не осознавала, что есть что-то странное во всей его истории, что годовалый малыш смог одолеть самого злого волшебника. Для меня он был величайшим героем на свете и я мечтала только о том, чтобы однажды встретиться с ним. Моя лучшая подруга - Джинни Уизли и я провели все наше детство, мечтая о нем. Неоднократно мы дрались не в состоянии решить кому он достанется в конце-концов. Наконец, мы твердо решили позволить ему выбрать самому между нами. Но это должна была быть кто-то из нас, ни кто больше не заслуживал иметь в мужьях Гарри Поттера - мальчика, который выжил.

Затем, мы впервые встретились с ним. Нам было одинадцать лет, а ему двенадцать. Наши мечты сбылись, даже больше чем мы надеялись, поскольку, он не был типичным героем. Да, он был невероятно храбр, но он также был крайне дружелюбным, заботливым, иногда застенчивым и всегда верным другом.

Единственное кем он не был это счастливым мальчиком, который выжил.

***

Со все возрастающей злостью, Альбус прочел статью, прочел описание жизни Гарри. Начиналось все со смерти его родителей и того, насколько бы Гарри был бы счастливее если бы смог провести с родителями больше лет. Затем шла еще одна фотография: Альбус Дамблдор с ребенком в руках на пороге дома Дурслей. Единственным источником этой фотографии могли быть только воспоминания Минервы. Как она могла предать его?

Далее было описание первых десяти лет жизни у Дурслей. Гарри живущий в чулане под лестницей, Гарри получающий новую комнату с решетками на окнах и засовом, чтобы запирать дверь. На другой фотографии Гарри был в поношенной одежде, раньше принадлежавшей его кузену - Дадли. Мальчик был слишком худ и мал для своего возраста.

Он должен был работать в доме и саду, пояснил Дадли Дурсль нашему корреспонденту. Я никогда не выполнял работу по дому, всегда получал самую лучшую пищу в то время как очень часто у Гарри просто не было сил, чтобы съесть те объедки, которые ему были положены. Я и мои друзья преследовали любого, кто хотел быть его другом. И поскольку я плохо учился в школе, ему приходилось также учиться плохо. Теперь, в первые увидев домашних эльфов, я понял, что мы относились к нему гораздо хуже. Кто-то рассказал мне о семейной защите и мне стало интересно, а видел ли он когда-нибудь в нас семью? Сильно в этом сомневаюсь.

Альбус не ожидал, что Гарри решит поделиться своей частной жизнью подобным образом. Определенно, это вновь была вина сучек Пенегрю. Альбус изображался в виде врага рода человеческого, не желавшего следовать желаниям родителей Поттера ни убедиться в его благополучии. Ему надо будет доказать, что кто-то вмешался в воспоминания Дурслей. Надо доказать, что у Гарри было счастливое детство. Или будет лучше объяснить почему он так поступил? Что он хотел, чтобы Гарри вырос нормальным человеком. Ему надо подумать над этим.

Его мама никогда не желала, чтобы ее сын рос вместе с ее сестрой. Не потому, что она не любила Петунию, а просто потому, что она знала о трудностях с которыми приходится сталкиваться детям обладающими магическими способностями в магловском мире. Я полагаю, что все маглорожденные и большая часть полукровок легко поймут о чем идет речь. Каждый сквиб будет знать нечто подобное: зависть сестер и братьев, трудности родителей, которым надо понять свое дитя, похожие, но и совершенно другие также.

Сестры Петуния и Лили росли как любящие друг друга сестры. Но магия создала пропасть между ними. Когда Лили отправилась в Хогвартс, ее сестра осталась дома. В дальнейшем можно ожидать множество стычек и ссор. Все усугубилось после смерти их родителей. Пожиратели смерти убили их, чтобы ранить Лили Поттер, но вместе с тем, они ранили и Петунию Дурсль. Магия украла у нее сестру и убила родителей. Как могла магла Петуния не ненавидеть магию?

Не удивительно поэтому, что Петуния Дурсль ненавидела магию всеми фибрами своей души. И в этот момент на ее пороге появился Альбус Дамблдор, пошедший против желаний Лили Поттер, и просящий принять на воспитание Гарри Поттера. Она не отослала его прочь, а приняла ребенка.

- Ты никогда не оставляешь семью позади.

Вы наверное думаете, что это девиз какой-нибудь чистокровной семьи? Вы ошибаетесь. Магла Петуния Дурсль следовала этому девизу тоже. Но у нее не было шансов полюбить мальчика, не было шанса стать ответственным родителем, которым она безусловно являлась бы вне зависимости от ненависти к магии. Вы спрашиваете меня зачем?

Альбус кивнул. Поспешно, он перевернул страницу и продолжил чтение. С каждым следующим предложением его давление поднималось. Они знают, Они могут знать - невозможно.

Три причины: ложь, поддельные воспоминания и чары принуждения.

