• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: перевод (список заголовков)
14:26 

Второй шанс. ГП/ДГ. Гава 25.

Кипящее бешенство и холодная ярость

Министерство магии, 23 декабря, утро.

Даже мрачная перспектива того, что снова придется выдержать колкости со стороны министерских работников, не могла испортить хорошего настроения Роксаны Гринграсс.

Он сказал да, молча радовалась Роксана. Он простил меня. Он примет опеку. Он до сих пор с Дафной. Все время, что она наблюдала за молодой парой глупая улыбка не сходила с ее лица. Что-то изменилось, но изменилось к лучшему. Гарри все время ходил рядом с Дафной, почти все время рука об руку. Несколько раз, он обнимал ее, и дважды она видела их поцелуи. Возможно, ей следует в ближайшем будущем поговорить кое о чем с дочерью, но на данный момент, она была слишком счастлива.

- У нас есть немного свободного времени до встречи, - внезапно произнесла Агата, выдергивая дочь из мечтаний. - Почему бы нам, Гермиона, не воспользоваться этим маленьким подарком и не устроить шоппинг, о котором ты подумывала?

Гермиона покраснела когда все стали смотреть на нее. Она слабо кивнула:
- Хорошо.

С озадаченным видом, ее друзья последовали в совиную империю Иллопса. Остановившись перед магазином, она повернулась к Невиллу.

- Ты ведь знаешь, что мне нравится Тревор?

Совершенно сбитый с толку, Невилл только кивнул.

- Он очень милый... жаба. Но он часто... Утебя часто... Ты часто теряешь его и это очень сложно.

Агата улыбалась когда наблюдала за тем, как Гермиона тщательно подбирает слова. Даже было что-то разочаровывающим в том , что Гарри слишком быстро пришел ей на подмогу:
- Она хочет сказать тебе, что лучше было бы если бы ты оставлял Тревора дома, где у него в распоряжении достаточно комнат, растений и воды, и там, определенно, он был бы счастливее. - Гермиона уже рассказала ему о плане и он с радостью согласился с ним. Очень часто Невилл становился объектом насмешек и оскорблений из-за Тревора.

Гермиона облегченно согласилась:
- Точно, дома он был бы куда счастливее. И поскольку... В Хогвартсе разрешено иметь только одного домашнего питомца, то за место него я могла бы купить тебе сову. Конечно же в качестве рождественского подарка.

Настороженно она ожидала его реакции. Некоторое время Невил оставался молчаливым, обдумывая услышанное, его лицо ровным счетом ничего не выражало. Затем, он улыбнулся и Гермиона тот час расслабилась и улыбнулась в ответ.
- Ты права. Так будет лучше. У нас много растений, прудов и насекомых. Мне бы действительно хотелось иметь собственную сову. - Последующий за этими словами вскрик Гермионы был больше похож на писк. Она счастливо обняла Невилла и, затем, вошла в Империю.

***

Раздался хлопок и Сидди исчезла, унося клетку с Менди - новой совой Невилла - домой. Гарри покачал головой слегка удивленный, что Невилл, который раньше был образцом застенчивости и молчаливости выбрал самую громкую сову с самым пронзительным криком. Гермиона тутже предложила назвать ее Мандрагорой и Невиллу сразуже - отчасти из-за Гермионы, отчасти из-за его любви к растениям - приглянулось это имя. Мандрагора, или для краткости Менди, была среднего размера и немного уродливой совой. Она выглядела так будто неоднократно бывала в драках с другими совами и имела такой взгляд, который вызывал содрогание. Но Невилл был счастлив, а вместе с ним и Гермиона.

- Ваши палочки пожалуйста, - скучающим тоном произнес проверяющий палочек в аттриуме министерства магии когда они подошли к его столу. Гарри не мог винить его. Определенно, его работа могла послужить хорошим напоминанием того, что хорошие ЖАБА очень важны. Не смотря на Гермиону, Гарри мог без труда уловить ее мысли :" Посмотри сюда Рон, вот кем ты станешь после школы. Возможно, они даже вручат тебе фальшивый аврорский значок."

Да, размышляла Гермиона, это ужасно так думать. Но тем не менее, такой исход будет наиболее справедливым . У Рона есть две мечты по поводу будущей профессии: профессиональный игрок в квиддич и аврор. И если еще в спорте он мог добиться чего-то - Гермиона не достаточно хорошо разбиралась в спорте, чтобы судить о талантах и недостатках Рона - но, определенно, его образование не будет достаточно хорошим, чтобы поступить в аврорскую академию, особенно, теперь когда он умудрился порвать с той единственной, которая была в состоянии протощить его сквозь экзамены.

- Нам сюда, Гермиона, - прошептал Невилл и схватил девушку за руку, останавливая ее и показывая на другой коридор. - О чем мечтаешь или ты надеешься на большее количество физических контактов со мной?

- Посмотрите ка какие мы сегодня дерзкие мистер Лонгботтом, - усмехнулась Гермиона. - И должна упомянуть, что это так не типично для вас.

- Так, так.. Ведите себя прилично, - насмешливо отругала их Роксана и указала на дверь.

- А где Агата, - спросила покрасневшая Гермиона, только теперь заметив, что они где-то по дороге потеряли бабушку Дафны.

- Она пошла кое за кем, - без дальнейших пояснений произнесла Роксана. Затем счастье на ее лице сменилось скукой и раздражением и она открыла дверь в кабинет в котором располагался объект ее ненависти: мистер Барнаби Дорполд - первый секретарь отдела по семейным делам. На мгновение, Гарри в голову пришло, что ему в будущем также нужно будет научиться контролировать эмоции на лице. К счастью, сегодня он присутствовал только в качестве наблюдателя.

Последующие четверть часа, определенно, были точно такими же как и вчера. Роксана пыталась убедить клерка, что она хочет урегулировать все проблемы в течении следующей недели и не желает заполнять все эти бумаги, включая договор между Гарри, Дурслями, Хогвартсом, мистером и миссис Чепоундати - ни один из присутствующих понятия не имел кто это такие - и ряда других министерских сотрудников, включая двух швейцаров. Хорошо, возможно, она была немного высокомерной, назвав их швейцарами, но они, казалось, были совсем неважными.

Достаточно интересно то, что мистер Дорполд оставался крайне дружелюбным и терпиливым все время. Казалось, он совсем не впечатлен все возрастающим у леди напротив него раздражением, разочарованием и яростью. Вместо этого, казалось, он наслаждался всей сложившейся ситуацией. Кто-то действительно подстегнул его, задумался Гарри.

- Знаешь, - прошептала Дафна на ухо Гермионе, - мы могли бы просто проклясть его. Болезненую сыпь на его задницу, зуд на спину, немного головной боли...

-М-да, это было бы здорово и очень убеждающе, - в ответ прошептала Гермиона.

- Не нравится мне выражение лиц наших девушек, - сказал Гарри Невиллу.

- Ты только сейчас осознал, что нужно быть осторожным с ними и не выводить их из себя? - с усмешкой спросил Невилл, побуждая свою подругу кинуть на него оценивающий и удивленный взгляд. Ее слишком милая улыбка заставила его содрогнуться до основания.

К счастью, фарс закончился до того, как что-то произошло. Агата Пенегрю вошла в кабинет в сопровождении ни кого иной, как Амелии Боунс - главы ДМБ и, возможно, самой известной и, определенно, самой устрашающей сотрудницы министерства. Манера поведения мистера Дорполда тутже изменилась и он начал лебезить, стал красноречивым и льстивым:
- Доброе утро, миссис Боунс. Счастлив видеть вас, миссис Боунс. Как я могу вам помочь, миссис Боунс?

Он даже набрался смелости и попытался выгнать Роксану и подростков, уставившись на них так, будто они представляли собой особенно уродливых насекомых.

- Нет, мистер Дорлпод, на самом деле, я здесь из-за очень хорошего друга - миссис Роксаны Гринграсс, - промурлыкала Амелия, голосом слишком слащавым, чтобы дошло даже до такого идиота как Дорлпод. Он тяжело заморгал, когда осознание наконец озарило его. В тоже самое время, вся спесивость покинула его и колени его подогнулись. По счастью, Гарри отреагировал достаточно быстро, чтобы подтолкнуть кресло в его направлении и Дорлпод вместо падения на пол, приземлился в кресло, тем самым, сохраняя то немногое, что еще осталось от его достоинства.

- Ваш очень хороший друг... - прохрипел Дорлпод. - Я... Я не знал.

- Ой, да это не столь важно, просто небольшой забавный случай сблизил нас. При случае, мне следует рассказать вам, как так получилось, что моя любимая племяница оказалась обязанной дочери леди Роксаны. - Она указала на Дафну, которая изобразила на лице самую дружелюбную улыбку. - Долг жизни.

Теперь все остатки крови отхлынули от его лица. Долги жизни это очень серьезно и каждый в министерстве, кто лелеял надежду о продвижении по службе в течении ближайшего десятилетия знал о Сьюзан Боунс и то насколько она важна для тети. Эта ситуация может слегкостью обернуться катастрофой для его карьеры.

Долг жизни? задумался Гарри. Он бы предположил, что это не так. Он вступает в силу только тогда когда кто-то спасает чью-то жизнь, наподобе того, как он спас жизнь Джинни в тайной комнате. Не то, что бы он когда либо хотел требовать возращения этого долга. Но с другой стороны, Сьюзан почти убила Гермиону зельем и это только чистая случайность, что Дафна не пила из той бутылки. Если бы она не почувствовала запах... Внезапно, Гарри тоже побледнел. Он прежде никогда не осознавал, что эта проклятая бутылка могла послужить причиной смерти Дафны. И без ее незамедлительной помощи тогда было бы уже поздно спасать Гермиону. И тогда, Сьюзан Боунс столкнулась бы с обвинением в убийстве и даже в случае, если бы ее признали невиновной, она бы уничтожила свою репутацию на десятилетия. Поэтому то, что сказала Амелия Боунс не было ложью, а всего лишь небольшим преувеличением фактов.

Внезапно, Дорполд приложил все свои усилия, чтобы быть полезным. Большинство бумаг оказалось по настоящему и не были нужны. Неожидано, также оказалось, что все эти странные персоны должны быть только проинформированы, а не принуждены к согласию. Остальные же формальности легко могут быть улажены согласием Амелии. Гермиона уже однажды наблюдала подобную сцену. Ее отец хотел получить письмо- разрешение, а сотрудник не охотно шел на встречу. Так продолжалось до тех пор пока отец не позвал своего клиента - майора.

Не более чем тридцать минут спустя, все необходимые бумаги были готовы. Амелия Боунс пожелала ознакомиться с материалами дела.
- Я поздравляю вас, мистер Гарри Поттер-Пенегрю с вашим усыновлением и новым магическим опекуном. - С легким сердцем Гарри принял поздравления Амелии и объятия Дафны, Гермионы и Невилла. Он пытался игнорировать лебезящего Дорполда и посмотрел на Роксану.

- Гарри, ты должен решить, как ты будешь ко мне обращаться. Роксана было бы хорошо, также будет нормально если ты будешь звать меня мамой. Я не хочу занять место твоей мамы, но теперь ты принадлежишь к моей семье. В любом случае, выбор остается за тобой.

- Я буду... - заколебался Гарри, - я подумаю об этом.

Роксана мягко улыбнулась, а Дафна объявила:
-Тебе следует начать с того, чтобы называть ее Рокси.

Роксана свирепо глянула на дочь:
- Никогда не называй меня Рокси иначе мне придется тебя немного расстроить.

Молча наблюдающая за счастливым подшучиванием Амелия Боунс, внезапно, повернулась к Дорполду, ее дружелюбный тон тутже сменился устрашающе-ледяным голосом:
- А теперь, мистер Дорполд, мы должны обсудить с вами причины вашего недавнего поведения.

***

Кабинет Амелии Боунс, полдень.

- Дамблдор? - Гермиона была в шоке.

После небольшой, но тщательной проверки Дорполда, Амелия провела всю группу, за исключением очень несчастливого и только что смещенного с должности министерского работника, в свой кабинет.

- Дамблдор, - вздохнул Гарри. - Нам следовало ожидать что-то подобное. - Человек, которому Гарри доверял все эти годы, снова попытался повлиять на его жизнь столь неприятным способом.

- Мы с Агатой ожидали, - пояснила Роксана. - По этой причине, мама и попросила Амелию о помощи. Но догадываться о чем-то совсем не тоже самое, что услышать об этом.

- Не только услышать, - добавила Амелия, помахивая признанием Дорполда. Амелия приказала ему написать заявление магическим пером. Его подпись вместе с подписью Амелии придали юридический статус этому документу. - Я дам этому ход стоит только возникнуть такой необходимости. Вот, это для тебя... - Амелия вручила копию Роксане.

- Но, что по настоящему возмущает меня, так это причина, - прорычала Роксана, ее взор обещал проклятия и смерть. Гарри пришлось бороться изо всех сил, чтобы подавить усмешку. Да, причина, ему бы тоже надо было сердиться.

Мистер Дорполд, как не крути, очень талантливый и амбициозный сотрудник, несколько лет назад имел противоречия с Люциусом Малфоем. Очевидно, в прошлом, Люциус оставил Дорполда без шанса на очень важное карьерное продвижение. Очевидно, он так и не простил его за вмешательство. Несколько дней назад, Дамблдор вошел в контакт с клерком и невинно поинтересовался не навещала ли его леди Гринграсс - очень хороший друг лорда Малфоя. Поскольку, дружба между Сайрусом Гринграссом и Люциусом Малфоем была хорошо известным фактом, то Дорполду нужно было только спросить нескольких коллег, чтобы получить доказательства глупому комментарию Дамблдора.

- Хороший друг Люциуса... - снова прорычала Роксана, - я покажу ему хороший друг Люциуса, как раз в его...

- Роксана, следи за языком, - прервала Агата свою дочь, ее широкая улыбка слегка смегчила влияние выговора.

- Но самое главное сейчас это то, что у нас есть этот контракт, - произнес Гарри. - Спасибо вам большое, миссис Боунс. Я правильно понимаю, что теперь леди Гринграсс мой законный магический опекун как в магловском мире так и в магическом?

- Все верно. Нам всего-лишь нужно отослать документы в магловский отдел. Но учитывая разрешение, которое леди Гринграсс получила от твоей тети, она уже сейчас считается твоим опекуном.

- Я также должна поблагодарить и тебя, Амелия, - добавила Роксана. - Этот человек действительно раздражающе действовал на мои нервы. Я даже не знаю, как долго я смогла бы подавлять свой порыв, чтобы не проклясть его. Прежде чем мы уйдем, у меня есть один вопрос и небольшая просьба.

- Продолжай.

- Могла бы ты, пожалуйста, объяснить мисс Грейнджер процесс магического опекунства в Хогвартсе для маглорожденной ведьмы?

Амелия медленно кивнула. Она полагала, что Роксана и так прекрасно знала устав, но видимо хотела, чтобы мисс Грейнджер услышала об этом лично от нее, так сказать оффициально.
- Хорошо. Мисс Грейнджер, когда ваши родители позволили вам отправиться в Хогвартс, они в добавок к этому дали добро на обычное в этом случае разрешение на магическое опекунство. Это значит, что до двадцати лет глава факультета - в вашем случае это профессор Макгонагал- будет вашим опекуном. И только очень малое число студентов - в основном главные наследники самых влиятельных семей- становяться подопечными самого директора. Но двадцать лет назад, директор Дамблдор все изменил. Сейчас же все по другому. Теперь, директор является магическим опекуном всех маглорожденных и воспитывающихся маглами - наподобе Гарри - студентов и всех сирот. Он только переложил на плечи деканов некоторые незначительные обязаности - например: подписание разрешения на посещения Хогсмида. Всеже важные вопросы, он решает сам.

- Но мне не разрешили посещать Хогсмид в прошлом году, - яростно вмешался Гарри. - Директор Дамблдор сказал, что ему необходимо разрешение моего дяди.

- Нет, - покачала головой Амелия. - Так не должно быть. Обычно, деканам факультета нравится когда у них есть разрешение от родителей, чтобы избежать не нужных осложнений - я уверена, что у Минервы есть одно от ваших родителей, мисс Грейнджер - но на самом деле ни какого разрешения не требуется. В свою очередь, должна добавить, что ты просто особый случай. Директор Дамблдор включил вас в малую группу школьных подопечных, поэтому, в этом вопросе Минерва не могла ничего поделать.

- Мы только, что решили проблему Гарри, - начала Роксана, - возможно, что-нибудь подобное в случае мисс Грейнджер? Возможно, единственное магическое опекунство?

Гермиона бросила на Роксану смущенный и удивленный взгляд медленно перерастающий в понимающий.
- Вы хотите сказать... Что тоже могли бы стать моим магическим опекуном ?

- Я... Или леди Лонгботтом, - потвердила Роксана. Теперь пришла пора Невилла выглядеть изумленным. - Она уже проявляла интерес. - Вид у Гермионы и Невилла был одинаково изумленным и радостным:
- Августа магический опекун Гермионы?

- Я не вижу здесь ни каких проблем. Леди Лонгботом, определенно, могла бы стать опекуном без всяких сомнений и была превосходно бы выполняла свои обязательства.

- И, - продолжила Роксана, - она могла бы распространить свое опекунство и на родителей Гермионы?

Гермиона была сбита с толку. Почему бы ее родителям понадобилось опекунство?

- Это не обычно, но совершенно законно, - пожала плечами Амелия. - Я посоветую приемнику мистера Дорполда послать вам необходимые бумаги. Я слышала в это рождество леди Лонгботтом будет гостить у вас?

- Да, также как и родители Гермионы. - И с этими словами Роксана обратилась к Гермионе:
- Я не хочу держать тебя в неведении, Гермиона, но тебе следует подумать над этим. Леди Лонгботтом не только очень хорошая леди, но также и чрезвычайно уважаемый член магического общества и сильно волевая личность. Она поддержит тебя против кого бы то не было. И если она станет магическим опекуном твоих родителей, то сможет наложить несколько защитных чар на их дом. Мы позже обсудим это с ней и твоими родителями, хорошо?

Гермиона слабо кивнула. Внезапно, ее роль сменилась с молчаливого наблюдателя на участника. Она скользнула взглядом по Невиллу. К ее облегчению, он улыбался. Мысль о том, что его бабушка будет ее опекуном казалось радовала его. Она сможет защитить моих родителей, про себя улыбнулась Гермиона.

- Хорошо, этот вопрос мы урегулировали , теперь как насчет запроса? Гарри и Дафне уже позволено колдовать в Пенегрю меноре. Было бы возможно получить особое разрешение для тренировочной комнаты, чтобы позволить им давать уроки вместе с их друзьями в частности с мистером Лонгботтомом и мисс Грейнджер? Это конечно расчитано на следующие двое летних каникул, но мы с мамой хотели бы использовать эти недели для дополнительных тренировок.

- Я должна проверить это, но в основном это возможно. Естественно, что в том месте вы будете нести полную ответственность за каждое заклинание исполненое ими. Но, да, я думаю мы можем позволить это.

***

Банк Гринготс, после полудня.

Двумя часами позже, они были готовы совершить второй важный визит, второй визит в Гринготс. Сегодня, как надеялась Роксана, этот визит будет куда лучше и более информативный, чем вчерашний.

Они использовали дополнительное время, чтобы слегка перекусить во время чего Агата дала подросткам основы гоблинского этикета. Будучи деловой женщиной, в отличии от своей дочери, ей приходилось иметь куда больше контактов с гоблинами и она повстречала огромное количество совершенно различных гоблинов. Точно также как и у волшебников и ведьм существовали различия и у гоблинов. Большой или маленький, старый или молодой, торопливые и медленные, скучные или интересные - ну у всех у них были две общие черты: во-первых: они все были компетентны в своей работе и во-вторых: были крайне не дружелюбны.

Несколько веков назад, гоблины потерпели поражение от магов и теперь, вынуждены подчиняться ряду правил, которые им не очень то нравились. Большинство волшебников считали их низшими существами, поэтому, не удивительно, что между расами не было особой любви. С другой стороны, гоблины занимали очень важное положение в магическом мире: банкиров и финансистов. Они были очень важны и они знали об этом. Нет причин вести себя не погоблински. Поэтому, история, которую рассказала Роксана Агате об особом гоблине Грипфуке разрушала все. Это было так близко к поведению Дорполда продемонстрированного час назад и так не естественно для управляющего счетом.

-Доброе утро, я бы хотел видеть мастера Вивернкло. Мое имя Гарри Поттер-Пенегрю. - Гарри обратился к молодому гоблину, находящемуся на входе в большой зал. Пол дюжины навесов обеспечивали работающим здесь гоблинам некоторую приватность, усиленную рядом защитных заклинаний. Агата объяснила ему, что здесь были старшие бухгалтера управляющие счетами очень важных семей и с десяток приемников - меньших клерков вынужденых иметь дело со всяким сбродом.

- Отец Грипфука раньше сидел здесь, - прошептала Агата остальным пока они ожидали возвращения молодого гоблина. - Скорее всего, его семья переживает упадок раз они перевели сына в большой зал. - Они видели Грипфука в еще большем зале вместе с двумя десятками других клерков, его стол был очень маленьким и старым.

Молодой гоблин вернулся и проводил их за один из навесов. Очень старый и раздраженный гоблин ожидал их. Ряд шрамов говорил о том, что он не всегда был бухгалтером. Возможно, его имя не было простым для отвода глаз, размышлял гарри. Гоблин скривился когда увидел двух женщин сопровождающих юношу.

- Мне следовало знать, что этот день будет ужасным.

- Не бойтесь! Я здесь не для того, чтобы контролировать вашу работу, - парировала Агата. - У вас еще будет несколько дней, чтобы отполировать ваши книги. - В полном изумлении, подростки наблюдали за этим обменом репликами. И только едва заметная улыбка промелькнувшая на лице Роксаны подсказала им, что в этом нет ничего не обычного.

- Как будто вы могли найти еще более вульгарные украшения, - старый гоблин просто глумился над ней.

- Возможно, мне следует выбрать другого бухгалтера, который бы заслуживал большего доверия. Но сегодня, я здесь только из-за мистера Поттера. - Агата сделала знак Гарри подойти.

Гарри занервничал. Он уже говорил с Агатой об этом визите и в теории знал, что он должен делать. Но всеже... Даже Агата не была полностью уверена, как Вивернкло отреагирует на его запрос. Это было весьма необычно, но без его помощи было бы очень сложно потребовать свои права.

- Мастер Вивернкло, - Гарри слегка поклонился, пытаясь при этом спрятать эмоции, говорившие о том, как ему было неуютно под тяжелым взглядом старого гоблина. - Меня зовут Гарри Поттер-Пенегрю. Леди Роксана моя приемная мама и магический опекун. - Он положил бумаги потверждающие его слова на стол.

По крайней мере, они, определенно, заинтересовали его. Вивернкло бросил взгляд на Агату и после короткого кивка с ее стороны, повернулся обратно к Гарри, подавляя при этом эмоции на грубом лице. Достаточно интересным был тот факт, что он полностью проигнорировал бумаги перед ним. Кивок Агаты казалось был достаточным доказательством для него.

- Мои родители Джеймс и Лили Поттер открыли несколько счетов в Гринготсе. И как единственному их наследнику в моих интересах быть в курсе этих счетов. К сожалению, у меня нет необходимых экономических навыков, поэтому, мне крайне необходима квалифицированая помощь.

- Большинство волшебников едва в состоянии перевести сикли в кнаты, поэтому, ваша просьба вполне понятна. Грипфук бухгалтер курирующий счета и сейфы Поттеров.

Кланяться, просить о помощи, быть вежливыми - это часть причин по которым волшебники только по крайне редким случаям пытались получить помощь от гоблинов в деловых вопросах. Второй проблемой было то, что существовал реальный шанс, что гоблин отклонит просьбу, особенно в случаях подобно этому, поскольку Гарри хотел, чтобы он проконтролировал работу другого гоблина.

- Грипфук, определенно, очень талантливый и воображаемый бухгалтер. - Воображаемый - в данном контексте это могло значить как предательский. - Но я хотел бы получить вашу помощь в этом деле, поскольку, документы кажутся очень сложными. - Слишком сложные в данном контексте значило то, что Гарри обвиняет Грипфука в том, что тот утаивает присвоение денег под горой бумаг и чисел.

Вивернкло долгое время оставался молчаливым и только пристально смотрел на Гарри. К счастью, Агата предупреждала его никогда не отводить и не опускать взгляда. У него не было ничего, чего ему надо было опасаться или прятать. Он должен был продемонстрировать свое мужество и достоинство.

- Я надеюсь работа стоит моего времени. - Гарри перевел эти слова в "ты пожелеешь о своей просьбе если я не найду ничего." К счастью, они были правы, к счастью, Грипфук прятал что-то за маской дружелюбия.

***

Два часа спустя

Они заняли другую комнату. Солнце уже скрылось за горизонтом и другие клерки и бухгалтера уже покинули банк. Только несколько неутомимых клерков были все еще на работе. Вивернкло был одним из таких гоблинов. Изучив бумаги относящиеся к усыновлению и опеке Поттера, он послал помощника и двух носильщиков - Гарри перевел последних как "охранников" - за Грипфуком и за бумагами имеющих отношение к делу. Доверие было одним делом, но проверка работы одного из бухгалтеров без законных на то оснований было совершенно другим.

Маленький стол, полдюжины стульев и чай - вот каким было то место где Гарри вместе с семьей и друзьями ожидал окончания проверки. В нескольких шагах за внушительного вида столом расположился Вивернкло и изучал бумаги. Крайне несчастный Грипфук стоял рядом с ним и ожидал шанса все объяснить. В большинстве своем, проверка проходила в полном молчании за редким исключением когда задавались жесткие вопросы и получались незамедлительные ответы кои сопровождались едва слышимым скулежом.

Наконец, Вивернкло оторвал взгляд от бумаг, его лицо выражало неодобрение.
- Мы поговорим об этом завтра, Грипфук. Я ожидаю услышать несколько убедительных доводов на тему почему ты решил, что эти расходы могли быть чем угодно, кроме драконьего навоза. Работа такой квалификации, определенно, не подходит для того, чтобы вернуть тебе стол твоего отца. Я разочарован.

Тот факт, что он выразил свое неудовольствие по английски служил гораздо большим намеком на большие трудности у Грипфука чем сами слова. С поникшей головой, бухгалтер покинул комнату не способный или не желающий пробормотать слова прощания.

Молча Вивернкло собрал все документы, затем поднял голову и указал Гарри занять место напротив него. Роксана заняла место рядом с ним, а Агата вместе с подростками так и осталась сидеть за чайным столиком. Ее роль закончилась когда Вивернкло согласился помочь Гарри. Гоблин был управляющим ее счета вот уже двадцать лет и она доверяла ему настолько, насколько ведьма вообще может доверять гоблину. Их маленькое подшучивание об растратах было сделано лишь из лучших побуждений. Она знала, что он ненавидит плохую работу почти также сильно, как и обманщиков. Из своей прошлой работы, Вивернкло усвоил урок, что даже самая мельчайшая расхлябанность могла стоить тебе жизни и не видел причин по которым этого не должно быть и на новом месте работы.

- Мистер Поттер, у меня для вас несколько новостей. Некоторые хорошие,а некоторые плохие, но подавляющее большинство... Хотя смотря по обстоятельствам. Нам понадобится некоторое время, чтобы разобраться во всем этом. Мы должны проверить несколько счетов , каждый счет имеет разные роли, особенно, касательно вашего допуска к ним.

Он положил первую бумагу на стол, озаглавленную " школьный счет Гарри Поттера". Интересно то, что на документе были подписи не только Грипфука, но и самого Вивернкло.

- Это самый маленький счет, но вместе с тем единственный к которому у вас есть полный доступ, - начал он объяснять. - Четырнадцать лет назад, ваша мама и крестная сидели за этим столом и открывали доверительные счета: один для мисс Дафны Гринграсс, а другой для вас.

- Леди Гринграсс говорила мне об этом, - дополнил Гарри. - И тот факт, что я не получал за последнее десятилетие ни одной выплаты был причиной нашего первого визита. До момента произошедшего несколько недель назад, я и не подозревал ни о каком наследстве стоящего упоминания.

- Понимаю. Как вы можете видеть это обычный школьный счет, не включающий ни каких ценных бумаг. Он используется только для того, чтобы оплатить вашу учебу, необходимые принадлежности и выплаты на ваше ежемесячное содержание. - С этими словами, он указал на несколько пунктов в документе. Даже Гарри смог понять, что он должен был получать минимум пятьдесят галлеонов каждый месяц с тех пор, как он пошел в школу, о чем собственно Роксана ему и говорила. До школы выплаты были меньше, но тем не менее, было заявлено 4200 галлеонов на содержание за десятилетие до школы. Все деньги перечеслялись на другой счет напрямую контролируемым Дамблдором.

Дамблдор, про себя прошипел Гарри. Он присваивал все его содержание на протяжении почти десятилетия и хотя сумма не была большой, тем не менее, он был бы счастлив получить эти деньги хотя бы для того, чтобы покупать более щедрые подарки и преобрести себе более подходящую одежду. Он обязательно вернет все деньги, которые получил от профессора Макгонагалл за эти годы, пообещал сам себе Гарри, если только она снова сможет помочь другим в будущем. Возможно, были еще студенты среди грифиндорцев остро нуждающиеся в финансовой помощи. И хотя ему больше не нравился Рон, он всеже не мог забыть как в первый день в Хогвартс Экспрессе он не мог позволить себе купить сладостей.

- 500 галлеонов на школьные материалы в год это как то многовато, - прервала его мысли Роксана. - Я определенно не скупа, но моей дочери за все четыре года не понадобилось такой суммы. И это с неверным взыскиваемым процентом школы. Мама? Две тысячи галлеонов использовалось для обогощения маглорожденных не так ли?

- Что? - вмешалась Гермиона. - Существуют различные процентные ставки? - Она знала, что ее родители заплатили в точности эту сумму и это нанесло серьезный урон по их кошельку, не смотря на управление очень хорошей стоматологической клиникой.

- К сожалению, да, - согласилась Агата. - Они различные между бедными и богатыми - и это вполне приемлемо - а также различны между маглорожденными и чистокровными. Причины этого в том, что чистокровные делают больший вклад в магический мир, платят налоги и так далее. Но независимо от того является ли это разумным и честным или нет: Они используют неверную процентную ставку. Эти две тысячи галлеонов это наивысшая школьная оплата. Гарри должен был платить гораздо меньше.

Глаза Гарри стали полыхать когда Вивернкло потвердил подозрения Роксаны относительно ежемесячного содержания. Но невыплата содержания, сумма за школьные материалы и неверная сумма за обучение еще больше разожгли его гнев. Но по прежнему, в этом не было большого смысла, это придирка к мелочам, маленькая растрата.

- Зачем все эти трудности? - спросил он. - Да, это приличная сумма, но все же... Если кто-то хочет обмануть меня, почему на таком уровне? Почему не громадная сумма? Ужесточение моих карманных денег? Это детсадовский уровень.

- Возможность доступа, - объяснила Агата, а Виверкнло согласился с ней.

- Твои родители открыли четыре счета в Гринготсе. Управление крайне сложно и даже твой магический опекун - до сегодняшнего дня профессор Дамблдор - имел ограниченный доступ к твоим деньгам. Твоя мама была очень осторожна в обеспечении безопасности. Это твой самый незначительный счет и к растрате надо добавить сумму в размере около 10000 галлеонов. По крайней мере, если я проверю эти расчеты. Я полагаю вы не получали дополнительных тренировок до школы? Согласно этим документам две тысячи пятьсот галлеонов пошло на ваше продвинутое обучение в возрасте от семи до одинадцати.

- Если только вы назовете продвинутыми уроками голодание, битье и запирание в чулане, - в ответ прорычал Гарри.

Роксана опасалась его реакции еще до прихода сюда, опасалась, что гнев возобладает над ним. Но, очевидно, прошедшие месяцы изменили его до неузнаваемости. Да, он был зол, даже взбешен, но всеже мог и желал управлять этими эмоциями. Месть это блюдо которое нужно подавать холодным. Это казалось было его девизом и Роксана радовалась этому.

Несколькими шагами позади, Гермиона размышляла о томже. Замените раздражительного Рона добродушным Невиллом, добавте заботливые щипки Дафны, размешайте как следует и дайте настояться несколько месяцев... И о чудо: совершенно новый Гарри. Ей по настоящему нравилась новая сторона лучшего друга.

- Нам должны суметь вернуть все эти растраты. Ч полагаю, что не особо рискну если пообещаю, что в течении недели вы получите доступ к этим десяти тысячам галлеонов. И поскольку, они составляли часть вашего доверительного счета, вы более или менее полностью сможете распоряжаться ими. Ваш опекун должен согласиться только если вы захотите потратить большую сумму за раз.

Гарри лучился улыбкой от новостей. Теперь, у него будут собственные деньги. десять тысяч это конечно не достаточно, но этого более чем достаточно, чтобы вернуть все свои долги Роксане и Минерве, оплатить зарплату Ремусу и еще хватит на другие мелочи. И он сможет оплатить половину суммы на магазин приколов Уизли.

- Кроме доверительного счета, у вас есть еще два больших счета - каждый принадлежал Джеймсу и Лили Поттер соответственно - а также ряд документов касающихся наследования ваших поместий.

Гарри вздохнул. Это будет длинная ночь.

***

Пенегрю менор, после полуночи.

Смертельно уставший Гарри рухнул на кровать сил не оставалось даже натянуть на себя одеяло. Шесть часов? Да они провели шесть часов в Гринготсе - два часа ожидая, четыре часа объясняя и принимая решения, которые он должен был сделать - и это только маленькая часть. Через неделю после рождества, он снова должен будет посетить Вивернкло и закончить с делами, особено, относительно того, что делать с "фондом Лили Эванс".

Фонд был... Нет, это не было уж таким сюрпризом. Ему следовало ожидать чего то подобного от своей мамы. Возможно, характер его отца был более трудным, чем он надеялся, но от всех он слышал одни и теже истории о маме и ее состродательности. То что она планировала поделиться своим богатством с другими было тем желанием, которое он с гордостью намеревался продолжить.

***

150000 галлеонов эта та сумма про которую рассказал ему Вивернкло, сумма фонда Лили Эванс-Поттер. Значительная часть этой суммы была ее приданным - так и не растраченное поскольку, она была убита вскоре после свадьбы, поскольку, большую часть последнего года жизни она провела в бегах. Похожими ценностями обладали компании чьими совладелицей она являлась. Большая часть гнева на обман улетучилась когда он заметил названия и описание компаний: " Восточный Кружок Лондона Для Лиц с Физическими Недостатками" или " Центр Поддержки Сирот Брайтона".

По подготовленому ею договору следовало, что каждый месяц на счет фонда должна переводиться небольшая сумма.
- Директор Дамблдор приостановил выплаты, - объяснил Вивернкло. - Он пытался наложить лапы и на этот сейф, как он поступил с одним из счетов Джеймса Поттера, но несмог, поскольку, Лили была очень аккуратна, куда менее доверчива. Вот бумага -анкета заполненая им, чтобы распродать доли в компаниях. Но мы были вынуждены отклонить его запрос по причине того, что он не смог предоставить потверждение от леди Лонгботтом.

Низкий рык вырвался из горла Гарри когда он услышал о желании Дамблдора распродать эти компании - игнорируя желания его мамы и благополучие этих физически-неполноценных людей. Крайне злая усмешка появилась на лице Гарри и он кивнул одобряюще.

- Зачем ему нужно было потверждение от моей бабушки? - спросил Невилл.

Вивернкло положил на стол еще один лист.
- Миссис Эванс-Поттер планировала, чтобы фонд являлся родительской организацией большего числа меньших компаний. Она хотела предоставить свои деньги и собрать их с других семей маглов и волшебников. Леди Лонгботтом была выбрана ей в качестве директора фонда. Согласно моим знаниям, она согласилась на эту должность, но...

И снова ранняя смерть мамы нарушила одно из ее желаний, подумал Гарри.
- Я спрошу у нее заинтересована она в этом или нет, - объявил Гарри. - имею ли я контроль над фондом и сейфом?

- У вас будет полный доступ в семнадцать лет, - ответил Вивернкло. - До того, ваш магический опекун должен дать согласие - правда если этот опекун есть в этом списке доверенных персон. Ваша мама хотела обезопасить средства на тот случай если нехороший опекун захотел бы растратить ваши деньги.

Он показал этот лист Гарри и не было удивительно то, что он нашел в этом листе имена Роксаны, Августы и даже Амелии Боунс. Равно как неудивителен был факт отсутствия в этом списке имен Дамблдора и Сириуса.
- Я не вижу в этом списке имени профессора Макгонагалл, - сказал Гарри, обращаясь к Гермионе. - Зато есть имя профессора Флитвика.

- В этом есть смысл, - ответила она. - Насколько нам известно, твоя мама была крайне близка с профессором Флитвиком. А Минерва... Ты знаешь, как сильно она мне нравится и как сильно я ее уважаю, но боюсь она слишком близка с Дамблдором. Возможно, твоя мама думала также о ней, не доверяй ей в противостоянии с Дамблдором.

Гарри согласился и спросил у Вивернкло:
- Итак, с согласия леди Гринграсс, я могу провести в жизнь этот контракт?

- Это было бы возможно. Ваша мама получила одобрение моего начальника, что этот фонд будет надежно управляться. И здесь совсем не причем административные расходы и процентный заем. Очевидно, она произвела впечатление, чтобы получить эти привелегия. Одобрение все еще действительно и будет таковым до тех пор пока вы будете использовать фонд по назначению: помогать физически неполноценным людям.

***

-К сожалению, есть еще кое-что о чем я должен вам сообщить. Каким-то образом, директор Дамблдор смог управлять наследством родителей вашей матери. Половина денег направилась миссис Петунии Дурсль. Другая половина должна была отправиться в сейф вашей матери. Но вместо этого, Грипфук последовал решению Дамблдора поместить эти деньги в четвертый сейф. Это была не очень большая сумма, очевидно, родители вашей матери не были очень богаты.

Он снова коротко взглянул в свои бумаги.
- 44000 галлеонов было положено в сейф тринадцать лет назад. Доступ имел определенный волшебник по имени Мундугнус Флетчер. Вам знакомо это имя? - Гарри покачал головой. Он где -то слышал это имя, но никак не мог вспомнить где. Судя по выражению лица Вивернкло этот Флетчер не был слишком уж надежной личностью.

- Мистер Флетчер... Очень известен... Нам. У нас было несколько проблем с ним в прошлом и вот уже как пять лет, он числиться в нашем международном черном списке. Не то, чтобы мы официально имели такой список, - добавил Вивернкло с усмешкой.

- Итак, Дамблдор использовал этого Флетчера как посредника чтобы скрыть свое участие? - спросила Гермиона.

- Я полагаю это была одна из причин. Вторая причина, возможно, заключалась в вопросе свободного времени, поскольку, мистер Флетчер мог управляться с повседневными обязаностями в прошлом.

- Возможно ли перевести эти деньги в сейф мамы настолько быстро насколько возможно?

Вместо прямого ответа Вивернкло схватил бланк со стола, заполнил его и положил его напротив Гарри и Роксаны:
- Подпишите здесь и здесь. - Несколькими минутами и подписями спустя, он выразил благодарность:
- Сделано- как минимум, что касается суммы лежащей в сейфе: 28000 галлеонов. Остальные были растрачены за последнее десятилетие. Около 5000 галлеонов, мы сможем изъять из личного сейфа мистера Флетчера, но я боюсь, что про остальную придется забыть. Естественно, вы можете попытаться подать в суд на него, но дело будет сложным - поскольку у него было разрешение вашего бывшего опекуна - и я боюсь вам не следует ждать много от этого дела. Мистер Флетчер не очень богат.

- Я предлагаю не подавать на него сейчас, - объявила Агата. - Мы можем оставить это в качестве козыря в случае если возникнет на то необходимость позже. Мы могли бы это использовать в качестве воздействия на него. Главное сейчас, поскольку у тебя всеже львиная сумма денег, то надо просто запретить дальнейший доступ ему и Дамблдору.

- В этом вопросе моя бабушка знает, что нужно делать лучше всех, - согласился Гарри. Он решил, что он будет так называть ее и реакции леди Пенегрю сказали ему, что это было правильное решение. Они были теперь его семьей. Его мама доверяла им, он будет доверять им тоже и положиться на их справедливость.

- Потом, вам следует изменить и этот контракт тоже, - объяснил Вивернкло. - Я знаю уже слишком поздно, но боюсь, мы должны урегулировать все дела сегодня ночью до тех пор пока у кого-нибудь не появится возможность вмешаться.

Гарри уставился на него, его глаза были красными от гнева и усталости, на щеках все еще были видны дорожки оставшиеся от слез. В комнате свободно повисло имя Дамблдора.
- Пожалуйста, объясните.

Вивернкло в течении последующего получаса объяснял ему проблему большего разделения его наследства. Хотя богатство Поттеров было значительным двадцать лет назад, но его отец потратил значительную сумму для поддержания войны против Вольдеморта, а также, чтобы помочь вдовам и сиротам пострадавшим во время войны. Гарри не мог винить его. Да, он был бы богаче на несколько милионов если бы не отец, но ведь большинство денег было потрачено на благие дела.

Зелья, броня и другая экипировка для авроров и членов ордена, поддержка семей убитых волшебников и ведьм, стипендии для независимой газеты.

-Он даже тратил деньги на "Придиру", - пробормотал с улыбкой Гарри. - Я владею пятнадцатью процентами акций этого журнала. Мне следует читать чаще мой журнал в будущем. - Луна очевидно будет рада услышать об этом.

Но и без этого, богатство Поттеров составляло около 600000 галлеонов , два больших поместья - разрушенный дом родителей в Годриковой Лощине и семейный менор - и ряд меньших поместий в европе главным образом бунгало для отпусков и городские квартиры.

- Около четверти суммы находящейся в сейфах после смерти Поттеров было потрачено. Официальная версия это поддержание Поттер менора. Но если учесть, что ответственным за это был мистер Флетчер, то я сильно в этом сомневаюсь. Меньшее количество было потрачено на поддержание бедных семей волшебников.

Гарри уже знал, что Поттер менор использовался орденом с начала войны. Было бы интересно увидеть его нынешнее состояние. Вивернкло показал ему список поддерживаемых людей и хотя он не увидел в нем ни одной знакомой фамилии, он, как минимум, заметил имя Хестии Джоунс, миссис Фигг и мистера Люпина с крайне маленькой суммой напротив. Гарри знал, что Дамблдор поддерживал ряд бедных семей из ордена, только происхождение денег, которые он использовал так щедро до сего момента оставалось загадкой.

- Пожалуйста, лишите любого доступа ко всем счетам мистера Флетчера. После продолжите выплаты из списка, но удвойте сумму выплачиваемую миссис Фигг. И с данного момента все деньги должны на прямую перечисляться на ее счет. Я думаю вы в состоянии сделать так, чтобы она смогла получать деньги в магловском банке? - Ему нравилась эта леди, а она никогда не была богата. Жизнь сквиба без семейной поддержки, без образования и магии, определенно, трудна, особенно, в ее возрасте. Он только хотел, чтобы она знала, кто поддерживает ее, хотел оградить ее от Дамблдоровского влияния.

- Это не проблема, - ответил Вивернкло. - У нас есть связи с несколькими крупными магловскими банками.

Гарри обобщил все, что он сегодня услышал:
Школьный счет: Вивернкло вернет ему около десяти тысяч галлеонов украденных Дамблдором за последнее десятилетие. И Гарри получит к ним полный доступ.

Сейф Лили и ее фонд: после возвращения наследства родителей Лили на этих счетах будет находится около 180000 галлеонов и ряд дочерних компаний. Он будет иметь ограниченный доступ пока ему не исполнится семнадцать и надеялся, что леди Лонгботтом охотно поможет ему с фондом.

Счет Джеймса: большая часть наследства два поместья и 600000 галлеонов. Как объяснил Вивернкло, он получит полный доступ когда ему исполнится двадцать один год. До того, он лишь может контролировать этот счет дабы удостовериться, что никто не продолжает тратить эти деньги.

Главные преступники: директор Дамблдор и его подручный мундугнус Флетчер. И Гарри пообещал самому себе, что они пожалеют об этом. Он не потеряет контроль, но никогда не забудет. По крайней мере, ему было спокойно от того, что ни кто из учителей не был вовлечен в эту аферу.

Неожиданно, он ударил по столу кулаком, пробуждая всех. Гарри глубоко вздохнул два раза, а затем с кривой усмешкой объяснил:
- Муха. - Он смахнул невидимую - и не существующую - муху и, придав себе спокойный вид, облокотился на спинку кресла.

Вивернкло наблюдал за ним с интересом. Он хорошо помнил день когда его мама сидела здесь. Новая в волшебном мире и не опытная в отношении денег Лили Эванс без сомнения спрашивала советов у гоблина. Ты не узнала получше все это, но ты должна думать и желать, чтобы спросить правильного человека. Она с не терпением изучала возможности чтобы обезопасить наследство сына, уже не доверяя личности крайне уважаемой в ее окружении. Когда она стала размышлять на счет фонда, Вивернкло послал ее к своему начальнику.

Моему начальнику, - про себя усмехнулся Вивернкло. Она была одна из немногих гоблинш в этом деле, одной из самых старых и уродливых гоблинш стоило добавить. Маленькая, лысая и бочкообразная, тем не менее, ее знания уважали всем отделением, ее неодобрения опосались даже некоторые старшие бухгалтера. Теперь, она была главным бухгалтером Лондона напрямую подвластная директору. И она была его самой самой дорогой тетей. Но прозвище старый броненосец не заслуживается даром. Вам надо было быть слишком маленьким гоблинским детенышем, чтобы вымучить улыбку из ее растрескавшихся губ.

Столетие назад, она была самым известным разрушителем проклятий и до сих пор, в Гринготсе используются многие из ее книг и инструкций. Она принадлежала к маленькому состоящему тольку из женщин ордену духовых шаманов. Пятьдесят лет назад, она вошла в состав бухгалтерского отдела и стала стремительно подниматься по служебной лестнице, благодаря своему невероятному уму. И то, что Лили Эванс за единственный день произвела на нее впечатление только демонстрировало какой экстраординарной девушкой та была. Вивернкло видел много от нее в этом парне. Я помогу тебе точно также, как моя тетя помогла твоей маме.

- Что-то тревожит вас, мастер Вивернкло? - внезапно спросила Агата. - Я права?

Гоблин молча смотрел на нее некоторое время, а затем медленно кивнул.
- Ты права. - С легким вздохом, он указал на бумаги лежащие перед ним. - Если бы ты сегодня не появилась здесь, обман так и продолжался бы еще долгое время. Заявки были составлены так хорошо, а сумма денег была так незначительна, что ничто не вызывало подозрений. Это так...

- Так удобно? - спросила Агата.

- Да, - он снова вздохнул, - так удобно. Очень тяжело признавать, что такого рода мошенечество ни один мошеник не смог бы провернуть без вмешательства кого-то из нутри. Грипфук должен был сказать ему, что и как надо делать, чтобы все прошло незамеченным.

- Можете вы нам рассказать кое-что об этом Грипфуке?

- Его семья долгое время была частью ЛБО - Лондонского Бухгалтерского Отдела. Они были ответственны за счета самых богатых и уважаемых семей. Но после смерти его дедушки, статус семьи упал. Репутация его отца и дяди не была на высоте и они потеряли большую часть клиентов. Закончилось все тем, что его отец был понижен и с тех пор его сын изо всех сил пытается вернуть утраченные позиции. Пятнадцать лет назад ходили слухи о некоторых не вполне легальных транзакциях, но каким то чудом Грипфуку удалось избежать очередного понижения. С тех пор, он смог заполучить несколько новых клиентов главным образом магловские семьи, которые очевидно были посланы к ниму. Они не очень важные клиенты, но благодаря им, он смог слегка улучшить свое положение. С тех пор, как мистер Поттер поступил в Хогвартс, он стал закидывать нас просьбами о возвращении ему отцовского стола.

- Гринготс имеет уникальную репутацию, - заявила Агата. - Крайне сложно найти паршивую овцу среди вас.

- Это отвратительно, - согласился Вивернкло. - Я пошлю документы нашим проверяющим и копию старому броненосцу. Если мои предположения верны, Грипфуку не понравится наказание.

***

Гарри с улыбкой на лице закрыл глаза. Он с гордостью последует желаниям мамы. Он получит растраченные Дамблдором деньги назад. Но самое главное, у него теперь была семья, настоящая семья.

@темы: Фанфик, Перевод, Гарри Поттер, ГП/ДГ

10:32 

Второй шанс. ГП/ДГ. Глава 26.

Визит испанской леди

Хогвартс, кабинет директора. 24 декабря.

За прошедшие пару дней настроение директора явно не улучшилось. Он надеялся, с помощью приказов и намеков, которые он дал правомочным сотрудникам министерства и Гринготса, выиграть несколько дней. Но снова, его планы не удались.

Возможно, ему следовало ожидать, что леди Гринграсс попросит о помощи Амелию Боунс. Очевидно, он недооценил то, насколько близки они стали после инцидента с отравлением. Дамблдор вздохнул. Он плохо сладил с ситуацией. Он был доволен, что целью нападения стала не важная маглокровка и все обошлось без жертв так, что казалось ни что не в состоянии очернить репутацию Хогвартса, казалось, не произошло ничего, что могло бы встревожить более влиятельных семей волшебного мира. Решение было рациональным, но он упустил прекрасную возможность заработать очки в борьбе за Гарри. Решая загадку покушения, он определенно произвел бы впечатление на мальчишку. Но теперь было слишком поздно. Возможно, я мог бы предоставить ему козла отпущения, размышлял Дамблдор. Идея заслуживала более тщательного обдумывания.

Дафна Гринграсс спасла девчонку и, одновремено, защитила Сьюзан Боунс от уголовной ответственности. Неудивительно, что ее тетя охотно помогла с усыновлением. Вместо того, чтобы отложить на несколько месяцев, или до летних каникул, вопрос об опеке, он упустил шанс и этот вопрос был уже урегулирован.

Мисс Грейнджер, размышлял Дамблдор. Она все еще была на его попечении. Возможно, можно будет использовать опекунство над ней. Но он должен быть крайне осторожен в количестве оказываемого давления. Она уважает его и ей очень нравится быть в Хогвартсе. Мог бы он использовать это против Гарри? Определенно, Минерва не должна ничего слышать об этом. Бывшая верная союзница превратилась за последние месяцы в надоедливого критика. Дамблдор разочаровано крякнул. Так многое повернулось в худшую сторону. А теперь и это - Дамблдор уставился на письмо, которое он получил сегодня утром, письмо от бухгалтера Грипфука.

Так как леди Гринграс преобрела статус опекуна Гарри, то Грипфук больше не мог не давать ей допуска к документам. Ее мама даже смогла воспользоваться помощью его начальника в исследовании бумаг. Он ни как не ожидал такого поворота событий. Гоблины были широко известны в том, что не желали помогать ни волшебникам, ни ведьмам в помощи контролирования работы другого гоблина и только несколько волшебников могут вообще подумать о такой помощи.

Дамблдор не знал того количества информации, которую получили леди Гринграсс и мальчишка Поттер, но он должен готовиться к худшему. И, поскольку, во все это вовлечен Вивернкло, то теперь это вопрос времени когда гоблины начнут серьезное расследование. Большинство его действий были в допустимых пределах, но слухи вокруг этого могут серьезно повредить его репутации. Ведь ни кто не поймет, что он сделал это не для обогощения себя, а для общего блага. Возможно, ему следовало принять назначение в качестве министра магии тринадцать лет назад. Многие вещи были бы проще.

Нет, покачал Дамблдор головой. Гораздо лучше оставаться серым кардиналом.

Но он теперь должен действовать. Он должен действовать быстро и решительно.

***

Пенегрю менор, столовая.

Они в бодром настроении сидели за столом. Четверо тенейджеров, Роксана и Агата наслаждались крепким завтраком, состоящим из яиц, бекона и сосисек. Больше всего Гарри нравилось большое разнообразие соков. После трех лет тыквенного сока в Хогвартсе, он с удовольствием пробовал апельсиновый и яблочный соки, соки из экзотических фруктов, о существовании которых он и не подозревал до недавнего времени.

Попивая более кислый вариант сока из хрустального стакана, - он уже понял, что хрустальные стаканы, бокалы и фужеры являются одними из предметов роскоши, которые очень важны для Агаты - он проследовал за изумленными взглядами Гермионы и Дафны на второй столик, расположенный в нескольких шагах от них. Там, за небольшим круглым столиком, Сидди кормила Живоглота, Балу, Хедвик и Мандрагору закусками всех видов. Каждый пятый кусочек заканчивал свой путь у нее во рту и было очевидно, что ей очень нравились домашние любимцы. Гарри только понадеялся, что Сидди не начнет одевать котенка как маленького ребенка. Он видел однажды разодетого пуделя. Гарри вздрогнул, представив Балу в желтом одеянии.

Агата усмехнулась стоило ей подумать о своем зяте. Сайруса хватит апоплексический удар при первом же взгляде. Он никогда не мог понять, как можно чувствовать любовь к этим невинным существам. Совы были всего-лишь инструментом для него, их долг - доставка почты. Кошки же на его взгляд были совсем бесполезными существами. Если вы можете купить проститутку, то зачем вам нужна привязанность кошки? Леди скривилась от отвращения.

Ни для кого не было секретом, что Люциус тратил часть своих денег на физические удовольствия - по слухам тот факт, что после рождения Драко, Нарцисса не проявляла в этом деле особого интузиазма был главной причиной такого поведения - и что он неоднократно убеждал Сайруса и нескольких важных друзей присоединиться к нему. Ходили даже слухи, что он платил леди Катерине Януи - французкой суке - пардон: общественной леди - являющейся вейлой и по совместительству возлюбленной министра. Иметь возлюбленную это, определенно, французкая традиция в которой Англия явно не нуждалась.

Гарри счастливо огляделся вокруг. Это был его первый завтрак в качестве оффициального члена семьи.
- Какие планы на сегодня... Мама? - Последнее слово он подчеркнул, пытаясь не смотреть ни на Роксану, ни на Дафну. Не большая пауза перед ответом сказала ему о ее эмоциях. И с этого момента, Гарри решил называть ее мамой и это казалось правильным и не было предательством по отношению к Лили.

- Мастер Вивернкло хотел поговорить с нами о расследовании после рождества. На время нам следует забыть об этом деле. К сожалению, твоя палочка не будет готова сегодня, поэтому, я подумала, что ты мог бы посетить колдо-оптика.

Гарри моргнул. Его очки были частью его в течении нескольких лет. Он не был у окулиста с тех пор, как семь лет назад пошел в школу. Гермиона несколько раз, в прошлом, чинила его очки. Сейчас было самое время сменить их. Возможно, удастся купить очки с защитными заклинаниями против погоды. Он с содроганием вспоминал те матчи по квиддичу в которых он должен был бороться с шотландским ливнем.
- Я бы хотел.

- С очками разобрались. Дафна, я подумала, что ты бы могла воспользоваться случаем и показать Гермионе Хоббитон. Я уверена ей понравится.

- Хоббитон? - изумленно моргнула Гермиона. Естественно, она знала название, но как Дафна собиралась показать ей вымышленную деревню.

- Блестящая идея, мам, - усмехнулась Дафна. - Тебе очень понравится, Гермиона.

***

Пенегрю менор, Хоббитон.

Идя вслед за Дафной по саду позади Пенегрю менора, Гермиона терялась в догадках чего ей стоит ожидать. Всю дорогу пока они шли мимо сада с розами, небольшого павильона и вязового леса, Невилл держал ее за руку и одобряюще улыбался. Она не ожидала, что площадь за менором окажется такой обширной. Внезапно, деревья раступились и открылся невообразимый, переносящий в сказку вид.

*Моргание*

*Пристальный взгляд*

*Моргание*

Дафна захихикала:
- Мило не правда?

Невилл сжал руку Гермионы:
- Я это тоже вижу.

Гермиона покачала головой и вновь уставилась на открывшуюся картину. Прямо перед ней стояла широко улыбающаяся Сидди вместе с множеством других домовых эльфов. Некоторых она знала как например Филли - младшего брата Сидди или махающего ей Мэтти - их шеф повара- но остальных она никогда прежде не видела. Молодые и старые эльфы, целые семьи - их было больше двадцати и все они стояли напротив чего-то, что могло быть только ее фантазией или фантазией Толкиена.

На открытой местности шесть восемь покрытых травой холмиков с дымовыми трубами были хорошо видны. Холмики были окружены садом с цветами и лекарственными растениями, а в центре крошечного поселения располагалась небольшая площадь с небольшой трибуной для собраний вокруг которой были раставлены деревянные скамеечки.

- Двести лет назад, некоторые ирландские домовые эльфы начали работать на мою семью. Пра-пра бабушка Джозефина разрешила построить им домики к которым они привыкли в Ирландии. Другим эльфам идея понравилась и с тех пор, Пенегрю менор имеет Хоббитон.

- Это так похоже на...

- На Шаетон Толкиена? - улыбнулась Дафна. - Я знаю. Мы полагаем, что Толкиен однажды натолкнулся на поселение ирландских домашних эльфов и вдохновился увиденным. В любом случае, было бы слишком много совпадений. Пойдем... Сидди хочет показать тебе свой дом.

***

Пенегрю менор

- Гарри, ты должен увидеть это сам, - пролепетала Гермиона. Она болтала без остановки после возвращения: дом Сидди то, дом Сидди се.

- И он такой крошечный и чудесный. Я чувствовала себя алисой выпевшей зелье роста. Я должна была быть очень осторожной, чтобы не нанести вред стенам и крыше. Они построили дом для Кетти - она кузина Сидди и собирается выйти замуж в следующем году. Я была приглашена на свадьбу. Я уверена она пригласит тебя тоже.

Ее щеки мило раскраснелись пока она возбужденно говорила о поселении. Дафна и остальные слушали, у ее матери на губах играла понимающая улыбка. Она надеялась, что Гермиона отреагирует подобным образом. Не только благополучие эльфов было важно для нее, но также ей необходимо было чуть больше радоваться время от времени.

- Итак, ты больше не думаешь о моей семье как о сборище рабовладельцев? - с усмешкой спросил Гарри. Моя семья - все еще это было достаточно новым, чтобы вызывать реакции у Дафны и Роксаны и было особым для него, чтобы использовать эти слова.

Гермиона ткнула его по руке.
- Глупый, конечноже нет, это совершенно другое. - Она вздохнула. - Но я счастлива, что Дафна...

- Что Дафна... - продолжил Гарри.

- Ну, ты знаешь, моя идея с ГАВНЭ провалилась. Дафна остановила меня, сказала мне, чтобы я сначала поговорила с эльфами, чтобы лучше узнать какого сорта помощь они хотят и нуждаются. - Она вздохнула слегка несчастно. - Я правда хотела помочь домашним эльфам, даже подумывала вязать для них носки, чтобы освободить их.

- Это бы не сработало, - вмешался Невилл. - Именно владелец и ни кто другой должен дать им одежду и в случае Хогвартса это должен быть директор.

Дафна утвердительно кивнула:
- И это было очень гуммано хотеть помочь им. Не удивительно поэтому, что Сидди уже любит тебя больше чем меня.

Гермиона покраснела и пробормотала что-то неразборчиво. Но Дафна обняла ее:
- Все хорошо. Не каждый эльф имеет такую жизнь как наши эльфы. - Она бросила на Гарри грозный взгляд:
- Заруби себе на носу: у семьи есть свои традиции, которым ты должен следовать. Обращаться с эльфами так как это делают Малфои в глазах леди Пенегрю смертельное оскорбление.

Гарри низко поклонился.
- Разумный человек никогда бы не сделал ничего такого, что могло бы обидеть его леди.

- Хороший ответ.

Внезапно, Гермиона задумчиво нахмурилась.
- Что на счет Добби, Гарри?

- Добби? - спросил Гарри, а потом медленно кивнул. - Нам следует поговорить с ним. Возможно, он мог бы жить здесь если бы захотел. Или он мог бы присматривать за Поттер менором. Поскольку, Флетчер больше не присматривает за домом, то это должен делать кто-то еще.

Гермиона, улыбнувшись, согласилась:
- Я уверена он с превиликим удовольствием согласится. - Мысль об эльфе работающим на Поттер менор слегка еще тревожила девушку. Но если не Гарри не будет идеальным хозяином , то кто еще?

- Может он взять с собой Винки? - пропищала Сидди.

- Кто такая Винки?

- Винки - новый эльф. Она потеряла свою прежнюю работу и после этого слишком подавленна. Ее прежний хозяин выгнал ее. Она работает на кухне в Хогвартсе, но пьет слишком много сливочного пива. Добби пытался поднять ей настроение, но до сих пор безуспешно.

- Я помню ее, - произнес Гарри. - Она была эльфом Крауча до финала кубка мира по квиддичу.

И снова, Гермионе понравилось как поставлена речь у эльфов в Пенегрью меноре. Ни чего подобного с тем, как большинство эльфов бормочут о себе в третьем лице. Роксана рассказала ей, как Агата обучала старших эльфов.
"Ни одному плохо говорящему эльфу не позволено работать в доме. " Очевидно, это было хорошим подспорьем для обучения.

- Я не думаю, что возникнут проблемы. Очевидно, что для целого менора понадобится больше одного эльфа. Мы поговорим с Добби о ней тоже.

***

- Гарри, где твои очки? - Гермиона уставилась на друга. Уже прошел час после ее возвращения из Хоббитона, но из-за того, что она была слишком взволнована, говоря о поселении, то не сразу заметила, что ее друг больше не носит очков.

- Он был у колдо-оптика, Гермиона, - сказала Дафна так как будто это все объясняет. Но это не было так. Гермиона, моргая, уставилась на нее, поэтому, Дафна, улыбаясь, продолжила:
- Разве ты видела хоть раз мага в очках? Возможно, нескольких маглорожденных, но видела ли ты хотя бы одного ребенка выросшего в волшебном мире в очках?

Гермиона некоторое время размышляла, а затем покачала головой.

- Видишь. Это не обычно для нас. Гарри, ты теперь носишь магические линзы, я права?

- Разумеется, - кивнул Гарри. - Нового размера, носимые целый год. Мерлин, да они даже наложили чары на них. Сейчас, они темнее и защищают меня от солнечного света и от воздушных потоков.

- Мило. У меня есть нечто подобное. Они не для того, чтобы улучшить мое зрение, а предназначены для защиты от солнца и ветра. Ты знаешь, для квиддича.

***

- Возвращаясь к твоему вопросу, который ты задал утром, Гарри, - начала Роксана. Они снова сидели за столом и обедали, набираясь сил перед долгим днем. - Наши планы... - Она взглянула на мать, чтобы та продолжила.

- Мы запланировали кое-что на ближайшие дни. С этим турниром и некоторыми не особо-счастливыми событиями, мы решили, что будет хорошей идеей подготовить вас.

- Но вы будете делать немножко больше чем просто учиться, - вмешалась Роксана. - Мы составили расписание и в нем найдется место для спорта, а также и для отдыха. И для совместных просмотров фильмов по вечерам, - улыбнулась она. Обсуждение с Агатой было длиным и напряженным. Конфликт - учить как можно больше, чтобы суметь защитить себя и дать им достаточно времени, чтобы быть нормальными тенейджерами - был крайне сложным. Более того, было крайне тяжело решить какие тренировочные сессии на данный момент необходимы больше всего. Что должно быть сделано в Хогвартсе, а что дома?

Гермиона вздохнула:
- Но я должна вернуться домой после празднования рождества. Я очень хотела бы остаться здесь, но родители... Я скучаю по ним. Я не видела их уже несколько месяцев, а до летних каникул еще так далеко.

- Это не проблема, дорогая, - Агата похлопала ее по руке. - Я пригласила их на праздники в Пенегрю менор. Спорт, чтение, отдых, хорошая кухня... Они даже хотели попробовать покататься на лошадях, а твоя мама была также заинтересована в уроках фехтования. И они могут посмотреть на заклинания, которые ты уже выучила.

Гермиона изумленно посмотрела на нее. Медленно на ее лице начала появляться улыбка и она бросилась к Агате и крепко обняла ее.
- Спасибо,Агата, спасибо.

- Не за что. Твои родители кажутся хорошими людьми, особенно, твоя мама. Теперь, я знаю от кого ты унаследовала свои лучшие качества.

