16:17 

Второй шанс. ГП/ДГ. Глава 41.

Между любовью и ненавистью

Пенегрю менор. 14 апреля, пятница, утро.

Гарри вынужден был несколько раз моргнуть, чтобы поверить в происходящее. Разумеется он знал, что профессор Снейп прибудет сегодня, но, тем не менее, это было достаточно страно. Роксана была в их компании, больше из вежливости - или, возможно, чтобы предотвратить кровопролитие - чем от реальной необходимости принимать участие в разговоре. Наверноее еще более странным, чем присутствие Снейпа, был его наряд. Вместо привычной развевающийся черной мантии, он был одет в черные джинсы, темно-зеленую рубашку и остроносые туфли.

Годный для мордобоя, с широкой улыбкой размышлял Гарри. Я и не знал, что у него могут быть такие вещи. Снейп заметил взгляд Гарри и нахмурился, но решил проигнорировать его. Вместо этого он продолжил говорить о суде проходившим два дня назад.

- Речь мисс Грейнджер была на удивление убедительной. Я был изумлен, что судьи приняли решение поддержать ее против желания... Альбуса. - Он мгновение колебался. Ему все еще было не привычно, что Дамблдор больше не директор и даже профессор было бы не верным обращением. Как теперь ему следует к нему обращаться? На несколько секунд Северус закрыл глаза. Так многое изменилось после десятилетия стабильности.

- Как только я увидел, что гермиона стоит там, - ответил Гарри с несчастной улыбкой, - так сразу понял, что она убедит их. Она это говорила искрене и это проняло даже судей традиционалистов. Я полагаю, что всем удалось прочувствовать ее искренность и понять благородные мотивы. Это шло в разрез с тем, с чем обычно сталкивался Визенгомот.

- Полагаю, что вы не были слишком рады смягчению приговора?

- Не был, - с глубоким вздохом согласился Гарри. - Я часто слышал, как Дамблдор твердит о втором шансе, но в случае Смита... Нет, я бы предпочел более надежное решение. Хотя я ничего не имею против содержания под стражей без дементоров. В прошлом году, я слишком хорошо понял, какое влияния эти существа оказывают на разум и считаю, что подобного не заслуживает ни кто. Но он должен был быть приговорен на пожизненое заключение. - Гарри откинулся на спинку кресла, его улыбка стала более мягкой. - Но с другой стороны: мы ведь говорим о Гермионе. Она просто обязана была сделать это. Это ее сущность, а ее большое сердце это то из-за чего мы так сильно ее любим. Да, я бы предпочел другой приговор, но я не зол.

Северус только скривился, но ни как не отреагировал на фразу "мы любим Гермиону".
- Я полагаю, что была также еще одна причина почему она просила о снисхождении, - ответил он с усмешкой:
- Крайне слизеринская причина.

- Я не понимаю о чем вы говорите. - Вежливое выражение лица Гарри не было убедительным, но вскоре на нем появилась усмешка. - Вы имеете в виду анти-Дамблдоровская причина?

Снейп выглядел несчастным, но только краткий миг.
- Да, определенно, он хотелбыть сильным человеком с твердой рукой, жертвующий юным мальчиком для укрепления своей репутации. Вы также как и я знаете, что не в стиле Альбуса требовать столь суровое наказание. Итак, у него были причины объявить пожизненый приговор. Гермиона, пойдя против решения Дамблдора, не только перечеркнула его планы, но и показала всем, на сколько тот может быть жестоким ради укрепления своей репутации. Как я уже сказал, очень слизеринская причина. - Снейп знал несколько моментов в которых Альбус был крайне жестоким и поэтому, Грейнджер заработала несколько очков в его глазах, перечеркнув планы старого козла.

- Называя это слизеринским поведением... Я полагаю, вы хотите перестать оскорблять Гермиону, - заявил Гарри с кривобокой усмешкой.

Снейп не ответил, но выдал предупреждение:
- Мисс Грейнджер следует быть осторожной в будущем. Может быть мистер Нотт и Смит не представляют сейчас угрозы, но вот их отцы... У них были причины для такого поведения сыновей и я боюсь, что они все еще жаждат ее крови.

- Знаю, - кивнул Гарри, его игривое настроение улетучилось, сменившись беспокойством за лучшего друга. - Мы защитим ее, - пообещал он. Его голос дал понять, что он говорит это крайне серьезно. - Я видел отца Смита на суде. У меня сложилось впечатление, что он отрекся от сына.

- Может быть, но все-же это вопрос чести и семейной гордости. И он разделяет отвращение сына к мисс Грейнджер. Каков отец таков и сын.

Гарри оставался молчаливым, размышляя о другом таком сыне, за которым он наблюдал последние месяцы.
- Как Драко и Люциус Малфои?

- Ситуация схожая. Но в отличии от Смита, у которого крайне слабая мать не в состоянии пойти против мужа, Драко посчастливилось иметь матерью Нарциссу. Поэтому на него влияют два человека. Остается только ждать кто окажет большее влияние в долгосрочной перспективе.

- Профессор, мистер Малфой ведь ваш друг, не так ли? Я слышал даже, что драко - ваш крестник.

- Он - мой друг и да, Драко - мой крестник. Я обещал защищать его от любой опасности. - Он пристально взглянул в глаза Гарри:
- От опасности любого рода. И цисси - мой друг уже очень долгое время. Они многим делятся со мной, но не всем. Поэтому, возможно, однажды мне придется решать кого поддерживать. Но не сегодня.

- Был ли мистер Малфой причиной... - Гарри прервался. Не смотря на дружеский тон беседы, все же существовали некоторые вопросы, которые ему не стоит спрашивать. На удивление Снейп не возражал.