Альбус был в ярости.

Было бы откровенно легко ненавидеть Петунию Дурсль и всю ее семью за то, что они сделали с Гарри. Было бы легко презирать ее и думать: Она же - магла, этого и стоило ожидать от такой как она.

Но что если кто-то вмешался в ее воспоминания? Что если кто-то наврал ей тем самым усилив ненависть к магии и отдалив ее от сестры? Ведь так легко изменить память, так легко стереть из памяти радость и любовь связанную с сестрой. А еще легче изменить эмоции, уменьшить любовь и увеличить все негативные эмоции с помощью чар. И этот кто-то не маглорожденный, а чистокровный волшебник.

Я бы не сказала, что Петуния была бы лучшим опекуном для Гарри даже без вмешательства в ее чувства и разум. Более того, я знаю, что обе сестры не хотели, чтобы она воспитывала Гарри. Но я также знаю, что у нее не было шанса показать себя настоящую. Теперь, когда ее разум принадлежит ей, когда ее память вернулась, а чужеродное влияние сломлено, у нее появился новый шанс. Гарри желает предоставить ей этот шанс, не смотря на их прошлое.

Я только надеюсь, что вы все позволите и Петунии и Гарри воспользоваться этим шансом стать семьей. Не вмешивайтесь в их отношения больше.

***

Хогвартс, большой зал. 18 апреля, вторник, день.

Все студенты покинули зал после обеда еще час назад. Хотя считалось, что совет попечителей был открыт для публики, особено первая часть посвященная Дамблдору, но так было только в теории. Давление любопытнх было настолько сильным, что невозможно было сделать заседание открытым для всех желающих. На заседании было так много родителей, журналистов и министерских сотрудников, студентам только по разрешению деканов разрешалось посетить этот совет. В центре стоял огромный стол за которым должны были сидеть попечители - девять на длиной стороне, трое на короткой. Чуть в отдалении были места для Альбуса и свидетелей. Слева расположились министерские сотрудники, окружившие кресло самого министра. Он как и все присутствующие был только зрителем, но его присутствие говорило много о важности этого дня. И это был первый звоночек для Дамблдора, что это заседание будет более серьезным, чем он расчитывал.

Гарри, окруженный друзьями и семьей, занял место справа, чтобы смотреть прямо в лицо Дамблдора. Позади него, слегка замаскированая от любопытных взглядов других, сидела Петуния вместе с Эммой Грейнджер. Они не были единственными маглами в зале, но, определенно, привлекали всеобщий интерес. Неоднократно, кто-нибудь указывал на Петунию и шептал что-то своему соседу.

Странным было присутствие Сайруса Гринграсса. Он вежливо и холодно поприветствовал семью и протянул руку Гарри для рукопожатия. Слегка колеблясь, он принял его руку, недоумевая почему патриарх семейства решился проявить подобный жест.

- Желаю, чтобы все закончилось в твою пользу, - заявил он, кивнул напоследок и удалился.

Сбитый столку, Гарри огляделся. Роксана только пожала плечами, а Нарцисса Малфой, сидевшая чуть в отдалении с сыном Драко и Асторией, округлила глаза и слегка улыбнулась. Гарри улыбнулся в ответ. Да, размышлял он, она меняется. Он был удивлен, когда услышал от Сириуса об их последнем разговоре. Нарцисса пообещала ему, что поможет востановить его в правах главы рода Блэков. На взаимных правах, она потребовала, чтобы он поддержал ее в семейных вопросах. По видимому, не все было в порядке в доме Малфоев. Но сейчас, имея Люциуса в качестве доверенного союзника, они должны были молчать об этом.

Кажется, будущее будет интересным, размышлял Гарри.

Слегка слева, было место для журналистов. Луна сидела там, вместе с Коллином и отцом. Она просто смотрела на стол своими мечтательными глазами, полностью игнорируя тот факт, что сегодня она была самой известной журналисткой. Ее отец сиял от гордости, на его лице было написано желание орать от радости и сообщать всем, что она - его дочь.

Дамблдор, не в такой цветастой мантии, как ожидалось, сидел за маленьким столом, пытаясь сделать уверенное выражение лица. Смотря в свои бумаги, он бормотал что-то себе под нос, очевидно, подготавливаясь к опровдательной речи.

Сегодня тебе ничего не поможет, про себя прошипел Гарри. Твое время подошло к концу.

***

Попечители вошли в зал и с достоинством заняли свои места. Одним попичителем была древняя Гризельда Марчбанкс, являющаяся также членом экзаменационной комиссии и уже традиционным членом совета попечителей. Двое членов были связанны с четырьмя факультетами. Но большинство членов совета были родители нынешних учеников.