Гермиона покраснела и кивнула. Она очень любила маму. Ее отец - Дэн был иногда суровым отцом и был обеспокоен, узнав, что она ведьма четыре года назад. Никогда она не сможет рассказать ему о их приключениях и опасностях в Хогвартсе без риска запрета посещения школы. Но ее мама - Эмма всегда поддерживала ее.

Она была также единственной, кто научила ее католической вере. Ее отец офицально Англиканец позволял ей обучать дочь этой не обычной в Великобритании вере.
- Это много значит для Эммы, - однажды объяснил он. - А для меня важно только то, что она примет христианскую мораль и будет гуманной.

- Поэтому, ты можешь проводить несколько часов с родителями и по прежнему, принимать участие в уроках, - продолжила Агата. - У нас были некие сложности с тем чему тебя учить, как составить твое расписание. Я по прежнему считаю, что Оклюменция и Легилименция очень важны. Я обучу тебя Оклюменции, а тетушка Анна предложила начать обучать Дафну Лигилименции. Мы обе знаем, что эта область не является твоим талантом, Дафна, но ты уже начала изучать ее и тем более Лигилименция понадобится вам четверым для тренировок Оклюменции в Хогвартсе. Между прочим, Анна хочет протестировать всех вас на способности в защите разума. Это должно быть интересным.

Подростки, в особенности Гарри, не уверенно посмотрели на нее. Действительно ли они хотят, чтобы незнакомая женщина исследовала их разум.
- Я доверяю ей, - заявила Дафна, осознавая их трудности. - Она будет осторожна и не будет проникать слишком глубоко. Она никогда не предаст вашего доверия. - Гарри улыбнулся и медленно кивнул.

- На счет тестирования, - взяла слово Роксана. - Вы знаете, что в семье Пенегрю есть традиция изучать заклинание анимагии. Тоже можно сказать и о семье Поттеров. Но это заклинание очень сложное и надо потратить много времени на изучение. И не каждый имеет таланты к этой области. Я и Агата решили, что лучше всего отложить эти занятия как минимум до лета. Небольшую часть, тем не менее, вы уже изучите сейчас, поскольку, это будет полезно при изучении оклюменции. Мы обучим вас некоторым медитативным техникам, что составляет первый шаг на пути изучения анимагии. Мы также начнем варить зелье, которое подскажет вам насколько вы талантливы в анимагии и как сложно для вас будет изучить эту науку. Если хотите мы можем провести проверку на следующей неделе.

- Следует ли мне тоже проходить этот тест? - слегка подавлено спросила Дафна.

Гарри поинтересовался:
- Естественно, почему нет? Ты одна стоишь больше чем мы все вместе взятые.

Дафна выдавила слабую улыбку.
- Это не так просто, Гарри.

- Мы до сих пор еще не тестировали Дафну, - объяснила Роксана. - Но я ожидаю, что ее талант будет на моем уровне. Это значит, что она может изучать эту науку, но с большими трудностями и большой дисциплиной. Но даже если она сможет стать анимагом и узнает свою форму будет лучше не принимать ее. Способности Дафны все еще растут и Анна протестирует ее следующим летом. Согласно ее оценкам существует большой риск, что изучение этого заклинания понесет за собой негативные последствия и разрушит некоторые из уже имеющихся способностей. Мы должны подождать, а там уже Дафна сама примет решение надо ли ей это или нет.

- Я не понимаю о чем ты говоришь. О каких других способностях ты упоминала?

- Гарри, ты услышишь о них позже. Сейчас же давайте просто подождем и проведем тест. Возможно, не придется принимать ровным счетом ни какого решения.

***

Пенегрю менор, тренировочная комната, полдень.

Возможно, в качестве отвлечения, Роксана убедила подростков провести первую тренировку после легкого ланча. Спустившись вниз, они обнаружили, что находятся в большой комнате, которая позже, как подразумевалось, будет их тренировочной комнатой. Помещение было пусто за исключением стен сделанных из стеклоподобной материи, которые отгораживали четверть комнаты и за которыми находились десятки стульев и несколько небольших столов.

- Мы должны будем увеличить комнату в течении нескольких месяцев. На данный момент, мы добавили только несколько защитных заклинаний. Стен будет достаточно, чтобы защитить зрителей от заклинаний. Только, пожалуйста, воздержитесь на время от использования заклинания Reducto . - Роксана, знающе, улыбнулась Гарри и Гермионе, поскольку, она была последним человеком кто использовал это заклинание. - Сегодня мы проведем только маленькие дуэли. Для начала я посмотрю, что вы можете против меня, чтобы понять ваши сильные и слабые стороны, а потом мы составим пары.

***

Пот и боль, вот что могло послужить описанием последующих двух часов. То что ни кто даже гарри близко не смог победить ее не удивило ни кого. Но увидев, как она с легкостью уворачивается почти от всех заклинаний, редко используя Protego, когда она вышла против Гарри с Дафной, самых скоростных из группы, они были полностью ошеломлены. Она сказала подросткам попробовать тоже самое и их вымотаный вид ясно показал, что им просто необходимы постоянные физические нагрузки если они хотят увернуться хотябы от нескольких заклинаний подряд. Они прекратили упражнения на прошлой неделе из-за плохой погоды и теперь, горько жалели об этом.

Интересно, что только Невилл испытывал беспокойство используя заклинания против Гермионы и был вынужден поменять партнера. С другой стороны, Дафна и Гарри, очевидно, наслаждались, проводя свой спарринг. Дафна была почти также быстра как и Гарри, но была более меткой , хотя заклинания Гарри были почти в двое мощнее.

- Дафна, - проорал Гарри и бросился к ней. Его последний Stupefy не только ударил в ее защиту, но пробил ее и отправил девушку на пол. Поспешно, он произнес Enervate и упал на колени рядом с ней, нежно поднимая ее голову и плечи, чтобы взглянуть на нее. - Ты в порядке?

- Что за тупой вопрос, мистер Поттер, - пробормотала она, ее щеки пылали от гнева и чего-то еще, а глаза блестели. - Все болит.

- Где болит? - спросил он, пристально смотря на нее и выглядя при этом не очень умно.

Небольшая усмешка заиграла на ее губах когда она указала на свою шею:
- Здесь.

- Покажи мне, - пробормотал Гарри, наклоняясь ближе, чтобы осмотреть место. Там небыло ничего ни синяка, ни единой царапины только нежная кожа , пахнущая травянным мылом и блестевшая от пота.

- Так лучше? - спросил он, нежно поцеловав шею.

- Лучше, - ответила Дафна. Внезапно, она сильно покраснела и посмотрела на что-то расположенное над головой Гарри. Не оборачиваясь, он спросил низким голосом:
- Мама? - Дафна кивнула и прошептала:
- Мама.

***

Пенегрю менор, гостинная, вечер.

Было замечательно воспользоваться крытым бассейном после тренировки. Летом крышу убирают, но сейчас они были счастливы, что она уберегает их от декабрьской погоды. Самым важным разговором было обсуждение последней дуэли между Невиллом и Роксаной.

***

Отклонив голову влево буквально на ладонь, Роксана вновь уклонилась от заклинания Невилла. Более двух десятков заклинаний - Stupefy, Expelliarmus и нескольких жалящих проклятий - прошли мимо цели и медленно, спокойный юноша начал терять терпение и нервничать. Его лицо преобрело красный цвет, признак усталости и разочарования. Вместо того, чтобы действовать лучше, на него накотило пораженченское настроение.

Внезапно, на его лице появилась слабая улыбка, явно демонстрируя, что ему в голову пришла идея, новая тактика.

- Aguamenti! - В течении нескольких секунд, вода покрыла пол , моментально покрываясь льдом после:
- Glacis!

С восторгом, он наблюдал, как Роксана падала напол. Поспешно, он бросил пару заклинаний в ее сторону. От первого она ускользнула, перекувыркнувшись, второе было отраженно Protego. Находясь под защитой, Роксана наложила на себя какое-то заклинание, которого Невил не узнал. Пытаясь победить ее до того, как она сможет уничтожить его лед, он сделал шаг и кинул еще одно обезаруживающее заклинание.

С открытым ртом, Невилл наблюдал, как Роксана отпрыгнула в сторону и остановилась скрипнув подошвами. Рядом с ее ногами были отчетливы видны следы торможения, но еще до того, как он смог хоть как-то отреагировать или обдумать случившееся, его палочка вылетела из его руки, а сам он полетел напол полностью связанный.

Грациозно и двигаясь так будто шла по твердой земле, а не скользкому льду - каждый шаг сопровождался темже скрипом- Роксана подошла к Невиллу и слегка поклонилась.
- Хорошая тактика, мистер Лонгботтом. Сделай поверхность не устойчивой если твой враг слишком быстр. Но не придавай этой тактике много значения. - С этими словами, она подняла правую ногу и продемонстрировала шипы на подошве. - Чары для хождения по льду, - объяснила она. - Я покажу вам это заклинание позже. К следующему уроку, я ожидаю от вас тактики противодействия более быстрому опоненту и противотактику к вашей тактике.

***

Они, сухие, переодетые и отдохнувшие, сидели в гостинной, ожидая когда накроют стол. Последний вечер в таком малом обществе, подумал Гарри. В течении всего следующего дня будут пребывать гости. Сириус и Ремус будут здесь, Пвгуста Лонгботтом и родители Гермионы также как и некоторые другие. По крайней мере, Роксана пригласила только друзей семьи. Не политических и не экономических союзников, как это было принято у древних семей. Она хотела, чтобы празднование удалось, не опасаясь при этом всяких инцидентов, когда всякие чистокровные могут оскорбить Гермиону или девушек фанаток, пялящихся на него. Гарри был более чем счастлив от такого решения.

Когда дверь открылась, Гарри увидел вошедшую женщину, которую он до сих пор видел только на картинах в комнатах Дафны и Роксаны. Как и у Роксаны у, нее были черные волосы и она была ее ровестницей или чуточку старше. Но на этом сходства заканчивались.

Она не была очень уж высокой, всего на дюйм выше Гарри. У нее была оливкого цвета загорелая кожа, черные волосы короче чем у Роксаны. Леди Гринграсс и Дафна двигались грациозно, она же двигалась как атлет. Плечи пловца, ноги бегуна, она определенно бросалась в глаза, но скорее своей чувственностью, чем красотой. Но ее улыбка, когда она поприветствовала Дафну и крепко обняла ее изменило все его впечатление о ней с опасного хищника на нечто похоже на старшую сестру Дафны.

На время, они позабыли обо всех в комнате и быстро разговаривали на незнакомом языке, испанском, как подозревал Гарри. Только громкое фырканье Роксаны заставило их оторваться друг от друга и поприветствовать остальных присутствующих.

- Привет, Анна, я удивлена тебя видеть так рано.

Пнна вздохнула.
- Сегодня я немного разочаровалась в моих коллегах. Они вечно ведут себя так будто французкий отдел аврориата состоит из одних идиотов. Мне необходимоо было сделать перерыв и я подумала, что будет не плохо приехать немного раньше. - Она развернулась и посмотрела на остальных подростков, а затем подошла к Гермионе. - Итак, это должно быть мисс Грейнджер. Приятно встретиться с вами.

- Приятно видеть вас тоже сеньора Эрнандес. - Как и можно было ожидать, Гермиона попыталась произнести ее имя на столько правильно насколько это было возможно, вызвав тем самым одобрительную улыбку их гостьи. Если она и была удивлена тем, что была моментально узнана и представлена Гарри - мальчику который выжыл и члену семьи - то не показала этого.

- Пожалуйста, зови меня Энн или анна, поправила она, - иначе я чувствую себя ужасно старой.

- Тогда я буду звать вас Анной, - улыбнулась Гермиона.

- А это должно быть Невилл Лонгботом - внук Августы Лонгботом и новое пополнение семьи Гарри Поттер-Пенегрью.

Она поприветствовала Невилла теплой улыбкой, а Гарри задумчивым взглядом. Но в противоположность взгляду Дафны в их первую встречу пять месяцев назад, в нем не было ничего враждебного только живой интерес и желание дождаться большей информации о нем. По крайней мере, такое впечатление получил Гарри и он надеялся, что был прав в своих ощущениях. Ему очень не хотелось вновь столкнуться с тремя месяцами убеждения в его пригодности. И если Дафна была слегка стервозной по отношению к нему в начале, то эта женщина, казалось, куда более опасной в гневе.

***

Ужин был веселым мероприятием. Анна охотно рассказывала о своем доме и доказала, что является превосходным гидом, описывая ряд испанских городов их историю и как культуры востока и запада смешались в нечто уникальное. Гермиона была не единственной, кто захотел посетить эти города в будущем.

Когда все вернулись в гостинную, Анна внезапно спросила Роксану:
- Ты уже использовала зелье зимнего солнцестояния?

Зелье зимнего солнцестояния, безвучно спросил Гарри Невилла, но получил от того такой же непонимающий взгляд.

- Нет еще, мы хотели дождаться тебя. Я надеялась ты наложишь проверочные заклинания. Ты куда более искуссна в них чем я. Это будет впервые для Гарри и, возможно, Гермиона и Невилл захотят присоедениться.

- Зелье? - наконец спросила Гермиона. - Проверочные заклинания?

- Да, - начала объяснять Дафна. - В нашей семье, с многочисленными связями с чистокровными и слизеринцами... Знаешь, не то чтобы мы не доверяли нашим друзьям, но всеже ты должна быть осторожной.

Гарри несколько раз моргнул, не сразу поняв о чем Дафна говорит.

- Любовное зелье, - помог Невилл. - Бабушка использовала промывочное зелье на мне несколько раз, чтобы убедится, что мои увлечения реальные, а не искуственные.

- Ты хочешь сказать, что тебя ожидает очередной прием этого зелья стоит ей услышать обо мне, - не дружелюбно спросила Гермиона.

- Совершенно верно, - согласился Невилл, изо-всех сил пытаясь, чтобы его голос звучал беззаботно. - Особенно, после последней статьи Скитер про тебя и твою охоту за..

- Роном, Крамом, Гарри... Теперь Невиллом... Может я забыла еще о какой нибудь цели нашей маленькой золотоискательницы? - усмехнулась Дафна.

- Драко, - добавил Гарри, его беспечность была куда более убедительной чем Невилла. - То что ты ударила его в нос в прошлом году это определенно знак...

- Будте осторожны, мистер Поттер, - прорычала Гермиона.

Гарри осознал, что все глаза устремились на него:
- Хммм... Признаком сильной эмоции.

Гермиона сузила глаза. К счастью, Гарри был спасен Дафной:
- В нашем зелье есть кое-что еще, Невилл. Твое - традиционно использовающеся промывочное зелье - только для подсчета любовных и принудительных зелий. Наше взаимодействует с широким классом зелий и заклинаний. Оно не достаточно сильное, чтобы реально вымыть из твоего тела и разума - на случай если ты хочешь чтобы эти заклинания или зелья были активны - но реагирует достаточно сильно, чтобы позволить наложить проверочное заклинание.

- Мы делаем это трижды в год. Это конечно не стопроцентная защита, но ее хватает на длинный семестр. Пожалуйста, сохрани этот секрет. Не каждый должен знать об этом семейном секрете.

***

- Интересно, - пробормотала Анна, осмотрев Дафну. - В этот раз на тебе ничего нет. Я ожидала, что кто-нибудь попытается опять подлить тебе зелье. Очевидно, не было ни кого достаточно храброго или глупого.

- Опять? - спросил Гарри с низким рыком. - Что это значит опять?

- В точности то, что я сказала, Гарри, - немного резко нежели следовало бы ответила Анна. - Год назад, кто-то наложил на Дафну чары принуждения, даже несколько раз. А два года назад... Проще говоря, мистер Малфой не до конца был уверен в чувствах Дафны к родному сыночку. Не то, чтобы это реально помогло в его то случае. Но это давняя история. Так, давайте посмотрим остальных.

Не очень-то удовлетворенный полученным ответом, Гарри настороженно наблюдал за тем, как Анна накладывает проверочные заклинания на него и Гермиону. От обоих исходило легкое зеленоватое свечение - явный признак использованных заклинаний. В случае Гарри зеленое свечение было перемешенно с голубыми полосками.

- Кто-то использовал на Гермионе заклинание принудительной дружбы. Я полагаю прошлым летом и годом ранее - не очень сильное заклинание предназначенное для усиления существующих чувств. Они не должны оказывать какого-либо эффекта сейчас. Тоже самое можно сказать и о Гарри: мягкое заклинание для усиления чувств. Но кто-то подмешал очень слабое любовное зелье - слабое, но с долгоиграющим эффектом. Естествено, все это используется в том случае если преступник опасается быть пойманым в связи с сильно изменившимся поведением жертвы.

Гермиона - крайне сердитая сама - могла бы ожидать нового взрыва от Гарри. Еще пару месяцев назад, он бы взорвался, но теперь, он вновь продемонстрировал себя с новой стороны. Внезапно, Гарри почувствовал, что его обняли.
- Я так горжусь тобой, Гарри.

- Ох... Да, на здоровье, но чем я заработал такую честь?

- Я думаю ей нравится твоя новоя сторона, - пришел на помощь Невилл:
- Более спокойная реакция вместо обычной гневной вспышки. Я имею в виду.. У тебя действительно после осмотра Анны есть причины прийти в бешенство. - Гарри был приятно удивлен, как хорошо Невилл стал понимать Гермиону.

- Окей, я смогу жить с этим, - сказал Гарри ни на кого стараясь при этом не смотреть. - Но не думайте, что мне это нравится. Кто-то должен заплатить за это.

- И кто-то обязательно заплатит, - согласилась Дафна.

***

Неожиданная идея пришла в голову Гарри.
- Можно ли определить если кто-то наложил заклятие Imperio на человека?

- Ты думаешь о тех, кто делал следующие извенения:" я был под заклятием Imperio когда убивал этих несчастных маглов"?

Гарри утвердительно кивнул.

- В какой-то мере, да. Но это не помогло бы.

- Почему нет? - нахмурился Гарри.

- Подобно заклинаниям отслеживающим применение волшебства несовершенно летними и веритасируму это заклинание можно легко перехетрить и его использование должно быть более распространено. Оно имеет жесткие ограничения. Я могу заметить следы применения Imperio. Иногда, я даже могу узнать как часто оно было применено или насколько сильным оно было. Но у меня не будет ни каких знаний о том какие команды отдавались. Я вижу следы Imperio, которое ваш учитель наложил на тебя пару месяцев назад. Но я не знаю ни того смог ли ты побороть его заклинание или сделал все, что он тебе велел. Дафна сказала мне, что он велел петь, танцевать и делать другие абсурдные вещи. Но будет ли этого достаточно, чтобы объяснить твою последнюю серию убийств? Нет, как только мы начнем использовать его в суде, пожиратели смерти начнут также использовать его для доказательства собственной невиновности.

***

- Ну, а теперь давайте осмотрим Невилла, - сказала Анна и наложила свое заклятие на юношу.

- Я не думаю, что вы обнаружете что... - Невилл потрясенно замолчал, уставившись на возникшее свечение. Оно было зеленым, но с различными оттенками цветов, которые до этого были у Гарри с Гермионой.

- Это не заклинание принуждения, - определила Роксана.

- Да, - согласилась Анна. - Я полагаю, что преступник знал об осторожности Августы. И намерения этого заклинания различные. Его цель чувство собственного достоинства молодого человека. Скажите ка мне мистер Лонгботтом имеете ли вы проблемы с неуклюжестью? Или, возможно, твои заклинания - разве они не особенно плохи и слабы? Я прошу прощения за прямолинейность, но это слишком важно.

Невилл медленно кивнул, его лицо покинули все краски.

- Вы определенно можете сказать так, - согласился Гарри. - Невилл поддерживает навысочайшем уровне разрушение котлов и он... - Гарри прервался, покраснев.

- Я как бы немного сквиб, - прошептал Невилл. - Долгое время, моя семья опасалась, что я так и не стану настоящим волшебником.

- На самом деле, Невилл крайне быстро учит заклинания, - похвалила его Гермиона. - Но их исполнение часто ужасное. Иногда я даже не понимаю, что он делает не так. Движения и слова кажутся правильными, но заклинание либо не срабатывает, либо получается крайне слабым.

Анна задумчиво уставилась на Невилла. Она повторила заклинание и вновь уставилась на свечение. Наконец, она произнесла жестким голосом.
- Агата этот юноша нуждается в браслете, который уже носят остальные ребята. Я должна прочитать кое-какие книги, чтобы продолжить, я захвачу их когда вернусь с балла у Делакуров через два дня. Невилл, я не хочу обещать много, но думаю, что возможно сломать эти чары за несколько дней. Возможно, мы сможем совершить ритуал на новый год. Быстрого изменения конечно не будет, а кое, что придется улаживать несколько месяцев после него.

- Но, что это за чары такие? - раздраженно спросил Невилл. Кто-то наложил чары на него и судя по тону и голосу Анны ужасные чары.

- Это отклоняющее заклинание, - объяснила Анна. - Оно похоже... Твой магический и интелектуальный компасы не совпадают как им следовало бы. - Даже превосходно выполненое заклинание - превосходное по движениям и произношению - даст результат ниже ожидаемого. Оно ослабляет все твои заклинания и негативно влияет на не правильно выполненые заклинания. Побочный эффект это эффект плохой удачи. Твой разум на подсознательном уровне пытается совпадать и взаимодействовать со всеми твоими действиями.

- Я думаю, что понимаю, что вы хотите сказать, - вмешалась Гермиона. - Но кто и главное зачем сделал это с ним?

- А это как раз, то, о чем ты можешь только догадываться, - ответила Анна. - Я могу только обнаружить заклинание и, к счастью, противодействовать ему.

***

- Всю мою жизнь... Этого никогда не было достаточно. Я никогда не был способен походить на своего отца , никогда не был достаточно хорош, чтобы получить хотябы признак похвалы за желание. Бабушка всегда опасалась, что я сквиб и даже сейчас, не ожидает от меня многого. И все это стало результатом этого заклинания?

- Похоже на то, - согласился Гарри. Парни переговаривались, подготавливаясь ко сну в то время как Гермиона и Дафна в сопровождении Анны отправились куда-то, чтобы поговорить о... На самом деле, у Гарри не было ни малейшего понятия о чем они собираются разговаривать. Единственное, что он знал так это то, что у Дафны было крайне серьезное выражение лица перед их раставанием.
- Ты всегда был слишком застенчивым, не уверенным. Может быть такое, чтобы кто-то добивался именно этого результата?

- Но зачем? - смущенно спросил Невилл. - Во мне нет ничего особенного.

- Ты сын Алисы и Френка Лонгботом. Твои родители подобно моим были целью пожирателей четырнадцать лет назад. Возможно, это как-то связано с теми событиями. - пожал плечами Гарри. - И Невилл, ты особенный для нас и своей семьи. И особенно особенный для Гермионы, - добавил он со счастливой усмешкой.

@темы: Фанфик, Перевод, Гарри Поттер, ГП/ДГ

20:57 

Второй шанс. ГП/ДГ. Глава 27.

Семейные празднования

Вестминстерский собор, 25 декабря, утро.

Гермиона слегка нервничала когда они прибыли в Вестминстерский собор. Они - она, Невилл и Анна - ранним утром отправились из Пенегрю менора, где остались остальные, и встретились с ее родителями несколько минут назад рядом с впечатляющим собором. Она, неоднократно, была здесь раньше. До Хогвартса посещать мессу в этом соборе на пасху, троицу и рождество было своего рода семейной традицией и они пытались придерживаться ее так часто, насколько это было возможно.

Ее мама была рада возобновить традицию, когда как ее отец был более заинтересован во встрече с Невиллом - осознание чего не было полезно для успокоения парня. Встреча с отцом вашей девушки не самая расслабляющая перспектива. За прошедшие десять минут, ее мама поговорила с Анной об их общей вере, в то время, как ее отец начал допытываться у Невилла о его намерениях. Будто они намеревались тайно бежать на новый год. Возможно, мне следует купить брошуру Гретны-Грин* и оставить ее на видном месте, с не хорошей улыбкой, размышляла Гермиона.

Она подозревала, что анна сопровождала ее, чтобы получить впечатление об ее родителях, особенно об ее маме. Но действительная причина этого до сих пор была ей неизвестна.

- Ты исправила зубы.

Замечание отца также привлекло внимание мамы. Гермиона была так счастлива, что анна до сих пор отвлекала ее маму. Еще более счастливой, она была бы если удалось бы отложить обсуждение этого вопроса на потом, возможно, до следующего года.

- Я...

- Не правда ли так гораздо лучше? - пришел ей на выручку Невилл. - Они выглядят более мило теперь. Не то, чтобы Гермиона нуждалась в каких либо улучшениях. - Это было так любезно и мило с его стороны, что он встал между Гермионой и ее родителями.

Ее мама свирепо взглянула на Гермиону.

- У Гермионы довольно милая улыбка, - согласилась Анна, но это не помогло.

- Мы хотели исправить их позже, традиционными методами. - ее мама не выглядела довольной, а отец хранил гробовое молчание. Гермиона знала, что он разделяет мнение Эммы по этому вопросу, но вероятно Дэн также думал что она в состоянии справится с этим в одиночку. Или он просто не хотел обсуждать то, что уже не исправить.

- Я хотела подождать, - простонала Гермиона.

- Но у нее не было выбора, - попытался объяснить Невилл.

- Меня не интересуют ваши оправдания, юнная леди.

- Вы не справедливы. - Невилл нашел в себе силы и свирепо взглянул на нее, а затем продолжил:
- Она действительно хотела подождать, не смотря на то, что ваше решение было неверным. Да, неверным. - он зарычал:
- Одно дело решить, что это правильный путь, и совершенно иное жить четырнадцать лет как "Мисс выступающий зуб". Вы действительно ожидали, что ей будет нравится то, за что ее неоднократно оскорбляли, за что она не была ответственна, за то, что можно было так легко исправить? И пожалуйста не говорите ничего типа "это естественно". Гермиона уважала ваше желание. Но этой осенью один мерзавец по имени Драко Малфой проклял ее. Ее зубы выросли на целых четыре дюйма и наша школьная медсестра вынуждена была укоротить их. И теперь, ее улыбка стала еще более милой и она явно не заслужила упреков с вашей стороны.

Гермиона пристально смотрела на своего парня, пока тот пытался успокоится, ожидая ответа на свою речь. Ответ пришел после небольшой паузы и был лучше чем ожидалось.

- Я полагаю это решает вопрос, - произнес Дэн успокаивающим тоном. - Ты согласна Эмма, дорогая?

На лице Эммы по очередно сменялись смущение, ужас и упрямый гнев, но наконец побежденная, она вздохнула и коротко произнесла:
- хорошо.

Только она хотела повернуться и пойти дальше, оставляя потрясенную Гермиону позади, как Невилл - от неожиданного и не совсем уместного прилива самоуверенности - потребовал:
- Извенения пришлись бы как нельзя кстати.

Эмма моргнула, Гермиона застонала, а Анна усмехнулась. Этот разговор начал забавлять ее.

- Вы не поверили своей дочери. Это не хорошо. Гермиона не сделала ничего плохого. Мы должны были провернуть трюк над ней чтобы... - Невилл внезапно покраснел.

Эмма сузила глаза и мило улыбнулась. Гермиона знала это выражение лица, оно требовало полной концентрации, чтобы избежать так называемого "Бешенства Грейнджер".
- Вы должны были провернуть трюк над ней, чтобы сделать что?

- Ничего, - попытался откреститься Невилл. - Хорошо, возможно, мы сделали кое-что не так, но не Гермиона.

- Что... - Гермиона изумленно уставилась на Невилла. Внезапное озарение ударило ее. - Это был трюк. Ты обманул Малфоя, чтобы он использовал это проклятие на мне. А Дафна... Она отвлекала меня пока мадам Помфри использовала уменьшающее зелье.

Невилл слабо кивнул.
- Она знала, что это беспокоило тебя. Но ты бы никогда не ослушилась своих родителей. Поэтому, мы... Слегка подталкнули тебя чтобы помочь.

- Вы правы, молодой человек, - смягчилась Эмма. - Я должна извиниться перед Гермионой. Но позже, у нас с вами состоится ма-аленький, приятный разговор на тему вмешательства в образование моей дочери.

Невилл взглотнул:
- Хорошо.
Не добавляло настроения то, что Гермиона также была не рада услышанным новостям. Невилл опасался, что сегодня, он обойдется без объятий своей девушки.

***

Пенегрю менор, обеденное время.

- Добро пожаловать в Пенегрю менор.

Не смотря на то, что хозяйкой поместья являлась Агата, Роксана, как текущая леди дома, имела гордость и обязанность приветствовать гостей. На мгновение, Гарри представил себе будущее, как Дафна перенимает эту роль, Держась за его руку в длинном, подчеркивающим фигуру платье.

- Спасибо за приглашение, леди Гринграсс. - Эмма пожала руку Роксане, а Дэн, воспользовавшись моментом, осматривал все вокруг . Не трудно было заметить на сколько сильно он впечатлен. Определенно, Грейнджеры не были бедными, но этот дом во всех смыслах принадлежал другому миру. Он с легкостью мог представить несколько поколений живших в этом дворце, собирающихся вместе раз в несколько дней, возможно, по воскресеньям за семейным ужином.

- Пожалуйста, зовите меня Роксаной, ответила она. - Ваша чудесная дочь так много рассказывала о вас, что у меня впечатление, что я знаю вас всю жизнь.

Дружеская беседа продолжилась и Гермиона, улучив момент, вошла в гостинную где уже собрались другие гости, прибывшие когда она была в Лондоне. У окна Гарри о чем-то оживленно беседовал с Августой Лонгботтом. Пожилая леди была полностью сконцентрирована на разговоре, слушая, что говорил ей молодой человек. Она только отвлеклась на мгновение, чтобы приветственно махнуть своему внуку когда тот вошел. Гермиона не испытывала сильного желания поговорить с ней. За прошедшие недели, она несколько раз писала ей. И, возможно, была слишком гневной и решительной в обсуждении новой палочки и постоянном сравнении с отцом Невилла.

- Привет, Гермиона.

Взгляд Ремуса был крайне приветливый. Гермиона Незаметно для всех улыбнулась большому черному псу, находящемуся рядом с Люпином. В присутствии Августы Лонгботтом и других гостей, чье прибытие ожидалось после обеда, для него лучше всего было оставаться в своей анимагической форме. Смогу ли и я когда-нибудь освоить это заклинание, размышляла про себя Гермиона. Она буквально вся горела от нетерпения приступить к изучению этого заклинания, но вместе с тем, она опасалась, что она освоит эту магию. Гарри - она не сомневалась в нем. На счет Невилла у нее были кое-какие сомнения, но она думала, что это заклинание, возможно, будет ему по силам. Дафна - тоже справится. Вопрос возможности освоения другими не мучил ее, она практически была в них уверена. Но она? Гермиона действительно не знала стоит ли ей надеяться на это. Ведь в случаи неудачи разочарование будет намного более сильным.

На мгновение, она подумала о разговоре, который должен будет состояться между Гарри и двумя магами. Я поговорю с ними после рождества, сказал он ей. Я не хочу портить настроение. Она не будет присуттсвовать во время разговора. Разговор состоится только между ними тремя.

- Итак... Ты и Невилл. - Губы Ремуса изогнулись в улыбке и он явно наслаждался, наблюдая, как краснеет девушка. Гермиона слабо кивнула, скользнув взглядом по Августе Лонгботтом, чтобы убедиться, что та не слышит их разговор.

- Я всегда ожидал, что ты и Гарри...

- Ох, нет, - Гермиона покачала головой. - Это было бы так неправильно. Нет, Дафна куда лучше подходит ему. Она более приземленная, чем я, более терпеливая и может спустить его на землю когда его нрав вылезает наружу.

- Да, ему нужно это время от времени. Иногда, он слишком похож на Джеймса. К счастью, у него есть также многое и от Лили.

- Роксана упоминала об этом тоже. Но он уже изменился за последние месяцы. Возможно, уроки оклюменции и медитации также помогают в этом.

- Оклюменция? - заинтересовался Ремус. - Медитация? Следует признать, что это довольно-таки резкое изменение жизни .

Гермиона, улыбнувшись, согласно кивнула. Но еще до того, как ответить, она ощутила тень опасности нависшую над ней.

- Мисс Грейнджер, можно вас на пару слов? - Выражение лица Августы не было самым дружелюбным, а голос обещал боль и страдание.

***

Без всякого энтузиазма, Гермиона проследовала за пожилой леди в смежную комнату. Августа махнула рукой, прогоняя Невилла, и закрыла за собой дверь.

- На счет того письма...

Было ли это влиянием характера Гарри? Или, возможно, она все еще была под впечатлением от последнего разговора с родителями, состоявшегося пару часов назад. В любом случае, гермиона больше не собиралась быть тихим слушателем, особенно в случае когда собеседник полностью не прав.

- Позвольте мне объяснить, - прервала она Августу взмахом руки. - Я понимаю, что ваш сын много значил для вас... Значит для вас. Я понимаю, что вы хотели дать Невиллу что-то в память о нем. Но чтобы достичь этого, он мог бы просто положить его палочку в специальный футляр и разместить его на каминой полочке. Он не должен пользоваться ей. Вы точно также, как и я понимаете, что волшебнику нужна своя собственная палочка, чтобы достичь каких-либо успехов. Да, Невилл может использовать палочку отца, но вместе с собственной палочкой, он будет намного лучше в исполнении заклинаний. Вам с самого начала следовало позволить ему иметь свою собственную палочку. Прошедшие годы не были легкими для него. Как часто его оскорбляли из-за кажущегося недостатка способностей? А все потому, что с этой палочкой, он исполнял заклинания не на должном уровне. И каждодневное сравнение его с отцом явно не пошло ему на пользу. Невиллу нужно одобрение и поддержка, а не постоянное "ты мог бы сделать это лучше".

- Вы знаете, юнная леди, - Августа бросала на нее свирепые взгляды, - я подумывала, чтобы стать вашим магическим опекуном в будущем. Также, я подумывала стать опекуном для ваших родителей, тем самым защищая их дом от пожара и других опасностей. Но теперь, я не думаю, что будет разумно обременять себя такой упрямой и дерзкой персоной как вы.

Гермиона побледнела. Она ожидала, что Августа будет немного сердитой, но не настолько. Теперь, она не только отречется от ее предложения, но существует реальная возможность того, что она станет ярым противником любых отношений между ней и Невиллом. Подавив слезы, она ответила:
- Я бы очень хотела, чтобы вы стали моим опекуном. Невилл очень высокого мнения о вас. Да, и я слышала много хвалебных отзывов о вас и ваших способностях. Но если вы не в состоянии поладить со мной, тогда лучше всего прекратить все это прямо сейчас. Я определенно не собираюсь меняться в будущем. Некоторые вещи, а точнее сказать две, более важны для меня - это самоуверенность и благополучие Невилла.

Августа бросила на нее убийственный взгляд и Гермиона ответила еще более яростным взором. Долгое время обе не отводили взгляда друг от друга, чтобы не проиграть в этой безсловесной волевой дуэли. Неожидано, жесткое выражение лица Августы сменилось теплой улыбкой.
- Он и правда нравится тебе?

- Да, - прошептала Гермиона. - Он заслуживает этого.

- Ему понадобится сильная женщина рядом с ним, женщина готовая бороться за него.

- Нет, - решительно покачала головой Гермиона. - Ему нужны дружба, любовь и поддержка. Ему нужно развить немного самоуверенности и нужна причина для улучшения его способностей. Невиллу явно не нужно уходить от одной сильной женщины к другой.
Он больше чем мальчик с отличной способностью к травологии. Не забывайте, как он принес Грифиндору кубок на первом курсе за то, что нашел в себе смелость встать против друзей. Он сам по себе сильный.

Улыбка Августы стала шире и внезапно, Гермиона поняла: это был всего лишь тест. Августа всего-лишь хотела знать желает ли и может ли она боротся за Невилла. Пожилая леди была крайне сообразительной и уважала других женщин если они обладали той же чертой. От осознания этого, с души Гермионы свалился огромный валун и она почувствовала себя крайне легко.

- Не много девушек твоего возраста смогли бы выдержать мой натиск, юнная леди. - На этот раз, она произнесла "Юнная леди" с куда более положительными эмоциями. - Я впечатлена. Для меня было бы честью если бы вы приняли мое предложение о магическом опекунстве. - Августа протянула ей руку и Гермиона со вздохом облегчения приняла ее.

- Вот увидете... С новой палочкой и после того, как Анна снимет с него это презренное заклинание...

- Заклинание? Какое еще заклинание?

Гермиона осознала, что Невилл не единственный обладатель таланта говорить неосмотрительные вещи вместо того, чтобы просто промолчать. Она же намеревалась оставить все объяснения по поводу осмотра Анне. Нервно, она начала объяснять о зелье, о заклинании, о результатах и о том как Анна намеревается избавится от их влияния. Бесспокойно, она ожидала реакции, но ожидание не продлилось долго.

На протяжении своей маленькой речи, Гермиона наблюдала за Августой. Медленно, краска сходила с лица пожилой леди. Ее глаза полыхали огнем. Гермиона заметила, что что-было не так. Стаканы в серванте начали дребежать, окна присоединились к дребежанию секундой позже, тоже происходило и с люстрой. Если Гермиона думала, что Августа была в ярости до этого, до теперь, она поняла как не права она была.

Сейчас она была в бешенстве. В таком бешенстве, что Гарри и Рон вместе взятые в момент самого сильного взрыва выглядели безобидными котятами рядом с ней.

Похоже температура поднимается, размышляла Гермиона. Секундой позже, она поняла, что это было не просто ощущение. В прошлом, самая сильная ярость Гарри была в состоянии вызвать ледяной вихрь вокруг него. Но, очевидно, магическая ярость Августы Лонгботтом высвобождалась в виде энергии принимающей другую форму.

Секундой позже, Невилл ворвался в комнату. Кто-то стал выкрикивать не печатные проклятия, кто-то... В следующий момент, он осознал, что этим кем-то была его бабушка и ему понадобилось куда больше времени, чтобы поверить в это. Она бросалась такими ругательствами, что если бы он употребил хоть одно из них она бы вымыла ему рот с мылом. Некоторые из них, он даже не понимал. Невилл стоял полностью потрясенный увиденным. Спустя некоторое время, Августа осознала, что ее внук слышит ее. Но вместо того, чтобы остановиться, она просто перешла на Гэльский язык. Он когда то слышал про это от своего дяди, но никогда не имел удовольствия наблюдать. Он всегда думал, что слухи о том, что даже Дамблдор и Вольдеморт боятся ее гнева было чистым преувеличением, но теперь он не был уверен в этом.

Сопровождаемая волнами разбушевавшейся магии, Августа протопала по каменому полу к Анне и потребовала потверждений того, что только что рассказала ей Гермиона. Анна со слабой улыбкой подчинилась требованиям.

***

- И ты сможешь помочь ему? - вновь придя в себя, спросила Августа. Ее глаза все еще полыхали, но по крайней мере, она больше не орала. Определенно, обрести частичку спокойствия помог чай с бренди. На лице Гарри появилась злая улыбка. Он думал... Надеялся присутствовать на следующей встречи Августы и Дамблдора.

- Это будет очень сложный ритуал, его лучше всего проводить в первый день нового года. Понадобится кое-какая подготовка. И я считаю, что лучше помалкивать и не отправлять его в Святого Мунго. Конечно, они более опытны в таких делах, по крайней мере, старшие целители, но я хотела бы сохранить все это в семье.

Августа согласно кивнула. Она знала, что подобное заклинание в прошлом использовалось для успокоения опасных и психически нездоровых волшебников. Оно, будучи более мощным, чем на ее внуке, было аналогично магической лоботомии и такой способ был крайне отвратительным и устаревшим . По крайней мере, этому методу не обучали уже более двух десятилетий.

- Будет сложно, но,да, я помогу ему, будте уверены. - Анна улыбнулась и ее серьезный тон убедил Августу. Она кивнула. - Но не ожидайте мгновеного изменения. Предположительно, будет слабое улучшение в течении нескольких часов. Ему понадобятся недели, чтобы произошли серьезные улучшения и месяцы, чтобы достичь своего потенциала. Я хочу быть осторожной. Лучше мы используем второй ритуал позже, чем поторопимся сейчас. Я полагаю, что это также и в ваших интересах.

- Согласна. - Невиллу, Августа показалась крайне старой в этот момент. Крайне много эмоций можно было прочитать по ее лицу: сожаление, облегчение, злость и многие другие. Ее глаза сказали ему о том как сильно она сожалеет о своем поведении в прошлом, что ругала его вместо того, чтобы разобраться в его магической слабости.
- Невилл, мне... - Она заколебалась, ее глаза наполнились слезами. Августа чувствовала себя так, будто предала доверие сына. Как она могла быть такой слепой?

Невилл почувствовал легкий толчок. Гермиона безвучно произнесла "иди". Он кивнул и поторопился к бабушке и крепко обнял ее.
- Ты самая лучшая, бабушка.

Августа погладила его по голове и выдавила слабую улыбку.
- Нет, это ты лучший, Невилл, мне так жаль...

После продолжительного молчания она стала объяснять низким голосом:
- После нападения на твоих родителей, профессор Дамблдор пришел к нам. Он осмотрел тебя. По крайней мере, он так сказал. Он сказал, что не уверен на счет твоих.. Твоих талантов. Он несколько раз возвращался на протяжении последующих двух лет. Каждый раз, он осматривал тебя, накладывал какие-то заклинания. Я думала... - Августа тяжело вздохнула. - Он сказал мне, что твое магическое ядро слишком слабое, возможно, после испытанного. Что ты не станешь сильным чародеем. По этой причине, я дала тебе палочку твоего отца. Я думала, что это не повредит тебе, я думала, что и с другой палочкой... - Она вновь крепко обняла Невилла. - Когда Помона рассказала мне о твоем таланте в травологии, я так гордилась тобой. Не только потому, что это важно, но и потому, что даже без магии ты бы смог найти свою нишу в этой жизни. Ты был бы счастлив и умиротворен. Мне следовало поразмышлять над проблемой больше, попытаться найти решение, чтобы помочь тебе.

- Не вини себя, Августа, - Агата попыталась успокоить старую подругу. - Кто мог ожидать подобного от Дамблдора? Нет, пожалуйста, не вини себя.

- Нет, - прошептала сердито Гермиона. - Вините Дамблдора и порвите его в клочья. - Ее полыхающий взор заставил содрогнуться всех присутствующих, а Августа слабо улыбнулась. О да, она не забудет.

***

Следующий час проходил в куда более спокойной обстановке. Амелия Боунс на короткое время появилась со своей племяницей Сьюзан и ее лучшей подругой Ханной Аббот. Пока все обменивались подарками и рождественскими поздравлениями, Гермиона явно демонстрировала, что Невилл принадлежит ей. Ханна стала проявлять интерес к парню еще прошлой зимой, но никогда не предпринимала ничего большего чем простое перекидывание парой слов.

Увидев его держащегося за руки с Гермионой и его дурацкую улыбку, Ханна поняла все без слов. Со вздохом разочарования, она заметила одобрительный кивок Августы. Ханна знала, что в традиционных семьях, какими были Лонгботтомы, это означало что-то наподобе оффициального соглашения. Возможно, своего рода формальной связи, в виде кольца, можно было ожидать в ближайшем будущем, например в день пятнадцатилетия Невилла. Ее кивок в направлении Гермионе дал понять девушке, что она все поняла.

Невилл не заметил ничего из этого обмена. Он был слишком поглащен своей новой книгой, которую ему подарил Гарри. Ее нашел Ремус в библиотеке Поттеров. Это была крайне редкая и старая книга о водных растениях средиземноморья. Очень аккуратно и нежно, он переворачивал страницы.

Высокий вскрик привлек его внимание. С мягкой улыбкой, он наблюдал, как его девушка рассматривает новую водолазку. Это был подарок от его бабушки, она связала ее когда он написал ей о том, как Гермиона была несчастна, так и не получив ни одного знаменитого свитера Уизли. Теперь, у нее была своя собственная кофта, связанная из бронзового цвета шерсти, с красным грифиндорским крестом и видной буквой "Г". Маленький крест Лонгботтомов на плече сказал всем, что теперь, она находится под защитой Августы.

Несколько минут спустя, Гермиона отложила в сторону книгу "Журналисты сквозь века", которую подарил ей Гарри и записку гласившую "Чтобы показать тебе, что не все журналисты такие как Скитер", и выжидающе посмотрела на Дафну. У нее в руках было два подарка, которые она вручила Гермионе и Эмме Грейнджер.
- Я подумала вы могли бы использовать это... Для обмена... Для того, чтобы потом вспоминать.

Эма с дочерью развернули подарки и нашли в них две крайне похожие друг на друга книги с пустыми страницами.
- Вы можете использовать их, чтобы писать друг другу письма. Напишите предложение или целое письмо. Прикоснитесь палочкой , которая прикладывается, к краю страницы и сообщение появится в другой книге. Вот палочка, которая активирует эту маленькую функцию. Конечно, существует огромное количество способов обмениваться мгновенными сообщениями, магические зеркала и тому подобное. Но я подумала, что вам понравится идея возможности перечитать эти письма в будущем, возможно, вашим детям перед тем как они пойдут в Хогвартс.

***

- Гарри, не ожидай скачков магической силы после прочтения этой книги, - успокоила его Анна. Она подарила ему книгу о тренировке магического ядра. - Книга больше предназначена для управления твоим ядром, для более эффективного и оптимального его использования и скорейшей стабильности. Каждое ядро растет быстро до 20-25 лет и намного медленее после. Но до тех пор пока тебе не исполнится семнадцать, твое ядро не будет достаточно стабильным, чтобы интенсивно использовать его на тренировках. Это похоже на тренировку памяти или мышц. Ты должен тренировать их, но не слишком мало, иначе не будет ни какого толку, но и не слишком много, чтобы не перенапрячься. Будь осторожен и вначале попробуй использовать упражнения для стабилизации ядра, но только их. Мы снова поговорим об этом летом.

Еще одна книга, внутренне простонал Гарри, еще один урок в уже и так загруженной неделе. Как будто прочитав его мысли, - мысль не такая уж и нелепая - Анна улыбнулась:
- Ничего дополнительного. Вот увидишь, как прекрасно сочетаются основные упражнения по оклюменции, медитации и стабилизации. Пару часов в неделю и пять минут каждый вечер перед тем, как идти спать и этого будет более чем достаточно. Упражнения по стабилизации ядра куда более важные, чем принудительные после обеденные занятия. У дафны уже есть такая книга и я дам копии Гермионе и Невиллу. Возможно, ты мог бы тренироваться вместе с ними. Особенно это будет полезно для Невилла проводить некоторое время с книгой после проведенного ритуала.

Он уже предвкушал это. Изменение магии Невилла, определенно, поможет развитию его ядра.
- Между прочим, не полагайте, что я думаю, что ваши эмоции это то, что надо скрывать на занятиях. Да, мы обучаем вас тому, как управлять ими. Но они также важны. На следующей неделе, я покажу вам нечто абсолютно отличное от того, что вы изучали до этого касательно эмоций. Я ожидаю великолепных результатов. Эмоции и контроль две стороны одной монеты, обе важны. Позволять вашим эмоциям управлять вами это слишком опасно. Подавлять их - вредно. Пожалуйста, помните об этом.

***

Гарри наблюдал за улыбкой Дафны когда она разворачивала подарки с книгами полученные от профессоров Минервы Макгонагалл - Проводник к внутренему животному - и Филиуса Флитвика - Результаты чар: как интерпретировать заклинания осмотра. Но потом, она получила книги от Роксаны и Анны и теперь, надула губы и выглядела подавленно. Ее мама с беспокойством наблюдала за ней, а Анна имела не счастный вид. Видимо, обе надеялись на несколько более радостную реакцию. Медленно, он подошел к ней и сел на диван.

Не говоря ни слова, Дафна положила ему на колени обе книги. Первая из них, видимо подарок ее мамы, была посвященна целительскому исскуству, касалась не обычных пациентов и применению не обычных заклинаний. Гарри нашел главу о магических животных: оборотнях, вейлах и даже драконах, также как и о заклинаниях о которых он до этого даже и не слышал.

Другая книга была написана странными символами.

- Я не знал, что ты говоришь... на греческом языке, ведь это он?

- Я не говорю на нем, я могу только читать. и это древнегреческий язык. - Дафна провела по символам пальцем:
- Спиритизм, исцеление разума.

- И, - мягко спросил Гарри, - тебе они не понравились?

- В том то и дело, что понравились, даже очень, - вздохнула Дафна. - Но... Я чувствую себя загнаной в угол... Связанной. Гарри, ведь ты любишь квиддич, не так ли? - он утвердительно кивнул и Дафна продолжила:
- Может быть, ты даже будешь профессионально играть в него в будущем, но сейчас, ты не знаешь точно. Что если все вокруг тебя начнут говорить о том, как прекрасно ты играешь в квиддич, что все они ждут от тебя великих спортивных достижений в профессиональном квиддиче. Каждый подарок будет либо метла либо что-то связанное с игрой, каждая книга, которую ты получаешь была бы о квиддиче.

- Я бы тоже чувствовал себя загнаным в угол, - согласился Гарри.

- Мне очень нравится лечить. И я знаю, что у меня есть талант к этой профессии. Но иногда, этого слишком много.

- Тебе следует рассказать им. У тебя прекрасная мама и фантастическая тетя, они все поймут.

***

- Это так мило с твоей стороны, что ты пришла, Панси.

Прошедший час был странным, размышлял Гарри, даже переходящим в абсурд. Приближалось время ужина, а вместе с тем и время когда панси и другим слизеринцам нужно было уходить. Подобно Боунсам, слизеринцы прибыли в Пенегрю менор на короткий период, только до того времени когда в их семьях начнутся праздничные ужины.

Гарри знал, что придут не только Трейси и Блейз, но также Панси и Миллисент. Но он по настоящему удивился когда увидел мило общающихся друг с другом Панси и Дафну. И судя по потрясенному лицу Роксаны, он был не единственным, кто был потрясен когда Дафна обняла Панси на прощание. Да, что такого должно было случиться, чтобы их отношения изменились так радикально? Панси уже продемонстрировала поддержку в большом зале, но такое сердечное поведение было подозрительно.

- Кажется, это наименьшее, что мы можем сделать после маленького трюка Нотта... - Трейси с испоугом зажала рот рукой когда увидела дымящуюся от гнева Дафну. Идиотка, внутрене простонала она.

- Что ты имеешь в виду под маленьким трюком? - спросил Гарри. Его глаза сузились, голос сказал девушкам, что он сейчас не в настроении шутить.

- Да, ничего особенного, - ответила Дафна, изо всех сил пытаясь успокоить свой голос. - Он как обычно вел себя как придурок после балла.

- После балла? Но ведь я проводил тебя до гостинной после него.

- Ну, да, - пожала плечами Дафна. - Они ждали внутри. - Мгновение, она не осознавала свой промах и как обычно интерпретировала его выражение лица как "я виновен в этом". - Ты же не мог знать, что проблемы будут ждать внутри гостинной, а не по дороге к ней, Гарри.

- Они? - прорычал Гарри. - Они ждали?

- Гарри, все в порядке. Профессор Снейп урегулировал вопрос. Панси, Милли и Балу пришли ко мне на помощь. - Тебе не из-за чего заводиться. Оставь это, пожалуйста.

- Как я могу просто забыть это? Почему ты не рассказала мне?

- Из-за этого, - Дафна сделала широкий жест. - Я не хотела портить настроение. Я бы рассказала тебе после возвращения в Хогвартс.

- Но я хочу знать о вещах подобно этим, - прорычал Гарри, игнорируя кислое выражение лица Дафны. - Я не могу защитить тебя если ты не...

- Мне... Не... Нужна... Твоя... Защита - произнесла Дафна, подчеркивая каждое слово, и, тыкая пальцем в грудь Гарри. - Р-р-р! - с последним вскриком ярости, она развернулась и прежде чем Гарри смог ее остановить, покинула комнату, с силой захлопнув за собой дверь.

- Блестяще, - простонала Гермиона.

Несколько мгновений Гарри яростно смотрел на подругу, а потом обратился к Трейси:
- Рассказывай. Всю историю.

И Трейси рассказала. Как она проснулась и добралась до комнаты. Про Нотта и его двух прихлебал. О синяках Дафны и как она ударила Нотта по голове. Как Панси и Милли пришли на помощь. Как Балу наказал Нотта своими дикими когтями.

- Дафна попросила его уладить дело после рождества и профессор Снейп согласился, - закончила свой рассказ Трейси.

- Слухи об этом муссируются уже некоторое время, - добавила Панси низким голосом. - Только вы не слышали об этом, поскольку, в этом году ограничились общением только с семьей и близкими друзьями, - объяснила она Роксане. Мама Дафны выглядела ни чуть не менее злой чем Гарри и беспокоилась за дочь, но до сих пор была спокойной. - Двое дружков Нотта не вернутся больше в Хогвартс. Их родители забрали их из школы и перевели в Дурмстранг. Они хотели избежать исключения.

- А Нотт? - спросил Гарри, сейчас он немного успокоился.

- Я не знаю. Его отец очень важный. Я думаю максимум, что его ждет так это отработки.

Не давая Гарри вновь взорваться, Роксана положила руку ему на плечо.
- Я поговорю с профессором Снейпом об этом. А вы, молодой человек, должны сейчас же поговорить с Дафной, но в спокойной обстановке. Я действительно понимаю тебя. Я тоже беспокоюсь. Но это ее решение о чем рассказывать нам. Пожалуйста, не отталкивай ее только из-за того, что ты боишься, беспокоишься или винишь себя. Дафна сильная девушка, сама способная принимать решения. Мне, как ее матери, тяжело осознавать это, но я должна. И ты также должен понять это. Равенство - только это сможет сработать.

Гарри несколько раз беззвучно открыл и закрыл рот, пытаясь ответить. Затем, он кивнул и слабо улыбнулся.
- Это сложно.

- Я знаю, - Роксана обняла его. - Мы научимся этому, мы оба. - Она нежно подталкнула его в сторону двери за которой исчезла Дафна.

Прежде чем пойти за ней, Гарри произнес:
- Панси... Милли... Спасибо, что помогли ей. Я не забуду этого.

***

Дафна сидела у окна и смотрела наружу. На коленях она нежно держала подарок, не смотря при этом на него. Гарри почувствовал, как теплая волна прошла сквозь его тело. В течении недель, но особенно увидев ее в балльном платье, он осознал как красива она была. Видя красоту ее матери и подмечая сходство во внешности, он понимал какой красавицей она станет когда выростет.

Ему следовало доверять ей. Ей и ее суждениям. Если она хочет промолчать об инциденте с Ноттом, то это ее решение. Роксана была права. И она бы рассказала ему позже. Был бы он спокойнее если бы она рассказала ему все сразу? Определенно, нет. Его - как Гермиона называет это? Его комплекс героя? Он был чрезвычайно развит, он знал. И теперь, он вынужден был добавить наистрашнейший порыв защищать Дафну. Ремус был бы горд моим внутренним волком, слабо усмехнулся Гарри.

- Мне жаль, Дафна. - Девушка напряглась. Она обернулась и молча наблюдала за ним. На ее щеках отчетливо виднелись дорожки слез.

- Мне не следовало... Я попытаюсь... - Гарри колебался, а затем простонал:
- Это по настоящему сложно. Ты, возможно, могла бы напасть на меня, это было бы проще.

Дафна усмехнулась, встала и отошла от окна.
- Я не знаю. Я не хочу ранить тебя. Ты зарабатываешь синяки слишком легко.

- Они красят мужчин, - усмехнулся Гарри. Помолчав немного, он спросил:
- Ты ударила его в лицо?

Дафна пожала плечами.
- Это была самая легкая цель после того, как он упал на пол. Моя нога после его паха попала туда, - объяснила она, заставляя Гарри вздрогнуть сочувственно.

- Напомни мне никогда не злить тебя, - прошептал он, нежно поглаживая по ее щеке. Он осознал, что она стоит слишком близко к нему, он мог почувствовать тепло ее тела.

- Я напомню тебе.. Тем или иным способом. - Ее кривая усмешка обещала боль в случае если он забудет как себя вести.

Гарри вновь содрогнулся.
- Ох... Я совершенно забыл дать тебе это. - Он вручил ей небольшой подарок.

Дафна приняла его и вручила свой больший по размеру подарок ему в руки.
- Он немного... Странный... Особенно, после нашего дневного обсуждения. Но я в свою очередь хотела тебя защитить немного. Ты знаешь: легкие синяки и все такое.

Он открыл коробочку и моргнул:
- свитер из драконовой кожи? - Это реально помогло бы ему, не только в сражении, но и на квиддичном поле тоже. Гарри улыбнулся. Да, она была права на счет странности подарка, особенно, после их обсуждения подарков на квиддич-целительскую тему. Но, тем не менее, это был крайне вдумчивый подарок.
- Он великолепен. - Ему особенно нравился грифон на спине со снитчем в когтях.

Дафна рассеяно кивнула и вскрикнула, увидев свой подарок. В небольшой коробочке, на бархатной подушечке, она увидела превосходное ожерелье из платины с большим цитрином.

- Это твой камень рождения. Он представляет оптимизм, ясный ум и творчество, - объяснил Гарри.

- Надень его на меня, пожалуйста.. - поторопила она.

Гарри выполнил комманду и аккуратно обернул ожерелье вокруг ее шеи. Его пальцы задержались на ее мягкой коже чуточку дольше.

- Спасибо, - прошептала Дафна.

- Может я заслуживаю большего чем...

Прежде чем он успел закончить предложение, нежные губы Дафны коснулись его губ, напрочь выкидывая все мысли о продолжении разговора.

***

Ужин

Последние гости прибыли несколько минут назад и все было готово для праздничного ужина. Гарри был особенно рад присутствию Тонкс. Она очень нравилась ему не смотря на ее неуклюжесть. Он усмехнулся наблюдая, как она пялится на его бывшего учителя ЗОТИ. Видимо, ремус находился в неведении о существовании такой красивой фанатки, но, определенно, улыбки и хихиканье леди Пенегрю быстро это изменят.

Вместе с Тонкс прибыли и ее родители. Он уже знал Андромеду, но вот с Тедом - ее мужем, он разговаривал впервые. Маглорожденный волшебник - позор для семьи Блэков , по суждению родителей Андромеды - он послужил причиной по которой семья Андромеды отреклась от нее двадцать лет назад. Судя по любящим взглядам, которыми она обменивалась время от времени со своим мужем, она ни сколько не жалела о своем решении.

- Сидди, - обратилась Августа к домовому эльфу, - ты забыла положить приборы и блюда для мистера Блэка.

Все застыли, кто-то побледнел, одна только Агата усмехнулась.

- Вы знали? - хрипло произнес Гарри.

- Я может и старая, но не слепая и не глухая, молодой человек. - Она села за стол и взяла салфетку. - И Фрэнк рассказал мне пятнадцать лет назад.

- И... Почему... Миссис Боунс, - заикаясь, произнес Гарри.

- Это не мое дело, кого приглашают в гости в Пенегрю менор. Это должна решать только леди Гринграсс. А теперь, давайте есть. Я проголодалась. - После короткой паузы, она добавила:
- И я не была бы так уверена, по поводу не достатка знаний Амелии. У нее крайне острый ум.

***

Они задержались за столом, наслаждаясь моментом и чувствуя себя одной большой счастливой семьей. Некоторое время, Гарри размышлял на что была бы похожа его семя если бы состояла из Дафны, Роксаны и Сириуса. Как плохо, что она замужем за таким придурком, подумал он. С другой стороны, он не мог представить себе Роксану в качестве жены Сириуса. Он бы не продержался и неделю, усмехнулся Гарри.

- Ко мне в гости тут заглянула Цисси. - Неожидано прозвучавшие слова Андромеды заставили смолкнуть все разговоры в комнате.

Несколько столовых приборов с лязгом попадали на тарелки после такого заявления. Тонкс уставилась на мать, ее рот беззвучно открывался. Сириус нахмурился, ожидая объяснений. Только, роксана не выглядела удивленной.

- Когда? - наконец, спросила Тонкс.

- Вчера, пока ты была в министерстве.

- Ты... - Тонкс странно посмотрела на отца, но тот только покачал головой:
- Я знал об этом, но меня также не было дома в тот момент. Я прогуливался по парку.

- Она хотела поговорить со мной на едине, - объяснила Андромеда. - Разговор был довольно-таки приятным.

Она явно боролась, чтобы демонстрировать всем как спокойна она была. Но Гарри не нужно было обладать чувствительностью Дафны, чтобы понять как сильно она потрясена этим испытанием. Насколько он знал, сестры не разговаривали друг с другом больше двадцати лет. Ее просьба к Тонкс передавать привет маме было первым намеком ее потверждения существования сестры с тех пор.

- Чего ей было надо? - спросил Сириус строгим голосом.

- Она хотела поговорить с главой семейства Блэк, - объяснила Андромеда. - С тобой.

Потрясенное молчание. Было трудно представить, что она захотела встретиться с сестрой, но то, что она хотела поговорить с Сириусом это... Выбивало опору из под ног.

- Я не являюсь главой дома Блэков, по крайней мере до того, как не предстану перед Визенгамотом.

- Она знает, но тем не менее, хочет встретится с тобой. И опережая твой вопрос: я не знаю о чем она хочет с тобой поговорить. У меня есть кое-какие соображения, но лучше всего если она сама тебе об этом скажет.

- Почему я должен соглашаться?

- Потому, что она умоляла тебя о встрече, - вмешался Гарри. - Могу представить на сколько сложно ей умолять. И вспомни какой она была в Хогсмиде. Я думаю... Я полагаю она изменилась. Ты должен дать ей хотябы шанс.

- Согласна с Гарри, - произнесла Роксана. - Нарцисса по прежнему не милая леди и я не ожидаю от нее усыновления маглорожденного ребенка. Но она изменилась в этом году. Пожалуйста, хотябы выслушай ее.

***

Поздний вечер

С задумчивой улыбкой Роксана помахала Гарри, чтобы тот следовал за ней. Время было уже позднее и все уже намеривались идти спать. Держа Дафну за руку, он, попутно заметив, как напряженна девушка, проследовал за Роксаной в свою комнату. Гермиона, Невилл, Агата, Ремус и Сириус шли позади них.

Перед в ходом в его комнату, леди Гринграсс на мнгновение остановилась:
- Пришло время для твоего последнего подарка, Гарри. Это общий подарок от нас четверых, - она указала на свою маму, Ремуса и Сириуса. - И это только начало. Подарок еще до конца не закончен.

С непонимающим взглядом, Гарри вошел в комнату, когда Роксана открыла перед ним дверь. Все казалось было таким же, как и раньше: кровать, сундук, стол... Картина. Гарри остановился. На стене висела картина. Написанная маслянными красками, три на три фута картина. На ней был изображен небольшой уютный домик и перед ним ... Его родители. Они сидели на деревяной садовой скамейке с красно-бронзовыми орнаментами, . Его отец сидел прямо, а мама, облокотясь на него. Ее голова с хорошо узнаваемой огнено-рыжей шевелюрой покоилась на его плече. Оба спали.

Гарри некоторое время молча смотрел на картину. Роксана подошла к нему и обняла за плечи.
- Думаю ты знаешь эти магические картины, которые позволяют разговаривать с давно умершими людьми.

Гарри слабо кивнул и ответил низким голосом:
- Директора Хогвартса имеют такие картины.

- Правильно, - согласилась Роксана. - И министры магии обесмерчиваются таким же образом. Картины создаются когда человек еще жив, просто изображенный двойник спит до смерти человека. К сожалению эти картины не могут быть воссозданы когда хочешь, они должны создаваться при жизни человека. Это другой сорт магической картины, более слабый. Художник использовал воспоминание Сириуса, чтобы создать эту картину. Мы также добавили наши собственные воспоминания. Ты должен добавить еще больше воспоминаний. Чем больше их будет тем лучше для завершения картины... Я уже поговорила с профессорами Спраут, Макгонагал Флитвиком и мадам Помфри. Они также охотно согласились добавить свои собственные воспоминания. И мы могли бы поискать бывших студентов, которые были их друзьями. Вот, - Она вручила ему скрученный пергамент и небольшой бронзовой жезл. - Они тебе понадобятся, чтобы добавить воспоминания. Они также работают и в случае маглов.

Роксана бросила на него многозначительный взгляд.
- Хотя мы четверо хорошо знали твоих родителей, но будет также полезно добавить воспоминания людей, которые не очень сильно любили их или даже критиковали. Ты должен попросить тетю Петунию и профессора Снейпа, они крайне важны.