- Вас интересует был ли Люциус причиной того, что я стал пожирателем смерти?

Гарри слабо кивнул, Роксана напряглась. Ей было также интересно, но она никогда не осмеливалась спросить. Она знала, это было слишком личным для Северуса. И это было, Роксана была абсолютно в этом уверена, одно из тех решений, о котором он сильно сожалеет.

- Он был одним из тех, кто представил меня темному лорду, но никогда не был причиной моего присоеденения к рядам пожирателей. Возможно, мы как-нибудь поговорим об этом, но не сейчас.

- Хорошо, - кивнул Гарри. Спустя мгновение он спросил напряженным голосом:
- У вас есть идеи почему Смит-старший напал на Гермиону после финала кубка мира по квиддичу?

- С чего бы мне знать об этом?

- Я подумал... - Гарри вновь прервался на полуслове. Обвинить Снейпа в том, что он был одним из пожирателей в ту ночь, было не лучшим способом заработать положительные очки. Да, к слову сказать, он никогда в это по настоящему и не верил. Или как минимум, он на это не надеялся.

- Неужели вы думаете, я был там тоже? Что у меня на столько тупая башка, чтобы бегать там, вызывать проблемы и мучить ни в чем не повинных маглов?

Гарри мгновение подумал, но затем покачал головой.
- Эта мысль приходила мне в голову, но я никогда в нее не верил.

- А почему нет? Умоляю раскажите. - Он даже усмехается, подумал Гарри. Он слишком раслаблен, очень страно.

Гарри ехидно улыбнулся:
- Я бы предпочел не объяснять мои причины.

Снейп слегка нахмурился.
- Да, и почему же нет? Боитесь, что я назначу отработку?

- Нет, - покачал головой Гарри. - Вам не нужны ни какие причины для назначения отработок. - Снейп широко улыбнулся, Роксана округлила глаза. - Но, - продолжил Гарри, - Я вынужден был бы сказать нечто приятное о вас.

- Гарри, - напустилась на него Роксана, а Снейп просто усмехнулся:
- Хорошо, такая причина мне понятна. Мы не можем позволить себе подобное. - Затем более серьезно он продолжил. - Но, отвечая на ваш не заданый вопрос, я там не был. Да, некоторые мои друзья были там, что не удивительно. И касательно Смита- старшего: я не уверен до конца. Я слышал, что он хотел вызвать более серьезные вещи нежели обычные беспорядки, с чем большинство моих друзей было не согласно.

Значит Малфой не был частью того нападения, размышлял Гарри. Хорошо.

- Возможно он просто хотел убить магла и поговорил об этом с сыном. Ну а теперь мы знаем, что как минимум Смит -младший ненавидел ее за интелект. Поэтому,я полагаю, мы можем приписать ему три попытки убийства, а не две.

- Я не могу понять, как можно ненавидеть ее за интелект. - Гарри вздохнул.

- Почему нет? Даже среди грифиндорцев есть много таких, которые презирают ее за ум. Хорошо, ее усердие возможно еще одна причина. Но ведь с самого начала были оскорбления связанные с книжным червем. Разве не это стало одной из причин нападения троля в туалете на первом курсе?

- Да, - скривился Гарри. - Она взяла вину на себя, но она побежала плакать в туалет и едва не была убита только из-за грубости Рона. Он определенно принадлежал к тем грифиндорцам, кто использовал ее для помощи в домашних уроках, но вместе с тем и оскорблял ее. - Спустя мгновение он добавил без малейшей ненависти к себе:
- И очень часто, я отварачивался в подобные моменты. Мне следовало быть лучшим другом.

- Видите, - согласился Снейп. - А для чистокровных, она была доказательством того, что не все так гладко с их чистокровным превосходством над остальными. Если убить ее, то и доказательства не будет.

Гарри оставался молчаливым некоторое время. Снейп был прав. Для таких как Смит и Малфой, Гермиона была кислым пятном в их жизни. Не было сомнений, что она лучшая ученица в Хогвартсе, по крайней мере, что касается теории. А то с какой скоростью она осваивала новые заклинания было просто чудом.

- Кстати, я очень счастлив, что вы больше не... Не докучаете ей как раньше. И Невиллу тоже.

Снейп покачал головой:
- У меня были причины, чтобы изменить к ней свое отношение. Она не такая раздражающая как раньше. Она изменилась и мистер Лонгботтом тоже. Мисс Грейнджер стала более расслабленной и не горит желанием выпендриться на каждом уроке. И она стала чаще использовать мозг вместо бездумного чтения и конспектирования. Я слышал о некоторых ее изобретения в зельях для близнецов. Некоторые из них продемонстрировали ее изобретательность. Но я запрещаю вам говорить ей об этом, - он сурово взглянул на него.

- Что вы, я бы не осмелился, - мягко улыбнулся Гарри.

- А мистер Лонгботтом удивляет день ото дня после нового года. Должен признать, что никогда не понимал обожания мадам Спраут, но он делает настоящие успехи. Для безопасности моей лаборатории, надеюсь, что их отношения с мисс Грейнджер выдержат проверку временем.

- Мы все на это надеемся, каждый по своим причинам.

Снейп вновь стал серьезным:
- Но не думайте, что это как то меняет моего мнения о вас. Я возможно помогу вам сегодня, но по прежнему считаю, что вы противный нарушитель правель, которому многое сходило с рук в прошлом.

Гарри не возразил на заявление Снейпа и только спросил:
- Почему вы помогаете мне? Я знаю, что у вас был договор с Дафной, но ведь Нотта уже нет в Хогвартсе. Теперь у вас нет причин выполнять свою часть сделки.