Гарри улыбнулся Агате Гринграс, сидевшей между Августой Лонгботтом и Флорианом Дэйвисом - отцом капитана квиддичной команды Равенкло - Роджером Дэйвисом. Естественно, он также заметил и Люциуса Малфоя. Темнокожая женщина с волосами цвета вороного крыла, сидевшая рядом с ним, без сомнений была матерью Блейза Забини. Двое членов - каждый со связью с Хафлпаффом и Грифиндором - были ему не знакомы, но последнего члена совета попечителей, он уже неоднократно встречал после начала турнира - Амоса Диггори.

- Не могу в это поверить, - горячо прошептала Гермиона. - Это же мистер Блоттс. - Она указала на мага с пепельного цвета волосами сидевшего за короткой частью стола между Амелией Боунс и жабоподобной ведьмой в нелепой розовой кофточке.

-Кто? Боттс? - прошептал в ответ Невилл. По крайней мере, я не единственный, кому это имя ничего не говорит, усмехнулся Гарри.

- Блоттс из Флориш и Блоттс, - шепотом пояснила Дафна.

Гарри изумленно вытаращил глаза. Естественно, он сидел между двумя единственными ученицами, кто мог узнать книжного магната.

- Что он здесь делает? - шепотом спросила Гермиона. - Как думаешь, я могла бы поговорить с ним позже?

Теперь глаза округлил Невилл, но взглянув в другую сторону, он погладил свою девушку по руке.

- Бабушка говорила, что он здесь из-за второй части. Они хотят, чтобы он дал информацию о стоимости, доступности и выбора книг для новых курсов, которые они намереваются ввести в следующем году. Амелия здесь в качестве наблюдателя от Дмп и на случай если понадобиться сделать нечто большее в деле Дамблдора. А жаба это не кто иная как сука... Амбридж, - Она мгновено поправила себя после покашливания со стороны мамы. - Она из министерства.

Гарри кивнул сам себе. Ремус рассказывал об этой Амбридж. По видимому, она была главной, кто продвегал законы против оборотней за последние десять лет. Нет, такую женщину, он не хотел бы иметь поблизости.

- Вон и Артур, - указал на Уизли Невилл. - Пора начинать!

***

Он выглядит лучше, подумал Гарри, усталый, печальный, но более сильный и уверенный.

Артур вошел в зал вместе со старшим сыном - Билом. Они ответили свирепыми взглядами на улыбку Дамблдора. Будь счастлив, что ни Чарли ни кто-то из близницов не присутствует здесь, а только Бил, превосходно себя контролирующий, усмехнулся про себя Гарри. И вместо свирепых взглядов, они бы сделали из вас, директор, кровавое месиво.

Чарли навестил Дафну неделю назад и писал ей несколько раз пока она была в больничном крыле. Костедробительное объятие и непрекращающиеся благодарности оставили Дафну, после его ухода, в потрясенном состоянии. Дафна попыталась извиниться за то, что не распознала опасность раньше, но была остановлена им: - Ни кто не мог сделать большего для моей маленькой сестры. Я никогда не забуду того, что ты для нее сделала. - Дальше была вспышка ярости, когда он говорил о Дамблдоре и что необходимо с ним сделать. Вырывание рук и кормешка ими вместе с собственным языком, было самой безобидной угрозой.

Да, будь счастлив, вновь усмехнулся Гарри, что Чарли здесь нет.

- Мистер Уизли, - обратилась Августа Лонгботтом к главе семейства Уизли. - Вы пожелали подать официальную жалобу на Альбуса Дамблдора. Перед тем как начать, я хотела бы спросить вас: вы желаете продолжить? Согласились бы вы на возмещение вместе с извенениями Альбуса Дамблдора?

На лице Дамблдора появилось выражение будто он надкусил лемон. Но, к его счастью, Артур не пожелал останавливаться сейчас.
- Я желаю продолжить, - заявил он твердым голосом. Я никогда не слышал, чтобы он так говорил, подумал Гарри. Он всегда так мягко выражался. - Я не приму ни извенений ни другой компенсации. Я хочу подать оффициальную жалобу и требую отставки директора Дамблдора. Если вы не последуете моим желаниям, я заберу своих детей из школы.

Дамблдор покачал головой, выражение его лица было несчастным но не обеспокоенным.

Уизли не достаточно важны. Потерять их в качестве учеников будет не большой потерей.

Гарри смотрел в сторону Дамблдора, когда Дафна слегка ударила его. Она кивнула в сторону Артура и он понял.

- Леди Лонгботтом? Могу выразиться я?

Дамблдор нахмурился, но Августа кивнула:
- Это необычная просьба, но вы можете говорить до того, как мы продолжим. Но только в этот раз, только потому, что мы не начали оффициально.