- Но они ненавидят меня. И они ненавидели моих родителей.

- Возможно. А возможно и нет. - Роксана некоторое время задумчиво смотрела на картину. - Если ты добавишь достаточное количество воспоминаний, то они проснутся и смогут разговаривать с тобой. Я не знаю когда и как много воспоминаний тебе понадобится, возможно десяток, а возможно и сотня. Я только надеюсь, что не так много, - улыбнулась Роксана. - Помни: я не хочу занять место твоей мамы. Она сильно любила тебя и я уверена, что она была бы грандиозной мамой. Я очень надеюсь, что у тебя все получится. Счастливого рождества, Гарри.

***

*Гретна-Грин название деревни на границе с Шотландией, где убежавшие влюблённые могли обвенчаться без представления соответствующих документов.

@темы: Фанфик, Перевод, Гарри Поттер, ГП/ДГ

17:34 

Второй шанс. ГП/ДГ. Глава 28.

Хорошие и плохие новости

Нора, 28 декабря.

Почему, размышляла Молли Уизли, ну, почему ею должна быть эта сногсшибательная блондинка?

Со злостью, она направила всю свою энергию на мытье посуды. Она нуждалась в простой работе, чтобы успокоиться. Сегодня утром, Чарли прислал сообщение, что до второго января останется в меноре Делакуров, с этой долбаной вейлой.

Крики радости и зависти близнецов привели к тому, что они получили дополнительную работу в дровяном сарае. На таком морозе это не было веселым занятием. Но они заслужили это. По крайней мере, Рон понимал ее. Возможно, младший Уизли был в большем гневе, чем она. Артур, после их недавней ссоры, покинул дом, чтобы навестить кузена и не был в этот момент дома. Не то, чтобы Молли ожидала от своего мужа, что он разделит ее мнение на счет неверного выбора девушки их сыном. Их сора касалась Джинни. Естественно, это была главная и единственная проблема прошедшей недели. Джинни и как все вернуть на круги своя, вот в чем был вопрос.

Треск известил Молли, что очередная вспышка гнева стоила ей тарелки. Я должна починить это позже, вздохнула Молли. Матриарх семьи Уизли несколько раз глубоко вздохнула. Она отклонила идею, простонала Молли. Глупая девчонка не понимает, что теперь необходимо принимать жесткие меры. Они должны действовать быстро и решительно. И ни в коем случае нельзя медлить. Тот факт, что Джинни отказалась использовать любовное зелье, или хотябы духи принуждения, стал неприятным сюрпризом.

Молли была уверена, что это была вина Чарли. Он не только решил ухаживать за получеловеческим выродком - французким выродком нужно добавить к томуже - не способному общаться на нормальном языке. Нет, он также имел наглость разрушить все ее планы на ее маленькую принцессу. А ведь как бы красиво звучало - Джинни Поттер. И женитьба позволила бы Уизли вернуть себе утраченные позиции. А это было то, в чем Артур - приятный, милый, но черезчур слабовольный и без всяких амбиций - никогда не сможет добиться успеха.

Некоторое время, она надеялась на карьеру в министерстве, но она уже давно бросила мечтать об этом. У Артура просто не было внутренего стержня. Он позволял другим использовать себя в качестве начальной ступени для их карьеры.

Нет, это был именно ее долг привести семью к богатству и славе, которые она... Которые ее семья... Заслуживает. И тогда она плюнет в рожи всем Прюитам, кто посмел смеяться над ней когда она выбрала Артура. Все эти высокомерные тетушки, дядюшки и кузины приползут обратно и попытаются заслужить ее милость. . Да, ее семья будет ползать у нее в ногах, все те, кто отрекся от нее двадцать пять лет назад, все те, кто смеялся над ней, над низким положением и странным хобби Артура. Молли Уизли будет смеяться последней.

Она только должна поговорить с Дамблдором и придумать план.

***

Пенегрю менор, 28 декабря.

Когда Гарри вошел рано утром в столовую, то застал там, как он и надеялся, только Роксану и Анну. Грейнджеры любили поспать, а Гермиона и Невил любили встречать день с чашки горячего шоколада и чтения книги расположившись рядом друг с другом. Иногда, они читали книгу про себя, а иногда, кто-то из них читал ее в слух другому. Это было милое зрелище, вынужден был признать Гарри. И он не хотел мешать им в их уеденении. А Дафна...

Дафна была причиной того, что в этот ранний час он был здесь.

- Она все еще колеблется? - спросила Роксана и Гарри утвердительно кивнул. Они проходили тест на анимагию днем ранее и, как и опасалось, существовало проблема, которую необходимо было решить.

***

Днем ранее

Вся семья собралась в лаборатории: Роксана, Агата, Анна, Ремус и Сириус вместе с Гарри, Невиллом и Дафной. Отсутствовала только Гермиона. Роксана послала за девушкой, правильно предположив, что какая-нибудь интересная книга стала причиной отсутствия грифиндорки. Быстрые шаги по лестнице известили присутствующих о прибытии Гермионы. Открывшаяся дверь, продемонстрировала улыбающееся лицо девушки, которая радостно помахивала ежедневным Пророком.

- Невероятно. Просто невероятно!

Агата вздохнула.
- Да, дорогая, определенно... Чтоугодно.. Но мы хотели...

- Невероятно, как это произошло? - Гермиону было не остановить. Она безостановочно размахивала газетой, а на ее лице была такая широкая улыбка, что создавалось впечатление, что еще чуть-чуть и ее лицо разделится на двое. - Сириус, это так...

- Невероятно? - Сириус попытался помочь. - Возможно, тебе следует рассказать нам, что так сильно взволновало тебя. Я никогда не ожидал, что увижу тебя трепещущей от чтения газеты, тем более, такой газеты.

- Ох, - Гермиона покачала головой и показала еще одну газету. - Это должно быть так. Придира напечатала туже самую статью.

Гарри разразился громким смехом. Девушка изумленно уставилась на друга, а он изо всех сил пытался успокоиться, но очередной взгляд на Придиру порождал шквал нового гомерического хохота.
- Я никогда... - Он некоторое время пытался подобрать слова. - Я бы никогда не подумал, что ты будешь использовать Придиру для того, чтобы поверить каким-то фактам. - Спустя некоторое время, дождавшись, когда пройдет очередной приступ смеха, он продолжил:
- Ты реально понимаешь, что сейчас сказала? Это должно быть правдой, поскольку, Придира также пишет об этом. Это... Это потрясающе, Гермиона.

Гермиона свирепо смотрела на него, но заметив, что все остальные также усмехаются, не смогла не признаться:
- Возможно... Придира улучшилась. - Она обиделась. - Хорошо, если ты не хочешь знать, что написали про Сириуса...

- Обо мне? - Сириус схватил Пророк и стал искать соответствующую статью. Ему не пришлось искать слишком долго, поскольку, статья располагалась на передовой странице:

***

"
Хладнокровный убийца или жертва бюрократии?

Приказ о поцелуе дементора Сириусу Блэку при первой встрече отменен

По словам информированного источника в министерстве, приказ о применении поцелуя дементора к Сириусу Блэку - серийному убийце, совершившему побег из Азкабана - при первой встрече был отменен не кем иным, как Амелией Боунс - Главой ДМП.

Амелия Боунс:
- Министерство по прежнему считает Сириуса Блэка главным подозреваемым в деле предательства семьи Поттеров и последующих убийствах Лили и джеймса Поттеров, Питера Петегрю и двенадцати маглов. Но существует слишком много вопросов, остающихся открытыми. Также существует слишком много загадок и тайн вокруг всего дела в целом. Дело не было тщательно рассмотрено. Почему он предал своих лучших друзей? или почему он не скрылся после совершенного злодеяния? Мы все еще хотим поймать его, но живым. Решение о незамедлительном поцелуе дементора при первой встрече было слишком поспешным и не соответствует положениям моего департамента.

Я заверяю вас, что мы схватим его, допросим и вынесем ему соответствующий приговор, согласно существующиму законодательству. Решение будет честным, справедливым и безсомненым. "

***

- Он все-еще виновен, - вздохнул Гарри.

- Да, - улыбнулась Гермиона, - но это только первый шаг.

- Амелия сильно рисковала, делая подобное объявление, - согласилась Агата. - Этим действием, она пошла против желания министра. Ты теперь не только переживешь арест, Сириус, но теперь тебе обеспеченно публичное разбирательство, что им следовало сделать еще двенадцать лет назад.

- Почему... - Гарри заколебался. - Почему она...

- Из-за тебя, - спокойно объяснила Роксана. - Я уверена, что она поняла кем был тот грим во время своего визита. Августа сказала тебе не дооценивать способностей Амелии. Если бы Сириус действительно был бы виновен в смерти твоих родителей, то ты был бы первым, кто желал бы его смерти. Но если ты охотно доверяешь ему, если желаешь сражаться за его свободу, то, возможно, что-то не так с его обвинением. Да, я полагаю, что твое мнение убедило ее... И тот факт, что не было ни какого разбирательства раньше. - Роксана коротко улыбнулась. - А вот о последнем, наверное, напомнила ей Агата.

***

- В любом случае, - Анна ударила по столу, - мы здесь, чтобы определить кое-что совершенно другое. Присаживайтесь. - Она указала на четыре удобных кресла и собрала четыре фиала с приготовленным заранее зельем. - Это зелье погрузит вас в глубокий сон примерно на час. За это время, вы поймете имеете ли вы талант в анимагии. При определенной удаче, вы даже сможете узнать форму животного в которого сможете превращаться. У каждого из вас, среди нас, будет один компаньон, который будет помогать вам в поиске. Агата будет с тобой, Гарри. Роксана и Сириус должны сопровождать Гермиону и Невилла. А я последую за тобой Дафна. А теперь, выпейте это и раслабтесь.

***

Он проснулся... В какой-то степени, он проснулся. Солнце обжигало обнаженную кожу. Поспешно, Гарри осмотрелся, но Агаты ни где не было видно. Было только еле уловимое чувство, что кто-то наблюдает за ним. Опустив взгляд, он увидел свое тело. Да, оно выглядело немного постаревшим и по видимому должно было принадлежать взрослому человеку, но оно не было измененым. Не должно быть...

Шуршание в кустах позади него, заставило Гарри резко обернуться. Кто-то наблюдал за ним, кто-то опасный. Желтые глаза уставились на него. Было слышно низкое рычание. Когда существо начало двигаться, примитивный страх заставил Гарри бежать. Он не стал ждать, не стал оборачиваться. Беги, беги от монстра, подсказывало ему сердце.

Тяжелые лапы ударились о землю, огромное существо набирало скорость и медленно сокращало дистанцию. Травянной покров сменился каменным. Внезапно, он увидел скалы не далеко от себя. Не останавливаясь, он припустил еще быстрее, надеясь, что найдет спасительную тропку:узкий проход или озеро, в которое можно будет нырнуть. Горячее дыхание жгло спину. Что-то попыталось схватить его, в последний момент он успел увернуться. Где же Агата? Надрываясь, из последних сил, Гарри ускорился и перепрыгнул через скалы. Каменистая земля была в низу. Не было ничего, что могло бы остановить падение. От первобытного ужаса, он начал вопить, но услышал только странный звук вырвавшийся из его рта. Он начал махать руками, безуспешно пытаясь остановить падение.

Внезапно, его падение начало замедляться и вскоре, он стал потихоньку набирать высоту. Его зрение изменилось. Предметы поменяли очертание, зрение стало невероятно четким. Малейшее движение рук позволяло изменить направление. Окончательно, он все понял, когда земля оказалась далеко внизу. Так высоко он не поднимался даже на метле. Крылья... У него были крылья. Вопль восторга, не похожий ни на один звук, который может исторгнуть человек, прорезал воздух.

Тень. Большой гиппогриф летел рядом с ним. На мгновение, черные перья смутили его, но затем он узнал выбоину на клюве: Клювокрыл, его окрас изменился, чтобы спрятать свою личность. Друг Гарри, казалось, наслаждался, наблюдая за его полетом. Некоторое время, они летели рядом друг с другом, наслаждаясь солнцем и отдаваясь во власть ветра.

Неожидано, их накрыла огромная тень. Испуганный Клювокрыл улетел прочь. Гарри только и успел увидеть, как быстро он исчезает вдали, как почувствовал огненое дыхание существа. Страх нахлынул с еще большей силой чем прежде. Гарри пытался использовать все свои квиддичные навыки, чтобы избежать врага - взрослого дракона. Магическое существо полностью проигнорировало Клювокрыла и не позволяла Гарри стряхнуть себя с хвоста. Зверь был слишком быстр, и с каждой минутой, Гарри все больше и больше терял надежду на спасение. Доли секунды спустя, он почувствовал страшный удар по левому крылу и, кувыркаясь, он полетел вниз. Не в состоянии предотвратить второе падение, он наблюдал за стремительно приближающейся землей. Юноша только и мог надеятся, что что-то вновь изменится. Его тело хотело измениться, он чувствовал это. Но было слишком поздно. За мгновение до удара о землю не видимая рука схватила его и с невероятным усилием предотвратила падение. Этого усилия было достаточно, чтобы спасти его, но не достаточно для сохранения сознания.

Ну, как минимум, я спасен, успел подумать Гарри прежде чем темнота окутала его.

***

- Ну, как минимум, у тебя есть анимагическая форма, Дафна. - Гарри, сквозь хлопковую ткань, которая была обернута вокруг его головы, услышал женский голос.

- Гермиона, - ответил мальчик. - Я понимаю, что ты расстроена от того, что существует заклинание в котором ты не сможешь быть мастером.

- Это не просто заклинание, - надулась Гермиона. - Это заклинание анимагии, что-то по настоящему важное. Что-то...

- Что-то, что твоя обожаемая Минерва Макгонагалл может делать, а ты нет.

- да, в точку, - проныла Гермиона. - Знаю, знаю. Мне следовало ожидать этого. В какой-то мере, я даже ожидала, но все же..

- А ты не думала, что дафне возможно еще даже хуже чем тебе? - мягким голосом спросил Невилл. - Знать, что ты можешь стать мастером в этом заклинании, но полностью отклонить эту возможность.

- Четверо женщин из моей семьи в состоянии превращаться в животное, - согласилась Дафна, ее голос дрожал. Стоит ли мне вообще иметь дочь, а зная свою семью возможность рождения девочки крайне велика, ведь она тоже сможет стать мастером в анимагии. - Дафна вздохнула:
- Я правда должна... - Мгновение она колебалась:
- Гарри? Ты очнулся?

Медлено, он открыл глаза. Он лежал на своей постели, его друзья сидели вокруг него, а Агата была в нескольких шагах от него. Она встала и подошла к нему и посмотрела слегка встревоженно:
- Привет, Гарри. Мне жаль. Мне следовало вмешаться раньше. Но я надеялась, что ты вновь сможешь измениться.

- Что-то... Я почувствовал что-то за секунду до того, как вы меня выдернули, - произнес Гарри. - Что это значит? Почему меня преследовал дракон?

- Обычно, ведьма или волшебник имеют всего одну анимагическую форму. Обычно у тебя форма, которая лучше всего схожа с твоей натурой. По крайней мере, это случай Дафны и Невилла, также было с Анной, роксаной и мной. И в какой-то степени тоже самое и с тобой: Ты можешь изучать заклинание и ты знаешь, что твоя форма будет какой-то хищной птицей. Но по видимому, глубоко внутри твоего сердца существует вторая форма. Дракон появился потому, что он ненавидит твою другую часть. Подумай о первом задании: как легко было вывести из себя дракона и заставить ее покинуть кладку? Она сильно ненавидела тебя. Возможно, она почувствовала ту твою другую сторону тоже.

- Но ты можешь освоить только одну анимагическую форму, - парировала Гермиона.

- Ты права, - согласилась Агата. - Но Гарри имеет редкую возможность выбора. Хочешь ли ты превращаться в птицу? Это будет относительно легко для тебя. Или ты хочешь воспользоваться возможностью и изучить нечто особенное? Это будет куда как сложнее и нет гарантий, что в конечном счете ты добьешься успеха.

- И если он не добьется успеха? - спросила Дафна. - Сможет ли он превращаться в птицу?

- Я не знаю, - ответила Агата. - Я правда не знаю. Это крайне не обычный случай. Мне необходимо провести кое-какие исследования, чтобы ответить на этот вопрос.

***

Настоящее, Пенегрю менор, 28 декабря.

- Возможно, - медленно начал Гарри, - вам не следует давить на нее. Ей нравится целительство. Ей даже нравится идея стать целителем в будущем. Но вы давите на нее слишком сильно. Дафна чувствует себя обязанной выбрать эту профессию и это чувство ей не нравится.

- Я понимаю, что ты имеешь в виду, - ответила Анна. - И если бы это было что-то вроде таланта к языкам, то я бы последовала твоему совету. - Гарри знал о чем Анна говорит. Будучи тонкой, прилежной и любознательной натурой, Дафне легко удается изучение новых языков. Много ли существует четырнадцатилетних девушек способных бегло говорить по испански и читать сложные книги на древнегреческом? - Но это не тот случай когда она может решать позже. Она должна решить это сейчас. Пока еще не поздно, пока она еще не выбрала дорогу, которая разрушит эту возможность.

- Дафна, - продолжила Роксана, - Унаследовала этот талант от моей бабушки. Возможно, мне следует объяснить, о чем мы говорим. Определенно, ты знаешь обычные исцеляющие заклинания. Мадам Помфри крайне опытная целительница и с легкостью может вылечить широкий класс заболеваний, ран и проклятий. Но даже ее талант имеет границы. Большинство целителей не могут применять свое мастерство для исцеления необычных пациентов, будь то вейлы, оборотни, вампиры или другие магические существа. Многие из этих людей или существ сопротивляются обычным целительским заклинаниям и в большинстве случаев, их лечение становится сложным и опасным. Стоит только мисс Делакур получить серьезные повреждения на турнире, так мадам Помфри вместо исцеления может только ухудшить положение.

- А вот это как раз и есть особый талант Дафны, - Объяснила Анна. - Она может научиться лечить таких пациентов, поскольку может чувствовать их магическую особенность, которую никогда не смогут почувствовать другие целители. Только вспомни: Балу был ранен. Обычный бы целитель убил бы его своим целительским заклинанием, поскольку его раненое тело не смогло бы выдержать такое количество магии. Но Дафна смогла расчитать правильную силу заклинания и направить его в необходимое место. Это не уникальный дар, но крайне редкий. И к огромному сожалению этот талант входит в конфликт с некоторыми простейшими заклинаниями. Например: заклинание анимагии активирующее твою животную сущность, которая ответственна за инстинкт и быстроту реакции. И эта сущность крайне сильна в тебе, Гарри, вот почему тебе будет легко изучить его. Но, чтобы проявить свою животную сущность, Дафне придется убить свой другой талант. Это сложный выбор, который я сама сделала пятнадцать лет назад. Я отказалась от целительства и решила стать анимагом. Тогда я думала, что мне понадобится это умение больше. Я хотела быть героем, но потеряла слишком многое. Я сожалею о своем решении очень часто и не хочу, чтобы Дафна прошла через подобное испытание.

Последующее молчание было нарушено голосом Дафны, которая безшумно вошла в комнату и до сей поры оставалась не замеченной.
- Тебе следовало рассказать мне.

Анна улыбнулась и слабо кивнула:
- Ты права, мне следовало. Мы не хотим принуждать тебя, Дафна. Мы только надеемся...

- Я понимаю. По крайней мере, теперь я понимаю тебя гораздо лучше. - И прежде чем сесть рядом с Гарри, она подошла и обняла Анну с Роксаной. Он сжал ее руку и получил в ответ поцелуй в щеку. - Спасибо что попросил их.

***

- Мы не рассказали им о других талантах Дафны.

Роксана и Анна покинули столовую, давая возможность спокойно позавтракать Дафне, Гарри и присоединившимся к ним всем Грейнджерам, прежде чем они отправятся за палочками.

- Не-а, - согласилась Роксана. - Но им пока и не следует знать. Я не хочу принуждать ее еще больше.

- Я понимаю, но... Но это действительно уникальный дар. Даже в собрании мы имеем лишь малую горсть ведьм с ее талантом. И по словам Спиритуалиста Ноулеса она будет исключительной через несколько лет, самое большее через десятилетие. Мы не можем позволить ей... - Анна почувствовала, что ее схватили за воротник и в следующий момент, она оказалась прижатой к стене.

- Это ее решение, только ее. Поняла? Да, я бы хотела... Нет, это не то слово... Я сплю и вижу, как она выбирает этот путь, но я не Дафна, я только ее мама. Быть Спиритистом трудный путь, ты знаешь об этом. Исцеление поврежденного разума никогда не проходит бесследно для целителя. Мы не будем заставлять ее в любом случае.

Роксана подчеркнула каждое слово в последнем предложении и Анна медленно кивнула.
- Хорошо, я поняла. Но не следует ли нам хотябы рассказать ей...

- Рассказать ей, что она сможет исцелить родителей Невилла через несколько лет? - Обе не услышали судорожный вздох, который испустил кто-то прятавшийся в нише. - Под таким давлением... Да, такого рода информация будет эмоциональным давлением... Ты действительно думаешь, что в таком случае будет существовать какое-либо другое решение для нее? Ты же видишь как близка она с друзьями. Ты же знаешь, как много для Невилла значат его родители. Рассказать ей, значит оставить ей только один выбор: стать Спиритистом - исцелителем разума.

- Анна глубоко вздохнула:
- Ты права. Прости. Я не скажу ничего.

***

Лютный переулок, позднее утро.

Гермионе очень понравилось время, которое она смогла провести с родителями. Она также наслаждалась часами когда читала письмо Луны, которое та прислала ей из Исландии где она вместе с отцом охотились на каких-то мистических существ. Ну кто кроме Луны пожелал бы поехать в Исландию в декабре? Ей даже понравился вечер когда состоялся тот разговор. Отец, в прочем, что не было удивительно, переложил всю беседу на маму. К облегчению Гермионы, ее мама не была напряжена всей ситуацией.

Не то, чтобы была проблема, которая должна быть решена в ближайшем будущем. Гермиона не собиралась переводить отношения с Невиллом на другой уровень. Ей было только пятнадцать, а Невиллу четырнадцать. Должно пройти как минимум два года, чтобы произошло что-то большее чем обычные поцелуи, но, по видимому, иметь такой разговор так рано было обязанностью родителей. Что действительно тревожило девушку, так это разговор Невилла с ее отцом. Он рассказал ему о традициях в волшебных семьях: об кольцах обещания, об обручальных кольцах, свадебных контрактах и других подобных вещах.

Как далеко она хотела бы зайти? Даже кольцо обещания было серьезным шагом для нее. Это уже куда серьезнее чем обычные отношения парень-девушка. Невилл пообещал, что они будут принимать решения совместно и ей не стоит ожидать в бокале кольца на день святого Валентина. Пообещал, что не будет неожиданной вечеринки по поводу их помолвки на его пятнадцатилетие. Они будут идти к этому медленно и осмотрительно.

***

Мадам Гуилла - палочки с 1712 года

Невилл был ужасно тихим все утро. И то, что сейчас он беседовал с мадам Гуиллой о наилучшем фокусирующем камне для палочки, было небольшим изменением к лучшему. Сейчас, он выглядел счастливым и полностью сконцентрированным на проблеме. Таким обычно его можно было видеть на гербологии. Гермиона улыбнулась. Она сама выбрала замаскированый опал - редкий, но не очень дорогой камень, в следствии редкого использовании его в украшениях. Мадам Гуилла сказала, что с его помощью она сможет исполнять более сильные заклинания и с долгим эффектом. Довольно-таки правильный выбор, размышляла Гермиона. Она любила легкие чары.

- Мистер Лонгботтом, вам следует выбрать янтарь. Конечно, существуют и другие камни более приспособленные для простого усиления роста растений, но, как мне кажется, вы больше заинтересованы в управляемом росте. Вы хотите, чтобы растения приняли определенную форму и развивались в нужном вам направлении, чтобы быть лучше пригодными для зелий.

Невилл согласился с ее мнением. Таким образом, осталось только урегулировать вопрос о двух палочках, двух пар палочек, поскольку, все решили преобрести более слабую вторую палочку. С двумя кобурами - одна для запястья, другая на ногу, обе защещены от обезаруживающих заклинаний - они будут хорошо экипированы и готовы почти к любой неожиданности.

- Мне нужен чистый кварц, - заявила Дафна, отрываясь от книги о камнях, которую она тщательно изучала последние десять минут.

- Чистый кварц? - спросила мадам Гуилла. - Лучшее восприятие?

Лицо Роксаны выражало смесь радости и напряжения когда она услышала решение дочери. Этот выбор был верным если она собиралась посвятить себя карьере целителя.

С ничего не выражающим лицом, Дафна скользнула взглядом по матери и коротко кивнула
- В книге говорится, что с этим камнем можно получить лучшие результаты после заклинания осмотра.

- Совершенно верно. Этот камень не является широко используемым. Большинство предпочитают получать более материальный эффект.

- Он подходит мне.

Пока мадам Гуилла прикрепляла камень к палочке Дафны, Роксана улучила момент и спросила Гарри:
- - Ты уже сделал выбор... О том какую палочку ты хотел бы использовать в будущем?

- Сделал. Старая палочку... Мадам Гуилла сказала, что она обладает более грубой силой. Но она также близнец его палочки. Я сохраню ее. Возможно, я смогу как-то использовать это в будущем. Но сейчас я испытаю новую палочку. Большую часть времени слишком важно правильно и точно исполнять заклинание.

- Согласна. И какой камень ты хочешь? Гуилла рассказала мне, что рубин особено силен в поддержании атак. Возможно, это был бы правильный выбор. Поскольку, ты потеряешь некоторое количество силы со своей старой палочкой.

Гарри улыбнулся, но покачал головой:
- Несколько месяцев назад, я бы согласился. Я всегда полагал, что лучше действовать, чем ожидать, что нападение лучшая защита. Но сейчас... Теперь мне есть кого защищать... Семью... Друзей. - Он скользнул взглядом по дафне и мягкая улыбка появилась на его лице. - Мне нужно кое-что, что в состоянии усилить заклинание Protego . Грубый алмаз.

Огромная волна радости накрыла Роксану. Гарри начал управлять характером. Сейчас можно было видеть, что он готов сначала думать, а потом действовать и его мнение, что его новая семья - и определенно, его девушка, ее дочь - нуждаются в защите. От всего этого улыбка Роксаны стала шире:
- Спасибо, Гарри, за твои выбор и заботу.

***

Пенегрю менор, вечер.

- А теперь? - спросила Дафна. - Что еще нам надо сделать? - Настроение после возвращения из Гринготса было хуже не куда. Все рухнули в кресла, не пытаясь даже скрыть своего разочарования.

Гарри, более спокойный чем час назад, пожал плечами. Сообщение, которое Грипфук не смог объяснить было ужасным, особенно в свете его развития. В Гринготсе, куда они отправились, чтобы получить больше информации, Вивернкло смог только разочаровать их.

- Мы исследовали документыи теперь можем предложить вам список транзакций, которые могут быть сторнированы, они могут быть отслежены и существует возможность вернуть эти деньги назад и, к сожалению, про большинство дел вам, по моему жалкому мнению, вам просто следует забыть. У нас есть достаточно документов, чтобы привлечь мистера Флетчера к ответственности за растрату. Если вы пожелаете мы сделаем это, шансы выиграть дело высоки, но у него не достаточно денег, чтобы оплатить эти долги. В любом случае, это ваше решение стоит ли ему понести наказание за свои преступления. Но к нашему великому смятению, допрос бухгалтера Грипфука показал, что мы не можем доказать его сотрудничество с другими персонами, особенно, с директором Дамблдором, на что мы надеялись. С вашего последнего визита, кто-то использовал шанс и изменил его память. Поэтому у него не осталось воспоминаний о его связях с директором и мы не в состоянии привлечь Дамблдора к ответствености за растрату.

- У Дамблдора больше нет возможности брать деньги с моих счетов. У него нет доступа к счетам Лили Эванс. Поттер менор защищен и теперь ни он ни любой другой член ордена не сможет попасть туда. По мне это главное, - произнес Гарри спокойно. Только его глаза выдавали его ярость. Он злился не из-за бывшего предательства, но из-за того, что директор не гнушался даже изменением памяти бухгалтера. - Он будет персоной нон-грата в Гринготсе в будущем. Даже без оффициальных доказательств, он заметит явное нежелание гоблинов вести с ним какие-либо дела. И в какой-то степени такое развитие даже полезно.

- Полезным? - простонала Гермиона. - Да, что же здесь может быть полезного?

Больше всего эти новости ударили по ней. Даже после прошедшей недели, она все еще надеялась, что найдется какое-нибудь разумное объяснение всему этому. Надеялась, что то глубочайшее уважение, которое она питала к директору не исчезнет полностью. Но Роксана была права на счет осторожности и доверия к уважаемым личностям.

- Я оставила Гарри одного, Гермиона. Я оставила его с его ужасной тетей, поскольку доверяла Дамблдору гораздо сильнее, чем собственным ощущениям. Я позволила ему спрятать его родителей в том доме, поскольку, он обещал, что они будут в нем в безопасности. Я должна была думать своей головой и больше доверять своим ощущениям. Я сожалею об этих решениях каждый день. И теперь, я благодарна судьбе, что хотябы касательно Гарри я смогу слегка сгладить свои прежние ошибки. Я буду более осторожной в будущем и тебе советую того же.

- Теперь, мы знаем, - ответила Дафна вместо Гарри, - что мы должны быть особенно осторожны рядом с директором. Мы усилим наши тренировки в оклюменции и мы никогда не позволим ни одному из нас находится с ним наедене. Подобное не должно случиться ни с одним из нас.

***

- У тебя уже есть идеи как приступить к исследованиям?

Подростки уже отправились по своим комнатам и только Агата, Анна и Роксана остались сидеть на месте. Анна вздохнула:
- Я спрошу у разрушителей заклятий. Я знаю нескольких из Франции и Испании, но не из Англии. Я просто не знаю, кому я могу доверять на столько, чтобы рассказать все. Определенно, несколько лучших разрушителей здесь уже присягнули на верность Дамблдору или министру.

- И у тебя нет ни каких предположений, чем это может оказаться? - прошептала Роксана. Она смогла скрыть эту тревожную информацию, но загадка каким-то образом должна быть решена.

- К сожалению, нет, - ответила Анна. - Эта какая-то смесь магии разума, проклятия и черной магии и все это сидит у него в голове за этим шрамом. Могу сделать предположение, что это результат убивающего проклятия использованного против него, но поскольку, кроме него, ни кто не пережил этого проклятия, то нам по просту не с кем сравнивать.

- Неужели ни кто не смог обнаружить этого раньше? Мадам Помфри например? Ведь Гарри часто оказывался под ее наблюдением и заботой.

Анна покачала головой.
- Я так не думаю. Ты должна былабы использовать одно из тех особых заклинаний по поиску проклятий и обнаружения воздействия на разум. И даже если... Не забывай, как она призналась, что не замечает признаков злоупотребления комманд Дамблдора. Возможно, она обнаружила это, но только рассказала директору.

- Я была бы удивлена, если бы он не знал, что это такое. Я полагаю, что он знал долгое время об этом. Но это бесполезно. Будем надеятся, что ты вернешься с большим знанием об этом явлении.

@темы: ГП/ДГ, Гарри Поттер, Перевод, Фанфик

11:46 

Второй шанс. ГП/ДГ. Глава 29.

Неделя отдыха

Хогвартс, кабинет директора, 30 декабря.

Ну, почему с женщинами всегда так трудно?

Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор - директор Хогвартса, председатель международной конфедерации магов, главный волшебник Визенгамота, сильнейший маг своего времени и алхимик, у которого почти нет равных (а через несколько лет, после смерти Фламеля вообще никого равных не будет) - был в плохом настроении.

Почему женщины в любой ситуации создают сложности?

Все оказалось куда сложнее с самого начала. Джеймс Поттер охотно оказывал помощь. Он никогда не был блестящим стратегом, никогда не мог понять картину целиком, но он понимал насколько важно помогать ордену и Дамблдору в частности. Именно по этой причине, он разрешил использовать Поттер менор как штаб для ордена Феникса , охотно предоставил доступ к своему богатству и безоговорочно доверял любому решению Дамблдора, какое-бы он не принял.

Но Лили Поттер, в девичестве Эванс, с самого начала стала все усложнять. Она убедила его предпринять некоторые дополнительные меры безопасности и полностью оградить ее богатство от него. За последнее десятилетие, он смог извлечь из счетов Поттера лишь малую часть на поддержания нужд ордена. С учетом того, что большинство членов ордена были бедными, то было крайне обременительно финансировать войну и готовится к следующей. Шпионам нужно платить, безопасность домов нужно поддерживать, семьям подобно Уизли нужно помочь.

С помощью бухгалтера Грипфука он едва мог наскребать деньги на эти нужды. Грипфук был превосходным гоблином для этого, особенно если учесть его положение: борющийся за возвращение места отца, уже отчаявшийся найти новых клиентов для поднятия своего статуса - было так легко убедить его. После небольшого и секретного соглашения, Дамблдор послал к нему ряд маглорожденных семей, новые клиенты Гринготса, новые для магического мира и готовые прислушиваться к советам директора. Главным образом это были мелкие неважные клиенты, но их было огромное количество и они помогли Грипфуку и он был счастлив вернуть себе положение. Он и продемонстрировал Дамблдору законые пути для получения необходимого количества денег без трудностей и не вызывая подозрений.

Ну почему женщины всегда способны превратить удобное соглашение в ночной кошмар?

Приходится иметь дело с драконом - в данном случае приходится иметь дело с Роксаной и Агатой Пенегрю. Они не только разрушили все его планы на Гарри и добились невероятного успеха, сведя к нулю все его влияние на мальчишку после усыновления. Нет, они даже осмелились проэкзаминовать богатство Поттера и лишить его всяческого доступа к счетам. По словам Мундунгуса, они вернули контроль над всеми Поттеровскими сейфами и стали просматривать некоторые продажи из Поттер менора. Некоторые из этих продаж были фальшивыми. Некоторые вещи он оставил для собственной коллекции.

И все это время, над его головой, висел домоклав меч, после признания Грипфука, что Дамблдор был частью всего этого. Мерлин, он же лидер света. Это отвратительно, но ему пришлось использовать заклинание изменения памяти на этом трусливом гоблине. Но он смог обезопасить свое положение. Он не может позволить диким случайностям бросить тень на его репутацию.

Во всем нужно винить Роксану Пенегрю. Это она управляла его рукой в этом деле.

Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор простонал:

Ну, почему с женщинами всегда так трудно?

***

Пенегрю менор, 30 декабря.

Всего несколько дней осталось до возвращения в Хогвартс. Гарри уставился в свою кружку с кофе. Он не торопился покидать Пенегрю менор. Ему правда нравился дом, люди и атмосфера. Все три женщины были замечательными учителями, каждая из них особенно сильна в своей специальности, но у них были широкие познания и в других областях.

Анна использовала эти дни для тестирования и тренировки навыков в оклюменции и теперь, проводила несколько часов каждый день она терроризировала Дафну легилименцией. Был ли он плохим парнем если ему нравилось наблюдать, как она борется с чем-то? Поскольку он был свободен и видел как она сквозь трудности изучает что-то новое и как ей все удается с легкостью? Было интересно наблюдать за ними, особенно когда Анна тренировала их обоих - Гарри и Дафну в использовании заклинания гармонии.

***

- Это семейное заклинание так, что в какой-то мере это секрет и вы не должны рассказывать о нем никому. Вы можете использовать его только совместно с людьми, которым можете доверять например с Гермионой и Невиллом, Сириусом и Ремусом. Но пожалуйста, будьте крайне внимательны и следите за тем, кто может наблюдать за вами в этот момент. Чтобы начать тренировку я должна запечетлить образ в ваших нервах. Он позволит вашему мозгу иметь дело с особого рода ощущениями. Я покажу вам, как это надо делать позже, во время ваших тренировок. В этом нет ничего особенного сложного и опасного - естественно, если выполнять все правильно. Я просто активирую ряд Нейронных путей, которыми ваш мозг до сих пор пренебрегал. И с того момента вы будете связанны ментально и сможете делиться информацией друг с другом по средством слов и картинок. Эта техника связана с легилименцией, но Дафне нужно сконцентрироваться на чем-то, чтобы показать это Гарри и наоборот. Оно не используется для действительного чтения мыслей. Оно особенно полезно если вы хотите общаться без слов или усилить скорость передачи информации. В начале вам необходим будет прямой контакт, чтобы обмениваться друг с другом информацией. И разговор будет проходить всего-лишь раза в два-три быстрее чем обычная беседа. Но позже вы научитесь вести такие беседы на растоянии и намного быстрее. Вы даже сможете подключать других людей как пассивных участников. - С легкой улыбкой она добавила:
- Давайте начнем.

***

Анна отметила его талант в этом заклинании. Она предположила, что у него также не возникнет проблем с легилименцией- в противоположность оклюменции, где ему всегда с трудом приходилось улучшать свою защиту, чтобы избежать их вовлечения в непредномеренную борьбу эмоций. Гарри изъявил желание начать изучать легилименцию, но Анна была против:
- Ты и так будешь занят по горло в следующем месяце. Сейчас, пусть только Дафна изучает ее. Я уверяю тебя, что обучу тебя легилименции и многому другому... после твоего пятнадцатилетия.

Она не объяснила, что имела в виду под " и многому другому" и Дафна также промолчала. Поэтому, ему только и оставалось, что вздыхать и ждать.

Как и обещалось, они довольно-таки быстро научились общаться без слов и хотя Гарри нравились вечерние часы, когда они держались за руки с Дафной и обменивались дикими идеями и мечтами, но все же они надеялись увеличить дистанцию в ближайшем будущем. И как прикольно будет иметь группу обсуждения вместе с Гермионой и Невиллом.

В то время как Гермионе и Дафне очень сильно нравились занятия с Агатой и Роксаной по изучению трансфигурации и чарам, ему больше всего нравились часы вместе с Сириусом и Ремусом. Двое чрезвычайно опытных тренеров, четверо учеников, бесконечные часы радости и боли во время дуэли друг с другом. Их прогресс благодаря этим тренировкам был впечатляющим. И хотя они не избавились от своих слабостей и имели туже силу, но Сириус и Ремус смогли помочь им усилить сильную сторону и практически избавиться от слабой стороны.

Гарри был самым быстрым и сильным в группе. Медленно, он также учился точности. Гермиона знала широчайший репертуар заклинаний, хотя это не было ни для кого сюрпризом. Тот факт, что она только шептала заклинания, усилил впечатление. Он никогда не знал, что она набросится на него. А Дафна - она умела заставить испытывать боль почти также как и ее мама. Обладая невероятной точностью, она заставила Гарри использовать заклинание Protego намного больше раз чем против любого другого противника, она предчувствовала каждое его движение. Он содрогнулся от мысли, что Дафна может стать его противником на Квиддичном поле. Вооруженая битой и бладжером она бы представляла реальную угрозу. И хотя Гарри выиграл две трети их сражений, но поражения всегда были болезнеными.

В самом начале их тренировок, Дафна продемонстрировала, как внимательно она наблюдала за чемпионами во время первого задания. Она не только использовала последующие недели, чтобы выучить заклятие конъюнктивита, которое Виктор Крам применил против своего дракона, но и чтобы модифицировать его. Теперь, она могла исполнять более слабую, но более быструю версию этого заклинания, при минимальной затрате сил. И ей действительно нравилось модифицировать другие заклинания тоже, часто используя мельчайшее изменение в движении для сокрытия своих намерений. Он надеялся, что они смогут найти подходящее помещение в Хогвартсе и продолжить тренировки. Особенно это было важно теперь, когда Невилл стал демонстрировать прогресс - благодаря пылу Дафны подшутить над ним.

***

Они просто наблюдали за парным сражением между Сириусом и Ремусом с одной стороны и Агатой с Роксаной с другой. Его крестный и бывший профессор ЗОТИ были полностью разбиты двумя леди, к большому изумлению собравшихся. Они конечно-же объяснили свое поражение, пролепетав что-то на счет джентльменского поведения и якобы они позволили леди победить. Но гарри видел причину, настоящую причину. Леди не были сильнее или быстрее парней, но они действовали слажено, как одна команда. Не говоря ни слова, они знали, что на уме у компаньона и без колебаний пользовались любой прорехой в защите. Быстрый взгляд, короткий кивок и Гарри с Дафной молча пообещали друг другу, что последуют этому примеру.

- Я не хрупкая, - простонала Дафна. Гарри улыбнулся. Он был сконцентрирован на ведении дуэли против Гермионы под инструктажем Сириуса. А Ремус изо-всех сил пытался заставить Невилла быть более агрессивным. Он все-еще неохотно и очень аккуратно исполнял заклинания. С новой палочкой он был куда лучше и Гарри с нетерпением ожидал изменений после ритуала. Но Невилл не хотел ни кому причинять боль. Каждый раз, перед тем как послать жалящее проклятие в Дафну, он колебался. Его заклинания всегда сопровождались гримасой сожаления.

Бросив взгляд на Дафну, Гарри увидел кое-что тревожащее. Нехорошая улыбка и взгляд предвещающий опасность и боль. Почти в последний момент, он уклонился от атаки Гермионы. Отругав себя, гарри изумленно наблюдал, как жалящее проклятие попадает в спину Гермионы.

- Ой, прости, ошиблась целью.

С широко открытыми глазами Гарри наблюдал за ними, спрашивая сам себя, зачем Дафна..

- Ой, прости, опять ошиблась целью. - Очередное проклятие ударило Гермиону.

- Прекрати, - прорычал Невилл, впервые демонстрируя злость.

- Заставь меня, - пропела Дафна, посылая очередное жалящее проклятие в Гермиону, от которого та уклонилась, но так и не подняла палочки.

Уклоняясь от нерешительной попытки Невилла обезаружить ее, Дафна послала очередные два проклятия в сторону Гермионы, более слабые, но от того не менее болезненые.

- Прекрати!

- Не хочу. - Дафна улыбнулась своей самой милой улыбкой и Гарри только и оставалось сожалеть, что он не может обнять ее и расцеловать за это глупое действие.

- Прекрати.. Немедленно...

Каждое слово сопровождалось шагом вперед, каждое последующее заклинание было сильнее предыдущего и с третьей попытки он поразил Дафну и припечатал ее о стену. Она сползла на пол, а Невилл наблюдал за ней, потрясенный собственной реакцией.

- Это... Извини

- Да, мне тоже жаль, что тебе понадобилось так много времени, чтобы колдовать по человечески. - Дафна усмехнулась и аккуратно дотронулась до своего лица. - Ауч! Гермиона? Могла бы ты... - Она указала на свой сломанный нос.

Побледневший Невилл смотрел то на нее, то на Гарри , смущенный тем, что те только усмехались.

- Episkey. - Быстрое жалящее заклинание полетело вслед за исцеляющим. - Ой, извини, ошиблась целью.

***

Невилл все-еще не был так агриссивен как Дафна, но он делал постепенные улучшения и через несколько тренировок, слизеринцы больше не смогут насмехаться над ним. Даже грифиндорцы будут пораженны когда увидят отличия. Гарри предвкушал это.

***

- Ты же не рассказала своим родителям про отравление? - шепотом спросила Дафна.

- Нет, - гермиона решительно покачала головой. - Они ничего не знают об этом, также как и об опасностях прошлых лет. Они бы не поняли. Отец незамедлительно запретил бы мне посещать Хогвартс.

Дафна задумчиво кивнула.
- Возможно, так было бы лучше. - Видя свирепый взгляд подруги, она поспешила объяснить, вновь успокаивая девушку:
- Домашнее обучение. С учетом Сириуса, Ремуса, мамы и бабушки, мы могли бы не учится в Хогвартсе. Образование было бы не хуже, но куда более безопасным.

Гермиона наблюдала за ней нахмурившись:
- Ты полагаешь это было бы возможно?

- Нет, - со вздохом ответила Дафна. Слабо улыбнувшись, она продолжила:
- Гарри слишком силен для этого. Но этот год был ужасен. - При этих словах вид у черноволосой красавицы стал крайне усталым и подавленным. Гермиона никогда прежде не видела ее в таком состоянии. Дафна всегда была такой уверенной, такой решительной и убедительной. - Отравление, нападение на меня, борьба с Уизли - все это раздражающе подействовало на мои нервы. Его так сильно ранит, что так много людей, даже есть среди его предполагаемых друзей, думают, что он обманщик. Предательство Рона ударило по нему очень сильно. Он старается не показывать вида, но я вижу как он страдает. Я не хочу его видеть больше... Страдающим.

Гермиона медленно кивнула. Она также заметила это. Она осознавала, как много Гарри пытается спрятать - вновь. То что Дафна смогла увидеть это, только доказывало как близки они стали за последние месяцы. - И, - Дафна говорила еле различимым шепотом, - кто-то хочет убить его во время турнира, я уверена. И мы не можем помочь ему, мы не будем рядом с ним во время заданий. Что если...

Когда она взглянула на подругу, ее глаза были полны слез и безвучно просили о поддержке.
- Мы сделаем все, что в наших силах, чтобы помочь ему, Дафна. Мы будем тренироваться с ним, подготовим его и найдем решение. Мы решим загадку этого проклятого яйца и убьем в нем лень и заставим ходить в библиотеку для подходящей подготовки. Мы будем там, Дафна, мы будем там. - Змея заботящаяся о льве, львица обнимающая змею - как сильно все поменялось.

***

Сидя за обеденным столом, они беседовали о будущем. Возвращение в Хогвартс было не за горами, а это значило, что Сириус и Ремус скоро уйдут по своим делам. Поворчав немного для приличия, Сириус в конце-концов уступил и принял приглашение Гарри проживать в Поттер меноре и будет жить там вместе с Ремусом. Хотя оборотень , все-еще работающий в библиотеке и ожидающий возвращения Билла, будет по прежнему жить в главном здании, то Сириусу Гарри предложил поселиться в гостевом домике расположенном в саду рядом с домом. Ремус защитит домик заклятием Фиделиуса и будет хранителем для Сириуса. По мнению Гарри, который не хотел видеть дикую жизнь Сириуса или знать, что тот как узник заключен в Блэк меноре, это было наилучшее решение.

Блэк менор - это была еще одна равнозначная проблема.

- Я не хочу его больше, - пробормотал Сириус. - У меня слишком много плохих воспоминаний связанных с этим местом. Даже после изменений, который сделал Ремус, он попрежнему злой, угрюмый дом, не приносящий ничего, кроме ночных кошмаров.

Гарри мог только догадываться на сколько ужасным было детство крестного если ему так нетерпится убраться подальше от фамильного особняка. Но с Вольбургой визжащий голос Блэк в качестве его матери чего еще можно было ожидать? Он улыбнулся. Гарри никогда не был там, но ремус рассказал ему все о доме, о Вальбурге и особенно о картине. Они хотели убрать его подальше, но задача оказалась не выполнимой из-за постоянных приклеивающих чар, которые наложил домашний эльф Кричер.

Ремус и Сириус попросили Гарри найти решение. Они были счастливы, услышав совет: если ты не можешь снять картину, убери стену. Сириус пришел в восторг от идеи убрать целый кусок 6 на 6 футов стены и даже планировал это сделать лично с помощью кирки. Это было личным облегчением, уничтожить прошлое.

Естественно, Дафна нашла чисто слизеринское решение:

- Скажи Кричеру, что ты намереваешься уничтожить картину. Скажи ему, что у него есть последний шанс, чтобы снять ее и тем самым спасти от уничтожения. Скажи ему, что он может держать картину в своей собственой коморке.

Решение было идеальным для того, чтобы спасти картину - Дафне не нравилась сама мысль об уничтожении части исскуства - и для того, чтобы поработать над поведением Кричера, который до сих пор обожал свою бывшую хозяйку. Не удивительно, что Гермиона поддержала идею.

Сириус все-еще размышлял, не решив до конца.

- Ты мог бы одолжить его для нужд ордена, - предложил Ремус. - Ордену, не Дамблдору, - пояснил он, увидев уничтожающие взгляды остальных.

Вздохи и кивки приветствовали это решение.
- Орден все-еще очень важен, - согласилась Агата. - Важный союзник, не смотря на то, что я не доверяю ни одному его члену. И стала доверять еще меньше за последнее время, когда узнала о роли Флетчера во всем этом. И Аластор Муди был всегда охочь для принятия жестких мер. Но существуют и другие.

- Но не будет ли это одно и тоже... Орден и директор? - спросила Гермиона.

- Нет, - спокойно ответил Гарри. - Нет, если Сириус даст дом профессору Макгонагалл.

Дафна согласилась:
- Она изменилась. Теперь, она встает против его решений. Она воспользуется домом рассудительно.

- Не могла бы ты спросить ее, - попросил Сириус Агату. - Спроси от моего имени.. Объясни на счет Дамблдора... Почему я не желаю...

- Я поговорю с ней.

***

Пенегрю менор, 31 декабря.

Гарри молча наблюдал за обменом репликами между Дафной и Анной. Речь шла о том, как сделать чары более выносливыми и сильнее проникающими внутрь зачаровываемого объекта. Гарри знал, что Дафна каким-то образом уже умеет накладывать особого рода чары, которые трудно снять и еще труднее обнаружить. Прекрасно выполненые магические линии окружают эти объекты, закрепляя заклинание и делаяя линии между магией и предметом более расплывчатыми. Даже Гермиона была впечатлена.

Анна вновь была в своей стихии. Она объясняла некоторые нюансы подобного рода магии Дафне. Эти вещи были выше способностей и желания Гарри, чтобы вникать в суть их разговора. Куда более интересным было слушать рассказ Анны об ее образовании час назад. В ее семье до сих пор принято получать классическое образование, которое получали столетия назад. Считалось нормальным изучать не только латынь и древнегреческий, но также должны изучаться такие предметы как медицина, религия, философия и юриспруденция. Они называли такое образование гуманитарным. И это было только начало. Интересно какого это воспитываться таким образом? Какого это расти в любви, окруженным заботой и тренировками предназначеными сделать тебя великим?

- Гарри?

Он вынырнул из своих мечтаний. Дафна и Анна наблюдали за ним, девушка с легкой усмешкой, а ее тетя имела нахмуренный вид. Как долго они обращались к нему прежде чем он среагировал?

- Пришло время узнать кое-что новенькое, - начала Анна. - как и обещалось, я хочу научить тебя кое-каким заклинаниям связанными с твоими эмоциями - так сказать познакомить с другой стороной медали. Наверняка, ты знаешь, что твои заклинания за частую зависят от состояния твоего разума. Многие юные волшебники непреднамеренно усиливают свои заклинания с помощью гнева. Дафна продемонстрировала это нам довольно-таки хорошо на примере Невилла. Но ты можешь использовать эту силу намеренно и это не обязательно должен быть гнев. За частую, лучше всего использовать более положительные эмоции и более управляемые.

Гарри застонал:
- Пожалуйста, не начинайте рассказывать про силу любви.

Дафна выглядела слегка разочарованной и Гарри поспешил добавить:
- Я знаю, что это сила, но я уже достаточно наслушался про это. Мама... - Анна подняла руку, останавливая его.

- Я имела в виду не это. На сколько мы знаем, твоя мама сделала нечто совершенно иное и в своем роде уникальное. И любовь слишком сложная эмоция чтобы использовать ее как следует. Эмоциональные каналы используют простые и сильные чувства. Гнев - эмоция для разрушения. Забота - эмоция для защиты. Две стороны, одной и той же силы. Ты научишься тому, как использовать это для усиления собственных заклинаний. Это очень выматывающая способность и ты не должен использовать ее легкомысленно. Это то, что ни Дафна ни Гермиона не смогут постичь. Дафна из-за своей чувствительности, а Гермиона из-за самоконтроля. Поэтому, я научу тебя и позже, когда ядро Невилла стабилизируется, он присоединится к тебе. Магия Дафны похожа на прекраснейшее густое дерево, твоя же похожа на разрушительную волну - волну, которую мы попытаемся обуздать и сделать более мощной. Ты знаешь, что эмоции крайне важны: Ты должен желать вреда, чтобы использовать круциатус, чувствовать радость и надежду для патронуса и чувство юмора, чтобы изгнать боггарта с помощью заклинания Ridiculus. В этом есть своего рода противоречие: ты должен высвобождать эмоции управляемо и в нужном направлении. Первым условием этого являются детальное знание использоваемого заклинания и способность контролировать эмоции. Знание необходимо, поскольку ты не концентрируешься на заклинании, на движении палочки и словах. это должно быть твоей второй натурой, ты только концентрируешься на цели и своих желаниях. Для начала немного практики.

Следующий час они практиковались в использовании заклинания Protego , сначала, чтобы защититься самому, а затем защитить Дафну от проклятий Анны. Она была суровым преподавателем с орлиным взглядом, замечая малейшие изъяны в произношении или движении. Но он делал успехи: никогда до этого он не мог исполнять заклинания так быстро, точно и без усилий. Гарри чувствовал себя лучше, зная, что может защитить ее. Это продолжалось до тех пор, пока Анна не стала использовать более мощные заклинания. Быстро они достигли предела его заклинаний. Каждое проклятие разрушало его Protego и постепенно, Гарри стал беспокоиться за благополучие Дафны.

Что если они нарушат что-то не прекращая нападение? Анна не собиралась останавливаться, полностью доверяя его способностям. Это Было новым для него также: взрослый доверяет его способностям как магу. Она относилась к нему не как к ребенку, а как к бойцу. Ему нравилось это очень сильно.

- Хорошо, - Анна прекратила нападать. Было удивительно наблюдать за ее бесконечными заклинаниями в сторону Дафны, при этом на ее лице не проступило не единой капли пота. Он содругнулся стоило ему представить чего ему - или Сириусу с Ремусом - стоила бы дуэль против нее. Не в первый раз, он задумался о ее реальной профессии. Культурный Атташе - не правда ли, что в магловской литературе это было синонимом секретной службы? Почему она будет присутствовать на баллу Делакуров? Социальные контакты? На самом деле он так не думал.

- А теперь приступим ко второй части: эмоции. Думай о результате. Думай о том, что случится если мое заклинание попадет в Дафну.

Очередное жалящее проклятие сорвалось с ее палочки и даже рефлекцы ловца не помогли защитить Дафну. Вскрик боли, свирепый взгляд - Дафна явно не развлекалась. Определенно, он теперь знал результат неудачи.

- Сконцентрируйся на желании защитить ее. Попытайся представить как твое тело, руки защищают ее от любого вреда. Твое тело излучает тепло против холодного мира. Представь!

Новое проклятие сорвалось с палочки Анны и полетело в сторону Дафны. На самом деле Гарри не видел этого. Его руки автоматически стали выполнять нужные движения и с губ сорвалось необходимое заклинание. В своем разуме он видел только ее и свое тело прерывающее нападение. Он почувствовал тепло внутри себя, но это было уютное тепло не кипящий поток гнева. С легкостью его защита отразила заклинание, вместе с последующими. Каким то образом чувствуя заклинание, он понял когда его защита рухнет, что позволила ему возобновить заклинание. От заклинания к заклинанию его защита становилась все сильнее. От едва различимых, они стали сиять золотым светом, как будто металическая броня спартанского солдата.

Отраженный шум мощных заклинаний ударяющихся о преграду вернул его в настоящее. Анна прекратила нападение, когда защита Гарри угасла. Теперь на ее лице можно было заметить множество капелек пота, но она только широко улыбалась. Дафна была бледной, отлично зная, что случилось бы если бы Гарри потерпел неудачу. Но спустя секунду, она влетела в его объятия, делаяя недавнее воображение явью.

- Хорошо, - похвалила Анна. - Ты зделал все просто великолепно, Гарри.

Не говоря больше ни слова, она выскользнула из помещения, оставляя Дафну и Гарри на едине с их мыслями.

***

Делакур менор, 31 декабря.

Когда моя сестра в последний раз была такой? размышлял Чарли.

Пока Флер помогала матери с последними приготовлениями для новогоднего балла , он согласился занять ее сестру. Габриель Делакур была милой, умной и чрезвычайно проницательной девочкой десяти лет. По внешнему виду, она была точной копией старшей сестры, но была более живой и менее сдержанной в эмоциях и поведении.

Когда Чарли упомянул, что его семья была близка с Гарри Поттером, она пришла в восторг. Габриель желала слушать о похождениях золотого трио и, казалось, могла делать это бесконечно.

На мгновение, глубокая грусть сдавила его сердце. Больше не будет историй о золотом трио. Да, и вообще, золотого трио больше небыло, дружба между Роном, Гарри и Гермионой была разрушена. Дружба, которой по видимому, никогда по настоящему и не существовало: Рон намекнул его, что их мать подтолкнула его к дружбе с Гарри и она хотела, чтобы он был ему лучшим другом, точно также, как она хотела, чтобы Джинни стала его девушкой.

Чарли покинул родительский дом. Можно сказать, он попросту сбежал к Флер, поскольку, больше не желал слушать о планах Молли. Он только надеялся, что Джинни - его любимая сестричка - сможет выпутаться из сетей матери.

Чарли должен был вымучивать улыбку когда смотрел на Габриель.Она будет в Хогвартсе несколько недель, наблюдая за своей сестрой во время второго задания. Как будет Джинни справляться со своими делами до того момента? Ему только и оставалось, что надеяться на лучшее.

@темы: Фанфик, Перевод, Гарри Поттер, ГП/ДГ

15:44 

Второй Шанс. ГП/ДГ. Глава 30.

Перегруппировка

Станция Кингс-Кросс, 8 января, утро.

Как и ожидалось, платформа девять и три четверти была заполнена студентами и их родителями. Прощание после рождественских каникул всегда было особенно тяжелым для всех без исключения. Мысль о том, что почти сразу же после самого важного семейного праздника они растаются с семьей на долгие 5 месяцев, не считая несколько дней в течении пасхальных каникул, портило всем настроение, нейтрализуя счастье от встречи с друзьями.

Дин и Симус поприветствовали его крайне дружелюбно и после некоторого колебания также поприветствовали и Дафну. Другие грифиндорцы не имели желания разговаривать с ними, но по крайней мере кивнули ей, давая понять, что готовы принять эту странную дружбу со змеей. С другой стороны, слизеринцы наоборот бросали ненавидящие взгляды, адресованные больше предательнице чем ему. Гарри только надеялся, что больше не будет ни каких нападений на нее.

Кстати по поводу нападения: он просто обязан что-то сделать с этим. Дафна вынудила его пообещать, что он не будет нападать на Нотта, что позволит Снейпу во всем разобраться. Нехотя, он согласился. Но кто сказал, что нападать и подшучивать это одно и тоже? Он решил, что поговорит об этом с близнецами. Он был абсолютно уверен, что сообщение о трусливом нападении приведет их в ярость. Вместе они придумают как отомстить трусу. Заботливо, Гарри погладил Балу. С тех пор как он услышал о том, как он рьяно бросился на защиту Дафны, так полюбил его еще сильнее.

- Привет Дафна, давно не виделись. - Приветствие сопровождалось открытой улыбкой Милли и Несколько вымученной Панси. Меньшая девушка коротко кивнула Невиллу и Гермионе и поторопилась прочь, увлекая за собой Милли, которая лишь виновато улыбнулась и произнесла:
- Увидемся, Дафна.

- Сайрус, приятно видеть тебя.

Ее тон явно дал понять окружающим на сколько сильно она рада видеть его. Его эскорт группа явно не способствовала поднятию ее настроения. Нарцисса обняла ее и они обменялись парой реплик под пристальными взглядами своих супругов. Люциус же лишь смог выдавить из себя еле заметный, на грани вежливости кивок. Драко не сказал ни слова, а только свирепо смотрел на Гарри, видимо, пытаясь прожечь в нем дыру. Его взгляды брошенные на Невилла с Гермионой были не более дружелюбными.

Астория - единственная из группы, явно наслаждалась моментом. Она коротко переговорила с сестрой и даже обняла Гарри, ошеломив окружающих.
- Добро пожаловать в семью. - Хотя и этого было достаточно, чтобы омрачить взор Драко еще больше, тем не менее, Астория пошла дальше и склонившись к его уху прошептала что-то. Что бы это не было, оно заставило его побледнеть. Гарри дождался пока группа уйдет и только после этого ответил на вопросительные взгляды друзей.

- Она рассказала мне о последствиях, которые будут ждать меня стоит мне ранить тебя или маму. - Под добродушный смех друзей, Гарри размышлял над тем, что сказала ему Астория. Он содрогнулся и оставил друзям воображать о том, какую часть его тела она пообещала травмировать.

***

Ты хочешь воспользоваться единственным словом, чтобы описать встречу с Уизли? Этим словом было бы "несогласен", размышлял Гарри.

- Привет, Гарри, - кто-то поприветствовал его. Он предположил, что это был Джордж, поскольку его брат склонился в низком поклоне и поцеловал руку Дафны, вызвав тем самым хихиканье:
- Миледи.

Поспешно Гарри уклонился от объятий Уизли. Мерлин, неужели, она правда думала, что после всего случившегося, он нормально воспримет этот жест? С разочарованием во взгляде, Молли Уизли отступила и начала бормотать что-то на счет рождественских каникул, как они скучали по нему, как они надеются, что он вновь навестит их на летних каникулах. При этом, эти слова не распространялись на Гермиону, которая была лишь удостоена быстрым злым взглядом.
- Всегда было так прекрасно... Бла-бла-бла... И я всегда видела в тебе сына... Бла-бла-бла.

Изо всех сил стараясь игнорировать ее, Гарри сконцентрировался на Артуре. С крайней неохотой, но при этом будучи крайне вежливым, он обратился к Роксане и Агате.
- Синьорита Эрнандес, - поприветствовал он Анну, оставляя Гарри в недоумении откуда он мог знать испанскую леди. Джинни и Рон стояли в стороне от группы. Пока девушка, выглядя подавленно, была не в состоянии даже взглянуть в сторону Гарри, зато его бывший лучший друг полностью компенсировал этот недостаток полным ненависти взглядом.

Что удивило Рона, впрочем, как и Гарри, так это каким устрашающим был ответный взгляд Невилла. Когда Рон осмелился скривиться при виде Гермионы, Невилл скривился в ответ, оголил зубы и даже слегка зарычал. Потрясенный Рон поспешил убраться прочь, его семья последовала за ним несколькими мгновениями позже.

Как сильно Невилл изменился за прошедшие несколько дней, размышлял Гарри. Как сильно ритуал изменил его?

***

Пенегрю менор, незадолго до нового года, полночь.

- Гарри, ты можешь наблюдать за ритуалом, но не Ремус с Сириусом, - отклонила его просьбу Роксана. - Они не принадлежат семье. Это ритуал Собрания и наша обязанность держать его в секрете. Мы даже спрячем состав ингридиентов для ритуала от Невилла, Гермионы и Августы.

- Но почему тогда Гермионе и Августе разрешенно присутствовать? И что за Собрание? Ты упоминала о нем уже несколько раз.

- Ты все узнаешь во время ритуала, Гарри. Гермиона и Августа важные части него. А на счет Собрания, мы поговорим позже. Ты должен узнать о нем до своего пятнадцатилетия, но сейчас, мы с Агатой решили, что мы и так вывалили на тебя слишком много информации. Сейчас, тебе необходимо просто знать, что это некая группа, в основном состоящая из ведьм и Анна, Агата и я являемся частью него. Дафна присоединиться после лета. Но давай вернемся к ритуалу: тебе разрешается наблюдать, но ты должен хранить молчание. Ни слова, ни вздоха... Ничего. Ты в состоянии выполнить эти требования?

Гарри уставился на нее. По словам Анны, этот ритуал был действительно очень важен для Невилла. Он позволит ему стать настоящим волшебником, каковым ему следовало быть с самого детства. Он очень не хотел мешать проведению ритуала и Гарри знал, как поспособствовать этому, чтобы предотвратить все возможные реакции:
- Могла бы... Могла бы ты наложить на меня Silencio ? - Роксана мягко улыбнулась и согласно кивнула.

***

Возглавляемые Анной, они вошли в помещение. Гарри закрыл за собой дверь, чувствуя как магия запирает дверь. Только Агата, Анна или Роксана смогут открыть ее. Осмотревшись, Гарри увидел убранство до селе неизвестного помещения, расположенного под крышой менора. В первый момент, он подумал, что крыша сделана из стекла, но потом осознал, что ее просто нет и только магический барьер ограждает их от зимнего холода. Звезды сияли в небе. Помимо них освещением служили немногочисленные свечи расположенные на стенах и вокруг плиты из голубого гранита в виде креста в центре.