- Да могу, но как вы заметили: я заключил договор. Я дал слово мисс Гринграсс, а я не нарушаю своего слова. - Его голос был серьезным и не оставлял ни каких сомнений, что его слово значит для него многое.

Роксана улыбнулась. Она молчала большую часть времени и только наблюдала и наслаждалась за тем, что Гарри и Снейп могли вести конструктивную беседу достаточно продолжительное время. Они не были друзьями, но не прятали за словами оскорбление и ненависть.

- Вы... Вы давали обещание защищать меня?

- Что заставило вас так подумать? - Снейп напрягся и сильно нахмурился.

- С самого начала, когда наши отношения были крайне плохими, вы постоянно защищали меня: Квиддичная игра на пример где вы защитили меня от проклятия Квирелла. И в прошлом году, последовать за нами в визжащую хижину было крайне рисковано. У вас не было причин так поступать. Гермиона никогда не верила, что вы умышлено подвергли бы меня опасности. И оглядываясь назад, я разделяю ее мнение.

Снейп молчал очень долго и Гарри начал думать, что он не ответит. Тем не менее, он был удивлен услышать ответ, который Снейп задумчиво прошептал.
- После смерти вашей матери, я пообещал ей, что пригляжу за вами. Я почти предал ее, когда последовал приказу Альбуса не показываться в доме вашей тети. Я больше не придам ее. - Он слегка нахмурился:
- Не смотря на мое мнение о вас и вашем поведении.

- Стала ли она причиной того..., - прошептал Гарри, - что вы покинули ряды пожирателей смерти?

- Да. - Снейп произнес только это слово и его тон дал понять, что он не будет сейчас объяснять ничего. Но для Гарри и этого было достаточно.

***

- Ваша тетя ожидает нас. Я позвонил ей несколько дней назад. Она не была довольна. Ваших дяди и кузена там не будет.

- Как вы убедили ее?

- Деньги, - пожал плечами Снейп. - Ваша крестная дала мне двадцать тысячь фунтов, это около тысячи галлеонов, чтобы убедить ее принять в этом участие. Это более чем достаточно за отвратительный вечер, даже для нее.

Она продала воспоминания о моей матери, от этой мысли Гарри пришел в ярость. Он ненавидел тетю Петунью долгие годы, но этот поступок только усилил ненависть и отдалил еще дальше последнего его кровного родственника. Он правда надеялся, что у нее возникнет последний всплеск сестринской любви, но, определенно, он ошибался. Гарри глубоко вздохнул и попытался выкинуть эти мысли из головы. Только один, самый последний день с ней, размышлял Гарри. После него, я никогда больше не увижу ее.

***

Дом Грейнджеров. 14 апреля, пятница, середина дня.

- У вас крайне милый дом, миссис Грейнджер. - Августа Лонгботом уже несколько часов гостила у Грейнджеров. Они выпроводили подростков, чтобы иметь возможность по лучше узнать друг друга. Августа должна была признать, что этот дом - среднего размера, двухэтажный с садом вокруг, впечатлил ее. Дэн Грейнджер был приятным мужчиной, но черезчур опасающийся за дочь. Эмма же казалось была хозяйкой в доме. Внешность Гермионы была унаследована от обоих родителей в равной пропорции, а вот ум и характер достались, по видимому, от матери. Августе нравилось это и она оценивала возможность того, чтобы завести себе новую подругу в лице Эммы.

- Спасибо. Конечно, он не идет ни в какое сравнение с вашим менором, но он уютный и мы любим его. И он достаточно большой для нас обоих, поскольку, Гермиона отсутствует большую часть года.

- Да, я ненавижу эти времена тоже. Невилл проводит дома только два месяца, а мои сын и невестка... - Августа прервалась, ее глаза мягко замерцали. Эмма знала о состоянии Френка и Алисы, благодаря Гермионе, и понимала на сколько тяжело матриарху Лонгботтом говорить об этом. Она только успокаивающе похлопала ту по руке и понимающе улыбнулась.

- Но достаточно этого, - сменила тему Августа. - Я договорилась с Гринготсом и они пришлют экспертов по безопасности на следующей неделе. Они установят защитные заклинания против простых вещей таких как пожар, аппарация и международный портключ. Если вы не будете возражать, то они сделают исключения для меня, Агаты, Роксаны и Ремуса Люпина. Позже мы включим Гермиону и Невилла. Но они смогут аппарировать только через два года.

- Было бы здорово. Я согласна.

- Хорошо, - улыбнулась Августа и вытащила два браслета из сумочки. - Это для вас и вашего мужа. Это портключи в мой дом. Я не ожидаю нападения на вас, но после двух нападений на Гермиону, я буду чувствовать себя лучше если у вас они будут. Для активации вам надо коснуться их и произнести "Certum Castellum - безопасный замок". Любой кто коснется вас в этот момент будет перенесен вместе с вами.

Эмма кивнула и без лишних слов стала надевать браслет на руку.

Августа указала на внутреннюю часть второго браслета. На нем выгравированы кое-какие руны. - Агата настояла, чтобы эти руны были добавлены. - Они защитят вас от некоторых заклинаний и попыток изменения памяти. В добавок, они нагреются если кто-то попытается использовать эти заклинания на вас. Они не защищены от неосторожного обращения, но это лучше чем ничего.

" Мы не можем позволить людям подобно Альбусу вмешиваться в жизнь родителей Гермионы. После того, что он сделал с Гарри и Дафной на день святого Валентина, я не хочу, чтобы он влиял на них магически. Это был бы лучший и простейший способ вбить клин между тобой и девочкой, Августа. - Агата была в ярости от того, что Альбус вмешивался в личную жизнь и использовал для этого магию. Августа должна была признать, что идея была стоящей. "

- Гермиона...