- Спасибо, леди Лонгботтом. - Гарри почувствовал одобрительную улыбку мамы, которая оценила его старания. - Я хотел только добавить, что я и мои друзья поддерживаем Уизли в этом вопросе. Если совет попечителей не удовлетворит просьбе мистера Уизли, мисс Дафна Гринграсс, мистер Невилл Лонгботтом, мисс Гермиона Грейнджер и я также покинем школу. Нам будет очень жаль покидать хогвартс, поскольку мы любим это место, любим наших преподавателей, друзей и сокурсников. Но мы больше не в состоянии терпеть такого директора и его постоянные вмешательства в личную жизнь. Еще раз спасибо, леди Лонгботтом, - гарри поклонился и сел на место.

Шепотки наполнили зал после этого заявления. Дамблдор выглядел потрясенным, а Августе понадобилось некоторое время, чтобы успокоить зрителей.
- Спасибо вам, мистер Поттер. Теперь, я объявляю заседание оффициально открытым. Мистер Уизли, пожалуйста, начните со своей жалобы.

***

Следующий час прошел в волнении. Артур рассказал о последних годах, начав с самых первых событий первого курса связанных с Гарри и Роном. Он рассказал про запретный лес и об отсутствии защиты в той безрассудной прогулке. Это была история связанная с наказанием, которое они проходили под надзором Хагрида. Когда он начал рассказывать про запретный третий этаж и пушка, Дамблдор попытался остановить его.
- Некоторые вещи не предназначены для общественности.

- Ерунда, - вмешалась Амелия Боунс. - Уважаемые леди Лонгботтом и члены совета, я говорила с мистером Уизли и он вам расскажет все без утайки существенных деталей.

Августа кивнула с таким видом будто не знала этого раньше.
- Вы можете продолжать, мистер Уизли.

И он продолжил. Он рассказал о комнате с некоторыми магическими артефактами, преподнеся это так, что эта комната представляла наивысший интерес для темных мотивов.
- Совершенно не мыслемо, что директор спрятал подобный артефакт в этом месте. Министерство или Гринготс были бы более надежными хранителями. Рассказать об этом ученикам и даже указать им на это нельзя назвать ни как кроме бесшабашностью. Ни магического замка, ни возрастной линии, ни сигнальных чар, предупреждающих директора, что кто-то из студентов пытается проникнуть в запретный коридор и сломать защиту. - Он свирепо взглянул на Дамблдора:
- Был ли это тест, Альбус? Тест для Гарри Поттера? Тест, заставивший моего сына провести неделю в больничном крыле?

Альбус не ответил.

***

Он опускает детали, размышлял Гарри.

Артур продолжил рассказывать о событиях второго курса Гарри, но в этой истории он ни слова не упомянул о Люциусе Малфое, возможно, поскольку не было прямых доказательств. Он также не упомянул, что книга пренадлежала Тому Реддлу. Он описал ее как темномагический артефакт неизвестной природы с заклятием империо, заставляющая жертву открывать тайную комнату.

- Не мыслемо, что ни кто не осознал опасности. Защита школы ни как не отреагировала? Ни кто из преподавателей не заметили странного поведения моей дочери? Ни кто не осознал причины окаменения? Он действительно должен был ждать пока подростки решать эту загадку? Я не могу в это поверить. Не смотря на мое низкое мнение о поведении директора Дамблдора, я разделяю высокое мнение совета о его способностях. Он должен был знать об этих вещах. Так почему же он не отреагировал ни как? Был ли это очередной тест? Может он был заинтересован в том, чтобы в замке присутствовал дух опустошения, смущения и страха?

- Директор, где сейчас эта книга? - требовательно спросила Августа.

- Она была разрушена.

- Полностью? На сколько я слышала она была только проткнута. По словам мисс Джинни Уизли она была все еще узнаваема после событий, а по словам мистера Гарри Поттера, он вручил ее вам после всего случившегося.

- Да, - пошел на попятную Дамблдор. - Я имею в виду, что магия была разрушена. Сам объект все-еще существует.

- Я требую, чтобы вы вручили эту книгу в руки главы ДМП, - с боку вмешалась Амелия Боунс.

- Я поищу ее после заседания, - мягко улыбнулся Дамблдор.

Амелия грозно взглянула на него. Позже, он найдет оправдания, осознал Гарри. Но почему он хочет сохранить ее?

- Я думаю, что мы могли бы воспользоваться перерывом для этого, леди Лонгботтом, - растягивая слова на манер Малфоя, неожидано для всех произнес Гарри. - Директор Дамблдор мог бы воспользоваться свободным временем, чтобы принести ее. После перерыва, я мог бы опознать ее, так что не будет ни каких недоразумений.

Теперь, он ненавидет меня, усмехнулся Гарри. Хорошо старик, мне это нравится. Ты даже не представляешь какие неприятности я готов взвалить на тебя, за ту боль что ты мне причинил.

- Прекрасная идея, мистер Поттер. Мы сделаем пятнадцатиминутный перерыв. Директор Дамблдор, я ожидаю , что эта книга будет лежать на моем месте когда я вернусь.