Не заметив ни где кресел, он остался стоять у двери, не решаясь пройти дальше. Вдруг он что-нибудь нарушит своими движениями. Молча Анна указала Невиллу занять положеное ему место. Роксана же, тем временем, взяла с еще одного предмета обстановки- стола, пучок каких-то растений.

Слегка нерешительно, Невилл снял мантию и остался только в одной набедренной повязке. Гарри улыбнулся. Он тоже бы стеснялся такого вида, если его окружали шесть женщин. Одной была его бабушка, другой - его девушкой, а остальные просто красивые женщины. На них были надеты шелковые мантии, но кроме них ничего. Все мантии были разных цветов и на них были изображены различные руны. Голые ступни и лодыжки Дафны были отчетливо видны, что неоднократно привлекало внимание Гарри. И все женские изгибы хорошо просматривались, что значило, что между кожей и шелком больше ничего не было.

Хорошо хоть они не голые, содрогнулся Гарри. Он читал об этом в некоторых книгах и не знал, как бы он себя чувствовал в такой ситуации.

За это время, Роксана раздала всем пучки трав и шестеро женщин встали в свои позиции вокруг Невилла. Анна, Агата, Роксана и Дафна сформировали что-то наподобе креста - Гарри предположил, что они символизировали собой четыре стороны света. Августа и Гермиона расположились с левой и правой сторон от Невилла соответственно.

Четыре леди начали напевать что-то. Гарри не понял ни слова, но догадывался, что это был Кельтский язык, поскольку некоторые слова звучали знакомо со словами из Гэльской песни, которую он знал. Мелодия была успокаивающая, что сильно помогло расслабить разум Невилла. Если это все так странно и мрачно для меня, размышлял Гарри, то какого же сейчас Невиллу.

Запах сженных растений наполнил помещение. Запах был довольно-таки приятным, но спустя некоторое время Гарри почуствовал себя не в своей тарелке. Наблюдая за юношей лежащим на плите с вытянутыми руками и ногами, не защищеного от взгляда женщин, Гарри подумал, что не хотел бы оказаться на его месте. Но он определенно хотел бы, чтобы Дафна смотрела на него так, как сейчас Гермиона смотрела на своего парня. Ее взгляд передавал всю ее любовь, успокаивал и как бы говорил, что все пройдет гладко. И Августа видела это тоже. Она коротко улыбнулась Гермионе и вновь сконцентрировалась на ритуале.

Песня закончилась и Дафна - Гарри заинтересовался почему это была именно она - раздала всем кисточки и баночки с красками.

- Я - Августа Лонгботтом, - неожидано, прогремел голос в помещении. - Я - твое прошлое. Я посылаю тебя в твое будущее. - Она изобразила какие-то руны на животе Невилла, которые вспыхнули на мгновение.

- Я - Анна Эрнандес, - Объявил второй голос. - Я - огонь. Я пришпорю твои эмоции и укреплю огонь жизни.

- Я - Агата Пенегрю, - прозвучал третий голос. - Я - земля. Я снабжу тебя землей для роста и поверхностью, чтобы твердо стоять.

- Я - Роксана Гринграсс. Я - вода. Я излечу тебя во время нужды, Я освежу тебя во время жажды.

- Я - Дафна Гринграсс. - Гарри уловил еле заметное подрагивание голоса его девушки. Как она сказала, это будет первый ритуал для нее. - Я - воздух. Я позволю лететь твоему воображению и позволю безприпятственно рождаться идеям.

Каждая речь сопровождалась рисованием неких символов на ногах, затем руках Невилла. Дафна украсила его голову.

- Я - Гермиона Грейнджер. - Гарри даже не представлял чего стоило Гермионе добиться такой уверенности в голосе. Ее лицо демонстрировало как сильно этот ритуал, момент влияет на нее. - Я - твое будущее. Я принимаю тебя от твоего прошлого. - С этими словами, она изобразила очередную руну на его сердце. Затем взялась за руки с Августой и они положили скрещенные руки на его грудь. Остальные женщины в это время затянули новую песню.

Все действия трижды повторились. Была глубокая ночь, когда они наконец покинули свои позиции. Невилл все-еще лежал на гранитной плите и Гарри замечал, что иногда он проваливался в сон. Они вышли из помещения и закрыли дверь. Только после этого Роксана отреагировала на его вопрошающий взгляд и отменила заклинания немоты.
- Он проведет остаток ночи там. Гермиона и Августа заберут его утром.

- Но все ведь прошло как надо?

Роксана взглянула на Анну и испанская леди измученно кивнула.
- Да, все прошло как надо.

***

Настоящее

- Ты изменился.

С тех пор как Луна вошла в их купе, она не сводила с него глаз. Медленно она заставила его нервничать, поскольку, Гарри не понимал, что она видит. А то, что она чувствовала что-то в том не было сомнения. Времена, когда он думал о ней только как о маленькой странной девочке давно прошли. Даже Гермиона охотно принимала тот факт, что Луна Лавгуд особый случай.

Возможно, она обладает каким-то особым даром, как Дафна, подумал он. Возможно, он меняет ее тоже.

- У меня теперь новое имя, Луна. Оффициально, я теперь Гарри Поттер-Пенегрю. Но на какое-то время, чтобы не смущать окружающих я останусь как раньше просто Гарри Поттером.

- Да не это, глупый, - улыбнулась Луна. - Что-то еще изменилось. Твой внутренний баланс гораздо лучше сейчас. Твои эмоции менее ограничены, не приходится бороться, чтобы погубить тебя. И гораздо меньше мозгошмыгов вокруг твоей головы.

- Это же хорошо? Не так ли?

- Да, это хорошо, - вместо Луны ответила Дафна. - Правда, Гарри, тебе следует читать твой журнал несколько чаще.

Заявление было настолько неожиданым, что застало врасплох даже Луну. Она была чрезчур взволнована, услышав, что семья Гарри владела частью Придиры.
- Понимаешь, я всегда считала, что у тебя открытый разум. Это то, что ты унаследовал от своих родителей. - Не скрывая радости, она улыбалась. И на некоторое время, Гарри почувствовал себя неуютно от того, что он когда-либо слушал тупые комментарии на счет нее.

- Ты знаешь, Гарри, - начала Гермиона, смотря на Луну, - при таком огромном количестве безмозглых статей в Пророке, почему бы тебе не дать шанс Луне сделать интервью с тобой для Придиры? Возможно, Коллин мог бы сделать несколько фотографий. И мы поговорим с Седриком, Крамом и Флер, возможно, они тоже дадут ей интервью. Не обычная фантасммагория. Нет, она напишет про настоящего Гарри.

Гарри сначала нахмурился, но теперь его лицо выражало задумчивость. Беспокойно, Луна ожидала ответа и Гарри спросил:
- Что ты думаешь обо всем этом, Дафна?

Дафна обняла Луну и усмехнулась в ответ:
- Это идея Гермионы. И она касается Придиры. Естественно, это потрясающе. Но пожалуй, любовь моя, я оставлю тебе возможность сказать - да.

Она слишком преувеличено захлопала ресницами. Луна и Гермиона широко улыбнулись, а Невилл пожал плечами:
- Выхода нет, мальчишка-Гарри.

***

Дверь открылась и при виде вновь прибывшей раздалось гневное шипение. Все это время Балу мирно спал на коленях Дафны и даже игнорировал Живоглота, который на протяжении последнего часа умолял Гермиону угостить его чем-нибудь. Они уже приближались к Хогвартсу и уже собирались переодеться в свои мантии.

В проеме стояла Джинни с потупленым взором и не осмеливалась взглянуть в глаза Гарри. Купэ погрузилось в гробовое молчание и было слышно только шипение Балу. Невилл по сравнению со своими друзьями был больше всех расслаблен и его взгляд не шел ни в какое сравнение с уничтожающими взглядами Дафны и Гарри. Даже взгляд Гермионы говорил "Что тебе надо?". очевидно было, что она не желала разговаривать с бывшей подругой.

Джинни несколько раз порывалась заговорить, но из ее горла доносилась только икота. По ее лицу было отчетливо видно, что она плакала прежде чем прийти сюда. Наконец, полностью побежденная, она покачала головой, развернулась и попыталась выбежать из купэ. Но Луна успела схватить ее и удержать на месте. Некоторое время, блондинка пыталась втащить подругу детства в купэ, но была слишком слаба для этого. Дафна, Гарри и Гермиона нахмурившись молча наблюдали за развернувшимся действом. Только Невилл смог среагировать на молящий взгляд Луны. Он взялся за талию Джинни и посадил ее на пустое место рядом с собой.

Со вздохом облегчения, Луна закрыла дверь и наложила простенькое заклинание, чтобы помешать дальнейшим попыткам бегства.
- Говори, - приказала она.

Побледневшая Джинни смотрела на нее, ее икота стала еще сильнее. Вздрогнув, она вжалась в свое место когда Дафна достала свою палочку. Только хмыкнув, девушка наложила заклятие тишины на дверь.
- Говори, - повторила она менее злым тоном. Страх девушки был слишком осязаемым, чтобы орать на нее.

Джинни уставилась на Дафну широко открытыми глазами, ее бледное лицо демонстировало, что она в любой момент может упасть в обморок. Она несколько раз открыла и закрыла рот, будто рыба выброшенная на берег, но ни слова так и не вырвалось из него. Со вздохом, Дафна убрала свою палочку, встала, махнула Невиллу, чтобы тот поменялся с ней местами и села рядом с рыжеволосой девушкой. Не слишком грубо, она схватила ее руку, сжала слегка и пытаясь не демонстрировать злость, попыталась успокоить ее.

- Все в порядке, Джинни. На данный момент, ты не очень-то нравишься нам, но мы не ненавидим тебя. - Шипение Балу говорило об обратном. - Хорошо, большинство из нас не ненавидят тебя.

Речь возымело свое действие и на лице Джинни, даже, на мгновение промелькнула едва заметная улыбка.

- Мы не обидем тебя. Но возможно тебе придеться воздержаться и не угощать Балу некоторое время. Особенно, если тебе не нравятся царапины на руках.

Слабая улыбка, еле заметный кивок. Ее голос слишком дрожал в начале и походил больше на шепот.
- Мне жаль.

Гарри только моргнул, его лицо явно выражало, что он не готов принять ее извенения так быстро. Гермиона казалось, разделяла его мнение и решила подождать дальнейших действий. Только Невилл в этот момент был больше заинтересован Дафной. Задумчиво, он наблюдал за ней, наблюдал за тем, как она справляется с проблемой.

- Продолжай, - подталкнула та ее.

- Я была идиоткой.

- Да, ты.. - Гарри остановился на полуслове когда кто-то ударил его по голени. Ни кто из его друзей не смотрел на него, поэтому он мог только догадываться кто это сделал.

- Я понимаю почему ты не больше не хочешь быть моим другом. И я понимаю, что ты больше никогда не доверишь мне Балу. Я только хочу сказать тебе, что больше никогда не сделаю ничего подобного. В тот момент я была невероятно зла. Я... Я только хотела быть твоей девушкой, мечтала об этом с тех самых пор, как в детстве прочитала эти тупые книжки про мальчика который выжил.

- В этих книжках, не тот Гарри, которым я на самом деле являюсь, Джинни. Я никогда не был похож на героя этих историй. - Голос Гарри на удивление был мягок. Дафна была права: он не ненавидел Джинни. В какой-то степени он даже понимал ее реакцию. Но понять не значит простить. И определенно, он не доверял ей сейчас. Она понимала это правильно.

Джинни вздохнула и слабо кивнула.
- Теперь-то я знаю. Возможно, через некоторое время, ты позволишь мне узнать настоящего Гарри. Я больше не хочу быть твоей девушкой. Я уже смирилась с тем, что ты выбрал другую. Но, возможно, мы когда-нибудь вновь сможем стать друзьями. Я оченьскучаю без тебя и без Гермионы с Невиллом тоже.

Она не поднимала глаз, но Дафна чувствовала, как с каждой минутой ожидания ее дрожь усиливается. Ни кто, кроме Луны не смотрел на него. Они не хотели оказывать на него давления ни каким образом. Взгляд Луны вновь стал мечтательным и она уставилась на что-то над головой Гарри.

- Сейчас слишком рано, Джинни, - наконец решил он. Девушка кивнула, так и не поднимая глаз. Для Дафны было странно видеть живую девушку в таком состоянии. Возможно, было еще что-то помимо простого обожания героя. Не то, чтобы это оправдывало ее поведение. Дафна не сожалела об ударе в лицо, но сейчас почти нежно произнесла:
- Возможно, мы можем начать с того, что будем вновь вежливы друг к другу. Что ты думаешь об этом, Гарри?

Действительно ли он хотел, чтобы она была рядом? Она- сестра Рона и дочь Молли, а этих двух причин было достаточно, чтобы держаться от нее подальше. Но с другой стороны, он никогда не имел проблем с Артуром или Чарли. И ему действительно нравились близнецы.
- Хорошо, - наконец согласился он. - Мы попытаемся. Все-еще не друзья, Джинни, но снова факультетские товарищи.

- Спасибо.

***

Хогвартс, большой зал, вечер 8-го января.

Не было настоящего банкета по случаю прибытия учеников в школу после зимних каникул. По крайней мере, он не шел ни в какое сравнение с банкетом устраивающимся в день нового учебного года. Тем не менее, большое количество студентов стали собираться в большом зале. Студенты Шармбатона и Дурмстранга прибыли днем ранее и теперь, рассеялись по большому залу присоединяясь к своим новым друзьям. Особенно, большим количеством Хогвартских парней были окружены открытые и очаровательные девушки из Шармбатона. И по крайней мере, несколько девушек с Равенкло собрали небольшую группу среди них для совместного обучения.

Еще одна группа вошла в зал и Гарри проследил за ними взглядом. Как обычно, Флер возглавляла группу. Видимо, остальные девушки приняли ее главенствующую над ними позицию и после нескольких дней горестного рыдания, они наконец приняли факт, что она является чемпионом Шармбатона. Как заметил Гарри, в самом начале не все были убеждены ее участием. Будто бы ее вейловская часть как-то повлияла на кубок. Но очевидно, достаточным доказательством было то, как блестяще она справилась со своим драконом во время первой задачи. Она проявила себя не только, как тактик - усыпив своего дракона - но и продемонстрировала, что является достаточно сильной ведьмой раз ее заклинание были достаточно мощными, чтобы оказать нужный эффект на подобном существе. Профессор Флитвик только однажды упомянул о таланте Флер Делакур в чарах, но все-равно это было впечатляюще.

В то время как упомянутая девушка направилась в его сторону, Гарри с нахмуренным видом наблюдал за другой шармбатонской девушкой, которая была особенно подавлена после выбора кубка. Она была рядом с Флер когда они вошли в зал, но сейчас она направилась в сторону Хаффлпаффского стола. Ее движения были дергаными, немного странными, но она изо всех сил пыталась скрыть это, улыбаясь всем окружающим. Могло это быть? размышлял он. Она напомнила ему кое-что. Ее поведение, поза и улыбка были слишком знакомы ему.

- Привет Арри, - поприветствовала его Флер, махая перед его лицом письмом для привлечения внимания. Проследив за его взглядом, она скривилась. Это - Клэр Розевэйл. Мне познакомить вас? - она ухмыльнулась, скользнув взглядом по Дафне:
- Но я не уверена, что она заинтересуется кем-то, кто уже... Занят.

Гарри моргнул, подумал мгновение и потом покачал головой.
- Нет... В этом нет нужды. Как ты, Флер?

- Лучше, - улыбнулась она в ответ, - сейчас, после двух недель с семьей, намного лучше. Так прекрасно было вновь увидеть мою маленькую сестричку.

- У тебя есть сестра? Она тоже учится в Шармбатоне?

- Нет, она слишком молодая. Она пойдет в школу в следующем году. Вы встретитесь в феврале. Габриэль прибудет сюда с родителями, чтобы посмотреть второе испытание. Они хотят показать ей Хогвартс. - Видя его вопросительный взгляд, она пояснила:
- Родители подумывают о том, чтобы послать ее в Хогвартс.

- Не будет ли это слишком трудно для нее? - поинтересовалась Дафна, ее голос выражал сочувствие. - Первый год слишком сложный для большинства студентов, но особенно тяжело, когда ты оставляешь родной дом и оказываешься среди учеников, говорящих на иностранном языке. Они окончательны уверены в своем решении?

Лицо Флер закаменело:
- Существуют другие более важные причины влияющие на решение родителей. - Выражение ее лица вновь смягчилос и она слабо кивнула:
- Но я согласна с тобой. - Вздохнув, она вновь повернулась к Гарри:
- У меня письмо для тебя... От Чарли. Увидимся завтра. - Помахав на прощание рукой, она удалилась, оставив письмо на столе.

Слегка нахмурившись, Гарри схватил письмо, открыл его и начал читать. Его друзья продолжили разговор и даже обсудили его интерес к Клэр Розевэйл.
- Ты должна быть осторожна, - подразнила Гермиона Дафну. - Возможно, у нее тоже есть вейлы в предках. Парни иногда ведь такие не постоянные. - Дафна толкнула ее в ответ, но только ухмыльнулась, уверенная, что Гарри размышлял о чем-то другом когда наблюдал за французской девушкой.

- Он пишет о рождестве с родителями и как он провел время у Делакуров. По видимому, маленькая Габриэль обожает меня и хочет получить мой автограф, - простонал он, под понимающие смешки друзей. - Он даже встретил Анну на рождественском балу. Она упоминала что-то о проблемах с драконами в Испании. Они ищут кого-то достаточно квалифицированого, чтобы справиться с задачей. Было бы это интересно? Навестить Чарли в испании было бы куда интереснее чем в одной богом забытой романской деревне.

- А я полагал, что ты несколько устал от драконов, - подразнил его Невилл.

Гарри пожал плечами.
- Тем не менее, они очень интересные магические существа. И совершенно понятно, что они хотят защитить свою кладку, независимо от того фальшивые там яйца или нет.

Он продолжил читать и сильно нахмурился. Оглянувшись вокруг и убедившись, что их ни кто не подслушивает, он прошептал:
- Он также пишет о Джинни. До того, как уехать, в Норе произошел довольно-таки интересный диспут. Чарли пишет, что Молли хотела, чтобы Джинни опять предприняла некие шаги по возвращению моего внимания и даже предлагала использовать особый парфюм. - Медленно его лицо заливала краска злости. - Проклятая корова, - ему пришлось бороться с собой, чтобы его голос оставался таким же тихим, - Джинни отклонила идею, но Чарли слышал, что она договорилась о встрече с Дамблдором.

- Старый козел, - прошипела Дафна. Гермиона только кивнула, что показывало на сколько сильно ее мнение о директоре изменилось.

- Ты должен быть осторожен, - прошептал Невилл. - Возможно, они попытаются провернуть что-то подобное. Они могут в темную использовать Джинни.

- Такой сценарий вполне возможен, - согласилась Дафна. - Я не думаю, что Джинни бы охотно стала бы принимать участие в этом плане. Ее горе и сожаление были настоящими.

- Возможно, мне следует написать маме об этом. Она могла бы послать нам несколько промывочных зелий, так на всякий случай. - Гарри не в последнюю очередь беспокоился о любовных зельях или чего-то подобного.

- Мы так и сделаем, - согласилась Дафна. - Не беспокойся. Мы - леди Пенегрю присматриваем за нашими мужчинами.

@темы: Фанфик, Перевод, Гарри Поттер, ГП/ДГ

20:03 

Второй шанс. ГП/ДГ. Глава 31.

Я возвращаюсь - кто еще?

Хогвартс, большой зал, 9 января, ужин.

- Рассказывай!

Гарри всмотрелся в лицо Дафны, обдумывая как реагировать на ее вопрос. Взгляд ее был выразительным и она казалась была не в настроении выслушивать дурацкие шуточки. Она выглядела крайне обеспокоенной, но он также уловил любопытство. Он слишком хорошо знал такое выражение лица . Он не раз наблюдал его у Гермионы, которое появлялось после разговора, начинающегося с вопроса о летних каникулах. Она подозревает что-то.

Они сидели за одним столом вместе с Гермионой. Невилл покинул их несколько минут назад и направился к профессору Спраут, чтобы задать ей несколько вопросов касающихся ее предмета. Мгновением назад, Дафна вновь заметила его взгляд направленный на странную французскую девушку, за которой он уже вчера наблюдал. Весь вчерашний вечер и большую часть сегодняшнего дня, что они провели в большом зале, он не спускал с нее глаз. Он даже посетил мадам Помфри и, пытаясь не привлекать внимания, спросил не посещала ли ее Клэр.
- Нет, я вообще не видела ее в этом году.

Она уже покинула большой зал. Но двигалась она себя точно также, как и днем ранее, будто пыталась побороть боль. Но если она была больна, то почему не позволила Поппи вылечить себя? Гарри был глубоко погружен в мысли когда его девушка прервала ход его рассуждений. По лицу Дафны было видно, что она не ревнует, но раздражена самим фактом такого интереса.

Гарри слабо улыбнулся:
- Я расскажу тебе все, но не здесь. - он быстро взглянул в сторону Гермионы. - Мне нужна помощь... От вас обеих. - С кривой усмешкой, он добавил:
- У меня есть план.

Молча Дафна и Гермиона встали и вышли в след за ним из большого зала. Они направились в одну из маленьких комнатушек, подготовленных специально для студентов трех школ, чтобы позволить им в приватной обстановке либо позаниматься, либо просто расслабиться. Помещение было пусто и гора мусора разбросаного тут и там говорило, что комната использовалась для вечеринки по случаю вчерашнего возвращения. По видимому, домашние эльфы были заняты чем-то еще и не смогли убрать комнату по ее завершению. Или они попросту забили про комнату.

Гарри кивком поблагодарил Дафну, которая не просто закрыла за собой дверь, но и наложила запирающие и антиподслушивающие заклинания. Последнего заклинания он даже не знал, но увидев слабый интерес в глазах Гермионы тут же расслабился. Будет трудно.

***

- Я никогда много не рассказывал о своем детстве, - медленно начал Гарри. Девушки заняли места в нескольких шагах от него, чувствуя, что ему необходимо пространство, чтобы сконцентрироваться на своих мыслях. Гермиона слушала с особым вниманием. Не смотря на три года дружбы, на то, что она догадывалась, что Гарри не совсем сладко живется у Дурслей, она на самом деле не знала на сколько все было плохо. Даже с ней он не делился этими воспоминаниями. - До того, как я получил письмо из Хогвартса, я на протяжении десяти лет жил с Дурслями: с тетей Петунией, ее мужем - Верноном и их китоподобным сыном - Дадли. На сколько я знаю, они мои единственные кровные родственники. И видимо этот факт был крайне важен, поскольку Дамблдор проигнорировал желание моих родителей, чтобы я рос в другом месте, с теми кого они выбрали. С мамой или Августой например. Вы должны понять, что мое детство не было слишком приятным. - Сейчас его голос походил на еле слышный шепот, но благодаря абсолютной тишине вокруг девушки могли прекрасно слышать его. - Определено, существуют другие дети, которые живут еще в более худших условиях, но... - Он сделал слабый жест. - Когда это случается с самим тобой, ты думаешь, что тебе особенно тяжко. - Он выдавил улыбку, но Дафна оставалась молчаливой. - В большинстве случаев это были только, если правда уместно использовать это слово в данном контексте, эмоциональные и словесные оскорбления. Петуния никогда не проявляла ко мне ни какой заботы, что должна делать нормальная мать. Я почувствовал это только когда стал членом твоей семьи. Ни приятного слова, ни дружелюбного жеста - ничего из того, благодаря чему я мог бы назвать этот дом своим. У меня не было друзей. Даже в школе ни кто не хотел проводить время со мной. Несколько детей, осмелившихся играть со мной, были запуганы Дадли и держались после этого от меня подальше. И я практически ничего не знал о моих родителях. Ни фотографии, ни письма, ни истории рассказывающей о том, какая моя мама была в детстве. Вместо этого, они использовали имена родителей в качестве проклятий. Они рассказывали, что они сели пьяными за руль и погибли в автокатастрофе. - Дафна охнула, не в состоянии оставаться спокойной. Ее глаза полыхали. Все в волшебном мире знали как погибли Поттеры: они погибли, чтобы спасти сына, погибли, чтобы позволить ему жить. Рассказать ему эту историю, сказать ему, что они были пьяницами, что сами виноваты в собственной смерти было крайне жестоко и безчеловечно. - Охота на Гарри, - продолжил он, - так Дадли и его дружки называли свое любимое времяпрепровождение. Эта "игра" была причиной большинства синяков в детстве из-за тычков и ударов или из-за попытки убежать. Но некоторые ранения... - Некоторое время он боролся с собой. На этот раз Дафна не выдержала подбежала к нему и обняла. Гермиона тоже было дернулась в его направлении. Она тоже хотела успокоить его, но осталась на месте. Она осознала, что это теперь забота Дафны. Она же может оказать подобную поддержку Невиллу в случае если она ему понадобится, как на пример неделю назад. - Моментами случались и физические наказания, не часто, но случались. Если дядя Вернон бывал в очень скверном настроении, если что-то случалось на работе или я нечаянно использовал магию, как в том случае когда я аппарировал на крышу школы, чтобы убежать от банды Дадли, в таких случаях, оскорбления и ругань больше не работали и он бил меня. Иногда Петуния останавливала его, но это случалось не из-за сочувствия, а из опасения реакций соседей. - Гарри на некоторое время замолчал и единственный звук издавала рука Дафны поглаживающей его по спине. Затем он взглотнул и продолжил:
- У меня были синяки, контузии и однажды, он сломал мне руку. Я пытался прятать их когда ходил в школу, поскольку всегда пытался придумать для них оправдания, поскольку они всегда вели себя "нормально".

- И, - мягко спросила Дафна, - ты полагаешь, что тоже самое происходит с той французской девушкой? Не слишком ли она взрослая для подобных испытаний?

Гарри решительно покачал головой.
- Ты никогда не будешь слишком взрослым для опасений и обид.

- Были статьи, - вмешалась Гермиона. - Я читала в журналах из практики моих родителей о детях избиваемых собственными родителями, о женах живущих в страхе перед своими мужьями.

- Не понимаю, - нахмурилась Дафна. - Я осознаю, что маленькие дети могут побаиваться своих отцов, но взрослым девушкам и в особенности женщинам следовало самим защищать себя. У меня нет сочувствия к женщинам, которые не хотят бороться за свои права.

Дафна увидела разочарование в глазах Гарри и пожелела о только что сказанном. Но затем его лицо вновь смягчилось и он нежно погладил ее по щеке.
- Это потому, Дафна, что ты особая девушка - сильная девушка. Я помню, как ты отклонила щедрое предложение Драко о помолвке с ним. - На его лице играла усмешка. Она еще больше усилилась когда Дафна слегка зарычала стоило ей вспомнить о мерзавце. - Ты легко воспламеняющаяся и с сильной волей, порой я опасаюсь тебя больше чем Гермиону.

- Эй, - насмешливо пожаловалась Гермиона.

Гарри только усмехнулся.
- У нас впереди будут превосходные скандалы, я уверен. Но на самом деле, - Он снова стал серьезным, - не все такие, как ты. И ты всего-лишь должна достаточно часто говорить кому-нибудь о том, какое он ничтожество, чтобы тот в конце концов стал в это верить. Даже Гермиона обидется если ты будешь дразнить ее из-за ее жажды знаний, а она не слабая девушка. И над ней слишком часто раньше смеялись из-за этого.

- Он прав, Дафна, - согласилась Гермиона. Ее выражение лица и тон заставили его чувствовать себя виноватым. Рон был одним из тех, кто насмехался над ней и он за частую оставался молчаливым.
- Оскорбления повсюду и это особенно тяжело принимать их от своей семьи. Ты сказала, что этой Клэр следовало бы самой защитить себя. Но как она может сделать это? Что если она попробует бороться, а ее семья запретит ей получать дальнейшее образование? Как много ты сможешь вынести ради продолжения учебы? Как много ты сможешь вынести от отца, чтобы тебе разрешили находится рядом с мамой, сестрой?

- Все-что угодно, - прошептала Дафна. - Мама, Астория - они значат слишком многое для меня. - Теперь она поняла. Сражаться с семьей не было легкой задачей. К счастью мама и бабушка на ее стороне. Что бы она делала с помолвкой реши они иначе? Она хорошо знала истории о Сириусе и Андромеде Блэк, о том, как они пошли против своих родителей и остались без семьи. Смогла ли она поступить так? Пошла ли она против отца если бы знала, что потеряет Асторию в результате? После непродолжительного молчания, она добавила:
- Мне жаль, я не должна была говорить такое. Я просто не знаю ситуацию Клэр. Возможно, у нее нет выхода.

- Ты помнишь ответ мадам Помфри? - спросил Гарри. - Мама спрашивала ее обо мне, том, знает ли она о моей... Ситуации.

Дафна помнила. Ответа было достаточно, чтобы ее кровь закипела.
- Она сказала, что знала. Она сказала, что сообщила директору, но тот не разрешил ни как реагировать.

- В точку, - согласился Гарри. - А ты помнишь, что мама сказала по поводу профессора Снейпа? На счет его юнности? О том, что прочитала в его медицинском документе? Я уверен, что он перенес тоже самое. И определенно, есть и другие ученики с подобным опытом. Виктор сказал, что телесные наказания естественны для Дурмстранга. И хотя я не ожидаю того же от Шармбатона...

- Внешность, - вздохнула Дафна. - Внешность чрезвычайно важна среди старинных французских семей. Ни кто бы не вступился за ребенка если он наказывается семьей до тех пор, пока не будут заметны какие-либо неполадки с внешностью.

- Этого-то я и опасался. Возможно, я заметил это раньше остальных только из-за моей истории. Но очевидно, учителя заметили бы если бы с одним из их студентов подобное происходило регулярно.

- Профессор Снейп реагировал, - прошептала Дафна, ошарашив этим Гарри и Гермиону. - Не рассказывайте ни кому, но... Он осматривает учеников, особенно тех, кто странно реагирует, покорно ведет себя, движется не естественно, тех у кого родители обладают боевым нравом. Ему неоднократно приходилось вмешиваться и он помог более чем одному студенту. Он не может решить все проблемы, но делает все возможное. Пожалуйста поймите: профессора Снейпа побаиваются даже среди учеников Слизерина, но и уважают его неимоверно сильно. Он слишком жесткий на язык. Он - едкий, ничтожный мерзавец, даже среди собственных учеников. Но он готов помочь любому из нас в любое время если будет на то необходимость.

- Это... Неожидано. - Гарри уставился на Дафну. Было невозможно представить Снейпа в виде заботливого учителя. Но возможно это была его скрытая сторона, которую он никому не показывал за пределами факультета. - Возможно, он такой из-за его истории.

- Но все-же, - продолжила Гермиона, - этого недостаточно. Слишком часто ничего не происходит, слишком часто, мы игнорируем с чем ученикам приходится сталкиваться дома. Нет ничего похожего в волшебном мире на заботу о магловском ребенке. Нет общественного министерского работника навещающего семьи. И даже если Поппи не разрешено реагировать...

- Это нормальная линия, Гермиона, - попыталась объяснить Дафна. - В волшебном мире, все еще позволяется родителям наказывать своих детей. Законы в магловском мире были придуманы и внедрены за последнее десятилетие для защиты детей, особенно для защиты женщин от домашнего насилия - они никогда не делали этого в волшебном мире. В косом переулке ты не найдешь, что-то типа женского пристанища.

- Это все прекрасно, но что мы будем делать с Клэр? - вздохнула Гермиона.

- Как я уже говорил, - ответил Гарри, - у меня есть план. Но мне нужна ваша помощь, леди.

***

Большой зал, 10 января, обед.

- Привет, Клэр.

Девушка обернулась и увидела перед собой студентку Хогвартса с копной каштановых волос, которую часто можно было наблюдать в окружении самого юного чемпиона. Согласно слухам, она была лучшей подругой мальчика и была чрезвычайно умной. Флер говорящая с ней, это кое-что значило для нее, не смотря на постоянное соперничество между ними. У Клэр не было желания ни с кем разговаривать сегодня, она даже избежала компании своих новых друзей с Хаффлпаффа. Она чувствовала себя ужасно и некоторые из синяков так еще и не зажили до конца. Но возможно, это могло бы быть отвлечением от постоянной боли. некоторые ссадины до сих пор ужасно болели, а ее исцеляющие чары не в состоянии были помочь. Если бы только она была лучше в них. Но среди сопровождающих не было ни одного целителя, а она ни за что не пойдет к английской медсестре.

- Я слышала ты приехала из Орлеана.

Клэр медленно кивнула, не понимая при чем здесь это. С улыбкой, гермиона плюхнулась на стул на против нее. Определенно, было хорошей идеей распросить Флер о Клэр. А поскольку Гермиона достаточно хорошо знала некоторые места Франции, то должно быть достаточно легко завязать разговор о ее стране. Беседа должна быть достаточно интересной, чтобы отвлечь внимания Клэр от происходящего по соседству.
- Моя семья была во Франции несколько раз. Мы планируем съездить туда еще раз летом. Я надеялась, что ты могла бы немного рассказать мне о стране.

Последующие тридцать минут были довольно-таки приятными. Эта английская девочка была сообразительной и разговорчивой, должна была признать Клэр. Она не заметила группу слизеринцев за спиной. Она также не заметила, что Группа состояла не только из Блейза и Трейси оживленно что-то обсуждающих, но также там присутствовала и Дафна скрытая от взглядов посторонних. Беседа скрыла посторонние звуки: произнесенное заклинание и скрип пера записывающего результат на пергаменте. Догадается ли когда-нибудь Клэр, как эта приятная беседа изменит ее жизнь?

***

Кабинет преподавателя зельеварения, 10 января, вечер.

Что за ерунда? - прорычал Северус Снейп, сидя в одиночестве за столом в своем кабинете. Перед ним на столе валялась книга - подарок на день рождения от Роксаны Гринграсс. В руках он держал письмо от нее полное всякой чуши. Его день рождения был вчера и посчастью ни кто не осмелился поздравить его, за исключением Дамблдора, что в принципе можно было и ожидать от старого козла. Да заходила Минерва для их обычного чаепития с кусочком торта на день рождения, единственный подарок, который он мог принять без особых жалоб и даже тайно наслаждался им.

Картина? продолжил он рычать. Картина, которую они подарили мальчишке. Что за дурацкая идея. Как будто кому-то необходимы воспоминания о чертовом Джеймсе Поттере. На мгновение он прекратил безсвязное бормотание и вспомнил о Лили Поттер. Вспомнил то время когда они были детьми. Она была его единственным другом в детстве. И она была его родителем тоже. Неоднократно он вздрагивал когда смотрел в до боли знакомые зеленые глаза, а видел перед собой невыносимого мальчишку.

- Я не хочу, чтобы ты обнимал его, Северус, - писала она. - Я не хочу, чтобы ты говорил приятные вещи о его отце.

Как будто бы я когда-нибудь смог бы, мрачно подумал зельевар.

- Но ты знал Лили лучше любого из нас. Ты знаешь Джеймса с той стороны, с которой ни кто из нас не знал.

Да ни кто и не хотел замечать эту другую сторону. Все только видели в нем золотого мальчика не в состоянии сделать ничего не правильного.

- Я хочу, чтобы у Гарри была возможность узнать настоящих родителей настолько, насколько это возможно с этой картиной. Я хочу, чтобы он знал обе стороны: их плохие и хорошие поступки, их добродетели и ошибки.

Какие добродетели? Нахмурившись, сам себя спросил Северус Снейп.

- Пожалуйста, Северус, помоги мне.

Прочтение письма заставило его хотеть рвать на себе волосы. Он не хотел делать этого. Он не хотел думать о Джеймсе Поттере и еще меньше он хотел думать о Лили Поттер и своем долге. И даже если он не любит мальчишку - Мерлин, да какже сильно он его не любил - он, определенно задолжал ему. Поскольку именно из-за его действий он остался без родителей и, помогая ему с этой картиной, он загладит хотябы крошечную часть долга перед ним. И он также задолжал и Роксане. Она была одна из тех, кто умудрялся подсунуть ему исцеляющие зелья перед отправлением на летние каникулы. Он знал, но никогда не говорил об этом.

И как он отплатил ей за ее доброту? Из-за желания Люциуса он молчал, зная о Сайрусе и его уродских планах. К счастью, из-за того, что Поттер теперь часть семьи, все эти планы бесполезны. Но все же - ему следовало рассказать ей. Северус Снейп - профессор зелий и бывший пожиратель смерти был в растеряности. Что ему следует делать?

***

- Пожалуйста, мисс Гринграсс, повторите мне причину, по которой вы думаете, что я намерен помочь вам.

Черноволосая девушка сидела на против него. Она пришла сразу после того, как он закончил обдумывать письмо Роксаны. Некоторые ее бумаги лежали на столе рядом с палочкой. Новая палочка, отметил он мимоходом. Похоже она сделана мадам Гуиллой, осознал он. Он сам имел такую, но использовал ее только в лаборатории зелий где тонкая магическая настройка куда важнее грубой силы. В ее палочку был вставлен другой драгоценный камень; для лучшего использования заклинания осмотра если он правильно помнил. Видимо, Роксана использовала зимние каникулы для шоппинга, поскольку палочка Дафны не была единственной. Мадам Спраут не смогла сдержаться за ужином и рассказала всем о новой палочке Лонгботтома предназначенной для гербологии. Будто бы новая палочка сможет помочь в его случае, мрачно размышлял он.

- Мне нужна ваша помощь, профессор Снейп. Это касается здоровья одной из студенток Шармбатона.

- Позвольте спросить: с какой стати ее здоровье должно представлять для меня хоть какой-то интерес? Я уверен, - раздраженно проговорил он, - что мадам Максим в состояния позаботится о своих... милых подопечных. - Ему не нравились французские студенты и определенно, не нравилась их директриса. Не из-за того, что она была полувеликаншей, а из-за ее флирта с Хагридом, от чего его мутило.

Ужас хогвартских подземелий гневно уставился на брюнетку, но к его возмущению, она и бровью не повела. Она глупая или смелая? Возможно и то и другое, внутренне простонал он. Он должен был признать, что ее маленький взрыв месяц назад впечатлил ее. Ее поведение было слишком грифиндорским, но забота о более слабом товарище было той чертой, которую он готов был принять.

- Пожалуйста, прочитайте это, - умоляюще, попросила она вместо ответа и подтолкнула бумаги в его направлении. После очередного свирепого взгляда, он взял бумаги и стал читать сконцентрировано и быстро, как обычно. Поскольку он не знал подчерка, то предположил, что запись была сделана с помощью магии. На пергаменте был итог магического обследования. По крайней мере, перед самим собой, он должен признаться, что впечатлен уровнем выполненой работы. Поппи высоко отзывалась о ее способностях в целительстве и о том, как ловко она исцелила этого тупого котенка. Хотя он бы с превиликим удовольствием понаблюдал, как она наказывает Уизлиетту. Любой, кто бил кого-то из Уизли делал правильное дело, считал мастер зелий.

Осмотр был проведен аккуратно, охватывало все самое необходимое и было хорошо структурировано - он часто наблюдал подобный стиль в ее работах. И хотя Дафна не была самой выдающейся среди его студентов, но она выполняла все хорошо, работала аккуратно и могла сварить большое количество самых разных зелий на достаточно высоком уровне. Некоторые из ее заключений были слегка поспешны, но общий итог был таковым: он должен действовать.

- И что вы ожидаете от меня?

Дафна улыбнулась. Ее следующее предложение заставила Северуса Снейпа вновь простонать:
- У мистера Поттера есть план...

***

В тоже время, рядом с грифиндорской гостинной.

- Мисс Грейнджер?

Гермиона обернулась и увидела суровое лицо своего самого любимого преподавателя. Минерва Макгонагалл всегда была для нее образцом для подражания. Профессор трансфигурации всегда была той женщиной - умной, целеустремленной, с высокими моральными принципами - на которую, грифиндорка всегда хотела походить. В этот вечер, на ее лице было написано смятение. Она не хочет сообщать мне то, что должна, подумала Гермиона.

Гарри отправился вместе с Дафной, чтобы подождать ее у кабинета профессора зельеварения.
- Если он не захочет помогать, я сразу же отправлюсь к мадам Помфри.

Гермиона же ждала Невилла, который разговаривал с мадам Спраут. Голос Минервы Макгонагалл застал их в тот момент, когда они, держась за руки, направлялись в грифиндорскую гостинную и Невилл увлеченно рассказывал о разговоре с его любимым профессором. У него всегда так горят глаза когда он говорит о растениях, про себя улыбнулась Гермиона. Она сильно надеялась, что ритуал помог. Анна приказала ему быть аккуратным первое время и Гермиона каждый день повторяла с ним уроки медитации. С новой палочкой, он стал гораздо лучше справляться с магией. Как и предсказывалось, это не был большой скачок, но Гермиона прекрасно знала, как до этого он исполнял заклинания. Они продолжат тренироваться. И кто-то заплатит за это. На мгновение сквозь ее тело прошла волна обжигающей ярости, ее глаза потемнели.

- Директор Дамблдор хочет видеть вас, мисс Грейнджер.

Гермиона была вынуждена сделать несколько глубоких вдохов, ее лицо вновь потемнело от гнева.

- Я не могу позволить этого. - Голос Невилла был мягким, но лицо выражало решительность, что удивило Минерву не меньше чем Гермиону. - Гермиона находится под покровительством семьи Лонгботтом и в отсутствии моей бабушки в мои обязанности входит сопровождать ее.

Он поднял подбородок, вздумай Минерва протеворечить ему. Некоторое время профессор пристально наблюдала за ним. Она знала о магическом опекунстве, как знала и то, что Августа уже уладила все формальности. Его бабушка уже писала ей об этом, но она не рассказала этого Дамблдору. Он узнал об этом из других источников. Долгое время, Августа была хорошим другом. Более сорока лет Минерва преподавала в Хогвартсе и почти столько же времени Августа Лонгботтом была членом попечительского совета. После войны, они отдалились друг от друга, но их совместный отпор трусливым пожирателям смерти во время финала чемпионата мира по квиддичу вновь сблизил их.

Она была в ярости когда услышала, что Дамблдор хочет поговорить с Гермионой об опеке. Иметь магическим опекуном саму Августу Лонгботтом было одной из самых лучших возможностей для чрезвычайно талантливой волшебницы. Неоднократно, Минерва подумывала о ее будущем после окончания Хогвартса, о том как ее маглорожденность закроет для нее большинство должностей, которых она заслуживала, как ни кто другой. И теперь, как она опасалась, директор хочет вновь лишить ее этой возможности. Наблюдая за юным Лонгботтомом, она размышляла о изменениях произошедших в нем за последнее время. Не прошло и двух дней после его возвращения, но изменения были уже заметны. Филиус Флитвик предположил, что это результат его новой палочки, которая подходит ему, а не его отцу и самоуверенности, которая развилась в нем благодаря Гермионе. Но Минерва не была в этом полностью уверена. Безусловно, эти две причины сыграли важную роль, но она чувствовала, что должно быть что-то еще. За прошедшие годы, Невилл был особенно хорош в теории, был просто ужасен в практике. Если быть честной то до этого момента он имел почти тот же уровень, что и Крэб с Гойлом, когда приступал к выполнению заклинаний. Но он улучшился. Теперь он был лучше половины ее класса и она надеялась на лучшее. Если Гермиона оказывает на него такое влияние, то это опекунство окажется еще куда более важным, чем она думала.

Восприняв ее молчание, в качестве одобрение, Невилл продолжил:
- И я прошу вас тоже присутствовать в кабинете директора при разговоре, как декана Грифиндора.

- Я принимаю вашу просьбу, мистер Лонгботтом, - ответила Минерва Макгонагалл с легким кивком и едва заметным намеком на улыбку.

***

- Мисс Грейнджер, - вздохнул Дамблдор.

Минерва видела, как наглазах, он становился все более злее и разочарованее. Дамблдор явно не рад был видеть, что Гермиона Грейнджер пришла в сопровождении Невилла и Минервы. Некоторое время, ондаже пытался взять себя в руки и вновь продемонстрировать дружелюбную улыбку. Его глаза мерцали, как у сумасшедшего.

- Лимоную дольку? - как обычно спросил он. Гермиона было потянулась за предложенным угощением, но была остановлена рыком Невилла:
- Нет, спасибо. - Минерва сумела подавить порыв и не улыбнуться. Среди преподавательского состава уже давно не было секретом, что директор всегда предлагал особые лимоные дольки начиненые зельем оказывающим легкий расслабляющий эффект.

Альбус начал из далека, пытаясь успокоить подростков. Он сначала спросил про рождество, об обратной поездке в Хогвартс и о том, как поживают их семьи. Но чем больше проходило времени, тем более взволнованным они становились. Особенно сильно нервничал Невилл. И когда Дамблдор наконец перешел к цели их визита, то злое ворчание юноши почти заставило захихикать Минерву. Не то, чтобы она вообще когда либо хихикала, она же уже не девочка, а трезвомыслящая женщина.

- Кое-какие решения, которые вы с друзьями приняли в прошлом году, вызвало обеспокоенность среди преподавательского состава. - Минерва не сдержалась и фыркнула, услышав последнее замечание директора. Дамблдор грозно взглянул на нее. Гермиона заговорила и он был удивлен решительностью звучавшей в ее голосе:
- Все решения, директор, которые мы приняли касались нашей личной жизни и наших семей. И если честно, я не понимаю почему наша личная жизнь может представлять хоть какой-то интерес для школьной администрации.

Минерва позволила себе предаться эмоциям. Это было просто слишком хорошо. Очевидно, их отношения пошли на пользу обоим, также как отношения между Дафной и Гарри, что нехотя, признавал даже Северус. Теперь, не только улыбка играла на губах Минервы, но она даже положила руку на плечо Гермионы и слегка сжала ее.
- Полностью согласна с вами, мисс Грейнджер.

Гермиона все же не до конца расслабилась, но благодарная улыбка на лице Невилла продемострировала, что она все сделала правильно.

На мгновение, Дамблдор выглядел ошеломленным. Никогда до этого, Минерва не вела себя так перед учениками. Если она и критиковала его действия, то делала это в личной беседе. Он кашлянул пару раз и попытался придать своему лицу выражение заботливого дедушки, что не вполне удалось.
- Мы заботимся о вас. Мы хотим, чтобы вы были в безопасности, чтобы вы не ошибались в принятии важных решений, которые могут быть трудными, для людей выросших в магловском мире. Определенно, вы согласитесь, что я и Профессор Макгонагал, в душе желаем для вас самого лучшего и явно мы были бы лучшими магическими опекунами чем кто-либо еще.

Что хуже? размышляла Минерва, ухмылка Невилла при ответе на эту глупую речь или реакция Гермионы:
- У меня определенно нет проблем доверия с профессором Макгонагалл - особенно, после изменившегося ее поведения за последние месяцы. - Она обернулась и благодарно улыбнулась ей, пока дамблдор пытался востановить утраченное равновесие. - Я еще не поблагодарила вас, профессор, за то, что вы сделали. Даже, с учетом того, что профессор Снейп не поддержал вас, приятно было видеть, что деканы других факультетов понимают, как сильно нас - маглорожденных ранит оскорбление грязнокровка. Спасибо вам огромное.

Минерва улыбнулась в ответ, не обращая внимания на свирепый взгляд директора. Он не был счастлив по поводу ее участия в этом.

Дамблдор слегка кашлянул:
- Ну что же. Я только опасался, что ваше решение по выбору магического опекуна было несколько поспешным.

- Я никогда не принимаю поспешных решений.

Минерва не смогла подавить улыбку, услышав решительный и злой ответ Гермионы. Она также должна была признать, что ответ был весьма корректным, поскольку, Гермиона Грейнджер всегда все тщательно обдумывала и только потом принимала решение.

Терпение Дамблдора достигло своего предела. Несносная девчонка, про себя выругался он. Почему она не понимает, что ему лучше знать? Некоторое время он размышлял о применении угрозы о продолжении образования, но в присутствии юного Лонгботтома и Минервы это могло обернуться катастрофой. Ему нужна точка опоры для беседы, что-то что помогло бы ему завладеть ее разумом. И ему нужно это немедленно. К счастью, он мог использовать легилименцию без слов и палочки. Конечно с ними он был бы куда более сильным, но так это выглядело менее подозрительным. По счастью, мисс Грейнджер не улучшила свои навыки в ней. Он свернул беседу на более безобидную тропу и начал распрашивать ее о планах Гарри на текущий семестр. Минерва говорила ему, что Гарри намеревается бросить прорицания и взять вместо них древние руны. Факт, что ему как чемпиону не нужно сдавать экзамены в этом году, будет как нельзя кстати и он сможет наверстать програму курса в полном объеме до сдачи СОВ. И определенно, Дафна и Гермиона будут счастливы помочь ему в этом. На самом деле, ему было совершенно безразлично, как Гарри собирался справляться со своим образованием. Его волновало только то, чтобы он находился в школе. Но это помогло ему отвлечь Гермиону, пока он погружался в ее разум. С легкостью он смог прорваться сквозь ее внешнюю защиту. Она была достаточно сильной для девочки ее лет, признал он. Некоторые из его преподавателей не могли поставить и такого блока. Ее разум сопротивлялся его вторжению, пытаясь спрятать интересующие его воспоминание под горой мусора. Но он не позволит ей...

Что за... Мерлин...

На секунду он утратил нить разговора. Дамблдор обнаружил себя в странном месте. Он знал оклюменцию достаточно хорошо, чтобы понять, что это мысленный пейзаж мисс Грейнджер. Она не должна еще уметь делать этого, нахмурился Дамблдор. Он проходил комнату за комнатой, каждая была головокружительно белой, каждый уголок был ярко освещен лампами. В каждой комнате, он видел стоматологическое кресло рядом с которым лежали современные и старинные инструменты для дантиста, некоторые из них больше походили на орудия пыток. Шум дрели был повсюду. Крики боли наполнили помещения. Доктора в белых халатах проходили мимо, их лица были спрятаны под хирургическими масками, жестокие глаза уставились на него. Он должен найти путь сквозь этот лабиринт ужасов. Дамблдор знал... Чувствовал, что сможет одолеть эту защиту, не смотря на раздражение от удивительной способности мисс Грейнджер. Но только он хотел пойти дальше, используя свой опыт, как нечто ударило его по голове и он потерял концентрацию и упустил все уже проделанное. Вновь сконцентрировавшись на людях окружающих его, он почувствовал, как по его лицу стекает тонкая струйка крови. Что-то ударило его в бровь и поранило кожу. Изумленный, он смотрел на окровавленный предмет на полу, который в обычной жизни использовался как пресспапье, но сейчас Невилл использовал его в качестве снаряда. Юноша достаточно хорошо знал Гермиону, они вместе отрабатывали столько уроков по оклюменции и легилименции, что он слегкостью мог определить признаки вторжения. Этот чертов придурок пытался залесть в голову Гермионы. Не смотря на свои тренировки, она не смогла бы сопротивляться директору долго. Он должен был помочь ей. Осознание того, что в отсутствии его и профессора Макгонагалл, он использовал бы легилименцию в полную силу, а после попросту стер бы девушке память, заставило его кровь бурлить от ярости.

Схватив первый попавшейся предмет, он швырнул его в директора, потрясенный своим поступком даже еще больше чем профессор Макгонагалл. Только его ярость помогла прошипеть:
- Немедленно прекратите использовать легилименцию на моей девушке, директор. Я проинформирую бабушку о случившемся и будте уверены, радости в этом будет мало.

Минерва улыбнулась. Как часто Драко Малфой пугал всех своим отцом? Но в отличии от слизеринского мерзавца, Минерва была уверена, что Невилл с Августой встанут плечом к плечу для защиты Гермионы, даже против директора.

- Мисс Грейнджер, мистер Лонгботтом - вы немедленно должны покинуть кабинет директора. Разговор окончен. Мы с директором имеем несколько срочных и важных тем для обсуждения.

@темы: ГП/ДГ, Гарри Поттер, Перевод, Фанфик

13:00 

Второй шанс. ГП/ДГ. Глава 32.

Совпадения

Хогвартс, Большой зал, 12 января, обед.

С идеальной осанкой директор Дамблдор сидел за преподавательским столом во время обеда. Он ожидал пребытия совиной почты, надеясь на особое послание для юного Лонгботтома. Альбус подавил вздох, вспомнив события вчерашнего вечера. Его поведение было ошибкой, которая едва не стала критической. Сопротивление мисс Грейнджер было удивительным, но поведение Лонгботтома удивило его куда более сильно. В присутствии Минервы, в качестве наблюдателя беседы, ему следовало воздержаться от использования легилименции. Или, на крайний случай, надо было остановиться когда он натолкнулся на сопротивление юной грифиндорки. Альбус нуждался в симпатиях как минимум обоих учеников, чтобы суметь вернуть доверие мальчишки Поттера. После катастрофы с Гринготсом, их блестящие отношения, когда наивный мальчик воспринимал его как доброжелательного дедушку, получили чувствительную пробоину. Его вчерашнее поведение стало результатом такого внезапного изменения. Альбус должен был признать, что это было поспешное и крайне глупое решение. Теперь, он вынужден по кусочкам выстраивать все утраченное за последние месяцы. Первым шагом стало письмо отправленное Августе Лонгботтом. Дамблдор незамедлительно написал ей после разговора с Минервой. Альбус содрогнулся. То, что было можно лишь с натяжкой назвать разговором. Разъеренная Макгонагалл орала на него так сильно, что у него едва не взорвалась голова от ее ярости. И только невнятное бормотание позволило ему слегка успокоить ее. Дамблдор вынужден был пообещать, что извиниться за свое поведение и, что больше такого не повториться. Он намеревался выполнить это обещание. Хотя, Дамблдор больше не позволит никому поймать себя за использованием легилименции. При благоприятном исходе, его письмо доберется до Августы быстрее чем ее внук сможет написать свое. А в случае, если госпожа удача улыбнется ему, то она даже поверит. Некоторое время его взгляд блуждал по столу. Грозный Глаз - он поговорил с ним еще утром. Старый друг попытается усилить связь с мальчишкой и даже попытается построить нечто вроде наставническо-ученических отношений. Грюм Даже предложил давать мальчишке дополнительные уроки. С учетом большого интереса Поттера к дуэлям и ЗОТИ, он согласится. В случае, если его план по возвращению доверия мальчишки не удастся, то ему понадобится доверенный человек рядом с ним, кто будет предан ему без всяких сомнений, в отличии от Минервы. Макгонагалл - она сидела рядом с Филиусом и Помоной. После совместной акции устроенной больше месяца назад их странная дружба только усилилась. Дамблдор также заметил, что ее переписка с Агатой вновь возобновилась. Результатом этой переписки стало то, что Минерва стала приковывать его внимание к абсолютно новым вещам таким как: изменение плана обучения в Хогвартсе. В большинстве своем они были незначительными. Например: предлагалось, чтобы кто-то из преподавателей сопровождал Хогвартс Экспресс первого сентября. Целью этого служило оказание дополнительной поддержки маглорожденным первокурсникам. Также предлагалось во время поездки предлагать не только сладости, но и фрукты. Обещание подумать над этим позволило заработать положительных очков. Но рано или поздно, она вновь спросит. Другие идеи были попросту недостижимыми и он смог умерить ее пыл озабоченностью о дополнительном финансировании, которое понадобится для реализации. Она хотела расширить предмет Магловедения и включить в него новую програму. Теперь магам преподавались законы и обычаи маглов, а маглорожденным тоже самое только в волшебном мире. Также Минерва считала, что необходимо объяснять брачные законы волшебников, поскольку, эти традиции давно устарели в магловском мире. Альбусу совсем не нравились эти идеи. Слишком много знаний в руках маглорожденных только ослабит старинные семьи.

Макгонагалл взглянула на него, как хищная птица и Дамблдор поспешил отвернуться. Она открыто выразила сожаление по поводу отказа в ученичестве Роксане Гринграсс пятнадцать лет назад. А теперь, она даже поддерживает дружбу Поттера с этой девчонкой Гринграсс. Альбус подавил очередной вздох. То, что Флитвик был на стороне девчонки было не удивительно. Она была его любимой ученицей и он приходил в полный восторг от каждой ее опубликованной статьи. Хотя Дамблдор должен был признать, что она действительно талантлива. Большим удивлением была поддержка этих отношений Помоной. В начале, он смог настроить ее против межфакультетских отношений, но после того, как Гринграсс спасла Гермиону Грейнджер и уберегла одну из ее драгоценных хаффлпаффок от ответственности за убийство, мнение Помоны изменилось. Обе девушки вместе с друзьями открыто поддержали Сьюзан Боунс и заявили, что полностью доверяют ее истории. Такое поведение еще больше впечатлило Спраут. Ее Хаффлпаффский разум всегда считал, что преданность лучшее качество в людях. По видимому, она не смогла понять того, что он увидел сразу: все это было лишь политическим ходом, чтобы прикарманить Амелию Боунс. Слизеринский ход, должен был он признать.

Итак, на его стороне из факультетских деканов оставался только Северус Снейп, но и он не сильно то помогал. После инцидента с нападением на Дафну Гринграсс, снейп явно показал, что даже ему нельзя полностью доверять в вопросе отношений Гринграсс с Поттером. Нет, ему нужно найти другие пути. Он должен действовать аккуратнее и осмотрительнее чем до этого.

Альбус проследил за задумчивым взглядом Снейпа на стол Равенкло. За этим столом, неподалеку от Лавгут, которую, он к своему сожалению до сих пор игнорировал, сидели ученики Шармбатона. Одна из них что-то горячо обсуждала с Флер Делакур, изредка зыркая в сторону Снейпа. Альбус нахмурился. Он видел девушку до этого, но не знал ее имени. Судя по ее внешности, она должна быть членом семьи Розевейлов, крайне влиятельной семьи из Орлеана. Не такая важная как Делакуры, но тем менее влиятельная на столько, чтобы не игнорировать их. И если она была подругой Флер...

Ее отец был в восторге, услышав, что его дочь одна из чемпионок. Джозеф Делакур был восходящей звездой французского министерства и Дамблдор не сомневался, что через несколько лет он станет министром магии Франции. Ему просто необходимо немного дополнительной поддержки. И он начал добиваться влияния директора Хогвартса некоторое время назад. Когда Флер была выбрана чемпионкой Шармбатона, то Джозеф воспринял это, как поддерживающие действия со стороны директора, поскольку, думал, что Дамблдор стоит за выбором кубка. Альбус не потвердил, но и не опроверг идею, а лишь загадочно улыбался. Теперь, Делакуры хотят послать свою вторую дочь на обучение в Хогвартс в следующем году. Он все-цело поддержал эту идею. Иметь дочь французского министра под боком, под своей сферой влияния, это могло быть крайне полезно в будущем. Он должен тщательно подумать над этим. Решить, как ему использовать сложившуюся ситуацию в свою пользу.

В воздухе раздалось шуршание крыльев. Ах - улыбнулся Дамблдор. Одна из сов направилась к юному Лонгботтому. Теперь ему необходимо дождаться его реакции. Возможно, она будет как и задумывалось.

***

Хогвартс, класс зельеварения, 12 января, полдень.

- Да что опять с ним сегодня не так? - спросил Невилл у своей девушки, раздраженно глядя на профессора Снейпа. Шел первый, после зимних каникул, урок зельеварения, на котором ему нетерпелось понаблюдать за изменениями. Но войдя в класс, они обнаружили Снейпа в крайне плохом настроении. Начиная с самого начала, он докучал Гермионе больше обычного не давая ей ни секунды покоя и не оставляя ни один ее жест без едкого комментария. Гермиона ответила лишь пожатием плеч, не осмеливаясь взглянуть в сторону Невилла. Она чувствовала себя не в своей тарелке, что не может поговорить с ним, рассказать ему, что все это результат плана Гарри. Но Невилл, храбрый, чудесный Невилл, был некудышным актером и не смог бы притворяться убедительно знай он всю правду. От Флер, гермиона узнала, что Снейп, как и намечалось, уже назначил Клер отработку. Итак, первый этап был выполнен. Теперь, Снейп должен выполнить второй этап плана и, судя по его выражению лица, он наслаждался происходящим, возможно, даже черезчур.

***

- Почему это должна быть именно я? - спросила Гермиона. - Не могла бы Дафна...

- Не могла бы, - огрызнулся Снейп. - К сожалению, это должны быть именно вы. Я верю в вашу способность отправить ее в больничное крыло , не причиняя реального вреда. Ваши навыки в зельях превосходят навыки мисс Гринграсс. - Дафна согласилась, улыбнувшись и пожав плечами. Гермиона знала, что зелья не были сильной стороной Дафны, что это был наихудший предмет для нее, но все же...

Гермиона на мгновение заколебалась. Она не ослышалась? Снейп только, что похвалил ее навыки в зельеварении? Нет, возможно, она просто что-то не так поняла. Снейп бы никогда не...

- Достаточно и того, чтобы я согласился на всю аферу в моем классе и я не хочу добавлять к этому серьезные повреждения.

Побежденная Гермиона вздохнула и утвердительно кивнула.

- Взбодритесь! я не собираюсь убивать вас, по крайней мере сейчас, - Снейп даже осмелился усмехнуться. Гермиона скривилась. Потрясенная, она заметила искорку развлечения в глазах "любимого" профессора.

- Вы никогда ни кого не убьете, - низким голосом заявила Дафна:
- Ни смерти, ни серьезного ранения за пятнадцать лет преподавания. Мама рассказывала о важности вашего деспотического преподавания. Вы только хотите быть увереным, что мы слушаем.

Снейп зарычал на нее:
- Я определенно не нуждаюсь в комплиментах и объяснениях вашей матери. - Но его ярость выглядела крайне наигранной.

Гермиона внимательно слушала. Она никогда не смотрела на его уроки с такой точки зрения. Но действительно при постоянной опасности учеников, не было ни одной смертельной ошибки, поэтому и не позволялось легкомысленное поведение на его уроках в отличии от большинства других где не было опасности серьезного ранения. Возможно, возвращаясь назад, его самая первая речь перед первокурсниками была оправдана.

Дафна проигнорировала рычание и даже мягко улыбнулась.
- Она всегда отзывалась о вас, как об ужасном преподавателе. Всегда говорила, что вы куда более талантливы в исследованиях чем в преподавательской деятельности. Но по крайней мере, мы в безопасности.

- объяснения, - прошептала Гермиона.

- Что? - Снейп круто развернулся и попытался остановить ее разъяренным взглядом. Он уже тысячу раз пожалел, что вообще согласился поговорить с этими ужасными девчонками. Ни один долг не стоит того, чтобы выносить эту команду.

- Мне бы хотелось больше объяснений. Не только тупо следовать рецептам, но и понимать почему. И я знаю, что вы не довольны моей работой, профессор, но... Я не понимаю, что делаю не так. Я правда пытаюсь делать все возможное, чтобы... - Гермиона во время прикусила язык, чтобы не сказать "чтобы угодить вам". Определенно, Снейп не хотел бы слышать сейчас нечто подобное. Его настроение и так было скверным. Хорошо хоть Гарри не с ними. Дафна сказала ему держаться подальше и , к его глубочайшему возмущению, Гермиона всецело поддержала подругу.

Вместо взрыва, Снейп некоторое время хранил молчание. В его глазах было что-то, что Гермиона не смогла понять. Более мягким, чем ожидалось, голосом он выпроводил их из своего кабинета:
- Об этом, мы поговорим в другой раз, мисс Грейнджер. Сейчас же давайте сконцентрируемся на этом "восхитительном плане".

***

- Было бы прекрасно, если я хотябы однажды увидел, что вы просто делаете то, что я сказал, - прорычал Снейп Гермионе, взглянув на ее превосходно подготовленные ингридиенты. - Но, по видимому, я ожидаю слишком многого. Возможно, дополнительные занятия уберегут нас от вашей блестящей работы. У меня есть еще один безнадежный случай на этот вечер. Я ожидаю, что вы присоединитесь к ней, поскольку, я не намереваюсь тратить в пустую свое драгоценое время больше чем необходимо. Этим вечером, мисс Грейнджер, не забудьте.