- Ее браслет будет изменен на следующей неделе и в него будут добавлены эти улучшения. Тоже будет сделано для браслетов Дафны, Гарри и Невилла. На данный момент, они защищены по средствоим их связи, но в тоже время это их недостаток. Эти браслеты будут гораздо эффективнее в долгосрочной перспективе.

- Спасибо вам, Августа. Вы просто золото!

***

Тисовая улица. 14 апреля, пятница, полдень.

- Заходите, скорее!

Не было ничего не привычного в том, что Петуния выглядела нервной, когда впускала Гарри и Северуса к себе в дом. Она осмотрелась вокруг и вымучено улыбнулась и кивнула миссис Принглс жившей в пятом доме. Пожилая женщина, как обычно, сидела у окна и смотрела на улицу, надеясь, что произойдет что-нибудь интересное. Возвращение мерзавца очевидно было замечено. Гарри усмехнулся и подумал о том, что миссис Принглс должно быть восприняла Снейпа как одного из преподавателей в школе святого Брутуса. Было крайне легко представить зельевара в качестве преподавателя в школе для трудных детей. Одно лицо только говорило, что он держит все под контролем.

Гарри огляделся. Ничего не изменилось с тех пор, как он последний раз был здесь девять месяцев назад. Не было не единого знака того, что он жил здесь. Не единого намека на то, что он провел в этом доме больше десяти лет. Он избегал смотреть в сторону чулана или думать о комнате на верху. Интересно, они убрали замок? подумал он.

Северус Снейп положил в гостинной на стол картину с родителями Гарри. Она по прежнему была завернута в толстый слой ткани. Когда Северус стал разворачивать ее, Гарри слегка кашлянул.
-Тетя Петуния, спасибо большое, что согласились сделать это. Это много значит для меня.

Петуния только грозно посмотрела на него. Время от времени она беспокойно хмурилась и бросала быстрые взгляды на Снейпа.

Она не заинтересована в помощи, от осознания этого Гарри почувствовал сожаление. Ничего не осталось от семейной любви. Он вздохнул и достал конверт из кармана. Ни говоря ни слова, он вручил его Петунии. Также молча, она взяла его и заглянула внутрь. Ее выражение лица не изменилось, не было ни знака того, что она принимает это. Спустя продолжительное время проведенное в молчании, она неожидано заговорила, ее голос был полон гнева, но к удивлению Гарри, он также уловил нотки опасения и потери.

- Я приму это и помогу тебе, но только при одном условии. Это, - она помахала конвертом, - не имеет ни какого значения. Я не получила ни фунта за то, что растила тебя и я бы делала это до твоего совершеннолетия. Но моя семья важна для меня - мой муж и сын. Я помогу тебе, Гарри, если ты пообещаешь после этого никогда не возвращаться.

Гарри желал того же, но почему-то ему стало грустно. Петунья была сестрой его мамы, последним кровным родственником. Долгое время, он изо всех сил пытался заработать хоть толику ее любви, старался вести себя как можно лучше, чтобы заработать хоть одну единственную улыбку. Но все его попытки были безуспешными. Он кивнул, но прежде чем он успел согласиться, тетя продолжила. И снова в ее голосе чувствовалась смесь гнева и грусти.
- Я воспитывала тебя потому, что ты моя семья, Гарри. И ты никогда не забывал семью , как это сделала твоя мама. Возможно, ты когда нибудь поймешь это.

Голова Гарри дернулась:
- Что...

Петуния свирепо взглянула на него. С тех пор как Снейп позвонил, она все думала о своей предательнице сестре и ее опасном сыне. Воспоминания счастливых дней, но также отчаяния и горя ранили ее.

- Твоя мать оставила нас. Она бросила меня, родителей потому, что мы не были достаточно хороши ни для нее ни для ее новых друзей. Потеря любимой дочурки разбило матери сердце. Мы были сестрами Эванс, не разлучными и лучшими подругами, пока не появился этот липкий мерзавец и не рассказал ей о магии. После этого она изменилась. Она отдалилась от нас, забыла про прежнюю жизнь. Знаешь ли ты, что я хотела отправиться вместе с ней? Да, я хотела, какой же глупой я была. - Она указала на Снейпа:
- Он смеялся надо мной. Ваш директор написал, что я не достаточно хороша для школы. Так тому и быть, я закончила с тобой. - Петуния вздохнула и попыталась успокоиться. Снейп неотрывно смотрел на нее. Он бы хотел прокоментировать ее слова, но они не относились к нему. Возможно, Для Гарри будет лучше узнать причины и мнение Петунии.

А Гарри не знал, что и сказать. Она завидовала, отметил он. Это было удивительно, но понятно. Она потеряла сестру из-за магии и выросла с ненавистью к ней. Как бы я среагировал если бы потерял моего брата из-за нового мира, мира в котором для меня не было бы места.

- Но этого было недостаточно, ох нет. Каждое лето она возвращалась с историями о Хогвартсе. Она по прежнему была маминой любимой дочкой. Я никогда не могла соперничать с ней. Мама надеялась, что Лили по прежнему будет ее маленькой дочуркой после школы. Но этого не произошло. Она нашла новых друзей, друзей, которые не понимали нашей жизни и не хотели делить ее с нами. Они презирали и высмеивали магловскую жизнь. Они были слишком хороши, чтобы жить так как мы. Вместо этого, они покинули нас. Она разбила сердце матери. И когда маме было совсем плохо, ее убили. Волшебники убили ее, волшебники как он. Северус, ты ведь был одним из них, не так ли?