***

После перерыва, дождавшись когда Дамблдор с каменным лицом, вручит книгу Амелии, Артур кратко рассказал о событиях третьего курса. По счастью, Гермиона знала о его заявлении, иначе она бы отреагировала, когда Артур стал рассказывать об опасном существе - Клювокрыле.

Гарри усмехнулся, когда подумал, что Дамблдор не сможет объяснить исчезновение Клювокрыла , не рассказав при этом всем, что он был частью этого.
- Я понимаю желание продемонстрировать нашим детям гордое и интересное существо такое как гиппогриф. Я даже поддерживаю идею, чтобы они входили в учебный курс. Но я требую большей безопасности на уроках с целью предотвращения последующие ранения.

Гарри вытаращил глаза, когда Люциус Малфой кивнул в знак поддержки. Действительно ли их союзник стоил того?

- А затем, на моего сына дважды напал Сириус Блэк на територии Хогвартса. Я понимаю, что существуют серьезные сомнения в его виновности в тех приступлениях в которых он обвиняется. Но на тот момент, он был разыскиваемым преступником и Дамблдор не смог предотвратить эти нападения.

Гарри не нравилась эта часть жалобы, но все же он понимал, что существует главный принцип - безопасность учеников. А Сириус в том состоянии действительно представлял опасность, не то, чтобы его можно было винить за это.

- Последнее, что я хотел сказать касательно того года это профессор Ремус Люпин. Я хочу открыто и твердо заявить, что у меня нет ни каких претензий к профессору Люпину. Я доверил ему жизнь своих детей и отношусь к нему как к другу. Но, как родитель, я требую, чтобы директор предупреждал совет попечителей о сущности своих преподавателей прежде чем нанимать их на работу. Он должен позволить совету попечителей - голосу всех родителей - проэкзаменовать всех преподавателей и оценить их квалификацию и профпригодность. Не приемлемо, что он скрыл эти детали от вас.

***

Группа начинает играть, подумал Гарри, когда Артур стал рассказывать о событиях текущего года.

- настроение и мнение моей дочери не принималось в расчет в этом году. Отовсюду на нее шло давление, вынуждающее ее вступить в отношения с Гарри Поттером. Это - против моих желаний. Было крайне ясно, что у моей дочери нет шансов завоевать это сердце. Посмотрите туда. - Он указал на Гарри и Дафну. Подростки сильно покраснели и сильнее сжали сцепленные руки, когда на них устремились сотни взглядов. - Только взгляните на них и скажите мне, что вы не в состоянии увидеть любовь между этими подростками. - Улыбки, кивки и даже вздохи были отчетливо видны и слышны вокруг, что заставило покраснеть их еще больше. - Мы не знаем сколь долго продляться эти отношения. Как и у каждой любви будут свои сомнения, сражения и слезы. Но мы должны дать им шанс и не желать разлучить их. Ложь, ловушки и заставлять мою дочь быть ближе к нему - это не правильно в особенности для такого человека, как Альбус Дамблдор. Не смотря на мои желания, он продолжил строить свои планы, продолжил подталкивать обезумевшую от горя Джинни к Гарри. Два месяца назад, не задолго до дня святого Валентина и второго испытания турнира, произошли серьезные происшествия. Кто-то, - он свирепо взглянул на Дамблдора, - не только воспользовался ложью, но также зельями и принудительными заклинаниями в попытке разлучить мисс Гринграсс и мистера Поттера.

Дамблдор попытался вмешаться, но ни кто его не слушал. Все слышали слухи, все читали статью в Придире: Интервью Гарри и извенения Виктора.

- Это должен был быть самым первым и счастливым днем святого Валентина из многих других таких же дней для этой пары, но кто-то разрушил его. По счастью, они смогли преодолеть этот замысел и оказались снова вместе. Дом Уизли желает вам всего наилучшего в будущей жизни. - Он слегка поклонился и Гарри встал, чтобы ответить ему тем же.

Голос Артура стал крайне суровым.
- До этих замыслов, у моей дочери была надежда снова вернуть дружбу Гарри. В их отношениях наступил разрыв из-за вспишки ярости о которой моя дочь до сих пор сожалеет. Но потом, она осознала, что у нее нет выхода. Я должен с печалью признать, что моя жена и директор Дамблдор продолжили выполнять свои планы и сделали мою Дочь заложницей для Гарри, а мисс Гринграсс для Виктора Крама. Это была явная попытка свести их вместе против их желания.

- Директору школы, - пророкотал Артур, - не должно быть ни какого дела до отношений учеников. У него нет прав вмешиваться в них.

Артур тяжело опустился в кресло и облокотился на стол. Бил что-то прошептал на ухо отцу и тот согласно кивнул. Спустя некоторое время Артур выпрямился и продолжил угрюмым голосом:
- Моя дочь не видела выхода как избежать эти манипуляции: ее матери - дома и директора - в школе, у нее не было покоя ни где. Поэтому не было ни какого выхода, кроме одного. Около месяца назад моя дочь предприняла попытку суицида.