Раздосадованный, еще больше, чем до этого, Северус Снейп услышал ненавидящие насмешки слизеринцев. Обернувшись, он увидел ухмыляющегося Драко и на удивление спокойную Дафну. Но именно Теодор Нотт начал шептать о всезнайке, не знающей ничего. Он собирался оставаться спокойным касательного выходок этого тупого подростка до тех пор, пока тот не пересечет невидимую границу терпения зельевара. Нот не имел права насмехаться над его лучшей ученицей. Слизеринец, казалось, не только унаследовал отцовскую неспособность к искусству зельеварения, но он был к томуже черезчур нетерпеливым и ленивым, чтобы достичь результатов, как Гринграсс или даже, он вздохнул, Поттера. Да, он всегда докучал девчонке, но у него на то были свои причины. И этому глупому мальчишке лучше бы заткнуться. До сих пор, он не разговаривал с ним по поводу нападения. По крайней мере, Нотт выглядел достаточно сообразительным, чтобы предвидеть последствия очередного нападения. К счастью остальные слизеринцы не поддерживают Нотта, после того, как его дружков выгнали из школы.

- Знаешь, Нотти, - произнес протяжный голос. Северус Снейп меньше всего ожидал услышать этот голос в своем классе за последние три года и еще больше он был удивлен манерой голоса:
- Если кто-то дает другому дополнительные уроки, то он ожидает, что тот научиться чему-то, иначе это будет пустая трата времени. По видимому, профессор Снейп потерял всякую надежду получить от тебя не что большее чем превосходный джем в твоем котле. Без помощи Миллисент, ты бы наверняка не смог бы даже вскипятить воду не испортив ее.

Класс погрузился в гробовое молчание и только Миллисент тихо усмехалась. Месяц назад, когда Дафна встала на защиту Лонгботтома и Грейнджер, он был сильно удивлен, даже можно сказать потрясен. Но подобная речь от Лонгботтома, просто ошеломила его. И мальчишка был прав. Булстроут смогла скомпенсировать недостаток в умственных способностях упорством и прилежанием. Она была полной противоположностью Нотту. А лонгботтом... В последний раз, он разрушал котел вечность назад. Стоило ему подумать об этом, как совершено стало ясно, что четыре всадника Аппокаллипсиса, как про себя он называлл Поттера с его дружками из-за проблем, которые они вечно вызывали, достигли того, что золотое трио так и не смогло: Они взрослеют вместе и учаться друг у друга. Было ли это связанно с дополнительными членами - Лонгботтомом и Гринграсс - или с сокращением - Уизли. Возможно, свою роль сыграли оба варианта. Тем не менее, Снейп имел определенную репутацию:
- Я бы предпочел, мистер Лонгботтом, чтобы вы воздержались от комментирования моих действий и решений. Чего я ожидаю, и что считаю тратой времени это только мои решения. А теперь, возвращайтесь к работе. Мы и так потеряли кучу времени из-за вашей тарабарщины.

***

Хогвартс, больничное крыло, 12 января, вечер.

Так получилось, что они были там, когда произошел этот инцидент.

Не то, чтобы Поппи не любила подобные визиты. На тот момент у нее не было особо много работы. Последний студент страдающий от похмелья покинул больничное крыло еще вчера, а ближайший квиддичный матч будет еще не скоро, так что в ближайшее время посетителей не намечалось. И она действительно любила разговаривать с Дафной О целительском исскустве. Девушка пришла час назад в сопровождении своего парня. Сейчас, Гарри сидел на одной из пустых кроватей и читал роман Чарльза Диккенса и время от времени бросал взгляд на свою девушку.

Дафна продемонстрировала новую книгу о редких целительских заклинаниях и задавала вопросы относящиеся к ним. В особенности, ее интерес был вызван некоторыми семейными заклинаниями: целительское заклинание наложенное на члена семьи или усиленное членом семьи для ускорения лечения. Да, она любила поболтать с ней и интерес девушки казалось был истинным. Но все же, она чувствовала, что что-то было не так. Спокойствие Гарри было наигранным, хотя и с большим мастерством чем год назад. Поппи слишком часто сталкивалась с так называемой болезнью хитрости, чтобы не понять признаки. Но тогда, чего они хотят?

Когда дверь распахнулась, они резко обернулись и не заметили мягкой улыбки Поппи. Видимо, причина их визита только что прибыла. Нахмурившись, Поппи наблюдала за поспешно входящей Гермионой Грейнджер. Ее лицо выражало обеспокоенность и это чувство не было наигранным. Она придержала дверь и позволила профессору Снейпу войти внутрь и отлевитировать на кровать девушку в бледно голубой мантии Шармбатона.

Пожалуйста, пусть с ней будет все в порядке, про себя молилась Гермиона. Она была на 99 процентов уверена, что сделала все правильно. Грифиндорка улучила момент и подбросила в ее котел нужный ингридиент, чтобы испортить ее зелье. В связи с приказом, гласящим, что все Шармбатонские ученики должны проходить медобследование у их мастера зелий Марии Ануилал, они все же отыскали возможность для безпристрастного осмотра мадам Помфри. Гарри, перебрав несколько идей, в числе которых было обыкновенное предложение проклясть ее в коридорах Хогвартса, наконец нашел немного радикальный способ и на удивление всех, профессор Снейп согласился с этой идеей. В его глазах было что-то похожее на понимание и воспоминания. И теперь, она стояла в больничном крыле, не замечая успокаивающие объятия Гарри. Что если она что-то сделала не так? Все это время мадам Помфри и профессор Снейп обсуждали стоит или нет звать миссис Ануилал.

- Пожалуйста, прекратите, - чуть не плача, попросила Гермиона. - Пожалуйста, осмотрите ее. Разве не все равно, кто произведет осмотр? Мы должны действовать быстро. Это моя вина... Пожалуйста, мадам Помфри.

Со вздохом, мадам Помфри развернулась и наложила первое заклинание на девушку.
- Без сознания, но сотрясения нет. Скорее похоже на реакцию использованных ингридиентов. Я не думаю, что она серьезно ранена, мисс Грейнджер.

- Не следует ли нам полностью ее осмотреть? - спросила Дафна. - Возможно, она поранилась когда падала.

Нахмурившись, Поппи внимательно посмотрела на девушку. Почему она хочет этого? Ведь, очевидно, что происшествие серьезно не ранило девушку.

- Соглашусь с мисс Гринграсс.

Потрясенная Поппи уставилась на профессора Снейпа. Она несколько раз моргнула, подыискивая слова для ответа. Что вообще происходит? В это вовлечены не только Гермиона и Дафна, но и Поттер с Северусом. Зельевар и Гарри действующие за одно? Медленно, до нее начало доходить, что же на самом деле происходит.

- Хорошо, - согласилась она. - Я осмотрю ее. - Позже, она докопается до истины.

***

- Вы не имели права осматривать ее.

Пронзительный голос мадам Ануилал больно ударил по ушам Поппи. Французская женщина, судя по лицу и манерам принадлежащая к древнему аристократическому роду, выглядела как принцесса эпохи ренессанса и изводила ее с того самого момента, как мадам Помфри вошла в карету, чтобы продемонстрировать мадам Максим результаты обследования. Прошедшая ночь была долгой и ее нервы были на пределе. Колдоведьма должна была поблагодарить подростков, за то что они придумали всю эту аферу. Синяки и ушибы были по всему телу, преимущественно на животе, некоторые из них были нанесены давно, некоторые за последние недели. Рычание вырвалось сквозь плотно сжатые губы Поппи стоило ей вспомнить уродливые раны. Кто-то постоянно бил девушку в бок и повредил одну из ее почек. Боль должна быть невероятной не смотря на попытки девушки заличить ранения самостоятельно и понизить боль с помощью зелий. Помфри была уверена, что еще неделя и у нее бы отказала почка.

- Она была без сознания и под моим присмотром. По вашему я должна была бросить ее из-за простых формальностей? - Она хотела поговорить с мадам Максим о случившемся, а не сражаться с этой гарпией. Северус несколько раз упоминал о ней и она не слышала ни одного хорошего слова.

- Да некоторые из грифиндорцев и то более талантливы в моем исскустве чем эта фарфоровая кукла, - высмеял однажды он ее способности. Поппи знала как минимум одного из этих грифиндорцев. Она была там вчера явно не случайно. По крайней мере в ее присутствии, Северус смог обранить несколько комплиментов. Поппи помнила на сколько он был потрясен два года назад, узнав, что второкурсница смогла сварить многосущное зелье, а оно между тем, тогда даже не входила в програму ЖАБА.

- Дайте мне взглянуть на ваши бумаги, - Спокойный голос мадам Максим прервал нарастающий конфликт. Сначала Поппи хотела продолжить, надавить больше, но один лишь взгляд на лицо французской директрисы сказал ей, что этого делать не стоит. Девушка не получит здесь ни какой помощи. Они и без того об этом знали, вздохнула Поппи. Она не удивилась, просто осознала, но все же это причинило ей боль.

В последний раз, кивнув директрисе и бросив ненавидящий взгляд на французскую учительницу, Поппи вышла из кареты и подавлено пошла обратно в лазарет. Северус ожидал ее. Даже после необходимой первой помощи, она не могла позволить девушке остаться без наблюдения, особенно теперь когда она очнулась. Если эти повреждения были результатом семейного наказания, а Поппи в этом не сомневалась, то физическое излечение будет только первым шагом.

***

Потрясенная Поппи застыла в проеме двери больничного крыла, заметив, что Гарри сидит рядом с французской девушкой. Они о чем то разговаривали тихим голосом, он держал ее за руку. Из далека за ними наблюдал профессор Снейп, перед ним на столе лежала медицинская карточка. Почему он здесь? подумала Поппи. О чем они говорят? Разве не должен он сейчас быть на занятиях?

Надев на лицо маску сурового целителя, она решительным шагом направилась в сторону кровати. Но Северус, увидев ее, безшумно подошел к ней и жестами дал понять, чтобы она не мешала подросткам. Молча он увел ее от кровати.
- Он не навредит ей. Он знает, что с ней случилось и что ей нужно, - объяснил он и в следующий миг Поппи все поняла. Она также увидела, что он читал когда она пришла. Помфри не удивилась, когда он протянул ей медицинскую карту Гарри , в которой содержались все результаты обследования, которые ей не разрешалось обсуждать.
- Тебе следовало рассказать мне.

- А разве это что-нибудь изменило? - мягко спросила она, даже не злясь на то, что он осмелился взять без спроса медицинскую карту подростка.

Северус нахмурился, взглянул на Гарри и через некоторое время покачал головой.
- Возможно нет, он все-еще сын Поттера. - Но в его голосе звучала неувереность, а это, как раз, и надеялась услышать Поппи. Она проследила за его взглядом. Сейчас он не был похож на своего отца, по крайней мере так сильно, как раньше. Без очков, с расчесанными волосами, ухоженной мантией, более здоровым телом и с новым спокойствием было не возможно не заметить впечатляющих изменений произошедших в нем за последнее время. Одного взгляда на парня было достаточно, чтобы понять, что ее друзья были правы, а директор ошибался: отношения с Дафной и Роксаной пошли ему только на пользу.

- Он также и сын Лили.

Она ожидала некого подобия взрыва, но вместо этого он согласно кивнул.
- Как она могла сделать с ним такое? Я имею в виду Петунию, - спросил Северус. - Она ненавидит магию, ненавидит меня и всю жизнь завидовала Лили. Но не смотря на это, она любила ее, даже в конце, когда пыталась избегать ее. Ты знаешь, я был там. Я навещал ее, естественно скрытно, после смерти Лили.

Попи взглянула на него. Он никогда не упоминал об этом визите до этого. Однажды, он только рассказал о своем обещании защищать мальчишку. Это случилось год назад. Снейп тогда был пьян и в ярости от того, что придется целый год выносить присутствие Ремуса Люпина. Но даже тогда, он не говорил об этом.

- Тунни никогда не была любезной леди, а ее муж вообще настоящий осел, но они намеревались воспитывать его как следует, по крайней мере, как такие люди как они понимают это как следует.

- Возможно, что-то случилось после того, как ты ушел, что-то, что изменило их разум.

Северус пристально смотрел на нее долгое время, а потом медленно кивнул:
- Вопрос в том, что случилось... Или кто.

@темы: ГП/ДГ, Гарри Поттер, Перевод, Фанфик

17:59 

Второй шанс. ГП/ДГ. Глава 33.

Только правда и ничего кроме правды

Лонгботтом менор, 15 января, воскресенье, после полудня.

Августа Лонгботтом была раздражена. Это письмо - оскорбление ее умственных способностей. Как вообще кто-то мог подумать, что она поверит хоть одному его предложению? Она с силой шмякнула об стол драгоценную из Дрезденского фарфора кружку. Звук, вырвавшийся из ее плотно сжатых губ, больше всего походил на рычание, если конечно предположить, что леди вообще когда-либо способны на такой поступок. Она была леди, так что это была всего лишь иллюзия.

- Он правда теряет контроль, - произнесла Минерва с легкой улыбкой. О, да, она знала признаки. Если Августа начинала вести себя подобным образом, а она была вне себя, то ситуация становилась крайне опасной для источника ее плохого настроения. Насколько знала минерва, леди Лонгботтом, не смотря на свой характер, умела управлять эмоциями. И старая драконица была опасной дуэлисткой в юные годы. Да и сейчас, она была в неплохой форме и Макгонагалл не имела ложных надежд по поводу исхода поединка между ними.

- Он что правда думает, что это письмо убедит меня? - спросила леди Лонгботтом. Она, словно проглотив аршин, сидела в кресле и пристально смотрела на старую подругу.

Минерва вздохнула, в последний момент сдержавшись от непроизвольного пожатия плечами. Августе нравилось хорошее поведение. Она обожала его больше всех остальных аспектов традиционных нравов.
- Я полагаю, он пытается в какой-то мере устранить последствия. Возможно, я была несколько жестка с ним и он решил, что будет лучше написать тебе до того, как ты узнаешь о случившемся от кого-нибудь еще.

Августа оскорбилась, но не ответила сразу. Вместо этого она наблюдала за минервой. Ее взгляд был пристальным настолько, что заставил чувствовать себя неуютно даже такого человека как Макгонагал. Определенно, некоторые из ее учеников изрядно повесилились бы, увидев своего преподавателя, скрюченную на своем месте.
- Ты изменилась, - сухо прокоментировала Августа, спустя некоторое время.

- Изменилась к лучшему? - спросила в ответ Минерва. Она чувствовала себя не так уверенно, как пыталась казаться.

- Да, иначе ты бы не сидела здесь.

Минерва вздрогнула. Это было тем, по чему она скучала на протяжении последнего десятилетия: просто сидеть в Лонгботтом меноре, пить превосходный чай с Августой из чудесного сервиза и разговаривать о волшебном мире. Но это была та цена, которую она заплатила, последовав за Дамблдором и безоговорочно доверяя его суждениям. И только несколько недель назад, когда она вновь стала вставать на защиту своего мнения, ей пришло приглашение посетить Лонгботтом менор.
- Мне следовало измениться гораздо раньше, - неожидано угрюмо, прошептала она.

- Да, следовало. - Минерва вновь вздрогнула. Пусть Августа говорит горькую правду без всяких прекрас. Она заслужила это. К ее облегчению, Августа почувствовала жалость и сменила тему.

- А теперь, расскажи мне о мисс Грейнджер.

***

- У мисс Грейнджер есть одна черта, - медленно продолжила Августа, - которая мне не нравится.

- Умоляю скажи какая? - Минерва внимательно слушала подругу. Не только потому, что Гермиона была ее любимой ученицей, иногда было крайне тяжело сохранять безпристрастность, но и потому, что до сих пор считала, что Августа была впечатлена сильной волей и характером девушки внука.

- Иногда, она черезчур... Маглорожденная, как считаешь?

Минерва изумленно уставилась на подругу. Она была абсолютно уверена, что августа не разделяет тупого мнения Малфоя и его дружков касательно чистоты крови. Так что же она имеет в виду?

- Я имею в виду, - будто прочитав ее мысли, объяснила Августа, - что она... Не воспитывалась... В нашем обществе. Она не понимает или не знает наши повадки. Она все время пытается улучшить что-то. Только подумай о ее точки зрения касательно домашних эльфов или о том, что она думает о наших законах.

Теперь Минерва поняла. И в какой-то степени, она считала также. У маглорожденых всегда есть проблемы с адаптацией. Особенно, что касается прав женщин в волшебном мире, они считают их древними. И определено, отношение волшебников к другим расам будь то домовые эльфы, гоблины или кентавры воспринимается ими как по меньшей мере странное в сравнении с современными устоями общества. За частую подобные маглорожденные утверждают, что магический мир должен измениться, адаптироваться. Минерва понимала обе стороны: молодых ведьм, которые хотят, чтобы магический мир изменился и людей подобных Августе, которые хотят сохранить старинные традиции.

- Возможно, Августа, она права и мы слишком упрямы для изменений.

- Говори про себя, - обиделась леди. - Подумай вот о чем. Она хочет изменить абсолютно все: Невилла, законы, как нам относится к нашим слугам... Абсолютно все.

- Иногда, в ней черезчур много интузиазма. Но... Разве ты не впечатленна теми изменениями, которые произошли в Невилле благодаря ей? Он действительно, - Минерва неопределенно взмахнула рукой, - гораздо лучше чем прежде. Более самоуверен. Гораздо лучше справляется с заклинаниями. Он стал более красноречивым и готов встать на защиту, особенно, своих друзей. Северус рассказал мне, как он встал на ее защиту в классе зелий против этого придурка Нотта. Ты должна быть горда.

Августа улыбнулась и утвердительно кивнула, но на протяжении некоторого времени хранила молчание.

- Она правда изменила его к лучшему. И хотя ее отношение к вопросу того, как мы должны относиться к другим расам чрезмерное, я считаю, что ей нужен кто-то, кто мог бы ей объяснить почему мы делаем то, что делаем. Ей нужен кто-то кто найдет путь помочь ей изменить наше общество конструктивно. Ей нужен кто-то вроде тебя, Августа. Я не вижу ничего плохого в том, что юная девушка заботится больше о благополучии других существ, чем о своей выгоде. У нас не мало юных ведьм ее сорта. Но она нуждается в своего рода проводнике.

Августа вздохнула. В этом был смысл и ей следует согласиться что большинство правил касающихся других рас должны быть изменены. Особенно те правила, касающиеся соместному сосуществованию вместе гоблинами, кентаврами и другими умными созданиями к которым относятся в магическом мире как ко втрому сорту. Но все же..

- Но что на счет наших нравов? В Пенегрю меноре она высказалась откровенно... Что? - Августа прервалась, увидев улыбку Минервы. - Я не права?

Минерва похлопала ее по руке.
- В основном нет. - Она задумалась на мгновение, а затем продолжила:
- Ты ведь никогда не составляла свадебного контракта ни для Френка ни для Невилла, ведь так?

Августа покачала головой:
- Нет. Возможно, это правильный курс в других семьях, но Лонгботтомы были всегда решительны по поводу установления брака. Контракт должен быть составлен только на случай проеснения некоторых деталей, а не для договоренности о самой паре.

- Видишь, - согласилась Минерва. - Гермиона считает также. Она знает цену контракту. Я полагаю, это часть ее маглорожденного воспитания. Но она хочет, чтобы каждый сам выбирал себе партнера, сам решал каким будет его будущее. Также, как и с отношением к другим расам, я ожидаю, что она все поймет если ты найдешь время объяснить. Она... Немного агрессивна... в желании изменить мир. Но она хочет добра. И, - Минерва задумчиво улыбнулась, - разве мы были совершенно другими в ее возрасте? Я определенно нет.

***

- Ты же позаботишься о них?

Минерва собиралась уходить, когда ее настиг серьезный и неожидано угрюмый голос Августы. Она знала почему леди Лонгботтом испытывала сомнения касательно позволения Невиллу и Гермионе оставаться в Хогвартсе. Не только из-за случая с отравлением и инцидентом с Дамблдором, но она также рассказала Макгонагал, что Анна Эрнандес обнаружила наложенное на Невилла проклятие и, что с помощью Гермионы и Августы оно было снято. Минерва была потрясена, услышав о проклятии и была впечатлена проведенным ритуалом, в особенности, важной ролью Гермионы в нем. Вероятно, она более важна для будущего Невилла, чем ожидалос и куда как более необычна для обычной девушки.

Минерва утвердительно кивнула и обняла подругу:
- Конечно.

- И...

Августа заколебалась и что-то в ее лице подсказало Минерве, что она собирается сообщить ей что-то, что ей не понравится.
- если он снова вмешается...

- Я поняла, - хрипло произнесла Минерва.

- И если будет что-то, - Августа заколебалась еще больше. Мурашки пробежали по спине Макгонагалл. Она никогда не видела подругу в таком состоянии. - Я никогда не верила слухам касательно участия Альбуса в...

Минерва содрогнулась. Слухи, размышляла она. Слухи о том, что Альбус частично несет ответственность за то, что случилось с родителями Невилла. Несет ответственность за то, что сын Августы Лонгботтом - Фрэнк и его жена - Алиса лишились разума под пытками Беллатрикс Лейстрандж. Слухи о том, что он хотел принести их в жертву, чтобы спасти Поттеров. Она не знала, кто и когда стал распускать эти слухи, никто никогда в них не верил, но политические враги Дамблдора продолжали распространять их.

В глазах Августы была сталь.
- Стоит мне только найти ясные доказательства его причастности к нападению...

Августа не закончила, но этого и не надо было. Макгонагалл была не в состоянии что-либо ответить и, в последний раз кивнув, покинула менор. Минерва надеялась, что ее подруга ошибалась. Мерлин, пожалуйста, пусть она ошибается.

***

Хогвартс, большой зал, 23 января, обед.

- Его волосы все еще желтые, - самодовольно улыбнулся Невилл, смотря на Нотта. Юный слизеринец выглядел слегка раздосадованным от того, что не в состоянии поменять цвет волос на их естественный цвет. Даже его приятели слизеринцы подразнивали его. Но хуже всего ему доставалось от других факультетов. Самые резкие насмешки, к удивлению всех, прилетали со стола Хаффлпаффа, от группы девушек сидящих рядом с Сьюзан Боунс. По видимому, она как-то прознала о нападение на ее спасительницу и была растроена этим фактом. Гарри даже был вынужден поговорить с ней, чтобы предотвратить более жесткие меры.

- Бедный мальчик, - произнес Гарри в притворном сочувствии. Эта покраска результат настоящей командной работы. Гермиона и Дафна нашли путь связать чары изменения цвета волос с зельем. Близнецы в своей небольшой лаборатории, на самом деле ни кто не знал где она располагается, сварили это зелье, а Гарри, благодаря отвлекающим действиям Невилла и Луны, смог подлить его в напиток Нотта. Они были крайне довольны результатом. Ни Снейп ни профессор Флитвик не смогли снять это проклятие и просто посоветовали ему подождать пока оно само сойдет.

Бедный мальчик, расмеялся Гарри. По словам Гермионы действие зелья будет продолжаться еще как минимум 3 недели и каждые семьдесят два часа цвет будет меняться. При этом на голове выпевшего зелья никогда не будет желаемого для него цвета. Гарри был впечатлен. И хотя это была находка Гермионы, как связать зелье с чарами, но именно Дафна сумела сделать так, чтобы эффект был долгоиграющим и практически не снимаемым.

Эта шутка была новейшей в серии розыгрышей над мерзавцем. Первым розыгрышем была обычная канарейная помадка сигнализирующая о том, что сезон охоты открыт. Это был способ для близнецов сказать "мы начинаем охоту на тебя".

Профессор Снейп на удивление не горел желанием помочь своему студенту. Но он не только не замечал заклинания на мантии Нотта, но и оставался молчаливым, как и остальные преподаватели. Это была восхетительная работа близнецов с небольшой помощью Дафны. По видимому, она была абсолютно серьезна когда месяц назад сказала близнецам, что нуждается в большем количстве веселья. И хотя Гарри помогал с идеями и планами, всеже исследованиями занимались только Дафна и Гермиона. По видимому, нападение на Дафну, заставило ту часть Гермионы, которая вечно твердит про соблюдение правил, на время отойти в сторону.

В течении дня, Нотт бегал по школе с вечно меняющейся надписью на спине, невидимой для всех слизеринцев. Даже Дафна не могла видеть надписи, но постоянные смешки сказали ей, что нужный результат достигнут. Надпись варировалась от "Грифиндор, а что еще? " Меня тянет к Хаффлпаффу" и " Я восхищен умом Равенкло" до более жестоких сообщающих о его вечерних развлечениях с Кребом и Гойлом, его желании подарить цветы Драко или спеть серенаду под окном Миллисент. Кто-то даже рассказал о последней надписи Миллисент и та, вместо того, чтобы помочь бедному мальчику, сталла делать комментарии, доводя до безудержного хохота окружающих.

В конце концов, Нотт попытался спрятаться в уборной, чтобы избежать развлекающихся взглядов. Не то, чтобы это помогло. Пивз, являющийся компаньоном близнецов в их проделках, постоянно выгонял парня из укромного места.

Да, определенно, эти недели не будут лучшими для Нотта.

***

- Он такой милашка когда читает, - голос Гермионы был тихим и Гарри сделал вид, что ничего не слышал.

Они все-еще сидели в большом зале, ожидая совиную почту, и читали. Дафна кивнула и улыбнулась, наблюдая, как Гарри внимательно вчитывается в ее заметки по древним рунам. После нескольких недель обучения он сделал впечатляющий прогрес, хотя ему еще надо было подтянуть огромное количество материала. С помощью Дафны и Гермионы он мог посещать занятия, худо бедно понимая преподавателя, а по вечерам, он усердно штудировал весь материал за шестнадцать месяцев.

- Максимум до конца летних каникул он догонит нас по программе, - ответила Дафна таким же тихим голосом.

По началу, Дафна была не уверена, что он принял верное решение: бросить прорицания и взять древние руны вместо них. Да, она считала, что прорицания должны преподаваться только тому, кто имеет особый дар, которого у Гарри определенно не было. Но с такой шарлатанкой, какой была Трелони, Дафна, как и Гермиона отказывалась называть ее профессором, Гарри легко бы получил хорошие оценки, изобретая все новые и новые пророчества. "немного судьбы, немного смерти, много-много боли и вуаля твое пророчество готово." Даже если Рон мог получать хорошие оценки, а это говорило многое о навыках Трелони.

Но Гарри снова смог удивить ее. Казалось, у него был талант и живой интерес к рунам. Она надеялась, нет, ожидала, что он превзойдет ее в этом предмете до их сдачи СОВ.

- Скоро, он будет также хорош, как и ты, миона, - прошептала Дафна.

- Возможно, даже лучше, - последовал ответ. - Он не очень хорош в обучении, но крайне талантлив на практике. Возможно, я получу более высокие оценки, поскольку, экзаменаторы любят доказательства, но в практике ему не будет равных.

- По крайней мере, если его интерес не показной.

- Мы должны будем убедиться в этом, - улыбнулась Гермиона.

Почувствовав на себе взгляд Дафны, он оторвался от заметок, взглянул на нее, тепло улыбнулся и вернулся опять к чтению. Гермиона была крайне счастлива заново открывшейся стороной друга. Теперь он любил учиться и более того, имел достаточное терпение для этого. В случае чего, это был бы жирный плюс в пользу того, чтобы стать девушкой Гарри. Еще одно удивительное улучшение было то, как сильно он усилился в исполнении заклинаний.

***
За неделю до этого, берег озера.

При помощи Гарриных мантии и карты, Дафна легко незамечанной покинула Хогвартс. Ее мама, растроенная изменением памяти Грипфука и вторжением Дамблдора в разум Гермионы, согласилась встречаться с дочерью время от времени. Они вновь встретятся в феврале не за долго до дня святого Валентина. Дафна покраснела стоило ей подумать об этом дне. Он будет во вторник, но тем не менее, она надеялась, что им разрешат посетить Хогсмид.

- Я не скажу тебе, - игнорируя обиженый взгляд дочери, произнесла Роксана. С тех пор, как Дафна узнала, что Гарри обсуждал с ее мамой планы на день святого Валентина, она наседала на нее требуя деталей. Девушка , сдавшись, только вздохнула.

- И как дела у моего любимого сына в школе?

- Хорошо, - ответила Дафна. - Гораздо лучше, чем ожидалось.

С тех пор, как Гарри стал использовать новую палочку, он превосходно управлялся с заклинаниями. Его прицел сильно улучшился, хотя все еще и был гораздо хуже чем у Дафны. Теперь ей приходилось прикладывать невероятные усилия, чтобы победить его в тренировочной дуэли. При этом, слизеринка добивалась успеха крайне редко. Гермиона, не могла похвастаться тем же уже две недели. Хотя с другой стороны, многие его дуэли с Гермионой приходилось прерывать, поскольку ни кто не мог проломиться сквозь защиту грифиндорки. Гарри мог одерживать победы, только сократив растояние, в этом случае, заклинания достигали цели быстрее и Гермиона не успевала создавать новый щит. Дафна же могла ее победить только при использовании поспешно измененого заклинания, просто удивляя девушку. Иногда это разочаровывало. А теперь и Невилл стал подражать Гермионе в ее образе ведения боя. Дафна содрогнулась. Хорошо хоть тренировка вызова заклинания патронуса шла хорошо. На этих выходных, все трое смогли правильно исполнить заклинание и вызвать не материального патронуса. На удивление всех, лучше всего получилось у Невилла. Теперь, им только и оставалось, что тренироваться и ждать успеха. Каким будет их телесный патронус? Дафна надеялась, что ее будет как-то связан с Гарри.

- Я не ожидала такого прогресса, - заявила Дафна. - Я думала, что его палочка и так была достаточно сильной. Но он пытается использовать ее для сравнения и его результаты с прежней палочкой гораздо хуже. Гермиона даже сказала, что у него заклинания со старой палочкой получаются еще хуже чем пару месяцев назад.

- Да, она довольно-таки сильная, - согласилась Роксана. - Согласно моим сведениям, она входит в десятку самых сильных палочек Британии. Но ты же помнишь, что она является близнецом "его" палочки?

Дафна кивнула, чувствуя себя не уютно из-за этого.

- Как и ожидалось, обе палочки достаточно сильны в разрушающей магии. Но как ты знаешь палочка и владелец должны разделять некоторые характерные черты, для лучшей работы. Насколько я смогла заметить, наблюдая за Гарри, что даже не смотря на его характер, он не склонен к разрушительной магии. Ему нравится сражаться, но он не горит делать этого. Он убьет, защищая друзей, но без жуткого удовольствия. Также, как я надеюсь, он изменился за последние месяцы. Его заботливая часть стала лишь сильнее. Анна рассказала мне о ваших совместных тренировках. Этот защитный канал входит в противоречие с природой старой палочки.

- Но почему... - Дафна запнулась, она не была не счастлива по поводу все возрастающей дистанцией между Гарри и его старой палочкой, но была сильно удивлена.

- Но почему эта палочка выбрала его в первый раз?

Дафна кивнула.

- Я не уверено, что это на самом деле произошло, - прошептала Роксана. Дафна взглянула на нее, выглядя смущенной. - Да, палочка среагировала и возможно... Была какая-то связь в начале. Но возможно, эта была реакция на убивающие проклятие наложенное ее "сестрой" несколько лет назад. Возможно, Олливандер смог бы подобрать другую палочку, более подходящую.

- Но почему он должен был делать это? Помнишь, как Гарри рассказывал оего первом визите в магазин Олливандера, как много палочек ему не подошло?

Роксана только пристально взглянула на дочь, желая чтобы та сама нашла решение. Продолжительное время Дафна размышляла над проблемой. Затем, колеблясь, она предположила:
- Он знал, Олливандер знал какого сорта палочка подойдет. Он каким-то образом чувствует необходимые качества в человеке. Вот почему, в большинстве случаев, он может моментально найти подходящую палочку для мага.

Роксана кивнула и сделала знак, чтобы та продолжала.

- Если он знает, какая палочка подойдет, он также будет знать, какая будет плохо реагировать. Поэтому, он смог дать ему так много палочек, которые не желали быть его. В конце концов, Гарри был благодарен, что хоть какая-то палочка пожелала быть его. Он не стал продолжать испытание и схватил первую, которая подошла.

Роксана улыбнулась, довольная, что ее дочь улучшила способность к слизеринскому способу мышления. Не плохо иногда быть хитрой.

Дафна сузила глаза:
- Итак, он хотел дать Гарри эту палочку. Но у продавца палочек не должно быть причин для этого. Итак, должен быть еще один человек, который приказал ему сделать это, кто-то из министерства или школы.

- Мы никогда не узнаем точно, - прошептала Роксана, обнимая дочь. - Но мы обе знаем кем был этот кто-то, особенно если учесть, что сердцевиной послужило перо из хвоста его феникса.

- Стоит мне рассказать ему?

Роксана некоторое время находилась в задумчивости:
- Не сейчас, - наконец ответила она. - Мы поговорим с ним об этом в другой раз. Я полагаю, это сейчас не важно.

- Ты уверена? Мне больше не нравится, что Гарри использует свою старую палочку. Мне бы хотелось объяснить ему почему я против этого. Что если он использует ее во время заданий турнира? Мы полагаем, что пожиратели ответственны за его участие. Может случиться что-то...

- Ты права, - кивнула Роксана. - Возможно тебе и следует рассказать ему. Но сначала поговори с Гермионой об этом. Вместе будет легче объяснить.

- Хорошо, мам.

***

Наше время

- .. И подобно жалостливой и заботливой директрисе, какой она всегда была, мадам Максим пообещала помочь девушке.

Дафна кашлянула, но увидев свирепый взгляд Луны, тут же взяла себя в руки. Луна улыбнулась и продолжила читать статью в новом выпуске Придиры, который прибыл минуту назад.

- Мадам Максим... Я обещаю, что девушка закончит свое образование не зависимо от желания ее родителей. Мы не можем принять поведение подобного рода по отношению к нашим студентам. Политика Шармбатона всегда заключалась в том, чтобы создать нечто большее, чем отношение преподаватель-ученик. Мы семья.

Кашель Дафны усилился и превратился в неконтролируемый хохот. Гарри попытался ее успокоить, похлопывая по спине, но при этом сам улыбался.

- Она такая заботливая, - промурлыкал Невилл с наигранной веселостью:
- Всегда была. - Он преувеличено вздохнул, что стоило ему удара по голове Придирой.

- Она была заботливой, - объяснила Луна. - Просто ей понадобился Гарри... Чтобы увидеть правду.

- Чтобы увидеть свет, - согласилась Дафна со сверкающими глазами.

- Главное, что она выслушала его, - вмешалась Гермиона и все согласились.

Неделю назад, Гарри и Луна посетили карету и сообщили о готовящейся статье. По началу, мадам Максим и ее заместитель Ануилал не были впечатлены. Придира был маленьким, не важным и странным журналом. Но они сообщили также, что Гарри и другие чемпионы упомянут об этом в своих интервью, а вот это заявление вызвало живой интерес.

- И потом, всегда существует возможность послать статью в другие журналы, - на последок добавил Гарри. - Я думаю во Франции найдутся журнали, которые заинтересуются этой статьей.

- Вы не посмеете, - прорычала мадам Ануилал, но получила лишь ответ Луны:
- А вы проверьте.

Наконец, мадам Максим доказала, что не зря занимает свое место. Она согласилась с предложением Гарри о том, как можно урегулировать дело и он надеялся, что теперь она выполнит их сделку до конца. Луна изменила статью, написав о долге школы заботится о подопечных и о том, как мадам Максим образцово урегулирует вопрос.

- И как там Клэр, - спросила Дафна.

- Лучше, - улыбнулся Гарри. Он был благодарен своей девушке, что та не испытывала беспокойств по поводу того, что он проводит много времени с другой, красивой, на три года старше его, французской девушкой. - После того, как мадам Максим сказала ей, что она сможет вернуться в школу, даже если ее братья откажутся платить, она расслабилась. Мадам Максим даже предложила ей должность ассистента преподавателя, если ей не куда будет податься после школы и даже намеревается найти ей другую работу.

- А что на счет летних каникул?

- Флер пригласила ее к себе, - ответила Гермиона. Другим сюрпризом стала расцветающая дружба между Клэр и Флер. Увидев заботливую Флер, а не высокомерную вейловскую принцессу, он изменил свое первое впечатление о ней. И определенно, было полезно то, что близнецы начали присматривать за Флер, по видимому, их об этом попросил старший брат. Тот факт, что Молли высказывалась по поводу полу-животного, подразумевая вейловскую природу Флер, только усилил желание близнецов быть на стороне француженки.

- Я надеюсь, что остальные школы научаться кое-чему из этой статьи, - задумчиво добавил Гарри. Всем было понятно, что он имеет в виду Хогвартс и то, как раньше преподаватели справлялись с подобными проблемами.

- Если нет... То всегда найдется место для очередного выпуска Придиры, - заявила Луна и все согласились с ней.

***

- Ладно, одну проблему решили, - вздохнула Дафна. - Что на счет другой? - Она кивнула в сторону Виктора Крама.

Все, даже Луна, некоторое время молчали. Январь начинался так хорошо. Виктор , узнав, что Седрик , Гарри и Флер собираются дать интервью Придире, с радостью согласился и вообще, он чувствовал себя в окружении других чемпионов более расслабленным.

Но затем произошел инцидент с его плаванием. Было страно наблюдать за ним, плавающим в озере по среди зимы. Даже с согревающими чарами, эта процедура должна быть мало приятной, поэтому, должна была существовать еще какая-то причина. Но после разговора с Седриком, когда он дал совет открыть яйцо под водой, загадка была решена. Итак, он должен за час найти что-то драгоценное принадлежащее ему, возможно метлу. Гарри не принимал в расчет идею Дафны по поводу того, что драгоценность значит важная личность, но все же пытался поговорить с чемпионами по поводу этого. Флер и Седрик согласились, что это должна быть какая-то ценная вещь, не ценная в смысле стоимости, но в эмоциональном смысле.

Единственный, кто не пожелал обсуждать это был Виктор. И не только это: Крам был особенно враждебно настроен по отношению к Гарри. Только по отношению к нему он вел себя подобным образом. Флер и Седрик все еще могли разговаривать с Крамом, но только не о Гарри и не о причинах изменившегося отношения к нему. На протяжении нескольких дней, причина стала ясна. Луна была первой, кто заметила это и сообщила всем:
зависть.

Да, Виктор завидовал. Но не его славе или способностям, чему так часто уподоблялся Рон, а его дружбе с Гермионой и в особенности с Дафной. Он и так был не доволен, что Гарри не помог ему заполучить Гермиону в качестве пары на рождественский балл, но теперь, он еще кидал на Дафну похотливые взгляды. Неоднократно, он подходил к ней и приглашал ее присоединится к нему в совместном обучении в библиотеке или придлагал горячий шоколад. Дафна уже несколько раз находила цветы на своем месте за столом и уже начинала чувствовать себя неуютно из-за его постоянного взгляда.

- Я вообще не понимаю его, - вздохнула Дафна. - У него огромная толпа поклониц, у него есть из кого выбирать. Почему он преследует меня? Я не особенно красива и, согласно слухам в спальне, не его тип.

Гарри погладил ее по щеке и прошептал:
- Я точно знаю, почему он преследует тебя. И хотя мне не нравится его интерес, я могу понять его. Ты самая красивая девушка здесь.

Шутливые звуки рвоты заставили двух подростков обернуться, чему, покрасневшая до корней волос, Дафна была рада. Джордж стоял напротив них, пытаясь выглядеть больным от той сентиментальщины, какую они развели. Фред с другой стороны упал на одно колено:
- Он прав, самая прекрасная принцесса. Каждый мечтал бы о такой. - Фыркание позади него, которое он достаточно хорошо знал и которое принадлежала Анжелине, заставило его продолжить:
- Если бы моя любовь безнадежно и вечно не принадлежала Анжелине, у Гарри появился бы серьезный конкурент. Я надеюсь тебе не слишком грустно от того, что у тебя нет шансов против императрицы неба и моего сердца.

У дафны округлились глаза когда Фред поцеловал ее запястье. Гарри наблюдал за всем этим с легкой улыбкой и. Тонкая, но сильная рука схватила Фреда за ухо и подняла в верх:
- Чтобы это было в последний раз, Фред. - Посмеиваясь, они наблюдали за уходом близнецов и Анжелины.

- Как ягнята, - усмехнулась Дафна.

- Под каблуком, - согласилась Гермиона. А парни только вздохнули.

***

Хогвартс, комната для вечеринок, 28 января.

- Что он хотел? - напряженно спросил Гарри у Гермионы с Невиллом, когда они вернулись из кабинета директора. После того, как два часа назад Дафна сказала ему что-то на счет рисования, он ожидал их в одиночестве. Заваленная уроками по чарам, зельям, вызову патронуса, оклюменцией и многим другим, она уже несколько недель не могла предаться своему любимому занятию: рисованию. Она хотела поработать над эскизом, который она намеревалась подарить Миллисент и Панси за их помощь. Никто не видел его до сих пор и Гарри хотелось взглянуть на него.

То что Дамблдор пригласил в свой кабинет и Невилла с профессором Макгонагалл было хорошим знаком. Но все же он не доверял ему. Что за изменение в их отношениях. Еще год назад, он бы без колебаний доверил дамблдору свою жизнь.

- Он хотел поговорить по поводу Джинни, - вместо Гермионы ответил Невилл, устало падая в кресло. Он молчал в кабинете директора, позволив Гермионе вести беседу, а сам в это время пристально всматривался в лицо Дамблдора, пытаясь найти причину его интереса к благополучию Джинни. Как и ожидалось, он не добился успеха. Если бы я только был лучше в такого рода вещах, размышлял Невилл.

Гарри вопросительно взглянул на Гермиону, которая только пожала плечами. Она пыталась притворится спокойной, но ее глазах можно было прочитать замешательство.

- Он умолял меня проводить с ней больше времени. Сказал, что беспокоится за нее и что моя дружба поможет.

- Какая дружба? - прорычал Гарри. - Разве кто-то из нас четверых вообще был близок с ней за последние месяцы.

Естественно, он был прав. Даже после их разговора в Хогвартс Экспрессе не произошло ни каких улучшений. Некоторое время после возвращения, Джинни была расслаблена и даже время от времени они разговаривали на безобидные темы в основном относящиеся к школе. Но потом она постепенно вернулась к своему прежнему состоянию: злость и депрессивность. Гермиона знала, что она получила ряд писем, большую часть из них писала ее мать. Она боялась, что Молли вновь оказывает давление на нее.

Гермиона, с другой стороны, получила несколько писем от Чарли. В этих письмах чувствовалась его беспокойство за младшую сестру и Гермиона согласилась с ним в этом. Дафна, кто больше всех высказывалась в помощь Джинни, подсказала Гермионе воспользоваться книгами по психологии и с помощью родителей Гермионе удалось достать кое-какой материал.

Гарри не был доволен всей ситуацией. Это была одна из тех немногих вещей по поводу которых он спорил со своей девушкой. Даже видя полностью здорового котенка, Балу и его ленивый друг - Живоглот, часто сопровождали их оба связанные прожорством и готовностью выносить бесконечные часы взъерошивания от девушек, он не мог простить ей предательства. И он по прежнему не доверял ее готовности принять его отношения с Дафной.

На удивление Невилл высказывался в поддержку Джинни почти также рьяно, как и Дафна. Некоторое время, Гермиона даже опасалась некой влюбленности со стороны Невилла. В конце-концов, Джинни была одной из самых красивых девушек в Хогвартсе. Но когда она пару дней назад рассказала о своих опасениях Дафне, то заработала лишь легкий подзатыльник от подруги.

- Глупая, - проворчала Дафна. - Он никого и замечать не хочет кроме тебя. Это просто проявление его заботливой стороны.

Гермиона не была полностью уверена на счет этого. Было что-то еще. Это больше походило на то, что Невилл хотел, чтобы Дафна помогла Джинни, чтобы та больше раскрыла свое целительское мастерство. Почему он ведет себя так? Почему я должна анализировать все? простонала Гермиона.

- Дафна часто пытается помочь ей, - голос Гарри вырвал ее из задумчивости. - И каждый раз, Джинни отсылает ее прочь.

- Чтобы внести ясность: Рон всегда прогоняет ее, - вмешался Невилл. - Джинни слишком подавлена, чтобы большую часть времени реагировать на что-либо.

- Рон слишком не сдержан на язык, - согласилась Гермиона. - В последний раз, он даже... - Гермиона прервалась, слегка побледнев.

- В последний раз, он даже что? - спросил Гарри черезчур спокойным голосом, чтобы убедить Гермиону.

- Рон запугивал ее, - ответил Невилл, игнорируя предостерегающий взгляд подруги. Он знал, что сообщать подобные вещи Гарри слишком рисковано. Но он считал, что Гарри должен знать, особенно потому, что он не мог игнорировать возможность того, что Рон в приступе ярости нападет на Дафну.

- Он только хотел, чтобы Дафна не приставала к Джинни, - попыталась Гермиона смягчить обстановку. - Я правда не думаю... - Она заколебалась, бросив на своего парня вопросительный взгляд. Она знала его мнение об этом и надеялась, что он не прав. Но в глубине сердца она чувствовала, что Невилл оценивает ситуацию лучше нее. - Возможно, ей следует быть более осторожной, - наконец прошептала Гермиона.

Гарри кивнул с суровым выражением лица.
- Как я всегда и говорил: оставь юных Уизли в покое.

Гермиона вздрогнула. Дафне совсем это не понравится.

@темы: ГП/ДГ, Гарри Поттер, Перевод, Фанфик

17:53 

Второй Шанс. ГП/ДГ. Глава 34

Глупые мальчишки

Хогвартс, большой зал, 11 февраля, завтрак.

Почему все мальчишки такие глупые?

Блейз поспешно опустил глаза, чтобы избежать рассерженного взгляда Дафны. Задумчиво улыбаясь, Трейси наблюдала за тем, как ее черноволосая подруга силой бросает вилку в тарелку с яичницей. Было заметно, что она как следует не ела и не спала на протежении последних двух недель и сейчас это сказывалось.

- Было бы куда разумнее назвать их девчонками, - пошутила она. Ее парень наиграно скривился, но Дафна проигнорировала попытку подруги успокоить ее.

Елозя вяло вилкой по тарелке, некоторые желтки так и не были проткнуты, Дафна продолжила рычать:
- Возмем для примера Нотта. Будучи слишком трусливым, чтобы противостоять моей палочке, он пытается из под тишка испортить мою жизнь. Натыкается на меня в коридорах, нечаянно скидывая мои книги на пол или проливая чернила на мои работы. Он такой ребенок. Возможно, мне следует послать его отцу розгу, чтобы намекнуть, что его сын нуждается в том, чтобы его обучили хорошему поведению.

- Возможно, тебе следует поговорить об этом с Гарри, - слишком поздно замечая слабое покачивание головы Трейси, осмелился заметить Блейз.

- И создать для него еще большую головную боль? - нахмурившись спросила Дафна. - Мне итак в последнее время тяжело убедить его только подшучивать над Ноттом, а не проклясть его до безпамятства.

- Возможно, тебе следует позволить ему сделать это, - продолжил Блейз, все еще не убежденный. Он был все еще сильно зол на Нотта, возможно, главным образом потому, что они вместе с Трейси прибыли на помощь Дафне слишком поздно. И то, что Снейп позволил Нотту, в отличии от его дружков, остаться в Хогвартсе воспринималась им как пощечина. - Я уверен, Нотт заслужил это. Я невидел большего труса.

- Да, - на удивление кротко, согласилась Дафна. - Но Гарри и так по горло загружен делами в этом году. И ему явно не нужен месяц отработок у Снейпа за нападение на слизеринца.

- Ты хочешь защитить его, - прокоментировала Трейси, похлопывая Дафну по руке. - Это понятно.

Дафна была все-еще злой. Последние две недели истощили ее нервы и этим утром причина стала ясной. - И потом, подумай о Викторе Краме - подарке Мерлина для женщин. - Она с видимым отвращением выплюнула его имя. - Разве он понимает слово нет - мягко сказанное или буквальной выплюнутое в его тупую физиономию? Разве он поймет намек если я прокляну его вместо ответа на его снисходительное приглашение присоедениться к нему во время десерта? Нет, он по прежнему преследует меня, околачивается возле меня постоянно и раздражает не только меня, но и моих друзей, в особенности, Гарри. На прошлой неделе, я вынуждена была оттаскивать от него Гарри, чтобы предотвратить драку между ними. Гаррина злость из-за того, что я предотвратила драку и Виктор, который каким-то образом воспринял это как своего рода странный интерес с моей стороны. Р-р-р.

Вскрик ярости привлек внимание некоторых слизеринцев, но они стали поспешно отворачиваться когда Дафна, с полными бешенства глазами, прошипелла что-то в их сторону. После того, как она с легкостью победила Нотта на дуэли на ЗОТИ, унижая надменого парня, демонстрируя, как улучшились ее навыки с новой палочкой,они знали, что лучше с ней не связываться.

- Мне интересно, - вмешался Блейз, - Что думает Белл об его поведении.

Дафна поморщилась.
- Она не очень рада такому повороту событий. - Кети Белл, пара Виктора Крама на рождественском баллу была главной кандидаткой на роль его девушке, как минимум временной. С тех пор, как он стал преследовать ее, Дафна неоднократно замечала гневные взгляды вспыльчивой девушки направленые в сторону Виктора, а иногда и на нее. Как будто, я соблазняю его, про себя прорычала Дафна. Реакция Кети особенно ранила, поскольку, на протяжении всех лет учебы, Дафна восхищалась красивой атлетичной грифиндоркой и завидовала ей, поскольку та имела возможность играть за квиддичную команду.

- Как-то странно выглядит то, что он преследует тебя так открыто, зная при этом, что ты девушка Гарри, - произнесла Трейси.

- Кажется, это совсем его не заботит.

Поморщившись, Дафна наблюдала за тем, как некоторые студенты покидали большой зал. Скоро, они пойдут в Хогсмид. Эта суббота была последним шансом, чтобы преобрести подарки ко дню святого Валентина. Дафна не хотела говорить об этом, но этот день и поведение Гарри, а точнее отсутствие какого-либо поведения на этот счет, было главной причиной ее сегодняшнего настроения. Всего три дня осталось, а он до сих пор не пригласил ее. Да, она была уверена, что он хочет провести этот день с ней. Иначе не говорил бы он об этом с ее мамой, не так ли? Но девушка хотела, чтобы ее пригласили. И учитывая огромное количество ссор за последние дни, он не может просто надеяться на то, что она скажет да. Он неоднократно раздражал ее из-за того, что его вспышки гнева вернулись. Они решили загадку второго испытания и даже нашли способ дышать под водой. Но он, как собственно и ожидалось, был все еще сильно напряжен из-за испытания. И это проявлялось в его повседневном поведении, он терял спокойствие достаточно часто и Дафне это не нравилось. И они не целовались вот уже... Целую вечность. Она даже не могла вспомнить последний раз. Я хочу своего Гарри назад, простонала Дафна.

- Возможно, мне не следовало говорить Гарри о моих подозрениях, что драгоценность, которую надо найти это человек. Возможно, тогда бы он не был так напряжен в предверии второго испытания.

- Он все еще полагает, что они хотят спрятать его метлу? - спросил Блейз.

Трейси усмехнулась.
- Для него теперь появилось новое значение для "моя драгоценная палочка".

Дафна зарычала, но слабая улыбка скользнула по ее губам:
- Драгоценная метла, моей задницы.

Трейси наигранно выразила лицом свое отвращение по поводу использованых слов, а Блейз только усмехнулся.

Дафна некоторое время молчала, наблюдая за тем, как Уизли покидают грифиндорский стол. Близнецы и Рон были все еще в напряженных отношениях. Джинни с опущенной головой держалась близко к Рону. Несколько дней назад, Дафна говорила о ней с Невиллом. Но они так и не пришли к заключению, что с ней делать.

***

- Невилл, я правда хочу помочь ей. Возможно, как подозревает мама, это срабатывает мой целительский инстинкт.

- Или ты просто сочувствуешь ей, - мягко улыбнулся Невилл. - Я думаю, ей все еще сильно нравится Гарри. Конечно, в основном ее прошлое поведение было вызвано ее семьей и тем, что он мальчик, который выжил. Но я думаю, что ей на самом деле он нравится. И сейчас ей больно от осознания, что она потеряла друга или друзей. Гермиона все еще сохраняет дистанцию между ними, никогда не говорит с ней если Рон рядом. И конечно то, что близнецы общаются с нами, только сыпет ей соль на рану.

- Может причина частично и в этом тоже. Гарри не понимает. Он хочет быть вежливым с ней, но не более того. Он не видит причину, по которой важно быть рядом с ней сейчас, что уже сейчас необходимо сделать что-то. Но... Я не знаю, Невилл. Есть что-то... Я уверена, что ей необходимо сейчас доверие. С учетом постоянного давления из дома и тем, что практически никому из грифиндорцев, она сейчас не нравится, это должно сильно ранить ее.

- Да, - согласился Невилл, - Луна единственная, кто поддерживает хоть какое-то подобие дружеских отношений с ней. Но мне кажется, что Луна слегка не тот человек с которым ты захочешь обсуждать дела сердечные. Но, - Невил заколебался на мгновение. - Я ненавижу просить, но если она заслуживает этого? После всего того, что она сделала... Заслуживает ли она того, что из-за нее ты ругаешься с Гарри? Возможно, он прав и тебе следует просто подождать?

***

Была еще одна причина, о которой она не рассказала Невиллу и даже Гермионе, которая за последнее время стала для нее самой близкой подругой, даже ближе чем Трейси. В ауре Джинни, замаскированные, были едва видимы следы от использованных на ней заклинаний, некоторые возможно применялись за последние недели. Чтобы сказать точнее, она должна будет осмотреть ее более тщательно. Но это было невозможно из-за Рона, который пресекал всякую попытку поговорить с Джинни. И учитывая характер Гарри и глупости Гермионы, она не знала, как подступиться к разговору. Дафна беспокоилась за миниатюрную девушку, очень сильно беспокоилась.

Трейси слегка толкнула ее в бок и кивнула в сторону выхода из зала, где только что скрылся Гарри. Мгновение назад, он пристально смотрел на свою девушку. По видимому он хотел что-то сказать. Но он увидел, что она все-еще злится на него. Гарри полагал, что ее злость была вызвана Виктором и Джинни. Он вздохнул и покинул зал. Он подождет Невилла у входа.

Взявшись за руки, Гермиона и Невилл подошли к Дафне, их лица выражали беззаботность, какую они не чувствовали, находясь так близко к другим змейкам.

- Ты готова, Дафна? - с улыбкой спросила Гермиона, кивнув Блейзу и Трейси. - Я думаю Ремус уже ждет нас.

- Ремус? - переспросила Трейси.

- Профессор Люпин, - ответила Дафна. - Он сопровождает нас сегодня. Ну, знаешь, немного мужской поддержки. - Мимолетная улыбка скользнула по ее губам. Дафна подавила сожаления по поводу того, что она не проведет день с Гарри.

- А со мной и Гарри будет Тонкс, - произнес Невилл, зарабатывая рассерженный взгляд подруги.

- Да все в порядке, пока твои глаза не шарят по ее фигуре.

- Я не имею ни какого представления, о чем ты вообще говоришь, дорогая, - улыбаясь еще шире, ответил Невилл.

- Вы черезчур развязны сегодня, мистер Лонгботтом, - Гермиона свирепо взглянула на него, внутренне радуясь, что они смогли отвлечь Дафну. Беглого взгляда на подругу было достаточно, чтобы понять, как сильно она нуждается в отдыхе. Зная, как остановить ее, Невилл подался вперед и поцеловал ее.

- Фу! Как мерзко! Мог бы ты, Лонгботтом, целовать свою гряз... Маглокровку в другом месте? - вмешался Драко. Он все еще учился не произносить этого слова рядом со своей девушкой. Да и более самоуверенный Невилл заставлял его быть чуточку вежливее, чем пару месяцев назад, особенно, если учитывать крест Лонгботтомов, красующейся на плече Грейнджер, то оскорбление ее может восприниматься, как оскорбление семьи Лонгботтомов. Но по видимому, этого все-еще не было достаточно.

- Замолкни, Драко, - отругала его Астория, еще прежде чем Дафна и Гермиона смогли сказать хоть что-нибудь. - Веди себя хорошо, если хочешь получить несколько поцелуев в валентинов день.

Сестры Гринграсс улыбнулись и бросив взгляд на надутого Драко и помахав на прощание сестричке, Дафна проследовала за Гермионой к выходу из большого зала.

***

Хогсмид

- Просто игнорируй его, попытался успокоить Невилл друга. Гарри был напряжен с того самого момента, как они покинули Хогвартс и даже шутливая болтовня Тонкс не смогла изменить ситуации. Как назло, они еще повстречали Виктора Крама, выходящего из Сладкого Королевства с большим пакетом в руках. Тот не приминул воспользоваться ситуацией и произнес, обращаясь к Гарри:
- Для Дафны.

Невилл даже испугался, что его друг устроит драку с ним по среди Хогсмида. Не то, чтобы он опасался, что Гарри проиграет в этой драке. На против, он был уверен, что дуэль закончилась бы полной победой грифиндорца. Но как и Дафна, он хотел уберечь Гарри от проблем, особенно, с учетом того, что до дня святого Валентина осталось несколько дней.

- Дафна знает о твоих планах на день святого Валентина, - спросил Невилл, пытаясь отвлечь друга от мерзавца из Дурмстранга.

Гарри неопределенно пожал плечами:
- Я полагаю, что нет. Еще не говорил с ней об этом.

Невилл задумчиво взглянул на него, и медленно кивнул. Запоздалая мысль пришла Невиллу в голову и он спросил:
- Но она ведь знает, что ты намереваешься провести вечер с ней?

Смущенный Гарри уставился на него:
- Естественно. Она же моя девушка. С кем же еще я должен проводить этот вечер? - Хотя он не был слишком уверен по поводу того, что она его девушка. Он только надеялся, что не испортил все слишком сильно своими приступами ярости.

- Я имею в виду, пригласил ли ты ее? - продолжил Невилл.

- Определенно пригласил, не так ли, Гарри? - спросила Тонкс. Видя, что Гарри был все-еще смущен, она пояснила:
- Ты же определенно сказал что-то вроде: Дафна я очень сильно хотел бы провести день святого Валентина с тобой. Окажешь ли ты мне честь согласившись быть со мной в этот день?

- Но, - побледнел Гарри. Он что опять начал мямлить? - Но зачем... Я хочу сказать... Она же моя девушка. Я думал, что довольно-таки естественно, то, что я хочу провести этот день с ней. - Спустя некоторое время неловкого молчания он прошептал:
- Я не могу представить себе, что могу провести этот день без нее.

- Не слишком ли он досаждал ей? Он видел ее выражение лица сегодня за завтраком. Видел с какой злостью она тыкала вилкой в яичницу, как шипела на слизеринцев. На мгновение, леденая рука сжала его сердце, стоило ему подумать, что он может провести этот день не с ней. Он хотел реабилитироваться за свое поведение. В конце-концов, ведь это не ее вина, что Виктор ведет себя, как придурок. Она даже никогда не подстрекала его к такому поведению.

- Тебе правда надо попросить ее, Гарри, - улыбнулась Тонкс. - Я уверена, что она думает и чувствует тоже, что и ты. Но девушки хотят, чтобы их приглашали. Девушка хочет знать, как важна она для тебя.

- Хорошо, кивнул Гарри со слабой улыбкой, - я приглашу ее. Завтра, когда мы встретимся для изучения заклинания патронуса, я спрашу ее.

***

- Как твои тренировки с Хмури? - спустя некоторое время спросила Тонкс. Они побывали в Сладком Королевстве, Зонко и в местном книжном магазине. Гарри даже нашел милую заколку из серебра и бирюзы, которую он намеревался подарить Дафне . Теперь они сидели в Трех Метлах, попивая сливочное пиво, и, обсуждая, что еще надо сделать до возвращения в Хогвартс.

Только раз, они видели Ремуса, Дафну и Гермиону. Грифиндорка помахала им, а Дафна слегка улыбнулась Гарри, слабо, но этого хватило, чтобы в груди у юноши потеплело. Не все было потеряно.

- Я слышала, что ты стал дополнительно заниматься с ним по ЗОТИ. - Тонкс была любимой студенткой Хмури во время обучения в аврорате. Ей сильно нравился сердитый старый аврор. Постоянная бдительность - его девиз не раз помогал ей в ее короткой аврорской деятельности.

Гарри вздохнул. Невилл молча наблюдал за своим другом. Они говорили об этих уроках и он знал, что Гарри думает о них.
- Мне не нравятся эти уроки, - удивил он Тонкс. - Я не уверен, что мне стоит их продолжать.

- Она была сильно удивлена. Изматывающие уроки Хмури были любимыми у Тонкс и она ожидала от Гарри того же, особенно, с учетом того, что он знал какая опасность его подстерегает в ближайшем будущем.

- Он слишком охотно применяет грубую силу, - объяснил Гарри спустя мгновение. - Ты сама прекрасно знаешь, как министерство относится к использованию разрушающих проклятий отличных от обезаруживающего и ошеломляющего. Мнение Дамблдора почти такое же если не жестче. Он всегда ожидает, чтовы готовы повернуться к тьме, если используете заклинание ну скажем хотябы Reducto в сражении.

- Знаю, - вздохнула Тонкс. - И я понимаю их причины. Но не может быть, чтобы ты неохотно использовал силу. Особенно, в большом сражении ты должен вывести своего врага из строя. Ты не можешь потратить много сил просто, чтобы оглушить его, а в следующий момент он вернется в бой после Enervate от своих союзников.

- Знаю, - прорычал Гарри и добавил спустя мгновение:
- Прости. Я знаю, но все же.. Это должно быть последним доводом. Я не думаю, что ты должна использовать только эти заклинания. - Не глядя на Тонкс, Гарри продолжил низким голосом:
- Он пытается научить меня режущим проклятиям. Он трансфигурирует объекты в животных и заставляет меня использовать на них эти заклинания.

Тонкс абсолютно не понравились эти новости. В таком методе был смысл, только в том случае, когда было необходимо продемонстрировать эффект от заклинания на живом существе, не причиняя явного вреда. Но ведь он всего-лишь четырнадцатилетний мальчик. Для него это слишком. И если такие тренировки тревожат Гарри, то они могут оказать обратный эффект спустя продолжительное время.

- На прошлом занятии он повторил свой урок с пауками. - Теперь Невилл навострил уши. - Но в этот раз он приказал мне наложить на них империо.

Тонкс побледнела. Это было черезчур опрометчиво. Вещи подобно этому могут отдалить друг от друга Гарри и Хмури. Знает ли директор об этом? Тонкс полагала, что он и попросил Хмури начать эти занятия. Они были друзьями уже долгое время и когда отношения Гарри и Дамблдора дали трещину пришла пора выдвигаться вперед Хмури.

- Я поговорю с ним об этом, - пообещала Тонкс и Гарри, слабо улыбнувшись, слегка расслабился. У тонкс не хватило духу сказать ему, что скорее всего она не добьется ни какого успеха в этом вопросе. Хмури всегда был своевольным и хотя ему нравилась Тонкс, но тем не менее, он не уважал ее достаточно сильно, чтобы прислушаться к ее мнению. Вторая причина по которой она спросила про тренировки была ее посещение Хогвартса прошлым вечером. Она вместе с Хмури и Минервой провели этот вечер, обмениваясь историями из прошлого. Если быть точной, то истории рассказывали Хмури и Минерва, а она только слушала. Было интересно, но вместе с тем, странно. Хмури был тем же Хмури, каким она знала его по их тренировкам. Но при этом это был не он. Он не использовал его старое прозвище для нее. Он забыл ряд происшествий на тренировках. Происшествия благодаря которым она прославилась своей неуклюжестью. Он несколько раз пил из своей фляги и ушел раньше чем ожидалось. Нет, ее наставник изменился. Она сообщила об этом Минерве и та согласилась.

- Ты знаешь, что у Аластора были серьезные проблемы несколько лет назад? После того, как он потерял свой глаз, он употреблял слишком много обезболивающих зелий и зелий сна без сновидений. Некоторые время, мы опасались, что у него появится зависимость от них. Он смог избавиться от них только после нескольких серьезных разговоров с Поппи.

Тонкс не знала этого. Возможно ли, что Хмури стал использовать обезболивающие снова? Это могло бы объяснить его постоянное питье из фляги. Но она не осмелилась спросить, и тем более, она не осмелилась вскрыть флягу без его ведома. Но Минерва обещала присмотреть за ним в будущем. К счастью, она могла помочь ему.

***

Хогвартс, большой зал, 12 января, завтрак.