Снейп, молчавший до сих пор, только покачал головой. Он ненавидел Петунию, ненавидел то, как она относилась к Лили. Но не относился ли он к Лили также плохо? И как минимум с точки зрения Петунии, у нее были причины для такого поведения. Естественно, что альбус отклонил ее просьбу потому, что она была лишена магических способностей, но для десятилетней девочки это должно было прозвучать как ты не достаточно хороша для нас.
- Я слышал о нападении, но не был одним из них, - наконец прошептал он.

Петуния пристально взглянула на него. Она ненавидела его с самого начала, ненавидела за то, что он отдалил Лили от нее. Но он казалось говорил правду. Она коротко кивнула.
- Но другие пришли и убили их, убили моих родителей из-за твоей матери, Гарри. Ты еще осмеливаешься так смотреть на меня? - прорычала Петуния, заметив реакцию Гарри на ее слова. Ее настроение не улучшилось от боли в голове. Почему земля так качается? В ярости она продолжила:
- Твоя мать должна была играть в героиню не здесь, не здесь должна была раздражать тех темных магов. Если бы она осталась дома с нами, те волшебники никогда не напали бы на моих родителей. Они убили их, чтобы ранить Лили. Это была вина Лили, что они убили их, точно также как это была твоя вина, что они убили ее. Она не сделала ничего, чтобы защитить их. Они хотели ранить Лили, но ранили только меня потому, что наши родители не значили ничего для нее. Она даже не появилась на похоронах. Она оставила меня одну.

Не сдержавшись, Петуния всхлипнула. Гарри ошарашено взглянул на нее. Он не мог в это поверить.. Это не моя вина... Могла ли быть это моя вина? Напали ли они тринадцать лет назад на моих родителей или они хотели убить меня? Если бы меня там не было, была бы мама сейчас жива? Смогла бы она убежать?

Оцепенелый ум осознал, что она возложила смерть своих родителей на его маму. В какой- то степени она была права: мама могла бы остаться дома. Она могла бы меньше проявить себя как грифиндорка и держаться подальше от Джеймса, Сириуса и Ремуса. В этом случае, вольдеморт и его преспешники оставили бы его родителей в покое. Родители Джеймса - на сколько он знал - были убиты по другой причине.

- Я не могу тебя больше защищать, Гарри. - Голос Петунии запнулся. Что она имела в виду под моей защитой? подумал Гарри. С ужасом он увидел, что его тетя стала пошатываться. Он никогда прежде не видел ее в таком состоянии. Да, тетя была ужасной женщиной, ужасной тетей и матерью. Но она всегда была сильной никогда не демонстрировала своей слабости.

- Это слишком опасно для моей семьи. Они убьют моего сына если ты останешься с нами. - Теперь она только шептала. Правой рукой она массировала висок.
- Я потеряла маму. Я потеряла мою... - Она была достаточно далеко сейчас, чтобы не протестовать против того, что Северус подставил свою руку под ее локоть, чтобы поддержать ее. Не смотря на помощь, она зашаталась еще сильнее.

- Тетя... - Гарри схватил ее. Что-то закапало на его руки, влажное - слезы... И кровь.

- Мою маленькую Лили... Они убили мою маленькую Лили. - Гарри попытался отвести ее к дивану, напуганный при виде крови текущей из носа. Спустя два шага, ее ноги подкосились и она рухнула на пол. Что-то было страное, что-то было совсем не так. Что произошло когда Петуния вспоминала прошлое?

- Тетя... ? - Гарри рухнул рядом с ней на колени. Он не заметил, как Снейп отослал куда-то своего патронуса.

- Я не могу потерять моего Дадди тоже, - едва прошептала Петуния. Она хотела дотронуться до щеки, но была не в силах поднять руку. Слезы катившиеся из глаз перемешиваясь с кровью из носа капали на ее блузку.
- У тебя глаза Лили, - заявила она с мягкой улыбкой. Медленно она закрыла глаза.
- Милые глаза Лили. Она так гордилась тобой... Когда мы встретились у ... У могилы мамы. Она...

- Тетя?

Петуния не реагировала. Беспомощно, Гарри взирал на безсознательную тетю.

- Нам надо положить ее на диван, голову необходимо приподнять из-за крови. Я отправил сообщение вашей крестной. - Увереность Снейпа было тем камнем предкновения, в котором сейчас нуждался Гарри. Он был в смятении. Что случилось? Почему тетя так себя повела? И почему ее горе тревожит его? Он ведь ненавидит ее, точно также как она ненавидела его и его маму?

- Что с ней произошло? Она никогда не вела себя подобным образом.

- У меня есть одна идея, - ответил Северус. - Но я надеюсь, что ошибаюсь.

***

- Держитесь подальше от моей жены, уроды.

Дадли и Вернон Дурсли вернулись в тот самый момент, как Роксана Гринграсс и Анна прибыли на тисовую улицу. С тех пор Вернон орал на "уродов", пытался выгнать их, но они не желали убираться. Гарри все-еще сидел рядом с тетей и смотрел на Дадли широко открытыми глазами. Его китоподобный кузен всегда был папинькиным сынком, всегда следовал по стопам Вернона, всегда считал его мнение единственно-верным. Он никогда не говорил приятного слова матери, никогда не мог оценить того, что она для него делала. Но сейчас, он сидел по другую сторону от нее, держал ее в руках и пытался привести в чувство. Внезапно, он повернулся к спорящим взрослым и проорал что есть мочи.
- Вы все, немедленно прекратите. Отец, успокойся и сядь.