Некоторое время стояла потрясенная тишина. Одно дело было читать об этом в газетах, совсем другое услышать о том, как девушка боролась с трудностями из уст ее отца.

- Это была настоящая, серьезная попытка, не крик помощи. Она хотела умереть, хотела покончить со всем этим. Если бы не мисс Гринграс, - Артур прервался и всхлипнул. - Я бы потерял свою дочь. Я нахожусь перед вами, мисс Гринграсс, в неоплатном долгу.

Дафна улыбнулась и слабо кивнула. Она выглядела бледной и потрясенной.

- Мистер Уизли, - вмешалась Августа на удивление мягким голосом. - Мы все разделяем ваши чувства. Как ваша дочь себя чувствует теперь?

- Спасибо, леди Лонгботтом. Моя дочь снова здорова - магически и физически. Эмоциональна она все еще не в порядке. Она сейчас дома. Мы решим летом вопрос о ее возвращении в школу. На данный момент, она получает образование, между прочим, при помощи упомянутого здесь профессора Ремуса Люпина. Я говорю это, чтобы показать, что я не против оборотней, а только против тайн.

Его слова явно пришлись не подуше Амбридж. Августа кивнула и знаком дала понять, чтобы тот продолжал.

- Письма, которые Джинни получает от Гарри и его друзей помогают ей очень сильно. Сейчас у нее снова есть надежда и я надеюсь, что в скоре она сможет забыть это или просто жить с этими воспоминаниями.

- Она - наш друг, Артур, - ясный голос Гарри разорвал повисшую тишину. - Мы не виним ее в случившемся и протягиваем ей руку дружбы. И если это заседание закончиться не в вашу пользу, мы заберем ее с собой в Толедо. Она не будет больше одна.

***

Час спустя

- Трех-головая собака никогда не представляла угрозы ученикам. Он служил лишь средством устрашения.

Дамблдор мягко улыбнулся, его глаза мерцали - полный пакет добродушного дедушки. Кто-то вставте ему кляп, от чего Дафна заработала оссуждающий взгляд от бабушки и самодовольную усмешку от Августы. Повернувшись к Дамблдору она взяла со стола какие-то бумаги.

- Как уже сказал мистер Уизли: очень странно, что вы с вашим опытом воспитывания подростков- в особенности грифиндорцев с их мировозрениями, - Гарри даже не надо было оборачиваться, чтобы понять, что профессор Снейп самодовольно усмехается, - был не в состоянии предвидеть, что один только намек на смертельную опасность на третем этаже подтолкнет не одного ученика, чтобы просто взглянуть. У нас есть множественные свидетельства, в основном от грифиндорцев, но и от учеников других факультетов тоже, что они пытались исследовать эту часть замка. Ни возрастной линии, не сигнальных чар, ни магического замка - простой алахаморы было достаточно, чтобы пробраться внутрь к этому... Существу. Цербер определенно не безвредное животное. Это хорошо тренированный сторожевой пес и не зная об их слабостях, не возможно обойти их. Нет, директор Дамблдор, к нашему сожалению, мы вынуждены согласиться с мистером Уизли, что это был своего рода тест на изобретательность определенных учеников.

***

- Я должен признать, что совершил ряд ошибок два года назад. Я не справился с событиями вокруг тайной комнаты достаточно хорошо. Возможно, я слишком сильно полагался на способности нашего знаменитого преподавателя ЗОТИ - профессора Локхарда. Мне следовало вмешаться раньше.

Гарри почувствовал, что попытка Дамблдора переложить всю вину на плечи Локхарда была ошибкой. Ни кто кроме некоторых людей не знал онедостатках таланта и характер бывшего профессора ЗОТИ. Многие до сих пор обожали его и то, что он находился сейчас в Мунго - по оффициальной информации он оказался там после сражения с василиском - только укрепило страсть к их кумиру.

- Да, вам следовало. Слишком грустно, что вам понадобилась помощь учеников, чтобы докопаться до сути проблемы. Также печально то, что вы не пожелали привлечь ДМП для помощи в этом вопросе. Между прочим, лично я сожалею о вашем недостатке деликатности в урегулировании дела связанного с мистером Поттером . Вы не прекратили распространяемые о нем слухи и не нашли нужным принести ему извенения в тот момент. Наследник Слизерина, правда? Если бы я принадлежала к семье Малфоев я бы смертельно обиделась. Вы в очередной раз продемонстрировали, что не в состоянии управлять школой, учениками и преподавателями.

Некоторое время, она холодно смотрела в сторону профессора Снейпа, а затем продолжила:
- Между прочим, у меня есть один вопрос касательно тех событий от миссис Грейнджер. - Все взгляды устремились на Эмму и выражение лица Гарри смягчилось когда он увидел, как его тетя успокаивающе сжала ей руку.