Воскресное утро, какое прекрасное утро, размышлял Гарри. Он встал сегодня довольно рано, что было не обычно для него, поскольку, он любил поспать по дольше в выходные, если ему конечно позволяли. Если его не поднимают ранние квиддичные тренировки или ворчащая Гермиона заставляющая делать домашнее задание. Но сегодня он был просто слишком счастлив. Слишком ему нетерпелось увидеть ее, извиниться за то, что был мерзавцем все эти дни. Сидя за грифиндорским столом вместе с Невиллом и Гермионой, он игнорировал разговоры друзей и вновь и вновь прокручивал в голове те слова, которые намеревался сказать. На его лице сменялась гамма эмоций: задумчивость, немного злости, но в основном счастье, когда он бормотал про себя варианты извинений и признаний в любви. Невилл с Гермионой перестали разговаривать, поняв, что давно потеряли Гарри и попытались вовлечь его в беседу. Теперь они наблюдали за ним, воодушевленные, заметив серьезные изменения по сравнению со вчерашним ужасным настроением. Гермиона потвердила заявления Невилла и Тонкс, что Дафна ожидала от него приглашения заранее. В некотором смысле намека на то, что она должна выглядеть по особому во вторник или следует ли ей надеть платье или что-то другое, что соответствовало бы его планам. Гарри почувствовал себя идиотом, что заранее не подумал об этом. Он хотел провести день с Дафной в секретной комнате, про которую ему рассказывала мама. И естественно, Дафне следует одеться особенно красиво. С другой стороны, Невилл подготовил нечто в теплицах, где уже не подойдет изысканная одежда.

- И обязательно скажи ей, что ты не злишься на нее из-за Виктора, - произнесла Гермиона. - Да и изъявление в любви не повредит. Я уверена, она нуждается в них после последних недель.

Он весело покачивал ногами, пальцы выстукивали ритм какой-то песни. Гарри не отрывно смотрел на вход. Определенно она... Там. Дверь вновь открылась и Дафна вместе с Трейси и Блейзом вошла внутрь. Ее черные волосы были собраны в обычный хвост, на лице отсутствовал макияж и вообще, она выглядела изможденной и, казалось, плохо спала прошедшей ночью. Трейси что-то говорила ей, а Дафно просто кивала время от времени, явно слишком вымотаная, чтобы слушать или ее просто не заботила тема разговора.

- Самое время, - прошептал Невилл.

На мгновение чувство не уверености накрыло Гарри.
- Может мне следует подождать до обеда? - Он уставился на слизеринский стол полный учеников. Друзья без слов знали, что ему не нравится идея говорить с Дафной в окружении ее софакультетников.

- Я думаю она оценит, если ты поговоришь с ней сейчас.

Гарри кивнул, схватился за край стола и несколько раз глубоко вздохнул, успокаиваясь. Наконец, он встал и послал друзьям вялую улыбку. Как только он встал из-за стола, он увидел фигуру движущуюся в сторону слизеринского стола, к Дафне. Почти бегом он направился к слизеринскому столу вслед за чемпионом Дурмстранга, но достиг его секундой позже. Виктор просто вручил Дафне конверт. Он самодовольно усмехнулся Гарри и безшумно произнес "опоздал", пока смущенная Дафна, едва скрывая отвращение от приглашения Виктора, наблюдала за парнями. Но Гарри не видел ее лица, не понял, что ему просто надо оставаться спокойным и смотреть шоу. Он видел перед собой только своего соперника, его самодовольную усмешку и вшивый конверт. Молча он выхватил конверт из рук Дафны и помахал им перед носом Виктора.
- Что это?

- А ты как думаешь, что это? - усмехнулся Крам, краем глаза наблюдая, как Дафна начинает злиться не только на него, но и на Гарри тоже. Полностью забыв про окружающих его слизеринцах, Гарри вскрыл округлый конверт, отшвырнул обертку, полностью проигнорировав громкий вскрик Дафны. Как и ожидалось это было приглашение Дафне провести с Виктором день святого Валентина. В ярости, Гарри швырнул письмо в лицо Краму. Навыки ловца позволили Дурмстранговцу схватить письмо и черезчур преувеличенным жестом вручить его обратно аддресату.
- Миледи.

И снова Гарри выхватил письмо, на этот раз поцарапав руки Дафны, но не замечая этого. Сейчас он видел только красный туман окутывающий все вокруг.
- Ты не можешь идти с Дафной, прорычал он. Гарри разорвал письмо на кусочки и кинул их в лицо Виктора.
- Дафна со мной.

- Гарри Джеймс Поттер. - Ее голос оказал эффект ледяной воды. Ему было достаточно взглянуть в лицо Гермионы, которая вместе с Невиллом уже подошла к столу слизеринцев, чтобы понять, что у него большие неприятности. - Это мое и только мое решение с кем мне проводить время. Это было мое письмо, не твое. Если ты намереваешься играть роль собственического мерзавца, то у меня есть лучшие идеи, как провести вечер вторника.

Гарри повернулся и уставился на нее, только сейчас осознав, как его поведение выглядело в ее глазах. Он хотел извиниться за прошедшие недели, а не демонстрировать ей очередную вспышку гнева, как семилетнее дитя.
- Дафна, мне...

Она жестом прервала его:
- Не сейчас, Гарри, не сейчас. - Дафна развернулась и ушла, оставляя позади ошеломленного парня. Трейси и Блейз поспешно проследовали за ней. Усмешка Виктора и смех слизеринцев еще больше играли на нервах.

- Заткнитесь, - прорычал Гарри.

- Или что, казанова ты наш? - усмехнулся Виктор.

- Оставь ее в покое, - прорычал Гарри, приходя в бешенство. - Она моя девушка.

- Теперь, я так не думаю, - усмехнулся Виктор, - как думаешь, Драко?

- Драко, сидящий не подалеку с Асторией, в ответ усмехнулся:
- Видимо, к Дафне начинают возвращаться чувства. Кто вообще захочет быть девушкой Поттера? - Астория наблюдала за обменой репликами в потрясенном молчании. Она была невероятно зла, но к своему удивлению не на Гарри, а на Виктора и Драко. Разве не мило, как Гарри яростно защищает ее сестру? И ей стало немного грустно. Дафна не заслуживает всего этого. Внезапно, Гарри достал свою палочку, но не направил на Виктора, просто готов был пустить ее в дело.
- Оставь ее в покое, Виктор.

Остальные слизеринцы поспешно отодвинулись, давая больше пространства двум парням, когда увидели, что Крам также достал свою палочку.

- прекратите это безобразие, - проорала Гермиона. Гарри скользнул по ней взглядом и к своему облегчению увидел, как Невилл оттаскивает ее в сторону. Быстрое движение. Гарри едва уклонился от летевшего в него красного заклинания ошеломления.

- Задай ему перцу! - проорал Драко, занимая защитное положение за столом.

Два заклинания, обезоруживающее и ошеломитель, Гарри поспешно блокировал Protego. Его рефлексы вступили в силу. Уклоняющийся, быстро создающий защиту и быстро движущийся, Виктору было невозможно попасть по нему. Затем, он стал нападать сам. Но он не хотел просто выиграть. Гарри хотел стереть с его лица самодовольную усмешку, хотел унизить его перед всеми. Каждый раз, уклоняясь от очередного заклинания, он посылал в него жалящее проклятие. Некоторые проходили мимо, но большинство попадало в цель. Теперь он получил свое за долгое приставание к Гермионе и Дафне. Эти маленькие проклятия, не вредили Виктору, но выводили его из колеи. Этого не могло быть. Этому мальчишке было всего-лишь четырнадцать. Победа должна была быть легкой. Очередное жалящее проклятие настигло его и он разразился серией режущих проклятий. Теперь он не играл. Первые два проклятия поглотила защита Гарри, от третего он должен был уклониться. Он усмехнулся, демонстрируя противнику, как мало его заботят его проклятия, как в этот момент громкий вскрик оповестил, что проклятие настигло одного из зрителей.

- Астория!

В другой ситуации, Гарри обратил бы внимание на заботливые нотки в голосе Драко, но сейчас он почувствовал только гнев и сожаление. Это была его вина. Если бы он не достал палочки, то этой дуэли не было. Из-за него, младшая сестра Дафны... Нет! Его младшая сестра была ранена. В этот момент первые преподаватели вошли в зал, но слишком поздно. Но Гарри не ждал. Вспомнив уроки Анны, он соорудил новую защиту, более мощную. Он позволил эмоциям, ярости на Виктора и желанию защитить Асторию, вливаться в его заклинания. больше ни каких уклонений, размышлял Гарри. Бронзовая, почти материальная защита поглощала все заклинания Виктора: обезаруживающие, ошеломляющие и режущие, в то время, как сам Крам был не в состоянии избежать заклинаний Гарри. В то время, как профессор Макгонагалл почти достигла места драки, ее призывы прикротить сражение были проигнорированы обоими мальчишками, Гарри запустил скамью под ноги Виктора. Старший юноша потерял равновесие и не смог избежать следующего заклинания. Обезоруживающее откинуло в сторону палочку Крама, а средней мощности Reducto , не достаточно сильное, чтобы реально ранить Виктора, но тем не менее, не безвредное, припечатало дурмстранговца о стену. Выведеный из строя, Крам сполз на пол, а вокруг стояла ошеломленная тишина. Потрясенная Минерва оглядела раненую Асторию и безчувственного Виктора Крама. Молча Гарри предложил ей свою палочку и она, зло взяв ее, убрала подальше. Холодно глядя на ошеломленных студентов, очевидно, в ярости от того, что никто не вмешался и не прекратил драку, она приказала им отнести Асторию и Виктора в больничное крыло.
- Следуйте за мной, мистер Поттер,. К директору.

***

- Гринграсс!

Ее крик не на секунду не замедлил Дафну. Она была по пути в больничное крыло, побежав туда сразу, как только услышала от Панси и Миллисент, что ее маленькую Торри ранел этот дурмстранговский осел.

- Гринграсс!

- Ррр...

Она заорала от боли когда чья-то рука схватила ее за волосы, пытаясь остановить. Это была Кэти Бэлл, которая теперь орала ей в лицо:
- Прекрати это Гринграсс. Перестань соблазнять моего парня. Он...

- Заткнись! - проорала в ответ Дафна. - У меня сейчас нет времени на эту ерунду. - Она попыталась отвернуться, но Бэлл остановила ее, схватив за руку. Грифиндорка была старше и сильнее и поэтому у нее не оставалось другого выхода, как убедить ее.

- Бэлл, я никогда не заигрывала с ним. Я неоднократно говорила ему нет. Мерлин, да он мне даже не нравится. А теперь, оставь меня в покое, мне надо спешить в больничное крыло.

Но Кэтти была слишком зла. Нет, ее злость была направлена в основном не на Дафну, но она была ближайшей на ком можно было выпустить пар.
- Ты должна была сделать что-то. Он бы никогда не бросил меня, не сказав не слова, и не стал бы преследовать тебя, зная, что ты девушка Гарри. Что сука, одного парня тебе мало?

Нет, не бесмысленное обвинение и не оскорбление послужили причиной резкого ответа Дафны, она просто торопилась поскорее увидеться с сестрой. Режущее проклятие ударило в нее, сказала ей Панси, проклятое темное режущее проклятие. Она должна как можно скорее увидеть ее, помочь ей. Это была ее вина, что парни подрались. Если бы она не ушла, этого бы никогда не случилось. Потрясенная Кэтти, испытала на себе реакцию, которую она ни как не ожидала от этой девушки. Она не стала поливать ее грязью в ответ, не стала оправдываться, царапаться или вырывать ее волосы. Вместо этого, Дафна ударила ее кулаком под ребра. В следующее мгновение, весь воздух вылетел из Кэтти и она отпустила руку слизеринки. Та еще несколько раз не сильно, но с невероятной точностью ударила ее. Один из ударов попал в солнечное сплетение и на этом драка была окончена. Но Дафна была слишком зла, чтобы остановиться. Ее последний удар угодил Кэтти в левый глаз и отправил ту на пол. Оставив тяжело дышащую грифиндорку друзьям, а точнее близнецам, которые безуспешно пытались разнять их. Дафна развернулась и поспешила прочь.

***

- Я должна помочь ей, Поппи.

- Нет, Дафна, - попыталась медсестра успокоить девушку, но безуспешно. - Она спит. Проклятие почти обезврежено и я дала ей кровевостанавливающее. Через неделю, она будет как новенькая.

Дафна уставилась на сестру. Она была такой бледной. К своему огромному удивлению, она увидела сидящего рядом с ней Драко и на его лице отсутствовала привычная презрительная усмешка. Он казалось, боролся с собой, чтобы не начать обвинять ее и пытался выглядеть спокойным. Драко знал, что и его можно обвинить в этой ситуации. Ему так нетерпелось увидеть, как Крам побьет Поттера, увидеть проклятого злотого мальчишку валяющегося на полу. И пока он спрятался за столом, он не видел чем занимается Астория. Мне следовало защитить ее, размышлял он с сожалением.

- Пожалуйста, Поппи, дай мне помочь ей.

- Я не знаю как Дафна. Нам остается просто ждать.

Со вздохом, Дафна достала палочку и наложила на сестру несколько диагностирующих чар.
- Проклятие не обезврежено полностью, я вижу его остатки. И порезы не затянулись полностью.

- Я знаю, - ответила Поппи слегка задетая тем, что Дафна не доверяет ее способностям. - Мы должны дождаться пока ее магическое ядро разрушит до конца проклятие и после этого я смогу затянуть порезы. Это по настоящему темное проклятие. Я не ожидала, что студент может знать подобные вещи.

- Ему обучают в Дурмстранге, - угрюмо заметил Драко. Он разговаривал о нем с Виктором неделю назад. Теперь он чувствовал себя глупцом, что мог вообще завидовать ему.

- Я могла бы помочь ей. Мое магическое ядро могло бы помочь ей побороть проклятие. Ты могла бы излечить ее гораздо раньше. И с двумя связанными телами, ты сможешь использовать больше исцеляющих и кровевостонавливающих зелий.

Поппи побледнела. В каком-то смысле Дафна была права. Одно тело может вынести только определенное количество зелий. Если она могла бы использовать двойное количество зелий, это реально помогло бы. Но был лишь один путь сделать так.
- Ты имеешь в виду...

- Да, то заклинание, о котором мы говорили. Sanguis Familiae с помощью него я смогу связать наши магические ядра и циркуляцию крови. Пожалуйста, Поппи, ты знаешь, что это безопасно, просто... Необычно.

Драко внимательно слушал. Он никогда не слышал о таком заклинанием, но в этом не было ничего удивительного. Похоже было на то, что это заклинание ни кто не смог бы использовать в его семье, ну за исключением, может быть, мамы. Она всегда была слишком мягкой и заботливой для малфоев.

- Это черезчур необычно, Дафна. И его можно использовать безопасно, только в легчайшей форме. И даже в этом случае, оно может оставить тебя в постели на несколько дней.

- Я хочу сделать это, Поппи. Я не могу просто ждать. Из-за меня они подрались, из-за меня она ранена. Я просто должна помочь.

Поппи знала, что Дафна слегка преувеличивала. Ранения хоть и серьезные не представляли угрозы для жизни. Запасясь терпением, она могла просто дождаться естественного выздоровления. Но она понимала, почему она хочет помочь и она была права, использование заклинание подобным образом было безопасно. Оставаться пару дней в постели не самое плохое, что могло с ней случиться, особенно если учесть, что мальчишки получили отработки. У них будет возможность поостыть.

- Хорошо, мы используем заклинание. Мистер Малфой пожалуйста, оставте нас на некоторое время. нам нужно подготовить мисс Гринграсс.

***

Хогвартс, теплицы, ближе к вечеру.

Звучала мягкая музыка. Дафна приготовила ее за неделю, за несколько дней до инцидента. Невилл вздохнул. Это был прекрасный полдень. Блейз и Трейси помогли ему с Гермионой подготовить все для дня святого Валентина и они изо-всех сил пытались наслаждаться этим днем. Он начал этот день с букета цветов - крайне редкого вида орхидей - и обещанием позаботиться о нем. Гермиона мягко улыбнулась, осознавая, что ни один цветок, особенно такой редкости, не выживет в ее заботливых руках. На ней были бежевого цвета брюки и темно-красная блузка, одновременно элегантная и достаточно практичная для того, чтобы находиться в теплице, в которой Невилл, с разрешения мадам Спраут, сделал все приготовления к этому дню. Сидди с большим интузиазмом обслуживала их за столом и им неоднократно приходилось отсылать ее, чтобы побыть некоторое время одним.

- Все будет хорошо.

Невилл знал, что Гермиона до конца сама не верила в это. Она просто хотела успокоить его. Но у него перед внутренним взором были их лица.

Астории и Дафны обе бледные - к счастью проклятие было разрушено после дня связи между сестрами и мадам Помфри смогла закрыть раны. По ее словам, состояние девушек было гораздо лучше чем их вид и они смогут покинуть больничное крыло спустя два-три дня.

Гарри, шокированое и полное угрызений совести - как и ожидались оба парня были приговорены к неделям отработок. Они также лишились по пять баллов в их турнирном счете - не то, чтобы это представляло хоть какой-то интерес для Гарри. Он не получил ни какого вопилера от Роксаны, абсолютный контраст по сравнению с поведением, которого можно было ожидать от Молли Уизли и Августы Лонгботтом, но знал как сильно его мама была разочарована. Он не смог навестить ее в больничном крыле в дневное время суток, не нашел в себе достаточной храбрости встретиться с ней, когда она бодрствовала. И только по ночам, как заметил Невилл, он уходил, спрятавшись под мантией невидимкой.

Джинни, еще более унылое чем до инцидента - Невилл был в шоке, узнав, что она послала открытку Гарри на день святого Валентина. Как она могла? Неужели она ожидала какой-то другой реакции? Отличной от случившейся? Гарри был в ярости и готов был ударить ее. Джинни была сломлена, и до Невилла потихоньку начинали доходить причины беспокойства Дафны о ее состоянии разума. Особенно, после того, как он услышал от близнецов, что идея послать открытку принадлежала их матери.

Кэти - она была единственным лучиком надежды в эти дни. Поппи легко смогла залечить фингал под глазом и другие синяки. После этого, как рассказала Дафна, она подошла к ее кровати и извинилась. Теперь предстаяло увидеть, какими будут отношения Виктора и Кэти после всего этого. Невилл надеялся, что она наконец поймет, каким мерзавцем тот был.

- Все будет в порядке.

Вновь прошептала Гермиона и прервала его угрюмые размышления поцелуем.

***

Тоже время, где-то в Хогвартсе.

Ему очень нравилось когда его планы шли гладко. Несколько чар, одно зелье и несколько во время произнесенных слов и этого оказалось достаточно, чтобы взорвать маленькую счастливую семью. Он был крайне аккуратен, особенно с чарами. Он давно уже усвоил, что лучше всего накладывать заклинания на площадь или объект, а не на самого человека. Эффект тот же, а подозрений и намеков ни каких. Он должен был быть особенно аккуратен рядом с сукой Гринграсс. Ранения ее младшей сестры были неожиданными, но стали приятным бонусом. Если бы только проклятие было хуже. Она бы во всем обвинила Гарри и после использования этого редкого кровного заклинания, она даже не смогла бы проводить время рядом с ним. Как хорошо. Он был впечатлен, увидев, как Поттер легко побил Крама. Тренировки с Хмури оказывают положительный эффект. Но возможно, ему следует убедить Хмури слегка сбавить темп. Его слова: "Прекрасный бой, Поттер, но в следующий раз не сильно сдерживай себя от использования настоящих проклятий" - определенно, оказали негативный влияние на мальчишку.

Он удовлетворенно потер руки. Да, одна фаза прошла успешно. Теперь ему необходимо дождаться второго задания, чтобы начать вторую фазу. Возможно, ему следует уделить свободное время для небольшой беседы с мисс Скитер.

@темы: ГП/ДГ, Фанфик, Перевод, Гарри Поттер

18:03 

Второй шанс. ГП/ДГ. Глава 35.

Второе испытание. Часть 1

Хогвартс, большой зал, обед.

- Я никогда не говорила ничего подобного.

Пронзительный голос Панси разрушил тишину окружавшую четверых друзей. Она шмякнула газету на стол, едва не опрокинув чашку чая Дафны.

Был день на кануне второго задания и они вместе сидели за грифиндорским столом. Дафна вместе с Невиллом, а в некотором отдалении от них Гермиона с Гарри. Неоднократно, Дафна и Гарри бросали друг на друга взгляды, но при этом они до сих пор не разговаривали.

Прошедшая неделя и так была ужасной, внутрене простонала Гермиона, я не хочу повторения. После испытания, нам с Невиллом следует запереть их в чуланчике для метел до тех пор, пока не услышим характерные звуки поцелуев.

В пятницу на прошлой неделе, мадам Помфри позволила сестрам покинуть больничное крыло. Они были полностью исцелены за исключением приказа расслабиться на выходных. Невилл и Гермиона были по настоящему впечатлены тем, что Дафна смогла использовать заклинание Sanguis Familiae и связь, и без того крепкая, между сестрами стала еще более крепкой после происшествия.

Гарри извинился перед девушкой и та вежливо приняла извинения. Со стороны казалось, что не смотря на события, девушка стала относиться к Гарри лучше чем до того. Гермиона даже несколько раз ловила Асторию когда она наблюдала за Дафной с Гарри с мягкой улыбкой на губах.

Но до сих пор, Гарри и Дафна не разговаривали друг с другом. Было отчетливо видно, как обоих мучают угрызения совести и как они изо всех сил пытаются подавить в себе это чувство. Оба хотели помериться. Но оба были слишком упрямы, чтобы начать разговор или просто извиниться.

Гарри проводил все время после уроков с Гермионой, которая помогала в подготовке ко второму испытанию. Плохое настроение парня даже помогало в процессе подготовки. Он скучал по Дафне. Да, Гермиона сильно помогала и была хорошим преподавателем, но все же ему больше нравились методы Дафны, особенно награды. Гермиона сказала ему, что Дафна ежедневно спрашивает о его успехах и что по прежнему заботится о нем.

Эта новость помогла ему, когда Виктор стал приставать к Дафне снова. Он неоднократно возникал рядом с их столом и игнорировал отказы Дафны и свирепые взгляды Гарри. По видимому, он расчитывал на то, что Гарри не начнет вторую драку, не осмелиться подвергнуть опасности очередного зрителя. И определенно, он не осозновал тот факт, что своим поведением лишился всякого уважения и симпатий, особенно после того, как Астория сказала, что он даже не извинился перед ней. Виктор прекратил вести себя подобным образом только после вмешательства друзей Дафны.

***

Два дня назад

Два дня назад Виктор вновь появился рядом с девушкой, пытаясь ухаживать за ней. Гордо вышагивая, как павлин, самодовольно улыбаясь Гарри, он нес в руках красную розу - цветок, который Дафна начинала ненавидеть - и, определенно, намеревался начать один из своих ужасных монологов на тему "леди моего сердца".

Дафна, не обращая на него ни какого внимания, наблюдала за реакцией Гарри. Она знала, что гермиона, стала отбирать у Гарри палочку перед принятием пищи тем самым пытаясь хоть как-то помочь сохранить спокойствие. Она видела каких усилий ему стоило удержаться от новой драки. Возможно, ей следовало разрешить Гарри... Нет, надо выбросить эту эгоистичную мысль из головы, она не собиралась вовлекать Гарри в еще большие неприятности, ради того, чтобы избавиться от этого придурка. Но два дня назад, что-то изменилось. Улыбаясь Дафне и посматривая на Гарри, в ожидании новой атаки, он неожидано был застигнуть в расплох когда Гермиона преградила ему путь, встав между Дафной и ее Жигало.

- Expelliarmus!

Гарри был горд быстротой и точностью заклинания, наблюдая как Виктор лишается палочки. Чемпион Дурмстранга пришел в ярость и хотел было с силой отобрать палочку назад, но остановился, заметив выражение лица Невилла и направленную в его пах палочку. Гермиона не дрогнула и не отступила перед пугающей фигурой Крама. Вместо этого, она свирепо смотрела на него, на ее лице были написаны решимость и отвращение:
- По видимому, мистер Крам, у вас серьезные проблемы со слухом. Я советую посетить наше больничное крыло. Леди сказала нет. Она сказала нет неделю назад, вчера и точно также скажет нет завтра. Начиная с этого момента, вы, мистер Крам, будете держаться по дальше от нашей подруги Дафны. Вы не будете разговаривать с ней, вы не будете с вожделением пожирать ее глазами и определенно, вы больше не будете посылать ей ни цветы ни другие подарки до тех пор, пока она явно не продемонстрирует вам изменения в своем к вам отношении. Каждый раз, когда вы будете вести себя против этой директивы, вас будет настегать возмездие.

Полностью игнорируя кипящего от злости парня, Гермиона повернулась к Дафне:
- Я надеюсь, что это в твоих интересах, Дафна?

Потрясенная решимостью Гермионы, ее злым взглядом, Дафна могла только кивнуть.

- Вот и прекрасно, - улыбнулась Гермиона. - Идите своей дорогой, мистер Крам. Возможно, вам следует использовать свободное время для подготовки ко второму испытанию. Возможно, у вас еще есть шансы занять второе место. - Ей не нужно было объяснять, кого она ожидает увидеть победителем турнира.

Свирепо глядя на Гермиону, Виктор забрал у нее палочку и спрятал в карман. Тщательно следившая за каждым его движением девушка была удивлена, что он не сделал попытки напасть на нее. Причина этого стала ясна, когда он обратился к кому-то за ее спиной.

- И вы позволите этому случиться, не произнеся ни слова? Позволите студенту напасть на меня без всякой провокации с моей стороны?

Гермиона внутрене застонала, осознав, что мадам Спраут была рядом во время разговора.

- Естественно, не оставлю. Мисс Грейнджер, я сильно разочарована. - Она остановила друзей Гермионы, пытавшихся объяснить ситуацию. - Подшучивание над студентами это то, что я ожидала бы от близнецов, а не от вас. Пять балов с Грифиндора за заклинание примененое в коридоре.

Гермиона моргнула. Подшучивание, заклинание в коридоре? Гермиона ожидала совсем иного наказания и судя по физиономии Крама, тот также не ожидал такой реакции.

- Вы же не серьезно?

- И снова вы правы, мистер Крам. Я совершенно забыла: Мистер Лонгботтом... Десять балов Грифиндору за то, что были готовы вступиться за друга, как преданный Хаффлпафец. Как плохо, что вы не принадлежите моему факультету. - Невилл не смог сдержать усмешки, когда он благодарил своего любимого преподавателя.

- А теперь, мистер Крам, отправляйтесь по своим делам. И помните о директиве мисс Грейнджер, касающейся мисс Гринграсс. - На мгновение она сузила глаза и продемонстрировала себя с той стороны, с который последний раз ее видели пожиратели смерти во время финала кубка мира по квиддичу. - Если я только услышу, что вы ведете себя по прежнему или если будут хоть какие-то намеки на нападение на мисс Грейнджер или мистера Лонгботтома, мы с вами вновь встретимся. И будте уверены я заставлю вас пожалеть о подобном ребяческом поведении.

Кипящий от бешенства Крам развернулся и, игнорируя широкие улыбки окружающих, вышел из зала. Даже мадам Спраут позволила легкой улыбке скользнуть по ее лицу. Пришла пора кому-нибудь поставить этого гордого мальчишку на место.
- И мисс Грейнджер, пять балов Грифиндору за отменно выполненое заклинание Expelliarmus. - На последок улыбнувшись, она покинула друзей.

- Это было потрясающе, Гермиона, - воскликнул Гарри. Его подруга все-еще пыталась успокоить бешенно-колотящееся сердце.

- Еще несколько месяцев рядом со мной, и ты будешь не плохой слизеринкой, - со слабой улыбкой согласилась Дафна. К счастью, Гермиона не слышала ее замечания, поскольку выказывала Невиллу благодарность, за защиту, страстным поцелуем.

***

Наше время

- Ты должна поверить мне, Дафна, - надулась Панси. Дафна рассеяно похлопала Панси по руке и взглянула на заголовок статьи. В газете была опубликована ужасная статья Риты Скитер посвященная Дафне Гринграсс.

***

Слизеринская девушка играет их сердцами?

Вчера Гарри Поттер, сегодня Виктор Крам, а завтра Седрик Диггори?

***

Статья подробно рассказывала о том, как Дафна Гринграсс - девушка с ни чем не примечательной внешностью и лишенная всякого таланта - соблазнила бедного золотого мальчика , а неделю спустя испытала свои сомнительные чары на чемпионе Дурмстранга - Викторе Краме.

Причиной реакции Панси были некоторые якобы ее цитаты в статье. Якобы она рассказала Рите Скитер о Дафне и что она могла соблазнить мальчика, который выжил только с помощью любовного зелья. Сразу за этим шла цитата Драко - "она просто стравливает парней друг с другом, грязная стерва, поскольку, ни кто обладающей хоть каплей вкуса не захотел бы быть ее парнем" - И другая от Джинни - "Вы даже не можете представить как сильно она изменила бедного парня. Она даже настроила его против самого верного друга - моего бедного брата Рона." Статья заканчивалась вопросом когда - не если - дафна попытается соблазнить Седрика Диггори.

Подводя итог, Гарри нашел статью забавной. Никто, обладающий зачатком разума, не поверит в эту статью. Возможно, кто-то вроде Молли Уизли и поверил бы этой статье, но что-то значащие люди не поверят в эту чушь. Только часть про не примечательную внешность и лишенную всякого таланта задела его.

- Знаешь, Панси, - ответила Гермиона вместо Дафны, которая все-еще читала статью и изо всех сил пыталась не расхохотаться, - ты настоящая стерва и я бы сразу же поверила, если бы ты сказала нечто подобное обо мне. Что-то на тему того, как я девушка с невзрачной внешностью и не умеющая вести себя в обществе убедила бедного Невилла стать моим парнем. Это было бы на тебя похоже. Но никто здесь не ожидал бы от тебя подобной тупости касательно Дафны.

Гермиона правда не верила в вину Панси. Уверености придавало еще то обстоятельство, что автором статьи была Рита Скитер. Ее больше интересовал вопрос о том, кому было надо подобным образом пытаться вбить клин между Дафной и Гарри. Это было слишком просто, своего рода передозировка невероятными фактами.

- Нет? - осмелился спросить Гарри с наигранной серьезностью, но заработал только тычок под ребра. - Да, Гермиона, ты права. Ни кто не думает, что это ты Панси.

- Понятно, - улыбнулась Гермиона Гарри и вновь повернулась к Панси.
- Также невероятно, что Малфой осмелился бы вызвать ярость Астории подобной чушью. - Все сидящие за столом ухмыльнулись. После ранения Астории, их отношения с Драко серьезно изменились. Хотя не многим нравилась их помолвка - Гарри и Невиллу она точно была не по душе - все же им нравилось наблюдать за неожиданной обеспокоенностью Драко и усиливающейся позиции девушки в их отношениях.

Гермиона умышлено не стала упоминать о комментарии Джинни. Упоминание ее имени все-еще злило Гарри и Гермиона считала, что девушка даже не разговаривала со Скитер. Нет, было больше похоже на то, что этот комментарий сделала Молли Уизли. Без всяких усилий, Гермиона смогла представить, как она говорит о своем бедном Рончике.

Панси заметно расслабилась и к ней вернулись зачатки ее обычной надменности.
- Да, с тобой все ясно. Такая история с тобой была бы более правдива, особенно касательно присвоения денег и любовного зелья. Прости Дафна, но, - она продолжила со злой усмешкой, - Я не помню, кто сказал,неделю назад... Что ты не в состоянии сварить и воду без помощи на уроках зельеварения.

- Не проблема, - ответила Дафна и вздохнув, добавила:
- Обладая хоть зачатками интелекта, она написала бы что-то нападобе того, что я пытаюсь влиять на парней. Упс - кажется, я нечаянно выдала свои злые планы по порабощению парней.

- Ай-ай-ай, Дафна, - притворно пожурила ее Панси, - какой промах. По видимому, ты проводишь слишком много времени с "у меня язык без костей" грифиндорцами.

Дафна подождала пока Панси отойдет на достаточное растояние от стола и обратилась к друзьям:
- Но вопрос остается открытым Почему статья? Почему сейчас и откуда такие подробности?

- Нам следует спросить у нее, - предложила Гермиона. - Но я боюсь, что в волшебном мире нет ответствености за клевету. В магловском мире, мы могли бы засудить газету и они взмолились бы о пощаде. Слишком плохо.

- Да, слишком плохо, - согласилась Дафна. - Возможно, пришла пора Придире опубликовать новую статью. Надо поговорить с Луной на счет нее.

***

Хогвартс, озеро, 25 февраля, утро.

Гарри направлялся к озеру вместе с Невиллом и Гермионой. Под мантией у него был неопреновый костюм, который Роксана купила для него. Они изучали согревающие чары всю прошлую неделю, но всеже Гарри был рад, что купальный костюм придает дополнительную защиту. На улице было не слишком холодно, но всеже плавание в озере по среди февраля не было желаным времяпрепревождением. Изучив подводные заклинания и заклинание компаса, он чувствовал себя более или мнее подготовленым к испытанию. И хотя Гермиона научила его этим заклинаниям, но нашла их Дафна. Особенно подводные чары, Гарри даже не представлял в какой книге Дафна смогла найти эти чары. Еще было заклинание определение положения вещи - Deprehensio Rei. Оно позволит ему найти любой предмет, который он хорошо знал будьто метла или браслет на руке Дафны. Гермиона, правда, опасалась, что вокруг вещей будет защитное поле защищающее от заклинания Accio , как было во время первого испытания. Гарри оставалось надеяться, что его друзья слишком пессимистичны.

Гермиона молча шла рядом с Гарри. Испытание было почти выполненым. Она предвкушала несколько спокойных недель впереди. Последние две недели были такими нагруженными, что у нее даже не было времени, чтобы воспользоваться новой книгой и написать родителям. Она обещала написать им сразу после испытания. Гермиона была чрезвычайно благодарна Дафне за этот подарок.

Она заметила ищущий взгляд Гарри по округе и вздохнула. Она должна рассказать ему.
- Трейси сказала мне, что профессор Флитвик хотел видеть Дафну. Она не вернулась до сих пор.

Он среагировал лучше чем ожидалось. Возможно, он вообще не был удивлен новостью.
- Итак, она была права. Дамблдор использует ее в качестве моего заложника.

- С ней все будет в порядке, - попытался успокоить друга Невилл. - Она в безопасности.



- В безопасности как бы не так, - прорычал Гарри. - В такой же безопасности как и Гермиона с Джинни на втором курсе. В такой же безопасности, в которой мы были в прошлом году со всеми этими дементорами. Знаешь Невилл, для четырнадцатилетней девушки Техаский бандитский притон будет безопаснее чем Хогвартс.

У Невилла не было идей о том, что такое Техас, но он правильно понял мысль друга.

- Она будет в безопасности потому, что ты позаботишься о ней, - внесла ясность Гермиона. - Ты найдешь ее и спасешь. - По ее голосу было понятно, что она не сомневается, что он найдет Дафну и спасет.

Гарри слабо улыбнулся друзьям. Гермиона всегда могла найти правильные слова. Неожидано, девушка шагнула к нему и остановила его, уперев руку ему в грудь:
- И когда ты спасешь ее, ты извинишься перед ней и поцелуешь, ты меня понял? Эта сорра должна закончиться сегодня же.

- Гарри только улыбнулся:
- Я так и планировал.

***

Профессор Макгонагал наблюдала за тем, как зрители - студенты, авроры, министерские сотрудники, - прибывают на трибуны. Подошли и первые чемпионы. Каждому из них разрешалось прийти с другом. Виктор Крам о чем то переговаривался со своим директором - что не подпадало под действие договоро, но вместе с тем и не было против правил - а рядом с Седриком Диггори был его друг с Хаффлпафа. Пока Гарри вместе с Гермионой Грейнджер приближался к пристани, Минерва скользнула взглядом по Флер Делакур.

Чарли, бывший капитан квиддичной команды, а ныне укротитель драконов в Румынии, был тем на кого стоило посмотреть. Минерва слышала слухи, что обе матери не слишком счастливы касательно их отношений. По видимому, у Молли были проблемы с принятием французской Вейлы - обе части были одинаковы противны ее разуму - а мать Флер расчитывала на кого-то с большими деньгами и лучшим общественным положением. Но они были прекрасной парой. Минерва улыбнулась, надеясь, что обе семьи в конечном счете примут их отношения.

- У тебя есть очки? - спросил Филлиус. Маленький профессор заклинаний стоял рядом с ней и наблюдал за последними приготовлениями на озере.

Минерва похлопала по сумке. Иногда мне кажется, что в министерстве работают одни идиоты, размышляла профессор трансфигурации. Четыре месяца назад, когда она услышала о втором задании вопрос был аналогичным. Спасение заложника со дна озера только на первый взгляд звучит интересно. А что на счет зрителей? Они просто должны целый час ждать пока чемпионы покажутся из воды в сотнях ярдов от берега? Поскольку, русалочья деревня располагалась далеко в озере и ближе к берегу больше ничего не было. Наконец, проблема была решена одним из невыразимцев из отдела тайн. В ста футах над заложниками будет настоящая цель спасения: Плавающий круг с четырьмя прикрепленными портключами, каждый предназначен для чемпионов и для их заложников и сработает только для двоих. Этот портключ должен перенести чемпиона к своему двойнику, который будет прекреплен к такому же плавающему кругу рядом с трибуной. По словам Людо Бегмана, портключи тщательно проверялись и перепроверялись, так что любая ошибка исключена.

- Твои очки это чудо заклинание, Филиус.

- Спасибо, - в ответ улыбнулся маленький профессор. После замечания Минервы об абсурдности часового созерцания пустого озера, он поговорил с Колином Криви - разумеется все было проделано под завесой строжайшей секретности . Грифиндорец рассказал ему о методах, которыми маглы пользуются в подобных случаях. Услышав про камеры и телевизоры, онлайн камера и большой экран на скоростных событиях, он создал пять подводных очков и пять огромных экранов, связанных друг с другом, что позволит зрителям видеть то, что видят чемпионы. Людо Бэгмен проявил живой интерес к этим заклинаниям и уже интересовался о возможности их применения на других подобных событиях.

- С заложниками все в порядке?

- Да, - ответила Минерва, взглянув на свой прибор. Она была все ещ зла на директора за недостаток обезпечения безопасности заложников. Заклинание сна,создание воздушного пузыря вокруг них и оставить их на попечении тритонов и считать, что они в безопасности. Мерлин, иногда она задавалась вопросом, как вообще родители могли доверять ему благополучие своих детей. Да, как она теперь может доверять ему в таких вопросах.

Ей пришлось довести себя до белого коления пока он не разрешил ей быть одной из "русалок" на испытании. Она будет рядом с чемпионами. На ней будут пятые очки и она будет следить за безопасностью заложников, готовая вмешаться в любой момент. Филиус останется на берегу и будет наблюдать за созданым ею прибором позволяющим оценивать состояние связанных целей в любой момент. С подобными мерами предосторожности, Минерва была уверена, что с заложниками не случиться ничего страшного. Поскольку одним из заложников была Дафна и, учитывая рассерженную Агату Пенегрю, это было наилучшим выходом. Теперь ей осталось дождаться директора.

***

В пятидясети футах от пристани на трибуне сидела Агата Пенегрю и внимательно следила за приготовлениями. Дафна еще давным-давно рассказала ей о своих подозрениях, касательно настоящих целей и она разделяла ее точку зрения. И тот факт, что только Астория, но не Дафна сидит рядом с ней, вместе с Анной и Роксаной со своими друзьями только потвердило правильность их подозрений. Как и три месяца назад Сайрус наблюдал за испытанием вместе с Люциусом и их политическими друзьями. Нарциса с Драко решила присоединиться к клану Пенегрю. И снова Нарцисса пыталась изо всех сил быть вежливой со своими сестрой и племяницей, не обращая внимания на злые взгляды мужа. Если бы только Сириус мог освободить ее от этого бремени, вздохнула Агата. От Роксаны, она слышала об встрече Нарциссы и Сириуса и об их примирении. Нарцисса даже спросила о том могла ли она как-нибудь помочь ему востановить свое положение главы дома Блэков. Да, Роксана была права. Что не все в порядке в доме Малфоев.

***

- Время пришло, - начал говорить Дамблдор. Благодаря заклинанию сонорус его было превосходно слышно всей трибуне. - Через несколько минут, четверо чемпионов приступят ко второму испытанию турнира трех волшебников. Их заданием будет найти нечто драгоценное, который каждый из них утратил. У них будет только час для того, чтобы найти их. Благодаря зачарованным очкам, которые мы приготовили...

При слове "мы", Минерва закашляла, а Флитвик наградил директора уничтожающим взглядом, но он их полностью проигнорировал.

- И вы сможете наблюдать за их успехами.

По его знаку, Минерва раздала очки вместе с одним зельем.
- Оно только на крайний случай. Оно позволит вам оставаться под водой в течении десяти минут, но за его использование вы потеряете десять баллов. - Виктор Крам отказался брать зелье, а остальные чемпионы с радостью взяли его, поблагодарив Макгонагалл за предусмотрительность. Это зелье стало результатом тяжелых дебатов, но наконец Людо Бэгман и Перси Уизли - он теперь был членом комисси в связи с болезнью мистера Крауча - и - согласились вместе с мадам Максим на его использование после нескольких намеков о возможных плохих последствиях и огласки.

- Прежде чем начать, пришло время снять вуаль и рассказать кого должен спасти каждый чемпион.

Дафна, я иду, мысленно пообещал Гарри, благодарно кивнув Гермионе, которая сжала его руку. Он ожидал, что Джоу Чанг и Роджер Девис будут заложниками для Седрика и Флер, не смотря на то, что Флер не разговаривала с Роджером после рождественского бала. Но кого они выбрали для Крама? Кэти? Но она была все еще зла на него после драки в большом зале две недели назад.

- Каждого чемпиона ждет кто-то на дне озера. Они погружены в сон и окружены пузырем воздуха, который будет поддерживаться в течении часа. Чемпионы за это время должны найти место где спрятаны заложники и спасти их.

С негодованием, Гермиона заметила, что большинство зрителей вместо того, чтобы ужаснуться пришли в восторг от этой новости. Будто они собираются наблюдать за природной катастрофой, поеживаясь от предвкушения.

- Заложником мистера Диггори будет Джоу Чанг. - Это объявление было встречено свистом и хихиканьем, главным образом со стороны девушек с Равенкло.

- Заложником мистера Поттера будет...

Мисс Дафна Гринграсс, про себя закончил Гарри. Давай, старик, моя девушка ждет меня.

- Мисс Джинни Уизли. Для мистера Крама...

- Что? - одинаково злые голоса Чарли и Гарри прервали речь Дамблдора.

- Почему я должен спасать Джинни? - изумленно спросил Гарри.

Чарли свирепо глянул на Гарри, тоже сделала и Гермиона.

Гарри застонал.
- Я имею в виду почему вы выбрали ее среди всех девушек? Дафна Гринграсс - моя девушка, Гермиона Грейнджер - мой лучший друг, так почему Джинни?

Серди зрителей началось некоторое беспокойство. И хотя они не слышали о чем говорили Гарри и Чарли, но всем было очевидно, что такой выбор заложника крайне не обычен.

- Мистер Поттер, мы подумали... - Попытка Дамблдора успокоить юношу дружелюбной улыбкой с треском провалилась.

- Если Дафна не заложник для Гарри, то почему вы увели ее после завтрака? - взволнованным голосом спросила Гермиона у смущенно-выглядещего Флитвика.

- э-э, она одна из заложников, - наконец ответил он. - Я подготовил ее к испытанию. Я полагал, она будет целью для мистера Поттера.

- Нет, - объяснил Дамблдор елейным голосом. - Мисс Гринграсс - заложник мистера Крама. Вы определенно понимаете...

- Определенно, я не понимаю, - яростно прорычал Гарри.

Минерва свирепо взглянула на начальника. понадобились совместные усилия Чарли:
- Пожалуйста, Гарри, она моя сестра и все еще твой друг. Это не ее вина. - И Гермионы, чтобы убедить Гарри продолжить испытание и спасти Джинни.

- Хорошо, профессор Дамблдор, я сделаю это. Но проблема все-еще остается открытой.

Самодовольная усмешка Крама почти вынудила его напасть на него и только хватка Гермионы удержала его на месте.

С улыбкой, Дамблдор повернулся к зрителям, чтобы объявить имя последнего заложника:
- А для мисс Флер Делакур, мы выбрали не студента Хогвартса, а человека, который в скором времени им станет - мисс Габриэль Делакур.

Флер от шока побледнела и едва не лишилась чувств. Чарли вынужден был обнять ее, чтобы та не упала на землю.

- Как вы могли допустить такое? - Гарри кипел от ярости. - Ладно напутать с заложниками для меня и Викки, я это одно. Но Габриэль, она же еще ребенок. Мэрлин, да ей всего десять лет. Что за ответственные люди сделали такой омерзительный выбор?

Кто-то наложил еще один сонорус, и теперь высказывания Гарри были слышны всем. Зрителям определенно не понравилось, что в качестве заложника был выбран десятилетний ребенок. К счастью, Флер была поглащена беспокойством за сестру и не заметила, как вздрогнул ее отец, а мать свирепо глянула на него. Его предложение младшей дочери в качестве заложника, чтобы лучше мотивировать старшую дочь, определенно повлечет за собой неприятные последствия. Взгляд жены обещал ад земной.

- Мне жаль, Гарри, - вздохнула Макгонагалл, игнорируя попытку Дамблдора остановить ее. - Я хотела, чтобы заложником мисс Делакур была мисс Рауссивейл. Но окончательное слово мне не принадлежало.

- Ты обязательно найдешь ее, Флер, - попытался Чарли успокоить свою девушку, после чего обратился к Минерве:
- Там в низу, будет кто-нибудь, чтобы наблюдать за заложниками?

- Да, я там буду.

- Хорошо, я поплыву с вами, - заявил Чарли, закрывая глаза, на случай если Минерва осмелиться отклонить его предложение. Но профессор трансфигурации только скользнула взглядом по Флер и утвердительно кивнула.

- Я не могу позволить этого, - проорал Каркаров. - Он повлияет на исход испытания и...

- Заткнись! - Возможно, причиной тому послужил факт, что Габриэль Делакур не поступит в следующем году в Шармбатон. Возможно, причина была в том, что ей не нравился этот выбор. Какой бы не была причина, для мадам Максим этого было достаточно.
- Перестань быть тупицей и давайте уже начнем это испытание. Я доверяю профессору Макгонагал куда сильнее чем бывшему пожирателю смерти.

Ее слова вызвали изумленные вздохи среди зрителей и их было достаточно, чтобы Каркаров замолчал на долго.

Дамблдор кашлянул несколько раз:
- Хорошо, давайте начнем.

- Я желаю всем вам удачи. Встретимся в конце, - заявила Минерва и, схватив руку Чарли, активировала портключ, который перенес их на плот плавающий над заложниками. Когда они были на месте, Чарли заметно расслабился:
- А теперь, Минни, что там было с мисс Рауссивейл?

Минерва свирепо взглянула на бывшего любимого ученика за то, что он использовал ее прозвище, а затем, вздохнув, ответила:
- Ты знаешь меня достаточно хорошо, Чарлез. - Теперь пришла пора вздрогнуть Чарли. Даже его мать не называла его больше Чарлезем.
- Это стоящая идея, как думаешь? Поскольку мисс Делакур ожидает встретить свою младшую сестру в конце, не будет ни какой значительной разнице будет ли там Габриэль или кто-то еще.

Чарли усмехнулся:
- Кто-то типа мисс Рауссивейл под многосущным зельем? Ты старая шалунья.

Минерва ударила его по руке, но улыбнулась:
- Я восприму это как комплимент.

***

Минерва начинала беспокоиться. Прошедшие сорок минут не были интересными. Она вместе с Чарли плавала над заложниками, не выпуская их из виду. Все четыре заложника все еще спали.

Несколько минут назад, Филлиус сообщил ей, что Флер сражалась со стаей Гринделоу. Они разрушили ее головной пузырь и она вынуждена была использовать зелье. К счастью его действия было достаточно, чтобы Флер вынырнула на поверхность, но к сожалению, она была вынуждена завершить испытание. Десять минут воздуха было недостаточно, чтобы достичь заложников.

Ну хотябы она в безопасности, вздохнула Минерва. Зелья были хорошим решением. Она улыбнулась Чарли. Он знал новости о Флер тоже и испытал облегчение, услышав, что Флер уже на суше. Теперь ему надо дождаться конца испытания, чтобы спасти "Габриэль".

- Там, - внезапно указал на что-то Чарли. Минерва была крайне удивлена увидеть кого-то так рано. Прошло только сорок пять минут и это был... Гарри. Тщательно осматривая окружающую среду, парень был окружен площадью.. Он казалось был в порядке. По крайней мере, Минерва не смогла заметить на нем ни каких повреждений. Жабры и ласты, позволяющие ему двигаться так быстро, были теперь отчетливо видны.

Наконец он достиг заложников, он махнул профессору Макгонагалл и Чарли и стал накладывать какие-то чары. Целительские чары осмотра, размышляла про себя Минерва. Откуда он знает их? По видимому, он был удовлетворен результатом, но вместо того, чтобы освободить своего заложника, он стал медленно плавать вокруг Джинни и Дафны, ожидая чего-то или точнее сказать кого-то.

***

Где-то наверху, Гермиона стояла рядом с Невиллом и не смогла сдержать усмешки, наблюдая за изображением, которое проецировалось на экран с очков Минервы:
- Кажется, ему не нравится план Дамблдора.

- Да, кажеться у него другой взгляд на ситуацию, - согласился Невилл.

Флер, все еще разочарованная, что ей пришлось сдаться, но одновременно успокоенная, что Чарли рядом с ее сестрой, вопросительно взглянула на подростков. Вместо того, чтобы объяснить свое странное заявление, Гермиона только улыбнулась:
- Хорошо, что Чарли там в низу.

- Да, - согласно кивнул Невилл, - зная Гарри и его вечный комплекс "я должен спасти любую барышню находящуюся в затруднительном положении." он обязательно бы остался там и попытался спасти Габриэль.

- Он настоящий грифиндорец, не так ли? - спросила Флер.

- Ты знаешь только часть, - вздохнула Гермиона.

***

Спустя несколько минут прибыл последний чемпион. Седрик только что спас Джоу и, поприветствовав Гарри, уплыл прочь и сразу же подобно большой тени, Виктор Крам, частично превращенный в акулу, кинулся к Дафне. Его пасть была широко раскрытой, готовой сомкнуться на веревках, удерживающих Дафну на месте. Но за секунду до того, как он достиг своей цели, красный луч ударил его в бок, мгновенно ошеломив. Минерва и Чарли потрясенно моргнули, наблюдая за действием разворачивающимся прямо перед ними. Минерве не нужно было быть оракулом, чтобы предвидеть волны гневного ужаса расползшиеся по трибуне в тоже самое время. С помощью очков Минервы, они могли наблюдать за тем, как Гарри убирает палочку Виктора и привязывает к нему Джинни Уизли.

- Enervate!

Виктору понадобилось некоторое время, чтобы прийти в себя и понять, что происходит. Первым побуждением у него было напасть на парня, но вид вооруженного Гарри остудил его пыл. Жесты мальчика, который выжил были красноречивее любых слов: поднимайся в верх к портключу, спасай Джинни Уизли и держись подальше от Дафны. В поисках помощи, Виктор взглянул на профессора Макгонагалл, которая к тому времени сумела побороть шок.

Что мне следует предпринять, спросила она сама у себя. Альбус хочет, чтобы отношения Гарри и Джинни пришли в норму, но выбранный им способ не работает. Ему следовала ожидать подобного поворота событий.

В конце концов, она руководствовалась простым фактом: она хотела избежать дальнейшего сражения между мальчишками. Поэтому, она просигнализировала Виктору, чтобы тот поднимался с Джинни Уизли. С облегчением юнный чемпион наблюдал, как чемпион Дурмстранга всплывает и через две минуты исчезает, воспользовавшись портключем. Отведенный час почти истек и Гарри поспешил освободить Дафну и направился к своему портключу, оставляя позади себя профессора в глубокой задумчивости.

***

- Я требую его исключения из турнира.

Профессор Каркаров был в ярости с тех пор, когда Виктор, Гарри и их заложники покинули озеро. Гарри, отдавший палочку Виктора профессору Флитвику во избежании дальнейшей драки, не слушал его бесвязное бормотание. Сейчас имела значение только Дафна.

Нервничая, он ожидал пока профессор Флитвик снимет сонные чары и Дафна пробудится ото сна. Он игнорировал свирепый взгляд Крама, не замечал отчаяно выглядящую Джинни, которая уже проснулась и наблюдала за Гарри и Дафной. Никто не заботился о ней, ни Виктор, ни Гарри. Все вокруг знали, что Гарри не хотел спасать ее.

- Ты должна пойти к нему, - поторопила ее Молли Уизли. Гермиона наблюдала за этим с отвращением. Она заметила унылы взгляд Джинни и ее удрученное покачивание головой. Маленькая рыжеволосая девушка пыталась игнорировать бормотание матери и вспышку гнева Рона. По счастью, близнецы заметили ее состояние. Закрыв ее собою ото всех членов семьи, они обняли ее и увели прочь.
- Ты и так уже натворила достаточно, мам, - заявил Джордж перед уходом.

Пока пятеро членов жюри пытались решить вопрос начисления баллов - Каркаров был все еще в ярости, а Людо Бэгмен высказывался в пользу Гарри - Гермиона и Невилл с радостью заметили, что Дафна пришла в себя. Гермиона усмехнулась, заметив, как профессор Флитвик незаметно наколдовал новое заклинание соноруса, позволяющего зрителям слышать дебаты жюри и Дафну.

- Гарри... Этот старый козел выбрал меня в качестве жертвы Викки, - зло проорала она. - Пожалуйста, скажи мне, что ты не позволил этому с разрешения сказать чемпиону спасти меня.

Как и ожидалось, эти слова заставили ни одного зрителя покраснеть от злости, но сотни зрителей взорвались неудержимым хохотом. Он только усилился, когда Гарри просто заявил:
- Конечно же нет. Неужелы я когда нибудь бы осмелился позволить кому-то еще спасти тебя. Ты моя личная барышня в затруднительном положении.

- Хорошо, - улыбнулась она на мгновение, но потом вновь нахмурилась. - Но это не значит, что ты прощен за свое отвратительное поведение.

- Я знаю, - вздохнул Гарри. - Мне правда жаль. Я был придурком. Пожалуйста прости меня. Я сильно постараюсь вести себя лучше в будущем. - Зрители хранили полное молчание. Не один парень был раздосадован, заметив сентиментальные взгляды своих девушек, услышавших слова Гарри. Ссора пары мечты - золотого мальчика и ледяной принцессы - вызвала не мало вопросов.

Дафна задумчиво взглянула на лицо Гарри, а затем повернулась к Гермионе:
- Как думаешь, этому обещанию стоит поверить?

- хмм, я не знаю.

- Эй, - прорычал Гарри, а Невилл наступил на ногу Гермионе.

- Хорошо, - улыбнулась Дафна. - Тебе лучше сдержать свое обещание, Гарри.

Подростки сильно покраснели, когда их поцелуй был встречен оглушительным свистом с трибун.

- Ой... Сонорус, - заметила дафна с мучительным выражением лица

***

- Жюри решило, что Гарри Поттеру позволят продолжить выступление в турнире. Целью испытания было спасти нечто ценное, что было утрачено. Заставив Виктора Крама взять с собой Джинни Уизли, Гарри Поттер в своем роде выполнил задание. Но мы вынуждены снять десять очков за нападение на другого чемпиона. Учитывая это, новое положение участников есть: Мистер Диггори на первом месте, за ним следом Виктор Крам. Мисс Флер Делакур и мистер Поттер делят третье место.

- Я не согласен, - выступил Виктор Крам. - Она была моим заложником. Поттер не имел права спасать ее.

Гарри хотел было ответить, но нежная рука Дафны остановила его. Вместо него, она ответила на выпад Виктора:
- Виктор, ты может и хороший игрок в квиддич. И я даже полагаю, что ты достоин звания чемпиона своей школы. Но только полный идиот мог подумать, что я подходящий заложник для тебя. Мой парень - Гарри, а не ты. Он - мой друг, не ты. И как я могу быть чем-то драгоценным, что ты утратил? Виктор, пожалуйста, прекрати вести себя как придурок. Оставь меня в покое. Я не хочу видеть тебя, не хочу твоего внимания и сентиментальных стихов.

Не в состоянии вымолвить ни слова, Виктор только уныло смотрел на нее. На мгновение, Гарри почувствовал жалость к нему, но потом эта жалость превратилась в злость, в злость направленную на директора, который опять вмешивается в его личную жизнь. После продолжительной паузы, Дафна вновь продолжила крайне серьезным голосом:
- Я клянусь своей магией, что никогда умышленно не строила глазки Виктору Краму, никогда не использовала ни чары ни зелий, чтобы как-то повлиять на него. Да будет так.

Побледневший Гарри наблюдал за ней. С мягкой улыбкой, Дафна повернулась к нему.
- Мне нужно счастливое воспоминание, - прошептала она и поцеловала его.

- Expecto Patronum!

В ужасе зрители наблюдали, как в небе появилась оперенная, крылатая змея и радостно облетела вокруг трибуны.

- Я думаю это решает проблему, - прокомментировал Филлиус Флитвик, а Минерва согласилась с ним.

@темы: Фанфик, Перевод, Гарри Поттер, ГП/ДГ

18:32 

Второй шанс. ГП/ДГ.Глава 36.

Второе испытание (Часть 2). Решения и усвоенные уроки.

Хогвартс, 25 февраля.

- Это было так близко!. - Сайрус наблюдал за испытанием без малейшего напряжения. Ему нужен был мальчишка Поттер принадлежащий его семье. Ему нужны были близкие отношения между ним и Дафной. Еще его план о замужестве Астории на Драко может прийти к разрушительному концу. Поскольку, Роксана и Агата не сообщили ему информацию о наследстве Поттера, ему вновь пришлось просить Люциуса. Еще немного аккуратных распросов и он узнал сумму: около одного миллиона галлеонов.

Это меньше той суммы, на которую он надеялся, но более чем достаточно, чтобы выплатить свой долг Люциусу. Конечно, у Поттера не будет доступа к наследству еще несколько лет, но в случае помолвки с Дафной, гоблины пообещали ссудить ему необходимую сумму.

- Да, - ответил Люциус, на мгновение позволяя эмоциям проступить на лице. - Мы не можем позволить Дамблдору еще один такой гамбит. Возможно, в следующий раз он добьется большего успеха.

- Нет, - Сайрус Гринграсс побледнел. - У нас есть... - Он взглянул на своего "друга", ожидая услышать об очередной стратегии их поведения..

- Мы должны вбить сильный клин между Дамблдором и Поттером, - решил Люциус, как обычно не разочаровав своего временного союзника.

***

- Дафна...

Гарри вместе с Дафной, Невиллом и Гермионой направлялся к своей семье. Агата, Роксана и Анна вместе с Августой Лонгботтом сидели вместе и ожидали их на трибуне. Друзья остановились.

- Знаешь, твой настоящий патронус... Он впечатляющий. Но тебе действительно необходимо было делать эту клятву?

Дафна мягко улыбнулась:
- Да, я должна была сделать это. Ты знаешь... Ты был не единственным мерзавцем на прошлой неделе. - Она с сияющими глазами чмокнула его в щеку.

Гарри смущенно нахмурился. Что она имеет в виду?

- Мне следовало осознать, что ты хотел просто защитить меня. Ты совершил идиотские поступки, ты осознаешь это, Гарри?

Гарри слабо кивнул. Кончики ушей его слегка порозовели от смущения.

- Но ты не хотел смутить меня или ранить. А я была немного...



- Стервозной, - помог Невилл.

Дафна свирепо глянула на него:
- Спасибо за вашу помощь, мистер Лонгботтом.

- Мы живем, чтобы служить, - ответил Невилл и слегка поклонился, проигнорировав тычок под ребра от Гермионы.

- Нет, ты не.. - попытался Гарри разубедить ее.

-Гарри, пожалуйста, будь честен. Мне следовало поговорить с тобой вместо того, чтобы отворачиваться. Я знаю каким унылым ты был когда ранили Асторию. Мне правда следовало отреагировать лучше и спокойнее.

- Знаешь, - вмешалась Гермиона, - я была слегка удивлена, что не вызвала у тебя большей реакции после моего маленького разговора с Викки.

- Да, - спросил Гарри слегка надувшись. - Почему ты позволила ей вести себя так, а мне нет? - Он выглядел так мило, когда дулся, что Дафна чуть не захихикала.

- Во-первых: ты мой парень. Это предполагает более строгие правила для тебя. Во-вторых: она - девушка и ей позволено иногда быть слегка стервозной. Этого можно было даже ожидать. И в третих: я была в шоке.

- В шоке? - переспросила Гермиона с усмешкой.

- Да, просто в шоке, - согласилась Дафна. - Я никогда неожидала ничего подобного от тебя.

- По видимому, ты не видела воспоминание "кулак Гермионы и сломанный нос Драко", - усмехнулся Гарри.

Гермиона сильно покраснела. Невилл же подлил масла в огонь:
- Возможно, пришло время вновь поделиться воспоминанием.

***

- Тетя Анна?

Анна проследовала за Гарри к окну выходящему на озеро. Студенты вместе с преподавателями и другими зрителями отмечали завершение второго испытания. Но были и такие, в особенности студенты Дурмстранга, кто не пожелал принимать участие в этом праздновании и ушли во свояси. Не осознавая, какие последствия за собой повлекло бы исключение Гарри, а он бы лишился магии в этом случае, Каркаров в мрачном настроении покинул большой зал и приказал своим студентам следовать за собой.

- О чем задумался?

Гарри заколебался. Он скользнул взглядом по своей девушке, которая вопросительно взглянула на него. Юноша махнул ей, давая понять, что ему нужно немного побыть с Анной на едине.

- Я был настоящим мерзавцем последние недели.

- Я слышала об этом, - Анна попыталась успокоить его. - Но, я думаю тебя тоже можно понять.

- Нет, - покачал Гарри головой. - Такое поведение понять нельзя.

Анна наблюдала за ним нахмурившись, но при этом хранила молчание, давая возможность ему собраться с мыслями.

- В течении четырнадцати лет, я вынужден был справляться с моим характером. Рон и Гермиона были хорошими друзьями, но они не были самыми уравновешенными. Только, познакомившись с Дафной и Роксаной, я лучше научился управлять эмоциями. Уроки оклюменции и медитации сильно в этом помогали. Помнишь зимние каникулы и новости о моем наследстве?

Анна согласно кивнула.

- Я был в бешенстве. Я по настоящему хотел задушить старого козла его же собственной бородой. Но я смог справиться со своими эмоциями.

- Я помню. Роксана была чрезвычайна горда тобой.

Гарри мягко улыбнулся, но затем его лицо вновь потемнело.
- Ну а потом было нападение Нотта на Дафну. Какое-то время, я мечтал о том, что скину его с астрономической башни. И опять, Дафна убедила меня только подшучивать над ним, а не разбить ему лицо в кровь.

- И теперь, тебе интересно почему ты реагировал подобным образом на Виктора?

Гарри согласно кивнул:
- Мне следовало реагировать спокойнее. Мерлин, да мне следовало больше доверять Дафне. Я должен был спросить ее разрешение, чтобы прогнать этого мерзавца. Мое поведение было... ребяческим.

- Понимаю. Но как мне говорила Гермиона, ее поведение было ни чуть не лучше.

- Гермиона?!

- Ага, - улыбнулась Анна. - Мы... Переписываемся иногда. Знаешь, друзья по переписке.

Гарри нутром почувствовал, что было нечто большее, но решил, что нужно подождать с распросами до следующего раза. Он заметил, что Гермиона обменивается письмами с новым другом по переписке, но ему и в голову не приходило, что этот друг - Анна.
- Могла бы ты...

- Т хочешь, чтобы я вновь провела промывочный ритуал?

Гарри кивнул. Я должен был осознавать, что она все поймет, размышлял он.
- Сейчас я чувствую себя хорошо. Но все-же... Я бы чувствовал себя лучше если бы знал.

Анна слегка наклонила голову, давая понять, что принимает его просьбу и вытащила палочку.
- Я наложу несколько заклинаний, чтобы получить первые данные. После чего, я поговорю с Роксаной, договорились?

***

- Ты в порядке? - прошептала Дафна. В нескольких шагах, Анна беседовала с ее мамой бабушкой и Августой. К сожалению, Анна наложила заклятие тишины, но гнев четырех женщин был ясно видимым. В особенности это было заметно по ее маме, ее левое веко дергалось, а это был явный признак того, что она на пределе. Успокоительное заклинание, размышляла Дафна, побледнев, когда увидела, как бабушка накладывает заклинание на маму.