Шокированный Вернон последовал совету своего сына и плюхнулся в близстоящее кресло. Его сын пристально взглянул на Роксану, его голос дрожал:
- Вы крестная Гарри, не так ли? - Она кивнула и он продолжил:
- Помогите ей, пожалуйста.

- Я не могу позволить всяким... - попытался остановить их Вернон, вновь поднимающийся из кресла, но был остановлен очередным взрывом сына.

- Просто заткнись! Маме нужна помощь. - Он достал носовой платок и очень нежно промакнул слезы и кровь.

- Для начала, Северус, нам нужно уложить ее в кровать.

Мастер зелий только кивнул и направился к дивану. Дадли колебался мгновение, но Гарри успокоил его, прошептав:
- Все в порядке, Дадли.

С неожиданной легкостью, Снейп поднял Петунию на руки и понес ее в след за Гарри и Дадли в спальню. Роксана шла сразу за ними. Вернон остался сидеть в кресле, яростный и игнорирующий страную черноволосую женщину с загорелой кожей. Анна свирепо смотрела на него некоторое время, а затем отвернулась. Роксана позовет ее через несколько минут и она хотела воспользоваться этим временем с пользой. Игнорируя ненавидящего магию мужчину, она стала, обходя дом, наколдовывать некоторые заклинания. Вся сеьмя была слишком не естественна в своем поведении. Да, она знала, что такие семьи существуют, но набравшись опыта за последние месяцы, она опасалась другого. И потом, нос женщины кровоточил. Она конечно должна еще осмотреть ее, но это главный знак того, что настоящие воспоминания пытаются вырваться из клетки. Очередная жертва этого человека. Анна Эрнандес была в бешенстве. Спустя минуту она нашла то что так и опосалась и в тоже время ожидала найти.

- Не трожь это. - Неожиданный голос Вернона напугал ее. Он наблюдал за ней с кипящей яростью, но до сих пор оставался спокойным. Только теперь, когда она взяла в руки стариную музыкальную шкатулку, он попытался остановить ее. Он даже осмелился коснуться ее руки, действие о котором он пожалел в следующую секунду. Внезапный поворот, быстрое движение и легкий тычок запястья и Вернон, неуспевший до конца осознать, что произошло, пролетел всю комнату и влетел в стекляную дверцу шкафа.

- Кхмм... - Голос Северуса заставил ее обернуться. - Не то, чтобы я был против полезных наказаний, но что вызвало такой беспорядок?

Анна только подняла музыкальную шкатулку, но в остальном проигнорировала его.
- Ладно, не важно. Роксана ждет тебя.

***

Северус, у которого было задание вылечить Вернона Дурсля, вернулся в спальню и обнаружил, что Петуния по прежнему находилась в беспамятстве. Дадли сидел рядом с ней, но на этот раз в его глазах была надежда. Роксана и Анна обсуждали результаты осмотра, а Гарри слушал их в пол-уха. С каждой минутой, от того что он слышал, его гнев все возрастал.

- Возможно, у ее припадка есть свои преимущества, - объяснила Анна. Кто-то вмешался в ее память, но не так сильно как в случае с Северусом. Разговор о прошлом, очевидно, сломал преграду. Сейчас ее разум в находится в смятении, пытаясь слить ложные воспоминания с настоящими.

- Мы можем помочь ей? - спросил Гарри, а Дадли навострил уши. Они же были уродами, не так ли? Родители так считали. Но они хотят помочь маме, а крестная Гарри остановила кровотичение. Мама была не такой бледной, а сон более здоровым. Возможно, они могли сделать больше для нее. Он рискнет, и ни кто не сможет его остановить, ни кто, даже его отец.

- Я могла бы попытаться высвободить ее настоящие воспоминания. По видимому, он заблокировал только часть воспоминаний. Но эти воспоминания имели важное значения. Эти воспоминания связаны с ее чувствами и отношением к Лили и Гарри.

- Он? - спросил Гарри, уже зная ответ.

- Дамблдор, без сомнения это дело рук Дамблдора. Я наткнулась на воспоминание об их разговоре в ту ночь, когда он оставил тебя здесь.

- Он не навещал ее, - вмешался Северус. - Минерва рассказала мне, что он оставил Гарри на пороге дома. Она была в ярости из-за этого.

- Нет, - покачала головой Анна. - Он вернулся в ту ночь, Гарри, и разговаривал с твоей тетей. Он заложил основу... - Она заколебалась и вопросительно взглянула на него. - Ты правда хочешь это знать?

- Да, - кивнул Гарри. - Я хочу это знать.

- Хорошо, - вздохнула Анна.

***

- Добрый вечер, миссис Дурсль. - Альбус Дамблдор в блестящей мантии и с мерцающими глазами представлял собой страное зрелище. Но Петунию больше интересовал вопрос почему он появился в ее доме по среди ночи с ребенком Лили в руках. Она знала Гарри, знала с тех пор, как они встретились с Лили неделю спустя после похорон родителей. Она была так зла на Лили. Как она могла позволить этому произойти? Как она могла позволить умереть их родителям? Быть убитыми сумасшедшими людьми только для того, чтобы ранить ее?

Где-то глубоко внутри себя она понимала, что Лили не могла прийти на похороны. Не сомнено, несколько людей того сумасшедшего ожидали ее и напали бы на нее или схватили стоило ей только появиться там. Но все же она была зла и грустна. Ей нужна была ее любимая сестра. Вернон не был тем человеком, кто мог поддержать ее в моментах подобно этому. Он не понимал печали, не понимал семейной любви.