- Почему вы не проинформировали ее о состоянии ее дочери? Вы не считали это стоящим вашего внимания поскольку, мисс Грейнджер - маглорожденная? - Это заявление вызвало шквал протестов со стороны зрителей. Даже некоторые чистокровные матери присоеденились к гвалту. Не сказать матери о вещах подобно этой было отвратительно. - И почему вам понадобилось столько много времени, чтобы излечить жертв василиска? Некоторые из них провели в таком состоянии месяцы.

- Происхождение мисс Грейнджер никогда не имело влияние на мое отношение к ней и ее родителям. Я всего лишь не хотел пугать их. Мы знали, как привести жертв в чувство. Из-за не хватки финансирования, мы хотели использовать только наши мандрагоры для зелий. По счастью....

- Бред собачий.

-Мистер Лонгботтом, - Августа строго взглянула на внука и взале не было человека, который хотел бы поменяться с ним местами. Но Невилл проигнорировал ее, он был слишком взволнован.

- Давай, тигр, - прошептал Гарри и заработал легкий шлепок от Дафны.

- Да, мы использовали в зелье наши собственные мандрагоры и это существенно снизило стоимость зелья. Но действительно... Вы готовы считать кнаты и позволить вашим ученикам провести в окаменелом состоянии недели и даже месяцы?

- Мистер Лонгботтом, вы должны понять... - нравоучительный голос Дамблдора вновь был прерван Невиллом.

- Я должен понять, что ваши ученики не достаточно важны для вас, чтобы помочь им не замедлительно? Я должен понять, что ваша репутация куда важнее чем рассказ о случившемся родителям? 140 Галлеонов, вот какая была цена.

Невилл выхватил фиал из кармана.
- Мне потребовалось два дня, чтобы найти человека, который смог послать мне это. Три дня ему понадобилось, чтобы приготовить его. И все это без помощи мадам Спраут, профессора Снейпа и их связей. Да, воспользовавшись, нашими ресурсами вы сберегли сотню галлеонов. Но неужели вы думаете, что мать не предоставила бы вам таких денег, чтобы облегчить страдания своего ребенка, который лежал безпомощный, окаменелый и испытывал невообразимые муки в течении недель или даже месяцев? И даже если бы мать не нашла таких денег, неужели совет попечителей не согласился бы помочь? Нет, у вас в голове была только ваша репутация, а ученики могут и пострадать.

Невилл тяжело дышал после такой речи. Гарри улыбнулся, Дафна гордилась им, а Гермиона просто пыталась успокоить парня.
- Я сожалею о моей вспышке, бабушка. Я думаю мы обсудим мое поведение позже... Дома. - Послышались смешки. Лицо Августы выражало такую гордость за праведный гнев внука, что он мог не опасаться ни какого наказания.
- Но я правда больше не могу выносить этого вмешательства и небрежного отношения к ученикам от этого старика.

Невилл покинул свое место и теперь, Гарри был обеспокоен. Низким голосом он прорычал:
- Я никогда не забуду, что ты сделал со мной старая скотина. Ты заплатишь за это. - Под изумленные вздохи зрителей, он швырнул фиал в лицо Дамблдора и угодил тому прямо в лоб. Гарри схватил руку дрожащего друга.

- Я думаю, нам не помешает маленький перерыв, - прогремел голос Августы на весь зал. - После этого, мы обсудим последний учебный год.

***

- Совет попечителей был шокирован, услышав о событиях прошлого года, - объяснила присутствующим Августа Лонгботтом после перерыва. Пробоины в системе безопасности, позволившие Сириусу Блэку несколько раз напасть на учеников, ранение ученика от гиппогрифа, не важно, что это произошло по его вине, - добавила она с жестким взглядом. - И найм профессора Люпина без уведомления нас о его состоянии является мягко говоря странным. Вы прекрасно знали, что несмотря на мнение мистера Уизли, которое лично я разделяю, многие родители были бы обеспокоены этим выбором. Не важно, что с помощью волчелычного зелья он мог контролировать себя: вы в первую очередь должны следовать желаниям родителей и воле совета.

Она огляделась и нашла взглядом профессора Люпина.
- Я отношусь к профессору Люпину как к другу. Я наняла его для работы в моей библиотеке, где он проделал восхитительную работу. - Гарри улыбнулся: вот вам и бесплатная реклама.

- Я провела вместе с ним прошлое рождество и желаю ему всего наилучшего. Но тем не менее, я бы отказала ему в позиции преподавателя в Хогвартсе. Это не вопрос наших желаний, директор, это вопрос наших учеников и их семей. Если вы хотите нанять его, то используйте свое политическое влияние, измените законы и мнения общественности. сейчас как раз самое время. Но не действуйте так скрытно.