- Я не знаю. - Ответ Гарри звучал устрашающе. Он также наблюдал за своей семьей. По крайней мере, он знал, что было не в порядке, но Анна строго настрого запретила ему говорить об этом. Минутой позже женщины разошлись. Роксана отправилась на поиски Тонкс и Ремуса, Анна собрала подростков, игнорируя тот факт, что Агата с Августой направились к преподавательскому столу.

- Астория, тебе придется несколько дней заботиться о Балу, Живоглоте, Хедвик и Мандрагоре. Все остальные, - Она указала на Гарри, Дафну, Невилла и Гермиону, - Мы сейчас же уходим.

Подроски хотели было спросить Анну о причинах такого решения, но выражение лица Анны давало понять, что она серьезна как никогда и вне себя от гнева и не будет отвечать ни на какие распросы. Астория согласно кивнула и на прощание обняла сестру.

В последний раз, взглянув на Агату с Августой, подростки проследовали за Анной к выходу.

***

Почему все пошло кувырком? размышлял Дамблдор. Этим утром казалось, что все идет так как и планировалось. Он сумел преуспеть и вбил клин между Поттером и Гринграсс и выбор жертвы должен был положить конец их отношениям. Но все планы мастера пошли прахом когда этот маленький мерзавец решил освободить Гринграсс вместо Уизли. Как он мог быть таким тупым? Он ведь даже рисковал потерять магию. Поттер же не был уверен, что его способ прохождения задания соответствует условиям испытания. Что если магия решила бы, что он не выполнил испытания? Он ведь не мог быть настолько эгоистичным, чтобы потерять магию ради девчонки? Последней каплей стала клятва Гринграсс. Он хотел запустить еще одну статью через несколько дней, посвященную ей и ее злым махинациям. И последним доказательством ее дьявольских планов послужило бы своевременное обнаружение, что Виктор Крам был опоен любовным зельем. Он уже даже видел, как сотни сов скидывают на нее вопилеры и письма с гноем бубунтюбера. Но кто поверит теперь после такой явной демонстрации честности? Да даже Скиттер не поверит. И он вынужден был признать, что впечатлен ее способностью вызывать телесного патронуса в таком юнном возрасте. Да и оперенный крылатый змей был явным знаком ее целительской души. Нет, теперь никто не поверит ему в этом деле.

***

- Директор Дамблдор.

Голос Агаты Пенегрю был ледяным. Ей едва удавалось прятать холодную ярость за маской решительности. Альбус взглотнул. Определенно, на свете были более приятные вещи чем вид Агаты Пенегрю и Августы Лонгботтом, стоящих рядом друг с другом, кипящие от бешенства и пристально глядящие на него. Женщины немедленно приковали внимание всех преподавателей и их гостей.

- Есть несколько крайне важных семейных дел, которые Семьям Пенегрю и Лонгботтом необходимо решить. Для решения этих проблем также потребуются юные представители наших семей. В связи с этим, мы делаем запрос, чтобы забрать Дафну Гринграсс, Гарри Поттера, Невилла Лонгботтома и Гермиону Грейнджер на тридцать шесть часов. Они отправяться вместе с нами незамедлительно и вернуться в школу завтра вечером.

-Леди Пенегрю, - Альбус изо всех сил пытался, чтобы его лицо излучало доверие и самоуверенность. - Это не так легко... - Он был прерван рычанием Августы Лонгботтом. Совершенно ошеломленная, Минерва уставилась на свою подругу. Леди не рычат, но... Минерва слегка отодвинулась от Альбуса. Что же он сделал?

- Вы дадите свое разрешение, директор Дамблдор, - Агата свирепо взглянула на него. - Или мы отправимся без вашего разрешения, но в этом случае мы заберем всех четверых из школы на всегда.

- Вы не серьезно, -ответил побледневший Дамблдор. - Они должны закончить образование.

- 'El Colegio de Encantamiento' в Толедо сразу же примет их стоит им решить сменить школу, - с усмешкой ответила Агата. - Испанский министр магии был бы более чем счастлив пригласить наших детей. Дафна уже бегло говорит по испански, а остальные также будут говорить после летних каникул.

- Итак, каково ваше решение? - спросила Августа с кислым выражением лица.

Он не может потерять Поттера. Или юнного Лонгботтома - Невилл всегда был для него запасным вариантом. Весь бледный, он с трудом нацепил улыбку на лицо:
- Если это настолько важно для вас, то я думаю, мы можем сделать исключение.

- Хорошее решение, - В голосе Агаты не было ничего кроме льда. Минерва не могла припомнить видела ли она свою бывшую ученицу в таком состоянии.

- Мастер чар Флитвик, - неожиданно обратилась она к профессору заклинаний, удивив всех образом способом обращения. Да, он был мастером чар, также как и Минерва была мастером трансфигурации, Но почему бы ей обращаться к нему подобным образом?
- Моя дочь также хотела пригласить и вас. Если у вас нет других особо важных дел, то семьи Пенегрю и Лонгботтом будут горды пригласить вас на выходные.

Филиус обернулся, будто в поисках реакции своего директора. На самом деле, он смотрел на реакцию своих коллег и после короткого кивка Минервы он ответил:
- Это большая честь для меня и я с радостью принимаю приглашение. Если вы меня извините, - обратился он к остальным и проследовал за леди.

- Ты что наделал, Альбус? - хрипло спросила Минерва. - Что же ты наделал?

***

Пенегрю менор, библиотека, полдень.

- Профессор Флитвик, - Дафна поприветствовала своего любимого преподавателя, слегка нахмурившись. - И вы здесь? Я хочу сказать... Я счастлива видеть вас.

Все собрались в библиотеке. Повсюду были следы работы Ремуса. Он стал осматривать библиотеку в Пенегрю меноре две недели назад. Он позволил Биллу очистить библиотеку и Поттер менор от всех опасных книг и артефактов. Гермиона знала, что Ремус работал над составлением каталога трех библиотек: Поттеров, Пенегрю и Блэков. Он хотел соединить их в одну. Она чувствовала головокружения, думая об открывающихся возможностях и была уверена, что, как минимум, Дафна разделяет ее восторг.

Это было большое и весьма странное собрание. На нем присутствовали: Агата, Роксана, Гарри, Дафна, Гермиона, Невилл, Ремус, Тонкс, Августа и Филиус Флитвик. Отсутствовали только Сириус и Анна. Тетя Дафны покинула их несколько минут назад, чтобы связаться с кем-то по камину.

- Пожалуйста, присаживайтесь, - Агата больше приказывала чем просила. - Мастер чар Флитвик, моя дочь доверяет вам больше чем всем остальным преподавателям в Хогвартсе. Именно поэтому и потому, что вы один из лучших в заклинаниях мы пригласили вас сегодня сюда. Но это семейное дело. Поэтому, я ожидаю, что вы будете молчать об этом деле, тоже касается и остальных. Это значит, что ни кто из вас не будет говорить ничего ни кому в особенности министру и Дамблдору.

Тонкс и Ремус кивнули. Были времена, когда это могло вызвать некоторые проблемы, но не теперь. Филлиус оставался молчаливым чуть более дольше. У него не было проблем по сокрытию информации от министра, но Альбус ... Это уже другой вопрос.

- Филлиус, - обратилась к нему Роксана спустя некоторое время. - Мне нужна твоя помощь в этом деле. Пожалуйста, доверься мне.

С задумчивым выражением лица, он огляделся вокруг. Роксана - его бывшая любимая ученица, Дафна и Гермиона - его любимые ученицы, и была еще Августа Лонгботом, человек в чьей честности не было ни каких сомнений. Он медленно кивнул:
- Я согласен.

Роксана слегка расслабилась и вручила ему кое-какие бумаги.
- Пожалуйста, прочитайте.

Все остальные знали, что было в этих документах: Невилл и махинация с его магическим ядром, Невилл и как они смогли вновь настроить правильно ядро. Филлиус остался спокойным, невероятно спокойным. По его лицу не возможно было прочитать какие-либо эмоции, наконец он произнес:
- Так вот в чем причина улучшения мистера Лонгботтома в учебе. Еще три месяца назад среди трех десятков своих студентов его года, я бы разместил его в третем десятке, по крайней мере, что касается практики. В теории он всегда был одним из лучших.

Невилл вздохнул. Его уши слегка порозовели. Сидящая рядом с ним Гермиона, нежно обняла его за талию, вызывая понимающие улыбки у окружающих.

- но он невероятно улучшил свои способности, делая еще большие шаги даже чем мистер Поттер, который также сделал громадный скачок за последние недели. - Роксана улыбнулась. Дафна уже сообщала ей о прогрессе Гарри, но это было оффициальное, нейтральное заявление. - Теперь Невилл также хорош в практике как и в теории. И я ожидаю от него дальнейших улучшений, мисс Грейнджер.

Гермиона улыбнулась:
- Они будут, у меня есть свои методы. - Невилл покраснел еще сильнее.

- У меня нет сомнений на сей счет, - улыбнулся в ответ Флитвик. - Знаешь Рокси, - он проигнорировал ее нахмуренный вид, - мисс Грейнджер почти также талантлива в чарах как и твоя дочь. Или как ты.

- Нет, - отрицательно покачала головой Дафна, - Гермиона куда лучше.

- Мисс Грейнджер блестящая ведьма и я ожидаю много от нее, особенно если учесть ее широкие познания во всех областях магии. Но ты, как и твоя мама, имеешь особое чувство в чарах. Это крайне редкий дар.

Гарри вопросительно взглянул на крестную:
- Я думал, что трансфигурация была твоим талантом.

- Нет, - вместо дочери ответила Агата, обнимая Роксану одной рукой, - она просто подчинилась моим желаниям. Я просила ее пойти по моим стопам и стать ученицей Минервы. Одна из самых моих больших ошибок, хотя не настолько ужасная, как решение моего мужа о ее замужестве на Сайрусе.

Роксана шагнула на встречу матери.
- Это не так уж и плохо. И благодаря этому решению у меня есть Астория и Дафна. - Со злобной усмешкой она добавила:
- И между прочим, мы уже говорили с Цисси о способах отравления наших мужей. Видишь, все еще есть место для мечтаний и надежд.

Филлиус слегка кашлянул. Тонкс выглядела изумленной:
- Цисси? Это Нарцисса Малфой?

- Знаешь, Дора, - усмехнулся Ремус, - есть поговорка о чистой воде?

- Я помогу тебе, - внезапно вмешалась Гермиона, ошеломив всех. - Что? я никогда не любила Малфоя. Только ппредставте: Он почти убил Джинни два года назад. И мистер Гринграсс по виду такой же мерзавец как и он.

- Знаешь, без твоего зеркала, он бы убил и тебя, Гермиона, - с плохо контролируемой яростью заявил Невилл. - Он заслуживает долгой и мучительной смерти.

***

- Я полагаю, ты знаешь эти заклинания, Филлиус? - Роксана предложила ему новую стопку бумаг, в них были все заклинания и зелья, которые они использовали на рождество, чтобы определить какие чары и вредные зелья были использованы на подростках.

Он внимательно прочитал их и согласно кивнул.
- Их редко используют, но я хорошо знаю их. Время от времени, министерство осматривает кого-нибудь с помощью этих заклинаний. Они не являются везким основанием в суде, но все-же крайне полезны.

- Мы использовали их на рождество. А вот результаты, которые они продемонстрировали, - С этими словами, она указала на место в одном из документов. - Естественно, мы избавились от всего здесь написанного. От всего.

Филлиус сразу же понял значение последнего утверждения:
- Итак, они должны быть чисты от всяких воздествующих заклинаний и зелий.

- Они то должны, - прорычала, вернувшаяся Анна.

**

Тонкс, Ремус, Агата, Августа и Роксана молча наблюдали за Анной и Филлиусом, которые использовали заклинания осмотра на Невилле, Гермионе и Дафне. С каждым новым осмотром, профессор Флитвик становился все злее и злее.

- Невилл и Гермиона были подвергнуты слабому заклинанию конфундус, - заявил Филлиус спустя некоторое время и Анна согласилась с ним. - Эффект должен был пройти до сегодняшнего дня. Я не вижу других остаточных заклинаний.

Августа вздохнула с облегчением. По крайней мере, ни кто не осмелился на нечто более серьезное по отношению к ее протеже.

- Зачем кому-то накладывать на нас конфундус? - спросила Гермиона.

- Потому-что, - ответил гарри низким голосом, - иначе вы бы заметили мое странное поведение. Из всех студентов только вы трое знали, что я больше не взрываюсь по пустякам, да и не попустякам тоже, в последнее время.

- В этом есть смысл, - согласилась Гермиона.

- По-мимо заклинаний Минервы, предназначенных для второго испытания, на Дафне также присутствуют следы следящего заклинания и заклинания целительского мониторинга, - задумчиво проговорил Филлиус.

- Это моих рук дело, - объяснила Гермиона. Она покраснела когда все уставились на нее. - Я наложила их на случай...

- На случай, если мы с Минервой кое-как подойдем к выполнению своей работы по обеспечению безопасности во время второго испытания, - продолжил за нее Филлиус. - Я так счастлив от вашей веры в мои способности.

Гермиона уставилась в пол и не поднимала головы. Внезапно, она почувствовала, как чьи-то руки обняли ее и кто-то поцеловал ее в щеку.
- Ты лучшая, Миона, - прошептал Гарри.

- Что-нибудь есть еще на Дафне? - кашлянула для привлечения внимания Роксана.

- Отзвук целительского заклинания, которое она использовала на своей сестре, но этого следовало ожидать.

Роксана грозно взглянула на дочь.
- Мы должны обсудить это позже, Дафна.

- Нет, не должны, - огрызнулась Дафна.

- Предполагалось, что ты не будешь использовать эти заклинания. - Роксана была крайне довольна, но вместе с тем и напугана.

- Тогда тебе не следует давать мне книги подобно той, которую ты подарила мне на рождество. Это было моим решением. На этом давай закончим обсуждение. Пожалуйста, профессор Флитвик, продолжайте. - Роксана начала было отвечать, но затем лишь кивнула Филлиусу.

- Признаки конфундуса, несколько принудительных заклинаний, но ттолько усиливающие естественное поведение, а не меняющие его. И некоторые... Я не до конца уверен в этих признаках.

- Ссора, - вмешалась Анна. - Она была на местности на которую были наложены заклинания ссоры. И неоднократно, как я погляжу.

- Я полагаю, вы правы, - после некоторого раздумья согласился Флитвик.

- Эти заклинания накладываются на местность, - пояснила Анна окружающим, - чтобы влиять на кого-то не напрямую. Вам не надо накладывать заклинание на человека, и тем самым, вы минимизируете риск обнаружения заклинания.

- Остался только я, - шагнул вперед Гарри. Он был неестественно спокоен. Я Это был явный признак того, что он крайне взволнован, но изо всех сил пытается подавить свои эмоции. А это значило, что действие заклинания наложенного на него прекратилось.

***

Пенегрю менор, комната Дафны, вечер.

- А теперь, - мягко спросила Дафна своего парня, обнимая его. Гарри сидел рядом с ней, его голова покоилась на ее плече. Как и она, он был подвержен ряду заклинаний, большинство из них просто усиливало его склонность к дракам. Вдобавок были заклинания конфундуса, принуждения ссоры и Анна с Флитвиком нашли заклинание повышающее гормональный уровень. В целом было простое удивление, как вообще он не помешался за эти недели. - Ты хочешь получить эту защиту?

***

- Вопрос в том, как мы можем защитить наших детей в будущем, - озвучила всех мучавший вопрос Августа Лонгботтом. Не смотря на обстоятельства, Гермиона улыбнулась. "Наших детей" - Августа ее имела в виду тоже.

- Я не знаю, как много мы можем сделать, - вздохнул Флитвик.

- Я поговорила об этом со спиритисткой Наулес, - спокойно объяснила Анна. Наулес была тем, с кем Анна связывалась по камину. - Она желает провести ритуал "Адамас". Конечно, если они согласятся, окончательное решение остается за ними.

- Ритуал нечуствительного сердца? - переспросил Филлиус Флитвик. - Вы знаете, что есть причины, по которым этот ритуал применяется так редко?

- Какого рода этот ритуал? - спросил Гарри. Он вопросительно взглянул на Гермиону, но даже верная подруга только и могла пожать плечами.

- Это ритуал позволяющий защитить от принудительной магии. Он защищает от большинства заклинаний и зелий, а также еще о больших заклинаниях он может предупредить. Он должен подавлять большинство эффектов и должен сообщать об общей природе заклинания. Этот ритуал необходимо проводить каждый год.

- А побочные эффекты?

- Он защищает от большинства зелий и заклинаний, - повторил Филлиус, - даже от тех, от наложения которых вы бы не отказались. А это значит ни каких бодрящих чар, ни каких успокаивающих заклинаний и ни каких зелий сна без сновидений.

***

- Я полагаю, нам следует применить этот ритуал, - наконец решил Гарри.

- Прекрасно, - прошептала Дафна и поцеловала его в шею. - Прошедший месяц был ужасен. Я не хочу повторения.

- Я тоже, - согласился Гарри.

- Мы также решили провести этот ритуал, - заявила Гермиона.

- Бабушка согласна, - потвердил Невилл.

- Как думаете, Виктор также был под чарами? - спросил Гарри.

- Я не знаю, - после недолгого раздумья ответила Дафна. - Полагаю, что да. Но его реакция была гораздо сильнее. Возможно в его случае, кто-то использовал зелье.

Гарри вздрогнул.

- Что? - спросила Дафна.

- Что если сначала была его реакция, возможно, вызванная зельем. Потом, была статья Скиттер. Она намекала, что ты могла использовать на нем зелье. Не будет ли сейчас подходящим случаем обнаружить это зелье?

Дафна побледнела:
- Ты прав.

- Нет, уже слишком поздно, - вмешался Невилл. - Дафнино маленькое представление с клятвой сведет на нет все слухи.

- Надеюсь, что ты прав, - вздохнул Гарри.

- Но все-же, нам следует помочь ему, - заметила Гермиона с задумчивым выражением лица. - Он был настоящим мерзавцем, но если все это было под действием заклинания или зелья, то мы должны освободить его из под их влияния.

- Но как? - спросила Дафна. - Я полагаю, что он не согласится на то, чтобы я наложила на него кое-какие заклинания. Или выпить какое-нибудь зелье, если я его предложу.

- Поппи, - усмехнулся Невилл.

- Да, Поппи, - согласился Гарри. - Нам нужно поговорить с ней. Знаешь, Дафна, я не чувствую себя достаточно хорошо после испытания. Возможно, пришла пора для полного осмотра всех чемпионов и парочки зелий для предосторожности.

- Да, - согласилась Дафна. Это будет весьма мудрый подход для ответственного целителя.

***

Некоторое время спустя, библиотека.

- Филиус, у меня сложилось такое впечатление, - стальным голосом заметила Августа, - что ты узнаешь, подпись этих заклинаний.

Флитвик опустил взгляд и задумчиво уставился в бокал с огневиски. Он тяжело вздохнул. Должен ли он говорить об этом? Они определенно ожидали услышать ответ.

- Мы не ожидаем от тебя, что ты будешь давать показания в суде, Филиус. Но мы должны знать, - попросила Агата на удивление мягким и спокойным голосом.

Филлиус кивнул головой.
- Я только знаю не многих людей в Британии, которые смогли бы спрятать свой магический подчерк так искуссно. Я видел эту подпись раньше. Альбус - это альбус наложил это заклинание.

- Я знал это, - от внезапно прозвучавшего голоса Гарри вздрогнули все.

- Гарри, тебе не следовало... - начала было Роксана, но затем замолчала. Она глубоко вздохнула. С грустным выражением лица, она наблюдала, как Дафна, Гермиона и Невилл входят в библиотеку. Они все знали.

В глазах Гермионы блестели слезы, а Невилл утешал ее. Да, она полагала, что это был профессор Дамблдор, но услышав потверждение своих подозрений от профессора Флитвика, она была просто в шоке. С каждым новым испытанием, ее уважение к преподавателям улетучивалось все сильнее и сильнее.

- Этому надо положить конец, - решил Гарри. - Мы хотим пройти этот ритуал. И мы хотим, чтобы Дамблдор покинул Хогвартс.

При этих словах, головы всех взрослых резко повернулись в его сторону. Они были в шоке, но никто не высказал неодобрения, даже Флитвик.

- Мы все знаем, что он не был лучшим директором. Так много вещей странных в Хогвартсе: Трелони, Бинз, Снейп - это уже трое. У нас недостаток знаний по крайне важным предметам. Я помню наше обсуждение о введении маглорожденных в магический мир. Нам нужно лучшее магловедение. Искусство, спорт, языки - с директором Дамблдором у нас нет шансов изменить хоть что-либо. И что самое главное: мы больше не можем доверять ему. Может быть он хорош в Визенгамоте, но я не хочу, чтобы он больше был директором Хогвартса.

- Либо Дамблдор покинет школу, - заявила Дафна, - либо угроза бабушки об испанской школе больше не будет пустой.

- И кто по вашему должен заменить его на этой должности? - спросил Флитвик. Тот факт, что он согласился хотябы думать об этом, демонстрировал как сильно он был шокирован текущим днем.

- Либо ты, либо Минерва, - предложила Агата и все поддержали идею. - Я бы предположила, что ты, Филиус. Минерва слишком любит преподавание.

- И для большинства магических рас будет невероятным событием, что директором Хогвартса станет человек с примесью гоблинской крови, - мягко заметила Дафна, зарабатывая улыбку матери.

- Нам понадобятся союзники, - заметила Августа.

- У меня есть идея на сей счет, - заметила Роксана без дальнейших объяснений. Выражение ее лица было таким, будто она надкусила особенно кислый лимон.

***

Хогвартс, башня Грифиндора.

Балдахин был плотно задернут, вокруг кровати были установлены чары тишины, чтобы ее соседки по спальне не слышали ее рыданий. Это был самый ужасный день моей жизни, всхлипывая, думала рыжеволосая девушка. Почему они не послушали меня? Почему они заставили меня быть его заложником? Они должны были знать.

В течении прошедших двух месяцев, она внезапно поняла, что больше не хочет всего этого. Она хотела вернуть друзей. У нее еще была легкая влюбленность в Гарри - Джинни не могла с увереностью говорить о глубине своих чувств. Определенно, они поменялись за прошедшие месяцы. Но, тем не менее, она хотела, чтобы он был ее другом. Тоже самое касалось и Невилла с Гермионой: любезный Невилл и до нелепости умная Гермиона были единственными, кто относился к ней как к равной в отличии от ее братьев. Но все изменилось. После рождественских каникул, она подумала, что сможет востановить прежние отношения, но затем ее мать снова начала принуждать ее. И директор был на ее стороне. Они не хотели или не могли понять, что у нее нет шансов вернуть его, не то чтобы он когда либо был ее.

Профессор Флитвик был крайне удивлен, увидев ее среди заложников, но подчинился директору и подготовил ее для испытания. Дафна только свирепо глядела на нее, поняв за долго до профессора, что задумал директор. Слизеринка не проронила ни слова, а Джинни была слишком подавлена, чтобы сказать хоть что-то. В тот момент она осознала, что потеряла еще одного друга - друга, которого она нашла там, где совсем неожидала. Джинни до сих пор не понимала почему Дафна хотела помочь ей не смотря на взрывы Рона и гнев Гарри. Рон как обычно подозревал темные мотивы, а Фред был убежден, что слизеринка хочет только хорошего. И она верила ему до тех пор пока не испортила и эту дружбу тоже.

Где-то глубоко-глубоко внутри себя, она все еще верила, что ее черноволосый принц придет к ней и спасет ее. Но когда она очнулась, то увидела только разгневаного Виктора рядом с собой. Гарри не подчинился плану Виктора. Вместо этого, он заставил Крама спасти ее и продемонстрировал тем самым, что только Дафна важна для него.

Но хотябы, теперь у нее будет свой кусочек мира. Ее мать и Дамблдор наконец осознали, что у нее больше нет ни каких шансов. Возможно, спустя некоторое время и при помощи Луны, она сможет убедить Дафну и Гарри простить ее.

Джинни уткнулась лицом в подушку и зарыдала пуще прежнего.

Завтра все будет лучше.

***

Пенегрю менор, сад, pov Гермионы.

- Она будет здесь с минуты на минуту, - заметила Анна.

Мы - подростки, Анна, Агата, Роксана, Профессор Флитвик и Ремус - ожидали в саду. Мне все еще трудно не называть его профессор Люпин, а обращаться просто Ремус, но я усердно работаю над этим. Тонкс и Сириус решили не смотреть ритуал.
- Нет, просто сидеть несколько часов и смотреть - это по прежнему не самое любимое мое времяпрепровождение.

С другой стороны, у меня тоже были свои проблемы и я не могла быть собранной и спокойной. Она будет здесь с минуты на минуту - Спиритист Ноулес.

- На самом деле, ее настоящее имя не Ноулес, - пояснила за завтраком Анна. - Но ее настоящее македонское имя просто непроизносимо и поэтому, она разрешила нам звать ее просто Ноулес.

Нам, под нами она имела в виду собрание. В письмах Анна рассказывала мне о ней. Она была ее учителем и наставником, также как и для ее мамы и бабушки. Она должно быть такая же древняя как и Гризельда Марчбенкс. Ни кто не знал, что по мимо ритуала, у нее была еще одна причина для визита. Она поговорит со мной, опровергнет или потвердит мнение Анны обо мне. Будто прочитав мои мысли, Анна положила руку мне на плечо и прошептала:
- Все будет прекрасно. Я доверяю тебе, а значит и она будет.

Я попыталась выдавить из себя уверенную улыбку, но потерпела сокрушительную неудачу. На протяжении нескольких недель, мы с Анной обменивались письмами. Что ты думаешь о вере? Что ты думаешь о философии? Какое твое мнение о законах и правилах магического общества и того как мы обходимся с другими расами? Я была полностью уверена с самого начала, что у нас одно мнение касательно большинства этих вопросов. Анна только имела более терпеливый и прагматичный подход. Было так здорово, что есть кто-то с кем можно было обсуждать подобные вещи. До этого момента, даже мои друзья не понимали почему некоторые вещи нападобе ГАВНЭ были так важны для меня. Они терпеливо выносили мои лекции и никогда - за исключением моего бывшего друга Рона - не смеялись надо мной. Дафна даже помогала в кое-чем. Но они не понимали по настоящему. А теперь у меня была Анна. Она дала мне шанс присоединиться к группе, стать одним из членов среди тех, кто разделяет твои взгляды, кто также хочет изменить общество к лучшему. Я до дрожи в коленках боялась упустить этот шанс.

- Спиритист Ноулесс несколько... Она исключительная. - Некоторое время казалось, что она сейчас произнесет что-то наподобе странная. - И я надеюсь ваш латинский не слишком устаревший. Она любит современный язык. - Анна усмехнулась, когда Гарри и Невилл побледнели при этих словах. Я знала, что Дафна бегло говорит по латински - не только читает как на древне греческом, но реально говорит. Ну а я надеялась, что моих предыдущих уроков будет достаточно, чтобы хотябы понимать ее. С другой стороны, Гарри и Невилл никогда не изучали латинский язык. И знают его настолько, чтобы использовать заклинания.

- Ты стерва Анна, - расмеялась Роксана, когда успокоила наши нервы. - Она же использует заклинание гармонии во время ритуала, поэтому все ее поймут с легкостью. - Анна слегка закашлялась, когда услышала часть про понимание, но замолчала, увидев свирепые взгляды Роксаны и Агаты. Заклинание гармонии, я тоже хочу изучить такое. Оно было бы очень полезно при тренировках с Гарри. Когда мы сможем гораздо быстрее обмениваться эмоциями, информацией и картинками, то значительно усилим эффективность наших занятий. Но на данный момент, только Гарри и Дафна тренируются в использовании этого заклинания. Мы можем быть вовлечены в разговор, но не создать его.

- Агата, в твоем саду слишком холодно и ветренно. Твоя погодная магия так и не улучшилась с нашей последней встречи.

Я резко развернулась к новому гостю. Моей первой мыслью было: она такая маленькая. Она древняя, это уже была вторая мысль. Крошечная женщина с искривленым лицом наблюдала за нами, на ее лице отчетливо виднелось недовольство. Я еле смогла подавить улыбку, наблюдая, как Агата начала беспокойно ерзать под ее взглядом, будто шести летняя девочка под суровым взглядом воспитателя.

- Ты находишь это смешным, дорогуша?

Я взглотнула. Я уставилась на нее, мое лицо то бледнело, то краснело. У меня было ощущение, что ее темные глаза затягивают меня в глубины ее души. Как долго мы стояли не произнося ни слова? Я не знаю. Хриплым голосом, поскольку я не привыкла использовать латинский, я ответила:
- Я была впячетлена, когда наблюдала за тем, как Агата накладывает эти заклинания, чтобы защитить сад от зимы. Я бы хотела понаблюдать за тем, кто сможет выполнить эти чары лучше, а сейчас же я бы очень хотела обучиться этому заклинанию.

- Это так? - спросила она, вновь уставившись на нее. Я почувствовала беспокойство Гарри, напряженный контроль Дафны и волны поддержки от Невилла.
- Я вынуждена разочаровать тебя. Ты никогда не станешь настоящей погодной ведьмой, слишком много ума, слишком сильный контроль. - На мгновение, я почувствовала разочарование: вот и еще одна ветвь магии в которой я не смогу стать мастером.

Внезапно я почувствовала ее руку на моей щеке и увидела на удивление мягкую и теплую улыбку.
- Я же не сказала, что ты не сможешь научиться этим заклинаниям. Я только сказала, что ты никогда не будешь хороша в них. Тоже касается и Агаты, но ты же так не думаешь? правда дитя?

Я поспешно поматала головой. Агата была единственной, кто постепенно занимала место, до того три года принадлежавшее Минерве: мой интелектуальный кумир.

- Хорошо, - она погладила меня по щеке. - Я вижу много ее в твоей душе. Анна может быть единственной, кто обучает твоего друга Гарри, но для тебя лучше идти по стопам Агаты. Спустя некоторое время ты будешь... Хмм... соответствовать требованиям.

Соответствовать требованиям? Я никогда не соответствовала тербованиям. Я почувствовала злость вскипающую внутри меня, а затем увидела ее задумчивый взгляд.
- Гордость - это нечто опасное, дитя. Никогда не полагай, что ты знаешь все в каком-то деле. Всегда будет кто-то лучше, всегда будет что-то новое, чего ты еще не знаешь.

Я только кивнула, не зная, что ответить. Но по видимому, она и не ожидала от меня ни какого ответа, а просто хотела, чтобы я подумала об этом. Пожилая леди развернулась и кивнула Анне:
- Я одобряю.

Некоторое время, я смущенно смотрела на Анну. О чем она говорит? Она же не имеет в виду... Месяцы обмена писем с Анной, чтобы убедить ее, а здесь одобрение после одного лишь взгляда? Но что за взгляд это был. Я все еще ощущала его на себе каким-то образом.
- Это место будет приемлемым, - неожидано сказала она, указывая на тропинку в траве между двух вишен.

- По местам.

Я конечно ожидала услышать ее голос в голове, но все же это удивило меня сильно. Он ощущался как нечто теплое, комфортное и успокаивающее, он казался просто невероятным. Будто сидишь с бабушкой у камина зимним вечером, попиваешь какао и слушаешь, как бабушка читает рождественские гимны. Мы послушались ее приказа и сели на землю. На нас одеты были только нижнее белье и мантии. Наши босые ноги касались травы, связывая нас с землей, как и требовалось для ритуала.

Каждый из нас был повернут в одну сторону света, каждому из нас принадлежал один элемент. Естественно, Гарри был огнем, Анна была рядом с ним, в качестве помошника в этом ритуале. Земля - ну кто еще мог быть землей, если не мой Невилл? Агата стояла за его спиной, положив руки ему на плечи. Он был расслаблен, ему в отличии от нас, уже приходилось проходить ритуал. Роксана помогала дочери пройти ритуал. Дафна была водой, элемент соответствующий целительству и жизни-началу. Поэтому мне остался только воздух - элемент открытого неба, открытого для новых идей, открытого для сильного ветра смитающего все границы на своем пути. Я была рада и горда тем, что Августа помогала мне в этом ритуале. Да, она была черезчур традиционалисткой и с сомнением воспринимала мое желание по изменению мира. Вместе мы могли бы быть силой, которую бы боялись и уважали все, ну по крайней мере, мне хотелось в это верить.

- Итак, вы решили провести ритуал подобным образом: у каждого из вас будет помощник. Чтобы защитить ваш разум, чтобы очистить от всех эмоций вы должны доверять друг другу. Ваш компаньон - ваша слабость и сила. Вы будете связаны друг с другом, позволяя вашему компаньону изменить ваш разум сквозь магию, но к счастью, это защитит вас. - Еще до ритуала, Анна объяснила нам это. Начиная с этого момента, в течении следующего года, только Августа сможет наложить на меня эмоциональные заклинания так, чтобы они оказывали на меня эффект. Все остальные потерпят в этом неудачу. Я почувствую это заклинание, даже узнаю общие намерения его, но оно ни как не повлияет на меня. Я буду защищена. Подняв голову , я увидела вопросительный взгляд Августы. Я улыбнулась и слегка кивнула. Я доверяла ей.

- Каждый элемент силен сам по себе, но вместе вы станете еще сильнее. держитесь ближе друг к другу, сохраните вашу дружбу. Усильте вашу связь.

Было совершенно понятно, что это уже не будет обычная дружба после ритуала. Даже сейчас я могла чувствовать остальных, видеть невидимые линии между нами. Анна объяснила, что эта связь только усилит нас, что мы сможем более эффективно бороться против легилименции. Я слегка опасалась этой близости, опасалась, что потеряю уединение, но успокаивающего пожатия от Августы и одобряющей улыбки от Невилла было достаточно, чтобы я вновь расслабилась. Больше никогда я не буду одна. Никогда я больше не буду чувствовать себя не любимой, ни кто не будет насмехаться над нами. Теперь и навсегда у меня будет нечто особенное: друзья.

***

- Я впечатлен.

Профессор Флитвик и Ремус обменялись многозначительными взглядами и улыбнулись. Последний час они тестировали нашу защиту. Даже профессор Флитвик не смог добиться от нас ни какой реакции, накладывая поочередно успокаивающие, бодрящие и принудительные чары. Теперь я чувствовала себя лучше, защищенней.

Спиритист Ноулес наблюдала за нами, о чем-то переговариваясь с Анной, Роксаной и Агатой, иногда поглядывая на Гарри и Дафну. Я с нетерпением ожидала окончание испытаний и возможности поговорить с Анной. Повидимому, она позволила Анне Обучить Невилла и меня заклинанию гармонии и тому, как можно усилить связь. Это будет так здорово. Я едва не хихикала от предвкушения.

- Но я боюсь пришло время мне отправляться в школу, у меня есть еще кое-какие дела, - сказал всем на прощание профессор Флитвик и поднялся. Он вздохнул:
- Эти два дня на многое открыли мне глаза. Я должен подумать над тем, что узнал от вас. Я думаю, нам следует продолжить наш разговор о директоре через неделю или две. В любом случае, если нет возражений, я проинформирую об этом мадам Спраут и Минерву Макгонагалл.

Анна, Роксана и Агата обменялись взглядами и через некоторое время леди Пенегрю согласно кивнула.
- Нет, невозражаем. Но пожалуйста не распространяйся о ритуале. Знание о защите есть первый шаг для ее обхода.

Филиус кивнул, соглашаясь, и спокойно вышел.

***

- Прежде чем я уйду, мы должны обсудить кое-что, - начала Ноулесс. То, что она с легкостью смогла вовлечь восмерых магов в ментальный разговор, с помощью заклинания гармонии, говорило о ее опыте и силе. Дафна и Гарри могли подключать только трех человек.

- Вы правда полагаете, что это правильное решение, - с несчастным видом вздохнула Роксана. Я знаю, что он должен знать об этом, а я не хочу быть вторым Дамблдором, скрывая такую важную информацию от него. Но всеже...

- Мам, ты не можешь постоянно защищать Гарри, - спокойная мысль Дафны слегка удивила меня.

- Это касается его шрама, не так ли? - спокойно спросила я.

- Что ты имеешь в виду? Что с моим шрамом? - Гарри дотронулся до шрама на лбу, до места, которое приносило только дискомфорт в прошлом, поскольку, все глазели на него, воспринимая его как нечто странное и любопытное.

- От него тянет нехорошей магией, - заметила Дафна с отчаянием. - Он ощущается, как нечто чужеродное. Нечто, что не должно существовать, не что, что нарушает все законы природы.

Ноулес улыбнулась Дафне и похлопала ее по руке.
- Твой внутренний глаз впечатляет.

На мгновение я вспомнила профессора Трелони и о ее внутреннем взгляде. Мне лучше не упоминать о таком сравнение, Дафне явно не понравится это.

- Но она права. У Анны были некие подозрения на счет твоего шрама после осмотра два месяца назад. Она поговорила со мной об этом и теперь у меня есть шанс взглянуть на него собственными глазами. - Она вздохнула и пристально посмотрела на Гарри с хмурым выражением лица. - Гарри, когда Вольдеморт напал на твою семью и убил твоих родителей, он не умер в тот раз. Иногда, люди обладающие такой-же силой как он могут обмануть смерть, неподходящим способом. Он оставил небольшую часть себя. Небольшую частичку своей души.

Гарри дотронулся до шрама. На его лице было написано отвращение.
- Итак, здесь находится часть его?

- В каком-то смысле да. Я полагаю, что это причина твоих способностей в парселтанге. Отдавая тебе часть своей души, он также отдал часть своих знаний.

- Оно... Оно как-то влияет на меня?

Боязнь была отчетлива видна на его лице. Боязнь, что он станет таким как он, что его взрывы это первый шаг к тьме. Я так и чувствовала, как в его голове рождается мысль: неужели Дамблдор был прав на счет его темной стороны.

- Нет, - голос Ноулес излучал сталь и решительность. - Твои враги и твои друзья, поступки и действия влияют на тебя, но не он. Ты, Гарри, тот кто ты есть, тот кем ты хочешь быть, тот кем ты стал под влиянием твоих друзей. Он... - она указала на шрам, - Проблема, даже серьезная проблема, но не оправдание твоих поступков.

- Хо-рошо, - прошептал Гарри.

Долгое время он молчал. Дафна обнимала его, а мы с Роксаной любяще смотрели на него. Все в комнате также хранили молчание, давая возможность им подумать над услышанным, давая возможность понять, что это значит для Гарри.

- Вы можете помочь мне... Избавиться от него? - наконец спросил Гарри.

Ноулесс покачала головой.
- Я не могу. Но я могу помочь Дафне узнать, как сделать это.

Широко открытыми глазами Дафна уставилась на нее, А Гарри смущенно взглянул на свою девушку.

- Ты уже все решила, касательно своего будущего, девочка, - заметила Ноулес с мягкой улыбкой. - Теперь, ты должна позволить своему разуму последовать зову сердца. Следовать своим эмоциям - это не признак слабости, Дафна. Я была бы горда обучить тебя всему, что знаю о спиритическом исцелении. Но чтобы ты не решила: Я помогу тебе избавить Гарри от этого плохого воспоминания. К сожалению, это то, чему я тебя не смогу обучить ни сегодня ни за месяц. Для начала ты должна вырасти - вырасти духовно и магически. Связь между тобой и Гарри, сильнее чем между вами четырьмя, должна окрепнуть. Только после этого, мы сможем предпринять попытку избавить его от этой штуки. Только избавленный от этой штуки, Гарри будет по настоящему свободен. Мы найдем выход, Гарри. Но ты должен был знать.

***

Малфой менор, 26 февраля, вечер.

Сайрус чувствовал раздражение. Он сидел в кабинете Люциуса, наслаждался его лучшим коньяком и ожидал, когда его дорогая женушка соизволит сообщить ему о причинах отъезда детей из школы. Она практически выгнала его из их менора и запретила возвращаться, пока не даст на то согласие. И он даже не знал причины. Люциус предоставил ему комнату без всяких вопросов. Это повторялось уже не в первый раз. Сказать, что они были удивлены, когда домовой эльф Люциуса сообщил о позднем визите, значит не сказать ничего. Жена? Роксана Гринграсс в девичестве Пенегрю здесь, в Малфой меноре, по своей собственной воле? Невероятно. Но это была она. Когда она зашла, на ее лице было написано отвращение, она на грани вежливости поприветствовала Сайруса и только Нарцисса удостоилась короткой сдержанной улыбки.

- Какая причина привела вас к нам в дом, дорогая Роксана? - спросил Люциус, чувствуя, что у Роксаны не хватает выдержки самой начать беседу.

- Кажется, Люциус, что в данный момент у нас есть общая цель.

Сайрус выглядел шокированным и даже Нарцисса выглядела удивленной. Только Люциус остался спокойным. Его суженные глаза были единственной реакцией на сообщение.
- И что же это за цель такая?

- У нас есть общий враг, Люциус. Я прошу твоей помощи чтобы убрать Дамблдора из Хогвартса.

@темы: ГП/ДГ, Гарри Поттер, Перевод, Фанфик

18:49 

Второй шанс. ГП/ДГ. Глава 37.

Остерегайтесь воспоминаний ваших

Хогвартс, 6 марта, обеденное время. (Пов Снейпа)

Подавив вздох, я опустил письмо, которое только что получил от Роксаны Пенегрю. С не давнего времени, я начал называть ее Пенегрью, по крайней мере про себя, поскольку понял, что Сайрус не заслуживает ее. Впрочем никогда он ее и не заслуживал. Не из-за его отвратительного поведения и даже не из-за плана, благодаря которому у меня появились сомнения касательно моего старинного друга Люциуса.

- Я буду ждать тебя в Пенегрю меноре в субботу 11 марта на обед. Сам процесс переноса воспоминаний уложится в час, но он крайне выматывающий, по этой причине, приглашение распространяется до вечера. Я абсолютно уверена, мы найдем интересную книгу для тебя в библиотеке.

Хорошо хоть она неожидала приятных разговоров. С другой стороны, леди Пенегрю принадлежали к тем немногим, кто могли вовлечь тебя в искуссный разговор, которых мне так мучительно не хватает в Хогвартсе. Возможно, после полуденное время не будет столь плохим. Не то, чтобы у меня вообще был хоть какой-то выбор. Сделка с дочерью Роксаны, заключенная в январе все еще существовала. Она сдержала свою часть сделки до конца и убедила Поттера оставить Нотта в покое. За его проделками даже было забавно понаблюдать. Не то, чтобы я когда-либо открыто наслаждался приколами Поттера. Ну а теперь, пришла пора и мне выполнить свою часть сделки. Для этого, я должен посетить Пенегрю менор.

- Все в порядке, Северус? - спросила Минерва с тем беспокойством, которое я так ненавидел, но с другой стороны этот факт служил очередным напоминанием, что она является одним из моих редких друзей. Альбус тоже всегда выказывал беспокойство, но оно было о хорошо функционирующем инструменте. С другой стороны, Минерва всегда видела во мне человека. Я частенько спрашиваю сам себя чем я заслужил такую любовь.

Я утвердительно кивнул:
- Я в порядке, Минни, - тутже мне захотелось забрать свои слова обратно. Одним из признаков, что со мной что-то не так являлся тот факт, что я обращался к ней по прозвищу. Но к моему не сравненому облегчению, она проявила уважение к моим желаниям и приватности. Поэтому, мягко улыбнувшись мне, она вновь повернулась к мадам Спраут.

Я задумчиво наблюдал за ними. После окончания второго испытания, точнее сказать после возвращения Филиуса, было много разговоров главным образом между Минервой, Филиусом и Спраут, но иногда и остальными. Только простофиля Хагрид, не умеющий держать рот на замке и боготворящего Дамбика, Себила Трелони и Грозный Глаз не были частью этих разговоров. Ну, естественно, я также не был их частью. По видимому, ни кто не доверяет мне достаточно, чтобы говорить об важных вещах. Не то, чтобы я винил их. Было и так понятно, что все эти разговоры крутяться вокруг да около Дамблдора, а я все еще был слишком близок к нему, все еще был должен ему.

Так о чем же они говорят, или точнее сказать, что они замышляют? Гневное поведение Августы Лонгботтом и Агаты Пенегрю было явным признаком того, что они недовольны Альбусом. Он что-то сделал, что-то более серьезное нежели вмешательство в дружбу Поттера и Гринграсс путем изменения заложников. На мой взгляд это был крайне глупый поступок, причины которого так и остаются скрытыми от меня. Альбус так и не пожелал обсудить их со мной, но я все видел по его лицу: он был обеспокоен. То, что я мог с легкостью видеть эти знаки говорило о том, что он сейчас испытывает серьезные трудности. Но самым удивительным было мое впечатление, что даже Люциус как-то замешан в этом деле. Он послал Директору Каркарову письмо несколько дней спустя после испытания. Я знал, что он презирает бывшего пожирателя смерти - предателя в его глазах. Что они могли обсуждать? На сколько я знаю, что кроме ненависти к Поттеру и Альбусу, у них нет ничего общего.

- Люциус спрашивал меня о директоре, - заметил я, обращаясь к Минерве, и тщательно следя за ее реакцией. Ее глаза на мгновение расширились. Она никогда не умела хорошо прятать эмоции.

- Ох, и чтоже он хотел? - спросила она, безуспешно пытаясь спрятать интерес.

- Он хотел знать о некоторых событиях этого года: выбор чемпионов и того, как проходят испытания так сказать за кулисами. Его особенно интересовало, то как Альбус выбирал заложников и его поведение по отношению к Дафне Гринграсс. - Выбор чемпионов - этот вопрос также интересовал и меня. Не смотря на мое оффициальное заявление, я никогда бы не поверил, что Поттер сам положил свое имя в кубок. Обмануть кубок было выше его возможности даже при помощи Грейнджер и Гринграсс. Нет, кто-то еще подбросил его имя в кубок. И припоминая реакцию Дамблдора на всю историю в целом, я подозревал, что он был частью этого выбора или как минимум знал имя приступника. Минерва сделала глоток чая, очевидно для того, чтобы успокоить свой голос:
- Есть какие-нибудь идеи почему он заинтересован в этом?

Я пожал плечами:
- Возможно, простое любопытство. И у него есть законный интерес касающийся благополучия Девочек Гринграсс, поскольку, младшая является невестой Драко.

Минерва вымучила улыбку, кивнула и сделала еще один глоток чая. Сейчас самое время, ткнуть пальцем в небо.

- Или он все-еще ищет способы как можно убрать Альбуса из Хогвартса.

Ее реакция говорила лучше всяких слов. Закашлявшись, разбрызгав чай, она попыталась прикрыться убийственным взглядом. Так вот чего это все касалось: кто-то хочет убрать его из Хогвартса. Ничего нового в этом небыло, но вот теперь, некоторые преподаватели были частью заговора. Даже, к моему удивлению, Минерва. Она же ведь всегда была его самым верным союзником, даже в тех случаях, когда она ненавидела его решения. Я отчетливо помню дни после события в Визжащей хижине. Она была в ярости от решения Альбуса, который не исключил Блэка. Но в конце, она как обычно уступила. Позже я был неоднократно свидетелем яростного поединка кто-кого перекричит касающегося благополучия Поттера. В конце, она всегда подчинялась, каждый раз. Что же изменило ее положение? Что убедило ее сменить сторону? Что же случилось? И что это значит для меня? Как мне следует реагировать, какую сторону мне занять? Впервые за пятнадцать лет я терялся в догадках.

***

Тоже время, тоже место (Пов Гермионы).

- Твоя статья просто потрясающая, Луна.

Равенкловка ослепительно улыбнулась мне. За последние месяцы, дружба между нами крепла день ото дня. С тех пор, как я открылась ее идеям - я позволяю себе верить в некоторые из них и пытаюсь не быть такой грубой как раньше касательно особых нелепых идей - я смогла увидеть другую Луну, которую Гарри открыл для себя за нескольков месяцев до меня. Теперь, я желаю принять то, что Луна видит немного больше чем остальные. И возможно, некоторые из ее существ - это всего лишь своеобразный способ описать нам то, что она увидела, иначе, в противном случае мы бы не поняли. Это похоже на то, как если бы я попыталась объяснить слепому с рождения как выглядят цвета.

- Спасибо. Мне очень нравится писать о Гарри и Дафне. И, по счастью, у Коллина нашлось парочка фотографий для нее.

Услышав это, Гарри простонал и спрятал лицо в ладонях, а я, Дафна и Невилл обменялись веселыми улыбками. В течении нескольких недель, Коллин был персональным фотографом Гарри. Он едва не лишился чувств, когда получил письмо от Роксаны, в котором она сообщала ему, что с этого момента, только ему позволяется делать фотографии Гарри и Дафны. Копия письма была направлена в ежедневный Пророк, наверняка, доведя всех до апоплексического удара. К сожалению, Скитер не умерла от шока.

- Коллин - хороший парень, - объяснил Гарри. - И он хороший фотограф. Его семья не очень богатая и поэтому, продавая мои фотографии, он сможет сделать задел для будущей работы.

Ни кто не сомневался., что призванием Коллина является фотографирование. И фотографии получались просто изумительными. Некоторые из них, особенно касающиеся второго испытания, попали на страницы Придиры, а позже и Пророка. Некоторые нашли место во все растущей коллекции Гарри и Дафны.

- Мне так нравятся фотография целующихся Гарри и Дафны, после его извинений, - я самодовольно улыбнулась, наблюдая, как, слегка наигранно, скрючился Гарри. Он свирепо взглянул на меня, но кивнул Невиллу, когда тот заметил, что ему нравятся фотографии, где Дафна накалдовывает патронуса.
- Я думаю, ни один патронус не будет так знаменит как патронус Дафны.

На мгновение, мы прервали дружескую беседу, когда в зал вошел Виктор Крам. Следуя плану Гарри, мы убедили мадам Помфри обследовать четверых чемпионов. Промывочное зелье было частью этого осмотра и как и ожидалось, точнее сказать как мы и боялись, реакция последовала не замедлительно. Я так и не знаю, что Гарри сказал Виктору, но Дафна, на следующий день, получила тайное послание от чемпиона Дурмстранга с извинениями. С тех пор, поведение Виктора постепенно менялось. У нейтрального наблюдателя могло сложиться впечатление, что у Виктора прошла влюбленность к Дафне или что он поборол действие любовного зелья. В качестве меры предосторожности, он принимал промывочное зелье каждый день, просто на всякий случай. Но, по видимому, идея свести Виктора с Дафной подошла к своему концу, виной тому, скорее всего, послужили явные чувства, которые демонстрировали друг к другу Гарри с девушкой и ее клятва.

- Зелье вражды, - пробормотала я. Такое зелье было внутри Виктора, согласно осмотру Поппи. Она послала образец крови Агате и ее коллеги потвердили результат.

- Бабушка писала мне об этом зелье, - прошептала Дафна. - Это очень сложное зелье, это уровень гораздо выше тритонов. По ее словам, только два мастера зелий в Хогвартсе смогли бы сварить такое зелье.

Я кивнула, скользнув взглядом по Снейпу. Он был один из таких мастеров, но у него не было причин вмешиваться в жизнь Дафны. Остался только Дамблдор - прославленный алхимик, который преобрел известность еще будучи студентом Хогвартса. Неужели прошло уже три с половиной года с тех пор, как я в первые прочитала о нем на развороте карточки от шоколадной лягушки.

***

- Вам следует быть более осторожными, - отругал нас голос Гарри в наших головах. - Такие слова лучше не произносить, даже думать о них надо вскользь.

Смущенно покраснев, я кивнула. Это было все еще ново для меня, но он был прав. Начиная с выходных после второго испытания, мы начали обмениваться мыслями. Нам уже не надо для этого держаться за руки, но собеседник должен находиться не дальше чем в десяти футах и быть в прямой видимости. Нам еще с трудом удавалось переключаться от разговора в слух, к мысленному общению, но мы делали постепенный прогрес. Большую часть времени, мы беседовали естественным образом, чтобы не вызывать подозрений. Но в ситуациях подобно этой, мысленная связь была куда более подходящей. Луна огляделась вокруг с мечтающим выражением лица и улыбнулась мне. Она не могла знать о мысленной связи, мы не говорили ей. Но, тем не менее, я была абсолютно уверена, что она каким-то образом знает об этом.

- Я думаю, что Луна знает о нашем мысленном разговоре.

- Возможно, - согласился Гарри. - Она сильно восприимчива к таким вещам.

- Я бы хотела расскзать ей об этом, и Сьюзан с Падмой тоже, возможно, даже Трейси и Блейзу.

- Может быть мне стоит написать маме и спросить ее.

***

- Отец написал, что в следующем выпуске, мы опубликуем статью с извинениями Виктора.

Я согласно кивнула. Согласно нашему плану по изменению Виктора к лучшему, мы опубликуем эту статью с раскрытием всей аферы спустя несколько недель после испытания. Мы хотели избежать новых слухов связанных с любовным зельем. Даже не смотря на клятву Дафны, я уверена, найдется достаточно людей, которые все-еще верят словам Скиттер и признание, что в крови Виктора было найдено любовное зелье только подольет масла в огонь.

- Прекрасно, - прокомментировала Дафна без всякого интереса. Она с озабоченостью в глазах наблюдала за тем, как Рон и Джинни покидают большой зал. Она все еще была заинтересована в благополучии Джинни, не смотря на злость после испытания. Возможно, мне не следовало удивляться тому, как быстро она пожелала принять тот факт, что Джинни ни играла ни какой роли в выборе заложников. Когда мы вернулись из Пенегрю менора, она приказала мне, чтобы я обучила ее тем заклинаниям слежения и мониторинга, которые я использовала на ней. Дважды после того, я видела, как она накладывает эти чары на Джинни. Гарри молча наблюдал за всей аферой, не желая новой стычки со своей девушкой.

Это важно для нее, это все что я должна знать, чтобы принять это. Когда мои лучшие друзья успели вырасти так сильно?

Дафна не объяснила, я не спрашивала. Она расскажет мне все в свое время.

***

Луна только, что ушла в сопровождении Коллина. Они хотели выбрать фотографии для следующей статьи.

- А они мило смотрятся, - заявил Невилл и он был прав. Я задумчиво наблюдала за их уходом. Я не думала об этом, но похоже, парень был бы кстати для нее. Не смотря на то, что ее софакультетники вели себя лучше по отношению к ней, у нее по прежнему было мало друзей. И очень часто, старшие студенты докучали ей.

- Лунатичка, - прошептала я, чувствуя как увлажняются мои глаза. - Как я вообще могла называть ее так?

Невилл обнял меня.
- Ты совершила ошибку, но ты осознала это. Ты достаточно сильная и честная, чтобы исправить свое поведение. И я думаю, что ты правда нравишься ей сейчас.

Я слабо кивнула и опустила голову на его плечо, игнорируя недовольные взгляды со стороны некоторых слизеринцев и грифиндорцев.
- Луна, самая замечательная девушка, которую я когда либо встречала, - спустя некоторое время заметила я. - Нам следует проводить больше времени с ней. И мы должны свести ее с каким-нибудь парнем.

Невилл и Гарри простонали. По видимому, моя девчачья идея не пришлась им по вкусу. Но дафна кивнула и улыбнулась, а это все что имело значение.

***

Хогвартс, кабинет профессора Макгонагалл, 8 марта.

- Это было, - начал Фред.

- Незаслуженным, - закончил Джордж.

Оба близнеца смотрели на профессора Макгонагалл, в их глазах читалось не справидливость этого мира по отношению к ним. Они были вызваны в ее кабинет по совершенно пустячному случаю, после небольшой и незначительной проделки. Разве могли они сдержать свой нрав в день святого Валентина? Да, на то была простая причина: Фред хотел впечатлить Анжелину взрослым поведением. А еще, в тот день у него было мрачное настроение, когда он услышал о наказании Гарри. Если кто и заслуживал приятного дня святого Валентина, так это Дафна и Гарри. Даже Анжелина, которая не была особой поклоницей Дафны, называла их милой парой. Как бы то ни было, они устроили всем день святого Валентина без приколов. Возможно, после этого, близнице слегка переступили черту, подшучивая над Виктором. Мерлин, он заслужил все это. Он был причиной наказания Гарри. С широченными улыбками, они наблюдали как Гарри опустил Виктора. Это был один из тех моментов, когда они были горды и счастливы, что являются его друзьями. После чего, Гарри попал на самый верх их секретного списка: "люди с которыми лучше не связываться", опередив Анжелину, в случае Фреда, и Дафну, чьими характером и умом близницы были впечатлены.

Но после второго испытания, они успокоились и позволили мерзавцу из Дурмстранга прожить несколько дней спокойно. Перекрашивание волос было просто небольшим напоминанием того, что он не забыт. И по их мнению, ему так шли оранжевые кудряшки.

С нарастающим чувством беспокойства, близнецы наблюдали за профессором Макгонагалл, которая подошла к столу и достала из ящика какие-то бумаги.

- Так, давайте ка взглянем.

- пятнадцатого февраля Виктор Крам был проклят и был вынужден разговаривать писклявым голосом. шестнадцатого февраля Виктор Крам был опоен слабительным зельем.

- Должно быть что-то было...

- ... в его пудинге. - Оба близнеца улыбнулись своими самыми невинными улыбками.

Минерва только строго взглянула на них и продолжила:
- восемнадцатого февраля в чай Виктора Крама был подмешан алкоголь без вкуса.

- Ох уж эти студенты из Дурмстранга...

- ... Они такие безответственные.

- Двадцатого февраля...

Она продолжила чтение, прерываясь на некоторое время, чтобы выслушать оправдания и извинения близнецов. Так она зачитала обо всех четырнадцати приколах провернутыми над Крамам и пять над Ноттом. Теперь у них были бледные лица и они обменивались озабоченными взглядами.
- Кажется у нас большие неприятности, - безвучно проговорил Фред, а Джордж согласно кивнул.

- Вы правы, - прорычала Минерва. - Девятнадцать приколов за три недели, некоторые из них не обошлись без повреждений. Я знаю, что вас не заботят отработки и потери балов. Но этого было бы достаточно для исключения вас из команды по квиддичу до конца вашей учебы.

- Нет, вы не можете...

- ... Поступить так, - моляще произнесли близнецы. Они были мастерами отработок, а балы были ничто, особенно после поступления в Хогвартс Гарри и Гермионы. С тех пор как она стала общаться с Дафной Гринграсс, она стала терять кучу очков. Но остаться без квиддича - значит потерять всякую везкую причину оставаться в Хогвартсе. Они очень надеялись на событийный квиддичный сезон в следующем году. Это будет их седьмой и последний курс в Хогвартсе. Определенно, она не будет так жестока.

- Пожалуйста, Минни...

- У вас же есть сердце.

С задумчивым видом, Минерва Макгонагалл наблюдала за ерзающими в своих креслах близнецами. Она наблюдала за ними неделями. А теперь, пришла пора для заключительной сцены.

- ну, возможно, мы могли бы найти выход. При благоприятных условиях, я с готовностью могла бы... Потерять этот список. Знаете, иногда я бываю настолько счастлива, что забываю обо всем на свете. - она подмигнула. Нет правда, Профессор Макгонагалл подмигнула. Фред был в шоке.

- Да, иногда тоже...

- ... Случается и с нами, - поспешно согласились близнецы.

- И что же может...

- ... Сделать вас такой счастливой?

Минерва пристально взглянула на них. Действительно ли она хочет вовлечь в это близнецов? И попросить их сделать это для нее? Но ей сильно нужна помощь. Было важно знать не только о ваших способностях, но и об их пределах. А это дело требовало особых навыков: невероятного мастерства секретности и обмана, того, чем были талантливы близнецы. Наконец, она глубоко вздохнула:
- Мне требуется ваша помощь. Вам нужно будет достать кое-что для меня, не привлекая особого внимания...

***

- Не могу поверить.

Воскликнул Фред в своей манере, вернувшись в башню Грифиндора.

- Но судя по всему это не сон.

Ответил Джордж помахивая списком Минервы.

- Это будет...

-... Забавно...

- ... Очень интересно...

-... Опасно...

- ... И совершенно новый уровень...

-... Приколов.

Близнецы усмехнулись, глядя друг на друга. Они должны все серьезно спланировать.

***

Пенегрю менор, 11 марта, суббота, полдень.

Кто-то еще вошел в комнату, но глаза Роксаны неотрывались от его лица, от лица Северуса Снейпа. Он все-еще беспокойно спал, мечась по кровате в одной из гостевых комнат менора. На лбу выступили испарины пота, глаза беспокойно бегали под закрытыми веками. Она сильно беспокоилась из-за его высокой температуры.

- Что случилос?

-Мерлин, Анна, как хорошо, что ты здесь. Я... Я не знаю. Все начиналось как обычно.

***

Пару часов назад, как и было назначено, профессор Снейп вошел в Пенегрю менор. С самого начала было очевиддно, что Северус каким-то образом узнал про заговор с целью смещение Дамблдора с поста директора Хогвартса. Его вопросы и инсенуации показали, что у него есть свой интерес в этом деле. Но Роксана не знала, каковы его намерения. Спрашивает ли он ее как шпион Дамблдора? Или как друг Люциуса? Или у него свои причины? По этой причине, она стала избегать этой темы и сконцентрировалась на картине. Она почувствовала облегчение, когда услышала, что он согласен поделиться воспоминаниями.
- Я знаю, Северус, что мы... Сириус, Ремус и я... У нас не совсем объективный взгляд на ситуацию. Лилли и Джеймс были нашими друзьями и мы знаем только их хорошие качества. Мы надеемся, что ты с Петунией, добавите воспоминания касающиеся их другой стороны. Гарри заслуживает знать своих родителей, но это должны быть объективные знания, а не глупые картинки как из детских книжек.

- Я сомневаюсь, что он захочет узнать мои воспоминания, особенно касающиеся его отца, но я сделаю это.

Поэтому, Роксана наложила заклинание и смотрела как Северус перемещает свои воспоминания в картину.

***

- Все пошло не так с самого начала. Ты знаешь, как выглядит человек вытаскивающий воспоминания из своей памяти. Это своего рода серебристая нить. А его имела золотистый оттенок, а не серебристый. И было такое чувство, что эта процедура выматывает его гораздо сильнее чем Сириуса или меня. Я не хотела прерывать процесс. Я не очень хорошо разбираюсь в этом процессе, поэтому, не знала, а вдруг, он будет ранен если я насильно разъеденю их. Но внезапно, он заоорал от боли. В следующее мгновение, он уже лежал без сознания на полу.

- Понятно, - ответила Анна, задумчиво глядя на мастера зельеварения. Золотистый оттенок являлся явным признаком чистого воспоминания: Это воспоминание слишком простое, слишком ясное, чтобы случиться в реальной жизни. Иногда такое происходит, когда человек пережил шок и память пытается справиться с этим. Но в большинстве случаев это явный признак чужого вмешательства в воспоминания. Изменение памяти, вне зависимости от мастерства заклинателя, никогда не будет такой же сложнойи таким же реалистичным, как реальное воспоминание. И зная, что произошло с подростками, можно было поспорить, что со Снейпом произошло нечто в этом роде.

- Ты полагаешь, что кто-то вмешался в его воспоминания, - не сколько спрашивая, сколько константируя факт, произнесла Роксана.

Анна согласно кивнула:
- Я была бы абсолютно уверена, если бы он позволил мне осмотреть его разум.

- Нет. - это был всего-лишь еле слышный шепот. - Никто... - И снова вымотанный Снейп закрыл глаза.

Роксана погладила его по руке:
- Хорошо, Северус. Это твой разум, твое решение. Ты в безопасности со мной.

В следующее мгновение, он снова уснул.

***

- Мне не нужна твоя помощь грязнокровка.

Со слезами на глазах, рыжеволосая девушка развернулась, чтобы не смотреть в лицо парню, с которым она дружила больше десяти лет. Как он мог поступить с ней так? Как он мог себя вести подобным образом? Да, Джеймс и Сириус были отвратительны. Но она всего-лишь пыталась помочь ему. Не оборачиваясь, Лили убежала прочь.

***

Самодовольное выражение лица Блэка стало тем, что он уже не смог вынести.