Но неделю спустя, Петуния встретила Лили на кладбище. Та свернувшись, лежала на земле и рыдала рядом с могилой матери. Джеймс тоже был там. Он охранял ее. Заметив Петунию, он ей слабо кивнул. Она тоже ненавидела его, но в тот момент она была рядом, что у Лили есть муж, который хочет и может защитить ее. Еще до того, как Петуния поняла, что она делает, ее руки схватили Лили и подняли с земли и притянули к себе. Ненависть была тотчас же забыта, они искали кусочек безопасности друг в друге.

Петуния видела племяника в тот день. Они договорились о том, что чтобы не случилось с Лили, Гарри не останеться с ней. Гарри уже демонстрировал вспышки случайной магии и Петуния была бы не в состоянии справиться с этим. Да и Вернон ненавидел и презирал магов, считая их уродами. Нет, Гарри должен будет жить в другой семье.

- На мне лежит печальный долг сообщить вам, что Лили и Джеймс Поттеры мертвы. Они были убиты этой ночью...

Дамблдор не смог продолжить из-за громкого воя Петунии. Он был потрясен сырыми эмоциями и заметил тучную фигуру Вернона Дурсля только тогда, когда он начал орать. Вместо того, чтобы успокоить плакавшую жену, он попытался выгнать Дамблдора вместе с ребенком. В самый последний момент, Петуния остановила его.
- Как он? Он в порядке? Может ему следует... - Каждое слово Петунии давалось ей с большим трудом. - Может ему следует быть вместе с его крестной? Лили рассказывала мне о ней, кажется ее зовут Роксана. Она хотела, чтобы он был с ней, стоит чему-нибудь... Произойти с ней.

- Нет, это не возможно, - покачал головой Дамблдор. - Слишком опасно ему жить в нашем мире. Он должен жить здесь в магловском мире рядом с кровными родственниками. Существует древняя магия, которая будет защищать его пока он здесь. Пожиратели смерти не смогут найти его.

- Я не хочу иметь урода в своем доме! - проорал Вернон.

- Он не урод, Вернон, - прошептала Петуния, все еще шокированая новостями.

- Не должно быть ни какой магии, мистер Дурсль, - успокоил его Дамблдор. - Для Гарри будет только лучше расти без магии, не зная о ней и наслаждаясь только нормальным миром. Вам также лучше не говорить много о его родителях. Пока он не станет достаточно взрослым, чтобы понять. Нет, он должен быть здесь, в дали от опасностей нашего мира. Вы должны растить его твердой рукой и не позволять ему многого. У его отца было много пороков. Он был также слишком гордый и темпераментный. Это вызвало достаточно много проблем для него и Лили. Для Гарри будет лучше если он не пойдет в отца.

Вернон внимательно слушал и изредка кивал. Он понял. Он вырастит это отродье и выбьет всю дурь из него. Он никогда не любил Джеймса и не позволит его сыну пойти в него.

С ложным сочувствием Альбус продолжил:
- Миссис Дурсль, я понимаю, как вам сейчас тяжело. Как вам тяжело будет расти его, особенно после того, как ваша сестра не сделала ничего для защиты ваших родителей. Я убежден, что у нее были причины поступить так. Возможно, она просто боялась покинуть убежище. Но она мертва, убита сумасшедшим, который хотел убить Гарри. Она пожертвовала собой, чтобы защитить его. Пожалуйста, не дайте пропасть в пустую ее жертве.

***

- Мне следует убить его. - Гарри был в ярости.

- Он убедил ее взять мальчишку. Но в тоже время, он заложил основу ненависти, убедив, что Лили добровольно позволила убить своих родителей. И он убедил ее, что вы являетесь причиной смерти Лили, смерти ее сестры, которую она по прежнему любила.

- Будет, - спросил Гарри, - Будет она знать все это когда проснеться?

- Да, - кивнула Анна. - Она будет помнить все и о разговоре и о встрече и примерении с Лили у могилы родителей.

- Но кое-чего я по прежнему не понимаю, - продолжил Гарри после минутного молчания. - Почему она относилась ко мне подобным образом? Она правда верила, что в смерти мамы надо винить меня?

- Гарри... У твоей тети было много плохих событий в прошлом, много печали и горя. Она пыталась справиться с ними по своему. Ей нужен был преступник. И хотя я опасаюсь, что ненависть тети, презрение дяди к магии и некоторые черты кузена были естественными, но вот действия не совсем.

Медленно, она подошла к столику и взяла в руки музыкальную шкатулку, которая была уже обернута в ленту с рунами.
- Северус, пожалуйста передай это Филиусу. Скажи ему, что я ожидаю результатов его осмотра.

- Подождите ка, - Дадли свирепо взглянул на музыкальную шкатулку. - Почему? Что вы хотите с ней сделать? Это музыкальная шкатулка мамы. Прежде она принадлежала прабабушке, мама рассказывала мне. Ни кому не разрешалось дотрагиваться до нее, даже мне.

- Дадли, - медленно стала объяснять Анна. - По-видимому, кто-то наложил заклинание на эту шкатулку. Оно предназначено для усиления негативных эмоций всех находящихся рядом с ней.

- Вы имеете в виду, что я становлюсь злее рядом с ней?

- Да, - кивнула Анна. - Ты чувствуешь больше ненависти, больше отвращения и более склонен к насилию.

- Именно из-за этой штуки мои родители не любят друг друга?

Гарри пристально взглянул на него. Он никогда не думал об этом, но Дадли был прав. Между Петунией и Верноном никогда не было настоящих эмоций, не было любви, только хорошо сыгранные роли. Только к сыну Петуния демонстрировала истинные чувства любви. И даже эти моменты были редкостью.

- Я не знаю, Дадли. Я не знаю было ли что-нибудь большее между твоими родителями чем дружба, но, определенно, эта штука не пошла им на пользу.