Дамблдор слегка поклонился, по его лицу было видно, что считает этот вопрос закрытым. Как ты ошибаешься, усмехнулся Гарри.

- Мы могли бы предположить, что это единичный случай. Но на самом деле подобное уже имело место быть. Мы хотим услышать о подобном случае произошедшим более десяти лет назад.

Дамблдор заметно побледнел, когда Августа вызвала профессора Снейпа.

***

- Профессор Люпин и я ... Мы ненавидели друг друга. Я думаю, вы можете сказать, ничего удивительного, зная его природу. Но эта ненависть не была следствием его природы. Мы были врагами из-за его поведения как ученика и отвратительного вкуса в выборе друзей.

Ему это нравится, усмехнулся Гарри.

- Пожалуйста, расскажите нам о событиях произошедших на вашем пятом курсе.

- Вы должны понять, что в те времена еще не существовало волчелычьего зелья. Оборотень, должен был изолировать себя, чтобы не нанести вред остальным. Мы с профессором Люпиным учились на одном курсе. Его состояние было известно только преподавателям и мадам Помфри. Профессор Дамблдор пытался укрыть его и предложил убежище на территории Хогвартса. Естественно, его постоянные исчезновения и плохое состояние после полнолуния были подозрительными. - Снейп скользнул взглядом по Гермионе. - Я помню, как в прошлом году, третьекурсница смогла за считаные месяцы вычеслить его не смотря на использование волчелычьего зелья. В те времена, некоторые ученики также знали о его состоянии. В одну из ночей полнолуния, один из друзей профессора Люпина завлек меня в его убежище.

Зрители ахнули, проигнорировав попытку Дамблдора вновь замять дело.

- По счастью, другой его друг - настоящий друг, - он скользнул взглядом по Гарри. - Узнал про это и в самый последний момент спас меня. Без его вмешательства я был бы укушен или даже убит.

- Какие последствия имел этот инцидент?

- Более или менее - никаких.

- Что? Пожалуйста поясните.

- Я провел в больничном крыле несколько дней, не раненый, но потрясенный до глубины души. Дамблдор навестил меня и рассказал о отработках, которые получил виновник. Он не пожелал наказать его более серьезно. Благополучие профессора Люпина и его друзей было куда важнее справедливости. Это был всего лишь розыгрыш, сказал он мне тогда.

- Почему вы не рассказали об этом ни кому? - вмешалась Амелия Боунс. - Вы были в праве обвинить этого друга в попытке убийства.

- Профессор Дамблдор запретил мне рассказывать об этом. Он даже угрожал стереть мне память если я буду жаловаться.

- Чушь! Я бы никогда...

- Заткнитесь! - проорал взбешенный Ремус Люпин. - Вы это и сделали. Северус, старая ты липкая летучая мышь, расскажи им об извинениях.

Некоторые зрители усмехнулись. Снейп свирепо взглянул на него, но кивнул мгновение спустя:
- Несколько дней спустя, оправившись после полнолуния, профессор Люпин навестил меня.

Ну что съел, ублюдок. Гарри усмехнулся, увидев, как сильно побледнел Дамблдор при этих словах. Что не ожидал, что он будет помнить об этом?

- Он извинился за инцидент и я принял извенения.

Августа позволила на этот раз Люциусу Малфою задать вопрос:
- Это конечно благородно, но что в этом такого особенного?

- Особого здесь то, что я не помнил об этом больше десяти лет. Только месяц назад, одно происшествие позволило выявить тот факт, что кто-то вмешивался в мои воспоминания и изменил слегка некоторые крайне важные воспоминания.

- Зачем бы кому-то это делать с вами?

- Чтобы повлиять на меня, - ответил Снейп:
- Чтобы повлиять на мое поведение, чтобы позволить мне ненавидеть профессора Люпина еще больше. Кто-то, - при этих словах он свирепо взглянул на Дамблдора, - влез в мои воспоминания, чтобы лучше мной управлять.

- Это существенное обвинение, профессор Снейп. Вы кого-то подозреваете?

- Это только мое мнение, - спокойно ответил Снейп. - Я проработал в Хогвартсе преподавателем больше десяти лет. Не смотря на противоположные слухи, я люблю свою работу - мне нравиться работать мастером зелий и преподавать каждый год зелья меньшим неумехам. Распространять страх среди остальных болванов, также является не плохим занятием.

Только Снейп, усмехнулся Гарри, мог говорить о своей личной работе так открыто.

- Я бы остался работать в Хогвартсе на долгое время. Но в свете недавнего инцидента, я изменил свою точку зрения. Я не могу доказать моего утверждения,леди Лонгботтом, но я не могу работать на директора, которому я не доверяю. В этом году, я освобожу занимаемую должность.

@темы: ГП/ДГ, Гарри Поттер, Перевод, Фанфик

URL
   

Мои переводы

главная