- А если вы уберете ее от сюда, жизнь станет от этого лучше?

- Да. Но как и в случае с ее памятьью, на это понадобится время. Ей понадобяться недели, а возможно и месяцы, чтобы справиться с прошлым. И, определенно, ты также заметишь изменения.

- Возможно, ты станешь есть меньше и работать больше, - попытался пошутить Гарри. - Прости, Дадли, это я случайно.

- Да, нет, все в порядке. Сейчас только мама имеет значение. Что вы теперь будете делать?

Анна вопросительно взглянула на Роксану, а та обменялась взглядами с Гарри. В конце концов, Гарри ответил:
- Мы заберем ее с собой., Дадли. Ты также можешь отправиться с нами.

- Нет, я не позволю этого, Вы уроды. - Вернон притопал в комнату и попытался запугать всех, но потерпел неудачу.

- Заткнись, Вернон! - прорычал Гарри. - Благополучие тети никогда не входило в твои интересы. Но позаботимся о ней. - Он положил руку на плечо Дадли - жест, который шокировал всех, кроме Дадли. Оба разделяли беспокойство о Петунии в тот момент. - Она - семья. Ты никогда не оставишь семью позади. Возможно, в один прекрасный момент ты поймешь.

***

Пенегрю менор, несколько часов спустя.

Дафна молча наблюдала за своим парнем. Гермиона и Невилл все еще были в гостях у Грейнджеров, профессор Снейп отбыл некоторое время назад, а Роксана с Анной все еще пытались помочь Петунии и смущенному Дадли. С тех пор как они вернулись, Гарри бегал по комнате туда сюда, на ковре отчетливо отпечаталась избранная им траектория. Он проклинал, пугал и взывал на бывшего директора все муки ада. Дамблдор отдал его к Дурслям, не зависимо от желания его родителей. Убедил ее, что в смерти Лили повинен Гарри, сказал им как его надо воспитывать, и почти прозрачно намекнул Вернону, что из него надо выбивать магию. А в качестве изюминки на торте, он оставил проклятие, которое усиливает негативные эмоции. Даже без этого, они не были бы счастливой семьей, особенно, когда ложь проросла в разуме Петунии, Но благодаря этой шкатулке, его детство было похоже на ад.

- Ррр....
В очередной вспышке ярости, он послал редукто в один из шкафов, покрыв пол сотнями обломков. За этим последвало еще десяток редукто, окончательно добив шкаф и даже разрушив ковер и обои рядом с уничтоженной мебелью. За исключением нескольких заклинаний силенцио, Дафна ни как не отреагировала на эту вспышку. Гарри нуждался в этом. Со всем его самоконтролем, он должен выпустить пар, по крайней мере немного. И лучше пусть он разрушит несколько тарелок, чем попытается убить причину своей ярости. Она была уверена: стоит Дамблдору сейчас войти, он нападет на него. Тяжело дыша, Гарри осматривал произведенные им разрушения.

- Ты просмотрел тарелку. - Медленно, тарелки поднялись с пола, в ожидании когда их разрушат. Вместо этого, Гарри схватил одну из них и задумчиво на нее уставился, а потом его внимание вновь переключилось на комнату.

- Я переборщил немного, - заявил он как ни в чем не бывало.

- Только совсем чуть-чуть, - улыбнулась Дафна. Она похлопала по месту рядом с собой и Гарри, разбив тарелку, последовал ее молчаливой просьбе. Он рухнул рядом с ней и положил ей голову на плечо.

- Мне жаль.

- Не стоит, я все понимаю.

***

В такой же позе, Луна застала их часом позже. Проигнорировав беспорядок, светловолосая девушка взяла диванную подушку и уселась по среди разгромленной комнаты как ни в чем не бывало. Усевшись по удобнее, она взглянула на Гарри и Дафну. Луна получила приглашение Дафны посетить Пенегрю менор и обсудить новую статью. Улыбнувшись, Луна достала записную книжку из кармана и стала писать.

- Совладелец Придиры разочарован отсутствием прогресса в поисках морщерогих кизляков. Услышав о последней неудаче, он разрушил часть своей комнаты.

Ее лицо было настолько серьезным, что Дафна не смогла сдержать смешок. Гарри мягко улыбнулся:
- Мы обязательно найдем их, Луна, уверяю.

- Я знаю, - просто ответила она. Она была убеждена, что вместе с Гарри, Она сможет исполнить мечту отца.

- Но сейчас, мир еще не готов узнать о них, Луна, - сказала Дафна. - Возможно, нам следует написать другую статью.

Гарри пристально взглянул на свою девушку:
- Что за статью?

Дафна вздохнула.
-Я знаю, Гарри, что ты не хочешь говорить о своем детстве. Но, возможно, пришла пора позволить публике бросить быстрый взгляд на твое прошлое. Не много, но я думаю, что обществу будет интересно узнать о визите Дамблдора к твоей тете и причины, по которым, к тебе относились как к грязи под ногами все эти годы.

- Мы не можем рассказать им о шкатулке. Бабушка использует ее в качестве сюрприза на следующей неделе.

Значит, он не возражает против этой статьи, облегчено вздохнула Дафна.
- Но мы можем рассказать о лжи. и о желаниях твоей мамы. Твоя мама заслуживает этого и тетя тоже. Она может быть и ужасная тетя, но не до такой степени. - С зловещей усмешкой она закончила:
- И представь, как это взбесит Дамблдора.

Спустя несколько минут, обдумав идею, Гарри медленно кивнул.
- Хорошо, мы напишем статью.

@темы: Гарри Поттер, ГП/ДГ, Перевод, Фанфик

URL
   

Мои переводы

главная