Поттер и Люпин, с точно такимиже лицами стояли рядом с ним, осмелившись пойти против решения директора. Люциус был прав: в Хогвартсе слизеринцы никогда не добьются справедливости. Они уйдут свободные, безнаказанные за свой поступок, безнаказанные за то, что они почти убили его. Директор запретил ему распространяться о Визжащей хижине, запретил говорить всем, что Люпин - оборотень.
- Если ты пойдешь против моей воли, я просто сотру тебе память. - И то, что он осмелился продемонстрировать добродушное выражение лица всезнающего дедушки и отвратительно замерцать своими глазами, только слегка смягчило такую несправедливость. Он будет молчать. Но он никогда не забудет. Никогда не простит.

***

- Да, это твоя вина, в том, что она умерла, Северус. В этом нет сомнений. Но ты можешь попытаться загладить свою вину. Ты можешь сражаться на моей сторони для всеобщего блага. Заставить ее гордиться собой, Северус. Я уверен, что в один день Лили простит тебя.

Он примчался в кабинет директора, как только услышал о ее смерти. Он никогда не хотел этого. Да, он ненавидел Джеймса, он ненавидел их сына, потому, что он был сыном Поттера, а не его. Но он никогда ненавидел ее. Почему он никогда так и не смог извиниться перед ней? Ему жаль, что она не приняла его извинений, так и не простила его. Теперь, было слишком поздно. Мальчишка будет жить со своей тетей. Мальчишка, который был ответственен за ее смерть.

***

Пенегрю менор, 12 марта, воскресенье, утро.

- Северус, ты помнишь, что произошло?

Роксана сидела рядом со Снейпом. Анна в отдалении, молча наблюдая за ними и не вмешиваясь в разговор. Северус еще до конца не проснулся, но выглядел гораздо лучше после ночи сна.

- Боль, - прошептал он. - Была боль. Моя голова... - Его голос дрожал. Неожидано, на его глазах выступили слезы. - Я обозвал ее грязнокровкой, Роксана. До Хогвартса, она была моим единственным другом. Она была единственной, кто позволил мне пережить детство, отца. Я потерял ее.

Роксана нежно смахнула слезы и пот с его лица льняной тряпочкой.
- Я уверена, что она понимала твою боль, Северус. Я уверена, она простила тебя.

- Она никогда так... - Он прервался и схватился за виски, из его горла вырвался стон. Картинки сменялись одна за одной в его разуме, картинки семнадцатилетней Лили свирепо глядящей на него и отвергающей все его извинения. Эта картинка сменилась той, где взрослая Лили держит в своих руках сверток:
- Это мой сын, Северус.

- Они запрещали ей говорить со мной. - Они Блэк, Люпин и Поттер. Всегда готовые перехватить его, всегда готовые встать между ним и Лили. Он же всего-лишь хотел поговорить с ней, рассказать как сильно он сожалеет. Но Лили только свирепо смотрела на него.

- Они едва не убили меня. Поттер знал. Люпин знал. Они обманом втянули меня в долг жизни. С самого начала это был план Поттера.

- Нет, Северус. Я говорила с Ремусом и Сириусом. Сириус совершил непоправимую ошибку. Он должен был быть наказан за это, должен быть исключен. Но только он знал об этом. Джеймс хотел спасти тебя. Да, он также хотел защитить и своих друзей, в особенности Ремуса. Но это не было его планом, для получения долга жизни. У Ремуса же не было ни каких возможностей повлиять на ситуацию. Его ни кто не просит превращаться в оборотня по желанию. Он только хочет иметь настоящую жизнь. Ремус был бы уничтожен, узнай он, что укусил тебя. Он хороший парень. Он мой друг, также как и ты.

Северус хотел сказать, хотел возразить, но почувствовал только волны боли накрывающие его. Роксана почувствовала эманации магии как несколько минут назад. Она скользнула взглядом по Анне, но женщина не выказывала ни какого беспокойства, ни одной эмоции не было на ее лице.

- Мне жаль Северус. - Парень стоял напротив его кровати в больничном крыле. Его лицо было бледным, а тело дрожало от истощения. Северусу стало интересно, почему до этого он никогда не замечал признаки: Внезапные болезни каждый месяц, а после истощение?

- Да, мы не друзья. Возможно, мы ими никогда и не станем. Но я никогда не хотел причинить тебе вред. Как бы то ни было, ты до сих пор в сердце Лили и только по этой причине я бы никогда по собственному желанию не напал на тебя. Пожалуйста, прости меня.

- Нет, - проорал Северус. - Этого никогда не было. Это было частью плана. Он хотел навредить мне.

Совершенно потрясенная Роксана наблюдала за ним. Что происходит с ним? Что тревожит его разум? Она сильно хотела помочь ему, но без его разрешения, она мало, что могла сделать.
- Северус, пожалуйста, успокойся.

К ее облегчению, он вскоре снова провалился в сон. Но прежде чем он отправился в царство Морфея, он прошептал:
- Они хотели причинить мне вред. Она никогда не прощала меня. Это была моя вина.

@темы: Фанфик, Перевод, ГП/ДГ, Гарри Поттер

14:27 

Второй шанс. ГП/ДГ. Глава 38

Барышня в затруднительном положении

Хогвартс, озеро, 12 марта, полдень.

Был ясный солнечный день. По берегу озера шипящий и рассерженный живоглот преследовал Балу. И хотя Живоглот был больше и сильнее, Балу был моложе, быстрее и шустрее. Большой кусок сосиски, которую он украл у старшего кота слегка замедлял его и от того было так волнительно наблюдать кто же в итоге победит в этой сумасшедшей гонке вокруг кустов и маленьких деревцов.

- Тебе следовало дать ему кусочек сосиски, - побранила Дафна своего парня. Они прогуливались вдоль озера, ее голова покоилась у него на плече, а рука обвилась вокруг талии.

Гарри расмеялся.
- Да, он съел свой кусок несколько минут назад. Он просто слишком жадный. Возможно, мне следовало назвать его Роном. - Ему сильно нравилось ощущать тепло девичего тела прижатого к нему. И он просто обожал дразнить ее. Дафна остановилась и свирепо глянула на него:
- Это не смешно, мистер Поттер. Балу, определенно, не заслуживает...

Гарри прервал ее речь страстным поцелуем. Ему нравилось как легко он мог заставить ее эмоции вылезти наружу. Ее глаза так сверкали когда он выводил ее из себя.

- Мистер Поттер, вы...

Он только усилил объятия и углубил поцелуй. С самого начала, он предложил эту длинную прогулку вдоль берега озера, чтобы отвлечь ее. Дафна была напряжена все утро и он хотел, чтобы она на время выкинула все из своей головы. А теперь, когда ее тело прижималось к его, он поздравил себя с такой блестящей идеей.

- Мы так редко бываем одни, - прошептал он, пристально глядя на ее припухшие губы.

- Да, нам следует исправить это, - согласилась Дафна с застенчивой улыбкой. Она не могла объяснить, почему ей было так не легко на душе этим утром. Но сейчас ей было гораздо лучше. Это был прекрасный весенний день и даже коты казалось наслаждались переходом к теплым денькам от зимних холодов. Медленно они следовали за котами, каждый погруженный в свои мысли. Гарри обнимал ее одной рукой и пытался сравнить ощущения с теми случаями когда его обнимала Гермиона. Его подруга была первой, кто обнял его и была единственой, за исключением Дафны, кто позволял ему делать это теперь. Гермиона была мягкой и женственной под безформенной мантией, Дафна же была наооборот хорошо слаженной девушкой. Небольшие, но тренированные мышцы, создавали прекрасное зрелище когда она была в купальнике или когда занималась гимнастикой. Не смотря на загруженность в учебе, она старалась как минимум дважды в неделю бегать вокруг озера и уделять несколько часов другим видам спорта. Больше всего Гарри любил наблюдать как она занимается на брусьях. Эта смесь грациозности, проворства и мощи была невероятна и слишком возбуждающей от чего он и не мог больше читать. Это было его стандартной отмазкой если он присоединялся к ней во время гимнастических упражнений.

- Мама писала о визите Снейпа? - мягкий голос Дафны вырвал его из мечтаний.

- Нет, - ответил Гарри, пожав плечами. - Надеюсь, все прошло хорошо. - Он знал, что Роксана пригласила Снейпа днем ранее и перенос воспоминаний должен был быть уже завершен.

- Он отсутствовал на завтраке и обеде.

- Я тоже это заметил. Возможно, ему понадобилось несколько больше времени, - предположил Гарри, правда сомневаясь, что это правда. От других преподавателей он знал, что перенос воспоминаний занимает от силы час два, в зависимости от того, как долго человек знал его родителей. - Я до сих пор удивлен, что он согласился сделать это для меня.

Дафна еле заметно вздрогнула, но Гарри заметил это.
- Тебе что-то известно о его решении?

- Может быть, - прошептала Дафна. Она то знала почему Снейп согласился, но не была уверена в реакции Гарри. Снейп попросил ее пожалеть Нотта, а закончить картину для Гарри было куда важнее для нее, чем наказание для безмозглово придурка.

- Может быть? - усмехнулся Гарри. - Ну же, давай расскажи мне. Я теряюс в догадках уже несколько недель. Ты знала, что он даже согласился сопровождать меня к тете Петунии? По видимому, он знал не только мою маму, но и тетю Петунию тоже. Он попытается убедить ее поделиться воспоминаниями.

- Правда? Ну ведь это же здорово, не так ли? - произнесла Дафна, наблюдая за котами и избегая взгляда Гарри. Она молчала до тех пор, пока Гарри не подтолкнул ее локтем.

- Расскажи мне, я не разозлюсь. Обещаю.

- Хорошо, - слегка простонала Дафна. - Вы бываете таким занудой иногда, мистер Поттер.

- Но хорошо целующаяся зануда, - усмехнулся он в ответ.

- Ого, да, мы оказывается самовлюбленные?

- Нет, просто реалисты, - произнес Гарри и хотел было вновь поцеловать девушку, но та остановила его, положив руку на грудь. Лицо ее было крайне серьезным.

- Я заключила сделку с ним, - прошептала она.

Гарри несколько раз моргнул:
- Сделку? Со Снейпом? Какого рода сделку?

Дафна вздохнула:
- Ты знаешь, что Люциус Малфой близкий друг профессора Снейпа?

Гарри согласно кивнул. Он неоднократно видел их вместе и даже насколько он знал Снейп был крестным отцом Драко.

- По видимому, Нотт старший также является близким другом Малфоя. И он поручил Снейпу проследить за тем, чтобы Теодор Нотт остался в Хогвартсе не смотря на нападение на меня. Зная о твоем характере и жажде всех защищать, он беспокоился о твоей реакции. Я пообещала ему, что ты не навредишь Нотту, в обмен на, что он должен был поделиться воспоминаниями.

Ошарашенный Гарри наблюдал за своей девушкой. Это было неожиданно. Безсознательно, Дафна ожидала его реакции.
- Но он навредил тебе... Он должен был быть наказан и исключен как его дружки.

- Я знаю. И я рада, что ты с близнецами нашел способ наказать его. Но существуют более важные вещи. Ты более важен для меня. Я знаю, что эта картина значит для тебя и я подумала...

И вновь он прервал ее поцелуем, на этот раз еще более страстным чем в прошлый раз.
- Спасибо, Дафна. - Легкое раздражение касательно того, что Нотт избежал наказание улетучилось и заменилось волнами счастья. Ты более важен для меня.

***

Когда они уже прошли один круг вокруг озера и начали второй, Гарри, неожиданно, захотел навестить своего старинного друга - Хагрида. Он знал, как сильно зацепила полувеликана статья, написанная Скиттер два месяца назад. Он опасен для наших детей, писала Скиттер. Что за ерунда. Естественно, Дафна пошла бы вместе с ним, но к ней вернулось смурное настроение и у нее просто не хватило бы нервов спокойно сидеть в Хагридовой хижине и попивать чай. Поэтому, она решила вернутся в подземелья и почитать немного. Со вздохом, она пошла за котами в замок. Еще один поцелуй был бы кстати.

***

Хогвартс, башня Грифиндор, тоже время.

Фред с Анжелиной сидел в общей гостинной Грифиндора. В данный момент, девушка была слегка раздраженна, поскольку, парень игнорировал знаки внимания с ее стороны. Обычно, Фреду требовался самый маленький намек, чтобы начать целоваться. Он был ее парнем уже четыре месяца и она ни разу не пожалела о своем решении. И даже сейчас, поскольку она понимала его обеспокоенность. Она понимала причину, но ей она не нравилась. Фред наблюдал за своим братом-близнецом. Джордж уже больше часа сидел рядом с окном и пытался написать письмо отцу. Как доказательство его желания написать и в тоже время тщетность его усилий, вокруг него валялось десяток скомканных кусков пергамента. Как написать отцу, что ты беспокоишься за душевное состояние своей сестрички? Как написать ему, что ты хочешь, чтобы он повлиял на твою мать и заставил ее отстать от Джинни? Они говорили с Молли после второго испытания. Они ей посылали письма - молящие, требовательные, угрожающие. Но от этого не было ни какого прока. Молли отказывалась понимать, что ее влияние на Джинни больше вредит чем помогает. Она не желала осознавать, что было бы лучше оставить Джинни в покое. Да, возможно, когда-то она хотела быть девушкой Гарри. Возможно, где-то в самой глубине души, она хочет этого и сейчас. Но Джинни, в отличии от Молли, поняла как близко были Гарри и Дафна и что все планы закончаться болью и слезами.

Портрет отъехал в сторону и в гостинную вошла причина его беспокойства вместе с Роном идущим прямо за ней. Лицо Джинни было осунувшимся, оно выражало смесь отчаяния, горя и боли. Опустив взгляд, чтобы не встречаться взглядом с близнецами, она поторопилась в женскую спальню. Стоит им последовать за ней? Фред и Джордж знали, как можно обмануть лестницу. Это было тем, чем они никогда не делились со своими братьями. Но возможно...

- Я присмотрю за ней, - прошептала Анжелина и ушла. Ее отношения с Джинни не были такими же близкими как до инцидента с Балу, но по просьбе Фреда, она вновь пыталась стать ее подругой.

- Что случилось? - Рык Джорджа был угрожающим. Обернувшись, Фред увидел как его брат на бросился на Рона.

- Я не понимаю о чем ты говоришь, - надулся Рон, пытаясь проскользнуть мимо брата. Но рука Джорджа схватила его за воротник.

- Брось эти штучки. - Фред почувствовал как легкая дрожь пробежала по спине. Джордж - милый, спокойный Джордж - был устрашающим в гневе. Фред знал, что его брат сожалеет, что не смог сделать большего для Джинни, что не смог остановить Молли несколько месяцев назад. И с каждый прожитым днем его ярость по отношению к рону только возрастала. Как он мог согласиться с ее планами касающихся Джинни? Они даже знали, что он не только согласился, но и всячески помогал и следил за ней. Джордж толкнул брата на стену. В комнате была гробовая тишина. Ни кто не захотел вмешиваться, особенно учитывая настроение Джорджа.

- Что случилось, я не буду спрашивать в третий раз, - прорычал Джордж.

- Ма.. Мама прислала письмо этим утром.

Не ослабляя хватки, Джордж на мгновение прикрыл глаза и тяжело вздохнул.
- И?

- Она... Она хотела, чтобы... ЧтобыДжинни...

Джордж отодвинул его от стены, но только лишь для того, чтобы припечатать его об нее секундой позже.
- Выкладывай все! - Фред содрогнулся, но не стал вмешиваться. Рон заслужил такое обращение.

- Она хотела, чтобы Джинни навестила директора. Мы были у него последний час.

- По какой причине?

Рон затравленно огляделся.
- Джордж... Не здесь... Давай пойдем...

Джордж прервал его, вновь припечатав о стену.
- По какой причине, я тебя спрашиваю? - Его голос был чистый лед и до Рона наконец дошла вся опасность момента.

- Он хотел обсудить с ней способы, чтобы разлучить Гарри с этой змеей.

Кулак Джорджа с силой впечатался в живот Рона. Заорав от боли, тот рухнул на пол.
- Никогда больше не называй ее так. Дафна - девушка Гарри. Она - наш друг. Мерлин, да она спасла жизнь Гермионе.

- Джордж, не надо, он не стоит того. - Голос Фреда остановил Джорджа от избиения брата. Тяжело дыша, он потребовал:
- Держись подальше от нас. И держись подальше от Джинни или ты заплатишь за все. - Не оборачиваясь, он направился к своему месту и снова стал писать письмо.

- Она не хочет говорить со мной, - прошептала Анжелина на ухо Фреду. Ее глаза не отрывались от Рона, но в них не было ни капли жалости. - Я попробую еще чуть позже.

Фред обнял ее и прошептал:
- Спасибо.

***

- Она не открывает дверь.

Гермиона с нахмуренным видом плюхнулась в кресло. Когда она и Невилл вернулись в Грифиндорскую гостинную, Фред рассказал ей о состоявшейся беседе между Джинни и Дамблдором. Услышав, что директор вновь пытаеться сунуть нос в не свое дело, она пришла в ярость. Пришло время избавиться от него. Гермиона была несколько удивлена сама собой. Она всегда была прилежной студенткой, слушающейся своих преподавателей и взирающая на Макгонагалл и директора, как на божеств. А теперь, она не может избавиться от него достаточно быстро. Он даже сместил с, казалось незыблемых первых мест, профессора Снейпа и Драко Малфоя в ее листе ненависти. Хотя оба находили любой повод для насмешки или оскорбления, особенно не справедлив был к ней профессор Снейп - даже не смотря на легкое улучшение в отношениях после рождества - но они хотябы не вмешивались в личную жизнь студентов. Как только она услышала новости от Фреда, так сразу направилась в спальню к Джинни, намереваясь поговорить с ней. Но по видимому, рыжеволосая девушка не только заперла дверь, но также наложила заклятие тишины на нее. Единственным шансом поговорить с ней заключался в выламывании двери, но они решили дождаться ужина в надежде поговорить с ней. И когда Джинни выйдет из спальни, Гермиона будет там.

***

Слез уже давно не было. Слезные железы перестали работать. Ее глаза были опухшими и красными, но она этого не замечала, поскольку избегала смотреться в зеркало.

Ведь был такой чудесный весенний день, размышляла Джинни. Почему они не могли позволить мне просто насладиться этим днем? Почему они ни как не хотят оставить меня в покое? Она проследила за парнем, шедшим от хижини Хагрида в замок. Он будет здесь в течении нескольких минут. Близнецы расскажут ему. Он придет? Захочет ли он поговорить с ней, как Анжелина и Гермиона? Она знала, что девушки пытались поговорить с ней, но она не хотела ни кого видеть. Оне не могли помочь ей. Никто не мог. Она потеряла всех друзей. Гермиона, Невилл и даже Луна избегали ее. Ее исключили из квиддичной команды несколько месяцев назад, а Анжелина хотела быть вежливой только из-за Фреда. Близнецы - о, да, они по прежнему любили ее, также как и Чарли, но они не могли помочь. В течении нескольких дней после второго испытания, она надеялась, что теперь она наконец станет свободной. Но потом, письма стали приходить вновь. А теперь, даже директор пытается вмешиваться. Она не могла понять почему он хочет лишить Гарри удачи? Он был счастлив. Неужели он не заслужил просто быть счастливым? Даже без нее?

Джинни знала, что она-то не заслужила быть счастливой. Она была той, кто выпустила василиска на свободу два года назад. Имеено по ее вине, гермиона и несколько других студентов чуть не погибли. И она так ужасно вела себя в этом году по отношению к Гарри и Дафне. Джинни заслужила наказания, а не Гарри. Но директор не хочет, чтобы Гарри был счастлив с Дафной. Нет пока она здесь они не угомоняться. Пока она здесь, они не бросят попыток свести их вместе. Она должна покончить с этим. Она не хотела больше доставлять ему боль. Она больше не хотела быть виновницей раздора в семье когда Отец идет против матери, а близнецы против Рона.

Это будет ее искуплением.

Это будет ее частью счастья Гарри.

Она только надеялась, что ее прощальное письмо объяснит все правильно. Она надеялась, что Гарри запомнит ее как друга, а не врага, каким она была последние несколько месяцев.

Но как минимум, она будет свободна от этой боли. Больше ни какой боли.

Джинни открыла маленький фиал.

***

Хогвартс, библиотека.

Она уже некоторое время сидела в библиотеке. Сначала она пыталась почитать новою книгу о целительских заклинаниях в спальне, но с каждой минутой ее беспокойство все нарастало. Пытаясь успокоиться, она бесцельно бродила по библиотеке, скользя взглядом то по одной книге то по другой, а иногда останавливаясь, и тщательно всматриваясь в какой-нибудь том. Ничего не помогало. Что с ней не так? Почему она не может сконцентрироваться?

Внезапно она услышала легкий колокольный перезвон. Миссис Пинч нахмурилась и взглянула в ее сторону. И в этот момент, Дафна осознала, что источником этого звука была она сама, а точнее серебряное кольцо на руке, которое было связанно с...

Джинни! Кольцо было якорем для сигнальных заклинаний наложенных на Джинни. Мерлин, побледнела Дафна, пытаясь не упасть, когда поняла что случилось с рыжеволосой девушкой. Второй перезвон, третий...

- Мисс Гринграсс, я должна быть сделана из адаманта, чтобы... - Миссис Пинс изумленно наблюдала, как Дафна выбегает из библиотеки, отшвыривая все, что попадалось у нее на пути и, игнорируя взгляды нескольких студентов.

Дафна наложила чары тишины на кольцо, но цвет, уродливо-серый, давал ясно понять в каком состоянии находится Джинни. Внезапно, она остановилась. Я должна предупредить мадам Помфри.

- Expecto Patronum! - Ничего не произошло.

- Expecto Patronum! - Она попыталась еще раз, пытаясь успокоиться.

- Expecto Patronum! - в слезах воскликнула она. Ни одна счастливая мысль не смогла прорваться сквозь ее беспокойство.

Несколько учеников молча взирали на нее, их выражения лиц, говорило, что они думают, что она сошла с ума. В прочем это было сейчас совсем не важно. Она снова пустилась бежать и достигла подножия лестницы ведущей к башне. Клинк! Издав последний звук, кольцо перестало работать. Потрясенная Дафна пропустила ступеньку и едва не свалилась с лестницы. Кольцо рассыпалось на мелкие кусочки и они вместе с серой пылью посыпались на пол.

- Открывай! - проорала она когда достигла входа в грифиндорскую гостинную. Не было ни одного грифиндорца по близости у кого можно было спросить пароль или послать внутрь.

- Ни в коем случае, слизеринка, - высокомерным тоном ответила толстая дама.

- Пожалуйста, эта крайняя медицинская необходимость.

- Определенно, ты не должна думать, что я поверю тебе, юнная леди.

- Открывай! - Дафна потеряла остатки спокойствия и огляделась вокруг: по прежнему не было видно ни одного грифиндорца.

- Спокойствие, юная леди, это...

- Убирайся со своего портрета, - проорала Дафна вытаскивая палочку и наводя ее на портрет. Толстая дама была напугана, еще свежо было в ее памяти нападение Сириуса Блэка произошедшее год назад.

- Три.. Два... Один... BOMBARDA MAXIMA!

За секунду до того, как заклинание ударило в портрет, толстая леди успела покинуть его. Проклятие проломило портрет и стену за ним, проделывая дыру в двери достаточную для Дафны, чтобы войти.

- Где Джинни?

Она была встречена шокироваными взглядами. Возможно, некоторые грифиндорцы ответили бы силой, но все были слишком потрясены.

- Где Джинни?

По счастью Гермиона наконец отреагировала. Она заметила пустое место на кольце Дафны и даже не осмеливалась предполагать, что это могло значить. Она указала в сторону лестницы.
- Она заперлась в своей спальне, - Гермиона первой последовала за Дафной, когда та буквально взлетела вверх , двумя ударами сердца позже, за ними последовали близнецы, поспешно преодолевая защиту от мальчишек.

- Откройте ее. - Когда близнецы подбежали к комнате Джинни, они увидели Паникующую Дафну, неуклюже пытавшуюся справиться с дверью. Гермиона поспешно справилась с запирающими заклинаниями и в след за Дафной ворвалась в комнату, но пробежав несколько метров, остановилась как вкопаная. Она увидела маленькую фигурку девушки лежащаю на полу рядом с окном, свернувшуюся как комок старой одежды. Джордж врезался в нее и оба они упали на пол , а Дафна уже спешила к девушке.

- Джинни! - проорал Фред.

- Положите ее на кровать, - приказала Дафна, накладывая чары осмотра.

Фред, торопясь испольнить поручение слизеринки, задел что-то ногой и это нечто привлекло взгляд Гермионы. Поспешно она схватила предмет, оказавшийся маленьким фиалом, и принюхалась.

- Что это? Что с ней случилось? - Джордж едва мог себя сдерживать, позволяя Дафне спокойно работать.

= Разновидность снотворного, но оно пахнет как-то не так, как будто оно испортилось. - Гермиона заметила, как Дафна достала бизоар из мантии и быстро отправила его в рот Джинни.

- Она такая бледная, - заметила Гермиона. Она вообще дышит? Боже, она не дышит.

- Мы должны доставить ее мадам Помфри так быстро на сколько это возможно, - скомандовала Дафна.

Джордж кивнул и поднял сестру. Забота отнимет слишком много времени, размышлял Гермиона.
- Подождите, позовите Сидди.

Бледность Дафны преобрела другой оттенок. Почему я раньше не подумала об этом?
- Сидди!

Секундой позже раздавшийся громкий хлопок оповестил о пребытии ее эльфа.

- Сидди, перенеси нас в больничное крыло.

В голову Сидди даже не пришла мысль сказать хозяйке, что ей не позволено делать этого. Только хозяйка или директор имели право дать ей разрешение перемещаться в пределах Хогвартса. Она просто схватила руки Джорджа, державшего Джинни на руках, и Дафну и аппарировала. Секундой позже она вернулась за Фредом и Гермионой.

***

Хогвартс, больничное крыло.

- Мне так жаль, но я не могу помочь ей.

Четверо подростков в неверии уставились на мадам Помфри. Этого не может быть, этого просто не может быть. Эта фраза бесконечно крутилась в голове Гермионы. Мадам Помфри может излечить что-угодно. Она даже излечила меня от окаменения на втором курсе.

- Безоар нейтролизовал остатки яда, но он был там слишком долго. Ее сердце уже остановилось, магическое ядро перестало лечить ее. Моя магия ни чем не может ей больше помочь. - Мадам Помфри была сама бледная как приведение. Она крайне редко теряла студентов и каждый раз когда такое случалось она приходила в упадок. Но для лечения магией необходимо рабочее магическое ядро с которым она могла бы взаимодействовать. Без него она будет реагировать на заклинания и зелья не лучше магла.

- Вы не можете сдаться, - умоляюще произнес Фред.

- Вы просто должны помочь ей, - взмолился Джордж.

Гермиона молча наблюдала за близнецами, ее сердце было разбито. Она понимала, что мадам Помфри сказала им, но это не помогало. Почему я не ворвалась в комнату сразу? почему я ждала? Ей было крайне жаль, что она не смогла помочь, что она не могла повернуть время в спять. Но у нее больше не было хроноворота, а министерство не даст ей один для спасения маленькой девушки. Джинни...

- Подожди, - вмешалась Дафна. Ты сказала, что ее магическое ядро перестало работать. А что если мы как бы запустим его вновь...

Мадам Помфри кивнула, осознавая секундой позже на что намекает Дафна.
- Нет, ты не можешь в серьез предлагать...

- Мы можем помочь ей. - Дафна повернулась к близнецам. Спустя мгновение она добавила:
- Или, мы можем как минимум попытаться.

- Нет, ты не можешь. Ты не можешь использовать заклинание подобно этому. - Мадам Помфри попыталась остановить ее. - Это слишком опасно.

- ч- О-о чем...

- ... Ты говоришь? - заикаясь произнесли близнецы.

- Я однажды уже использовала это заклинание и оно сработало, - заметила Дафна, обращаясь к Помфри.

Но медсестра не была до конца убеждена:
- Но это другое. Джинни мертва. - Гермиона всхлипнула при этих словах.

Дафна наколдовала несколько заклинаний и бледно красный свет окутал тело Джинни.
- Не совсем, Поппи. Ее душа еще в теле, мозг еще работает. Пожалуйста, мы должны хотябы попытаться. Мы не можем просто сдаться. Но нам нужно действовать быстро. У нас всего несколько минут до того, как станет слишком поздно.

- Дафна, это слишком рискованно. И у тебя нет кровной связи с ней.

- Нет, но у Фреда с Джорджем есть. И их двое, что к лучшему поскольку они обладают одинакоой силой. Я могу в равной степени обратиться к их ядрам. Им почти семнадцать, их ядра достаточно устойчивы. У нас есть шанс. - Дафна пыталась, чтобы ее слова звучали настолько убедительно, насколько это было возможно. Да, два одинаковых по силе магических ядра будут куда лучше в помощи перезапуска ядра Джинни. Единственное, о чем она не желала говорить, так это о риске для ее ядра и здоровья. Если она не справиться с магической энергией как следует... Нет, они должны попытаться. Это не вина Джинни, она не должна умереть.

- Что мы можем сделать? - Не удивительно было, что Фред был первым из близнецов кто доверился Дафне, хотя Джордж не надолго отстал от брата.

- Это кровно-целительское заклинание. Я использовала его на моей сестре, чтобы излечить ее от проклятия Виктора. Оно свяжет ваши ядры с ядром Джинни. Если все пойдет как надо, вы ударите по ядру и заставите его вновь работать вместе с сердцем. После этого Поппи поможет ей исцелиться.

- Сделай это.

- Фред, - Дафна изо всех сил попыталась успокоить себя также как она успокоила братьев, - Мадам Помфри права: это очень рисковано для вас. Если мы не поможем Джинни, ваши ядра будут уничтожены. Вы потеряете часть вашей магии навсегда.

Фред внимательно посмотрел в ее глаза.
- Ты считаешь, что существует реальный шанс помочь ей?

- Да, - ответила Дафна со вздохом. - Да, я считаю, мы можем вернуть ее к жизни.

Фред взглянул на брата и Джордж кивнул.
- Тогда сделай это. Мы доверяем тебе.

Дафна слабо улыбнулась и кивнула. Когда она подвела близнецов к Джинни, мадам Помфри попыталась остановить ее.
- Дафна, я не могу допустить этого. Это черезчур рисковано.

Словно в замедленной съемке Гермиона наблюдала за сценой. Вот мадам Помфри достает палочку, чтобы с силой остановить Дафну. Вот неожиданое заклинание ударяет мадам Помфри, связывая и заставляя беспомощно наблюдать за разворачивающимися событиями. И только когда Дафна с близнецами уставились на нее, Гермиона осознала, что это была ее палочка и что это было ее заклинание. Я только что напала на мадам Помфри. Сердце и разум не могли адекватно воспринимать разворачивающиеся события и она неестественно спокойным голосом произнесла:
- Продолжай, Дафна.

Черноволосая девушка гарри коротко кивнула и развернулась.

Она должна была наколдовать кое-какие заклинания.

***

Где-то

Ей было спокойно. Боль больше не мучила ее. Разве не должно быть света? Где я? заинтересовалась Джинни. Она больше не дышала. Она больше не ощущала как кровь течет по венам. Я мертва, осознала джинни удивленно, но не почувствовала облегчение, а только несчастье. Почему я не счастлива? Разве я не должна? Ведь мама больше не будет давить на меня. Дамблдор больше не сможет использовать меня, чтобы сделать Гарри несчастным. Так лучше для всех, разве нет?

- Джинни?

Ч-ччто? этого ведь не может быть, подумала смущенно Джинни.

- Джинни?

Она знала голос, но была уверена, что больше никогда не услышит его.

- Джинни, пожалуйста, - кто-то схватил ее за руку и развернул.

- Фред? Джордж? - Глаза наполнились слезами. Я схожу с ума. Да, я сошла с ума. Я воображаю вещи, которых не существует.

Две пары рук обхватили ее и прижали ее маленькую фигурку к большим телам. Она почувствовала их тепло, почувствовала биение их сердец. Джинни почувствовала искру проникшую в ее тело. Вот еще одна... И еще... Бесконечный поток искр протянулся от ее братьев к ее груди.

- Не покидай нас, Джинни. Останься с нами. Ты нужна нам.

- Почему вы здесь? - спросила Джинни, до конца не верящая, что ее братья как-то смогли последовать за ней.

- Ты правда должна это спрашивать? - поинтересовался Фред.

- Ты наша любимая маленькая сестричка, - попытался Джордж выдавить из себя улыбку.

- Но я... Я была...

- Ты была замечательной.

- И даже не смей думать иначе!

- Это была не твоя вина, Джинни.

- Нам следовало защищать тебя лучше.

- Мерлин, ты даже не представляешь как Чарли будет зол если ты не вернешься с нами, - вздохнул Фред.

- У отца будет разбито сердце, Джинни, - шепотом добавил Джордж.

- Мне... Мне было так одиноко, - всхлипнула Джинни. - У меня не было друзей... и...

Фред толкнул ее руку. Джордж свирепо глянул на нее.

- У тебя есть друзья, - заметил Фред.

- Ты только должна позволить им стать ими, - объяснил Джордж.

Нежно Фред взял ее лицо в руки.
- Там Гермиона, она помогает тебе. А Дафна смогла сделать так, что мы последовали за тобой.

- Ты чувствуешь это? - спросил Джордж, указывая на красные и голубые линии соединяющие их сердца и магические ядра.

- Да... Дафна сделала это?

- Да, но я все еще полагаю, что ты должна захотеть вернуться назад, чтобы это сработало.

- Мы не можем заставить тебя, Джинни. Но пожалуйста: мы хотим , чтобы наша самая любимая сестренка вернулась назад.

- Я ваша единственная сестра, - слабо улыбнулась Джинни.

- Видишь? Поэтому ты всегда будешь нашей самой любимой сестренкой.

Джинни молчала некоторое время, прислушиваясь к собственным ощущениям, чувствуя биение сердец своих братьев. Затем - крайне робко - она спросила:
- Вы будете там со мной?

- Всегда, - решительно заявил Фред.

- До тех пор пока ты не сможешь выносить наше присутствие, - с усмешкой добавил Джордж.

- Вы лучшие, - произнесла Джинни, обняла братьев и закрыла глаза.

***

Хогвартс, больничное крыло.

С ужасом Гермиона наблюдала за тем, как Дафна готовиться и выполняет заклинание Сангайса Фамилая. Она знала достаточно об этом заклинании, чтобы понимать о грозившей опасности. Дафна еще не была полноценным целителем. Определенно, безопаснее всего было бы мадам Помфри исполнить это заклинание. Но было понятно, по какой причине школьная медсестра не захотела брать на себя риск навредить здоровью - нет, не своему, а близнецов. Все случилось так быстро. Не прошло и минуты, как близнецы уже лежали по сторонам от сестры и держали ее за ледяные руки. Дафна сидела в ногах джинни. Ее ноги и руки служили как бы мостом связывающим энергию близнецов.

Мне следует остановить ее. я должна остановить ее. Это слишком рисковано. Про себя бормотала Гермиона, не в силах пошевелиться.

Прошло несколько минут с тех пор, как дафна исполнила заклинание. Гермионе хотелось сделать что-нибудь, что угодно. Освободить Поппи. Подойти ближе и взглянуть на Джинни. Но она могла только смотреть. Кто-то вошел в помещение. Там... Не мерещится ли ей? Вот снова... Да, определенно, грудь Джинни начала потихоньку подниматься и опадать. Дыши, Джинни, дыши.

- Что здесь происходит? - голос директора пронесся по помещению как гром. Взмахнув палочкой, он освободил мадам Помфри. Еще до того, как медсестра смогла пошевелиться, Гермиона кинулась к ней и обняла ее как сумасшедшая.
- Она дышит, она дышит. - Поппи похлопала ее по спине. Раздавшийся звук заставил ее ослабить хватку. Гермиона резко обернулась и увидела, как Дафна падает на пол. Она хотела броситься к ней, но хватка Дамблдора остановила ее.
- Мисс Грейнджер...

Не колеблясь, Гермиона вывернулась и поспешила в след за Помфри к кровати. Она остановилась в двух шагах, не смотря на то, что ее сердце велело ей позаботиться о Дафне незамедлительно. Поппи нужно пространство, Поппи нужно пространство.

- Мисс Грейнджер, пожалуйста, положите мисс Гринграсс на одну из свободных коек. - К удивлению Гермионы, она не увидела ни следа злости у Помфри только обеспокоенность и доля облегчения, будто она не осмеливалась надется на такое чудо. Аккуратно, Гермиона воспользовалась заклинанием Mobilicorpus и переместила Дафну.

- Я требую объяснений.

- Позже, Альбус, - Гермиона могла поклясться, что слышала еле уловимое тупой козел, - У меня сейчас полно работы.

- Что произошло? - Гермиона задумалась над тем осазнает ли директор, что Поппи необходимо сконцентрироваться на учениках или его по просту это не заботило. - И кто осмелился оглушить тебя, Поппи? Мы не можем позволить нападать на наших учителей.

Гермиона вздрогнула. Она не сожалела о сделаном, но очевидно, что последствия этого поступка будут ужасными. Определенно, нападение на преподавателя это не то, что наказывается снятием балов и отработками. Прежде чем, она сумела объяснить хоть что-нибудь, Поппи прорычала:
- Я сама себя оглушила.

- Что? - в один голос спросили Дамблдор и Гермиона. По счастью, голос директора был гораздо громче и он не услышал вопроса девушки. Удивленно, гермиона слушала объяснения, не замечая, что в больничное крыло вошли сначала Гарри с куском пергамента, Невилл, секундой позже - свирепо-выглядящий Рон и профессор Макгонагалл.

- Я неверно оценила ситуацию и попыталась остановить мисс Гринграсс. По счастью, в спешке я попала в собственную ногу. - История была невероятной, ее голос звучал не лучше. НО тем не менее, Поппи ожидала, что все поверят в это.
Гермиона моргнула. Дамблдор нахмурился.
- Я должен верить такой глупости?

- Ты осмеливаешься заявлять, что я лгу? - спросила Помфри с убийственным взглядом.

- Кххьмм, - прокашлялся Дамблдор:
- Определенно, нет.

- Приятно слышать, - прорычала мадам Помфри и обратилась к вновь прибывшим:
- Нам нужен наблюдатель у каждой кровати. Мистер Поттер у мисс Гринграсс, мистер Уизли у Фреда Уизли, Мистер Лонгботтом у Джорджа Уизли. - Она указала на близнецов и Гермиона подумала, как она смогла отлечить их в ситуации подобно сложившейся.

- Каждый на своей кровати. Накройте их одеялом. Убедитесь, что они остаются на своих местах и скажите мне номера. - Поспешно она наколдовала парочку заклинаний и над каждым студентом появились разноцветные числа, сообщающие медсестре о частоте дыхания и пульсе.

- Мисс Грейнджер, - Голова Гермионы дернулась, - воспользуйтесь моим камином и сообщите в Пенегрю менор о случившемся. Они нужны мне здесь прямо сейчас. Они лучше знают об этом заклинании чем я.

Гермиона поспешила прочь, а Минерва подошла к кровати Джинни, пытаясь помочь Поппи.
- Минни, сообщи ее родителям. Я думаю мы вернули ее, но все-же...

Минерва кивнула, эмоционально полностью вымотаная, для того, чтобы сказать хоть что-то и удалилась.

***

- Где моя крошка?

Гермиона внутрене застонала. несколько минут назад в больничном крыле появились Роксана и Агата Пенегрю. Гарри, Рон и Невилл, на время, забыли про свою ссору и были потрясены до глубины души. Они непрерывно наблюдали за своими подопечными и только говорили время от времени Поппи о частоте их дыхания и пульса. Гарри был крайне тих, находясь рядом с Дафной, и только оторвался от созерцания девушки на миг когда Роксана обняла его. Мама Дафны на мгновение остановилась, чтобы наложить некоторые заклинания на пациентов, которые создали изображениянад пациентами, сообщающие о состоянии их здоровья, и помчалась к дочери.
- Она поправится, Гарри.

Гарри вяло кивнул и сжал руку Дафны.
- Она должна.

Агата, Поппи и все еще помятый Снейп обсуждали, что им делать, а Гермиона наблюдала за Джинни.
- Мы не можем послать их в святого Мунго по каминой сети. Это слишком сильно навредит их магическим ядрам. Они должны оставаться здесь, пока их ядра не станут вновь устойчивыми, - объяснила Агата.

- Где моя крошка?

Спустя секунду после прибытия Артура и Молли Уизли, мать семейства уже стала действовать всем на нервы. Она бросилась к кровати Джинни полностью игнорируя тот факт, что близнецы тоже в плохом состоянии.

- Детка, - проскулила Молли. - Что они с тобой сделали? - Она обернулась и заметила, что Дафна была также без сознания и что ее родители тоже здесь присутствуют. - Что она сделала на этот раз? - Она обвиняюще ткнула пальцем в сторону Дафны. - Что она сделала с моей маленькой...

- Достаточно!

Ни кто не хотел слушать глупые обвинения Молли. Теперь все уставились в шоке на Невилла. Он яростно надвигался на Уизли, вызывая всплеск спонтанной магии. На мгновение он заколебался, взглянув на Дафну и Гарри. Его друг только слабо кивнул и слегка улыбнулся. Продолжай, тигр, безвучно прошептал Гарри.

- Закройте свой рот, Молли Уизли. Без помощи Дафны, ваша дочь была бы мертва, да, мертва. И это полностью ваша вина. Она попыталась убить себя потому, что вы не могли остановиться и продолжали настаивать на исполнении своего тупого плана по женитьбе Гарри на Джинни.

Лицо Молли приобрело фирменный Уизлевский красный оттенок. В следующую секунду, Рон стоял рядом с матерью и лишь Минерва, шагнув вперед, помешала ему напасть на Невилла.

- Мистер Лонгботтом, насколько я понимаю... - Начал было Дамблдор своим самым елейным голосом, но был остановлен невероятно спокойным Гарри.

- Нет, директор. В этом и заключается суть проблемы: вы не понимаете. - Гарри вручил артуру кусок пергамента, который он все это время держал в руках. - Мистер Уизли, я нашел это в комнате Джинни.

Молли побледнела и попыталась выхватить письмо из рук мужа, но шлепок Гарри остановил ее. Она изумленно уставилась на него, а Гермиона, успокаивающая дрожащего Невилла, попыталась все объяснить:
- Фред рассказал нам о письме. Возможно, вам следует поговорить с Роном и распросить его о встрече с директором и его планах поссорить Дафну и Гарри.

- Это все тебя не касается, Грейнджер, прорычал Рон.

- Успокойся, Рон, - голос Артура был не громким, но не допускал возражений. Без лишних слов, он прочитал письмо жены адресованное дочери. Его плечи поникли, глаза были полны слез. Он не вмешался, когда Гарри обратился к Молли:
- Вы почти убили ее. Из-за вас, Дафна и близнецы должны были рисковать своей магией, чтобы вернуть ее назад. Никогда не думал, что скажу это, но с этого момента держитесь от меня подальше, миссис Уизли. Вы больше не осмелитесь прикосаться ко мне. Вам даже не разрешается больше называть меня Гарри.

- Ты не смеешь разговаривать так с моей мамой, - прошипел Рон и сделал шаг, чтобы ударить Гарри.

- Рон! - Голос отца остановил его. Тон был пугающим. Никогда прежде Артур Уизли так не говорил. - Рон, убирайся прочь. Возвращайся в спальню. Если я еще хоть раз услышу о твоем нападении на Гарри или его друзей, я немедленно заберу тебя из Хогвартса. - Рон мгновение колебался, свирепо глядя, на Гарри, Невилла и Гермиону. - Сохраняй спокойствие и уходи, Рон. Сейчас же!

Рон подчинился. Молли попыталась успокоить мужа, но он поднял руку, чтобы остановить ее.
- Молли... Убирайся. - Бледная, она уставилась на него, не понимая до конца, что он имеет в виду. - Собирай свои вещи и убирайся из Норы. И молись, чтобы Джинни поправилась. Тогда, и только тогда, мы поговорим о твоем возможном возвращении.

- Ты... Ты не серьезно, - умоляюще проблеяла Молли, но наткнулась лишь на стальной взгляд супруга.

- Ты разочаровала меня, Молли. Я говорил тебе оставить Джинни в покое. У тебя не было прав вмешиваться. Стоит только Джинни или близнецам не поправиться, я откажусь от тебя. Убирайся! И не возвращайся пока я не разрешу. И ты больше никогда не будешь говорить или писать Джинни.

Смирившись с поражением, Молли проследовала в след за сыном прочь из больничного крыла. Ни кто, кроме директора, не выражал ни капли сочувствия.
- Артур, ты не думаешь, что твое решение слегка поспешно?

Артур только свирепо глянул на него. Спокойным голосом, не смотря на то, каким нелепым была его просьба, Гарри потребовал:
- Пожалуйста, директор, оставте нас. Вам больше здесь не рады.

Его борода только частично смогла скрыть, как сильно побледнел директор после этих слов. Ему пришлось приложить не мало усилий, чтобы остаться спокойным:
- Гарри, Я - директор Хогвартса. Ты не можешь...

- Зато, я могу, - вмешалась Поппи. - Иди, Альбус, позволь мне выполнять свою работу.

Последующая реакция Гарри заставила Дамблдора побледнеть еще сильнее:
- Мы еще посмотрим как долго вы будете директором после этого происшествия. - Артур только сузил глаза, но вместо того, чтобы одернуть Гарри, он коротко кивнул. Дамблдор заметил это в ошеломлении. Он еще мог справиться с враждебностью Пенегрю, но он был бессилен сейчас против объедененого фронта в лице Артура, Минервы и Поппи. Если только Артур пойдет с этой историей в совет попичителей, он попадет в серьезные неприятности.

Дамблдор размышлял над ответом, над очень умным ответом, но в этот момент Агата громко хлопнула в ладоши.
- Достаточно этого глупого разговора. Гарри, Невилл, возвращайтесь на свои места. Гермиона, займи место рядом с Фредом. Артур иди к Джинни. Роксана последи за ними, я, Поппи и Северус должны обсудить их дальнейшее лечение. Минерва, тебе следует проинформировать своих студентов о случившемся и успокоить их.

Она на мгновение прервалась и бросила убийственный взгляд в сторону Дамблдора.
- Вы слышали просьбу вашей школьной медсестры? Уходите. - Не дожидаясь ответа, она развернулась и пошагала к Северусу.

Не в состоянии понять, как это все могло произойти, Дамблдор вышел. Этого не может быть. Этого просто не может быть.

***

Вечер, больничное крыло.

- Она поправится, Артур, - успокаивающе похлопала его по руке Поппи. - Первые часы были самыми опасноми, да, ее состояние критическое, но я абсолютно уверена, что она поправится.

Артур вымучил улыбку и взглотнул.
- Мне все-еще сложно поверить в случившееся. Моя маленькая Джинни пыталась... пыталась... Он был не в состоянии закончить предложение, сама идея казалась ему ужасающей.

- Мы должны были заметить ее раньше, - вмешалась Гермиона низким голосом. - Нам следовало заметить, но мы не заметили. Только Дафна каким-то образом осазнала опасность. Она... Она наложила мониторинговые заклинания на нее.

Артур и Поппи взглянули на нее. Они этого не знали.

- Она воспользовалась тем же заклинанием, которое я использовала на ней перед вторым испытанием. Так бы она даже не знала о нем... - Гермиона прервалась, судорожно пытаясь подавить всхлип. - Мы бы тогда опоздали.

- Да, но вы не опоздали, - произнесла Поппи, пытаясь успокоить девушку. - Джинни будет жить. И братья ее поправятся.

Гермиона скользнула взглядом по Дафне. Вся ее семья, включая младшую сестру, сидела рядом с ней. Астория умоляла Роксану позволить ей помочь сестре также, как она помогла ей несколько недель назад. Но Роксана и Агата на отрез отказались. Это было слишком опасно, поскольку, ядро Дафны было сейчас в ужасном состоянии.

Проследив за взглядом Гермионы, Поппи добавила:
- Она тоже поправится. Ее ядро сейчас свернулось от огромного количества чужеродной магии прошедшей сквозь него. Ей понадобится несколько недель для востановления, но она поправится.

Гермиона вяло кивнула. Спустя мгновение, она прошептала:
- Мне жаль. Мадам Помфри. Я имею в виду, мне жаль, что я наложила на вас связывающее проклятие.

Первая улыбка за сегодняшний день появилась на лице Артура, но прежде чем он смог сказать хоть что-то, Поппи ответила:
- Я вообще не понимаю о чем ты говоришь. Я сама в себя попала этим заклинанием. - Она пристально посмотрела в глаза Гермионы. - Ну, а если бы это все же сделала бы ты, то я была бы благодарна тебе за это. Благодарна за то, что ты остановила меня от совершения смертельной ошибки. Без связывающего заклинания, я бы остановила Дафну и приговорила бы Джинни к смерти. Поэтому, нет нужды извиняться, мисс Грейнджер.

***

Вечер, большой зал.

Северус Снейп отрешенно наблюдал за Минервой Макгонагалл. Она обратилась к собравшимся ученикам и преподавателям и кратко объяснила, что произошло после полудня. Правильно ли это было, говорить о попытке суицида? Это нечто крайне личное, а директор никогда прежде так открыто не показывал, что что-то не так.

Но Минерва зазхотела сделать объявление. Она хотела донести до собравшихся преподавателей свою точку зрения: следите за своими подопечными. Не оставляйте их одних. Вы никогда не может знать заранее. Вы будете сожалеть вечность если не увидете признаки во время.

Поскольку директор спрятался в своем кабинете, чтобы избежать гнева Макгонагалл, остальные деканы решили не реагировать на события ни положительным ни отрицательным образом. Ни близнецы ни Дафна не получат ни очка за свой храбрый и вместе с тем безрассудный поступок. Но также не последует наказания и за разрушенный вход в гостинную Грифиндора и связывающее заклинание. Северус коротко усмехнулся. Я всегда знал, что в Грейнджер это есть.

- Любое отнятие или прибавление баллов, также как и наказания или какие-либо бонусы только преуменьшат эти события, - решинла Минерва.

Северус внутренне застонал, когда его накрыло очередной волной тревожащих его воспоминаний. Это волна была не первой и, к несчастью, не последней. Медленно, старые и новые воспоминания слились, создавая картину целиком, картину, которая приводила его в раздражение, которого он не ожидал когда-либо испытать. До сих пор его навыки в оклюменции позволяли ему оставаться спокойным. Но вскоре, ему придеться действовать, иначе его характер погубит его.

- Северус, - рыжеволосая девушка заплакаными глазами смотрела на него. - Мы стали друзьями так давно. Да, ты обидел меня, очень сильно. Но я не могу тебя ненавидеть. Только не с моим сыном в руках. Когда я смотрю в лицо Гарри я не могу ни секунды испытывать ненависти. Ты принял извинения Ремуса. Теперь, я принимаю твои.

Часть преграды в его разуме была сломлена. Он не помнил всего теперь. Но он знал, что Лили умерла не с ненавистью к нему в своем сердце. Последние тринадцать лет, он жил, мучая себя мыслями, что он не только причастен к гибели Лили, но также, что он так и не смог извиниться перед ней. Ремус - ему нужно будет поговорить с ним тоже. Неужели в его память тоже вмешивались? Или оборотень так и живет в ложной уверености, что Северус так и не простил его? Северус чувствовал себя преданным. Он чувствовал, что над ним совершили насилие. Кто-то вмешался в его память, чтобы вызвать необходимое поведение. И он точно знал, кто был преступником. Альбус заплатит за это. Северус бросил задумчивый взгляд в сторону Минервы. Теперь, он хотел быть одним из ее союзников. Но для начала ему надо показать, что он не прежний Снейп теперь. Он должен доказать, что он заслуживает доверия. Взглянув в большой зал, он осознал правильный путь и каким должен быть первый пример. На некоторое время, Северус позволил улыбке появится на лице. Он знал, что это сделало бы Лили счастливой. Она никогда не любила этого слова. А он сам, несмотря на отвращение к нему, позволял использовать это слово своим ученикам слишком долго. Но не теперь, пообещал он себе и Лили.

Медленно, игнорируя взгляды коллег, он поднялся и пошел по большому залу. Ученики стали замечать, что что-то происходит. Разговоры смолкли, все следили за ненавистным и презираемым преподавателем, который был их врагом так долго.

Снейп не чувствовал себя героем. Он был презренным человеком. Да, он сожалел, что рассказал о пророчестве темному лорду, но только потому, что это повлекло за собой смерть Лили. Если бы это был кто-либо другой, он бы не сменил сторону. Но возможно, проведенные годы рядом с Минервой сказали ему, что на свете существуют такие понятия как мораль и совесть. И теперь, он намеревался предать своего второго хозяина - Дамблдора. И снова, он это делал потому, что хозяин предал его, на этот раз даже более вероломно, чем темный лорд. Он заплатит за это. Гори в аду, Альбус.

Северус остановился у песочных часов, показывающих количество факультетских очков. Подняв палочку, он быстро наложил заклинание.

- - С данной минуты, всем слизеринцам запрещается употреблять слово грязнокровка в пределах школы, за неповиновение этому будет автоматически сниматься штраф в десять баллов.

@темы: ГП/ДГ, Гарри Поттер, Перевод, Фанфик

15:50 

Второй шанс. ГП/ДГ. Глава 39

Отдача

Поттер менор, вечер вторника, 14 марта.

- Как дела у Дафны?

Роксана Гринграс в девичестве Пенегрю глубоко вздохнула, но потом собралась с силами и ответила на вопрос Сириуса, вымучив слабую улыбку. Она была такой уставшей после двух дней нахождения у кровати дочери. Черные волосы были собраны в обычный конский хвост, а платье гораздо проще тех, которые она обычно носила.
- Лучше. Поппи ожидает, что она пробудет без сознания еще несколько дней, возможно неделю. Но по крайней мере, ее магическое ядро вновь более или менее устойчиво. Остатки магической энергии Уизли почти исчезли. Теперь, нам остается только ждать.

- Это был невероятно храбрый поступок с ее стороны, - заметил Ремус низким голосом. - Я сильно впечатлен как здорово она исполнила это заклинание. Я даже не знаю, смог бы я сделать тоже. И я не знаю, стал бы я рисковать на ее месте, особенно, когда речь касается не какого-то близкого мне человека.

- - Мне совсем это не нравится, - призналась Роксана. - да, безусловно, хорошо, что она спасла жизнь Джинни Уизли. Эта девочка определенно не заслуживает смерти. - Роксана вновь вздохнула. - Но это было слишком опасным. У нее мало опыта и она не могла оценить всех последствий, но тем не менее, приняла такой риск на себя. Иногда, Сириус, я опасаюсь, что твой крестник имеет слишком большое влияние на нее своим грифиндорским поведением. - Она мягко улыбнулась, чтобы показать, что это всего-лишь шутка.

- Итак, он вновь мой крестник? - усмехнулся Сириус.

- Естественно, - согласилась Роксана. - Если у него лучше обстоят дела с учебой и контролем эмоций, то это мое влияние. Ты же ответственен за безшабашность и действие без обдумывания. - Она подмигнула ему, когда Сириус послал ей притворный обиженный взгляд.

- В любом случае, Дафна проявила грифиндорские, хафлпафские и равенкловские качества, исполнив это заклинание: храбрость, преданность и знание. Это в очередной раз доказывает тупость метода сортировки. Кстати, Роксана, мне любопытно почему ты пришла, - вновь став серьезным, спросил Ремус. - Есть ли для этого какая-то особая причина? Не то, чтобы я был против твоей компании.

- Ты как всегда проницателен, Ремус. - Роксана стала расхаживать по комнате, потирая руки. Время от времени она бросала задумчивые и даже оценивающие взгляды на Сириуса.

- Что я сделал на этот раз? - спросил Сириус.

- Ничего, - Роксана позволила себе слабую усмешку. - Пока.

- Но ты ожидаешь этого от меня, не так ли? - Роксана коротко кивнула.

- Снейп, - неожидано заявил Ремус от внезапно осенившей его мысли, заставив вздрогнуть Роксану и Сириуса. - Ты пригласила Снейпа, я прав?

- Почему бы ей приглашать его? - взволновано спросил Сириус.

Роксана взглотнула и тяжело задышала:
- Потому, что нам нужно кое-что обсудить. Точнее, я хочу, чтобы Северус и Ремус поговорили кое о чем, но поскольку, этот разговор будет касаться и тебя тоже, Сириус, я бы хотела, чтобы ты тоже присутствовал. Но только как слушатель,Сириус, и только если ты пообещаешь мне вести себя прилично. - Она остановила взмахом руки готового заговорить Сириуса. - Вот, что я имею в виду, Сириус. Ни каких скрытых оскорблений, ни каких язвительных замечаний ни каких стонов и усмешек: ты сможешь остаться только в том случае, если ты уверен, что сможешь вести себя как следует. Он пообещал мне тоже самое. Я знаю, что вы никогда не были друзьями и я даже не ожидаю, что вы будете вежливыми друг к другу. Но, пожалуйста, мог бы ты не усложнять ситуацию?

Сириус сузил глаза и Ремус почувствовал возбуждение исходящее от его друга. Это действительно сложно для Сириуса. Вражда между ним и Снейпом была на совершенно другом уровне, чем между Ремусом и Северусом. Даже легкий намек на вежливость будет реальным вызовом. Наконец, Сириус тяжело вздохнул:
- Для тебя, Роксана, только для тебя, я попытаюсь.

***

Они уже некоторое время сидели в салоне. Стояла гробовая тишина, нарушаемая только прихлебыванием чая или ерзаньем в кресле. Северус и Сириус старались не смотреть друг на друга и сконцентрировали все свое внимание на Роксане.

- Хорошо, - начала Роксана. Ее слова стали полной неожиданностью и все вздрогнули. - Ремус, у меня к тебе есть вопрос. Восемнадцать месяцев назад, ты начал преподавать в Хогвартсе. В тот момент, когда ты отправился в школу, ты навестил Северуса, чтобы поговорить о твоей новой работе?

- Да, - ответил Ремус и скользнул взглядом по Снейпу, но мастер зелий не поднимал головы и по прежнему смотрел на свои туфли. Да, он ошеломлен, про себя подумал Ремус. И почему он так спокоен? Это на него не похоже. Люпин был ошарашен, услышав, что Снейп - декан Слизерина присоединился к компании Минервы направленной против употребления оскорбительного слова грязнокровка. Теперь, видя измененное поведение Снейпа, ситуация постепенно стала разъясняться. По словам Минервы, его поступок вызвал бунт и почти переворот в рядах слизеринцев. Ремус как на яву представил себе картину грозно-взирающего на своих студентов Снейпа, заставляющих их успокоиться.

- Его реакция была в точности такой, как ты и ожидал? - мягко спросила Роксана.

Теперь, и Северус и Сириус подняли головы и казалось с интересом ожидали ответа Ремуса.
- И да и нет, - ответил он спустя некоторое время. - Да... Потому, что директор предупредил меня о его поведении. Он рассказал мне об абсолютном фаворитизме Снейпа по отношению к слизеринцам и ненависти ко всему, что имело отношение к Грифиндору. Он также сказал, что Снейп изменился к худшему, что в нем снова возникла ненависть к мародерам. Также можно было ожидать того, что очередной преподаватель занял позицию о которой он мечтал уже несколько лет.

На удивление Сириуса и Ремуса, Снейп оставался спокойным и только согласно кивнул. Северус знал, что каждое слово Ремуса было правдой. Они не знали всех причин, но результат был правильным: он испытывал фаворитизм по отношению ко всем слизеринцам и приходил в восторг, доставая грифиндорцев на своих занятиях, не взирая на их таланты и поведение. И определенно,он был в ярости, что Дамблдор выбрал вновь другого человека на роль преподавателя ЗОТИ. Будут ли они удивлены, когда узнают, что частично его поведение было вызвано приказами директора? Что альбус хотел, чтобы он вел себя как злой бывший пожиратель смерти, который никогда целиком не исправиться.

- И нет, - продолжил Ремус, - поскольку, я надеялся, не смотря на предупреждение Альбуса, что Северус принял мои извинения после... После той ночи. - Северус сузил глаза и тяжело задышал, но ничего пока не ответил. - Мне правда очень жаль, Северус, о том, что случилось той ночью. Я не хотел пугать тебя, как это было тогда и уж определенно, я не хотел нападать на тебя. Когда ты принял мои извинения два дня спустя...

- Что? - вмешался Северус. Да, он ожидал услышать нечто подобное, но всеже это стало для него шоком. - Я имею в виду... Мог бы ты повторить сказанное, Ремус... И закончи фразу.

Смущеный Ремус пристально взглянул на него. Затем он медленно кивнул.

***

- Ты правда не помнишь?

Ремус, на протяжении последнего часа, рассказывал о том, что происходило после инцидента в визжащей хижине. Некоторые детали были в новинку даже для Сириуса, поскольку, Ремус никогда прежде не рассказывал ему о разговоре в больничном крыле. Возвращаясь к тем временам, Сириус был все еще зол, слишком смущен касательно дела в целом. Но на удивление Ремуса, Северус поверил ему.

- В моей голове были кое-какие воспоминания, - начал Северус. - С тех пор, как я стал работать над той магической картиной, мой разум пребывает в смятении. Иногда это похоже, когда две полупрозрачные фотографии лежат друг на друге. Я не могу быть уверенным в том, что есть правда, а что ложь. Но теперь, я помню разговор с Лили. Она держала Гарри на руках и говорила о твоих извинениях. Что я принял их.

Ремус мягко улыбнулся.
- Это было как раз на следующий день после его рождения, не так ли? - Северус Кивнул. - Я видел ее тем же вечером, она была такой счастливой. Но там также был и Джеймс, поэтому, она не рассказала, что произошло. Она ведь простила тебя?

Сириус тяжело задышал, но прежде чем, он смог выдавить из себя хоть какой-то звук, Роксана ударила его по голени. Ты обещал, безвучно произнесла она.

- Да, - В первые, на лице Северуса скользнула мимолетная, но счастливая улыбка. - Да, она простила меня.

***

Северус вновь покинул дом. Не было ни какого соглашения дружбы, но по крайней мере трое магов договорились сотрудничать какое-то время в память о Лили и чтобы отомстить Дамблдору.

- Итак, оказывается Альбус вмешивался не только в дела Гарри и не только наложил то ужасное проклятие на Невила, но также изменил память Нюниусу... Я хотел сказать Снейпу? - Сириус сам себя поправил. И к удивлению Роксаны, сделал это достаточно легко. По видимому, время проведенное в Поттер меноре с Ремусом, Тонкс, а иногда и с Биллом пошло ему на пользу. Он не только выглядит здоровее, но и более спокойным чем шесть месяцев назад. - Мне только любопытно, почему он также не изменил память Ремусу? Обманом заставить его противостоять Снейпу было достаточно рисковано с его стороны.

- Это связано с его пушистой проблемой, - ответила Роксана. - Анна рассказывала, что манипуляции с сознанием у оборотней происходят куда тяжелее чем с обычными людьми, особенно если эти манипуляции предназначены на длительный срок.

- Она права. Мой "внутренний лунатик" сражался бы чтобы разрушить любой внешний контроль. А изменения памяти особенно тяжелы с нами, даже тяжелее чем империо. Это одно из немногих преимуществ моего состояния.

- Итак, он изменил память Снейпу и обманом заставил поверить Ремуса в то, что ему надо было. - Некоторое время Сириус выглядел задумчивым. - Знаешь, Роксана, я бы хотел провести на себе этот промывочный ритуал.

Роксана улыбнулась, по видимому, она ожидала реакции подобно этой.
- Я сделаю все приготовления.

***

- Сириус?

- Ммм, - промычал Сириус отрываясь от книги и увидел Роксану с задумчивым выражением лица.

- Когда мы все завершим... Когда ты будешь оправдан и сможешь жить свободным... Ты хочешь... - Роксана заколебалась, не увереная в том, как закончить предложение.

- Нет, - спокойно ответил Сириус на не заданный вопрос.

- Нет?

Сириус покачал головой.
- Я очень надеюсь, что буду играть важную роль в жизни Гарри, но я не хочу его усыновлять. Он - мой крестник и этого вполне достаточно для меня. Я боюсь, что из меня получился бы хреновый родитель. Я совершил кучу ошибок в прошлом, да что говорить, я уверен, что совершу еще больше в будущем. Инцидент с Ремусом и Снейпом является характерной чертой. А после смерти Лили и Джеймса, я бросился мстить, а не позаботился о безопасности Гарри. И потому, что я был так поспешен в ту ночь, Хвост и смог обманом заточить меня в Азкабан. Мне следовало остаться в ту ночь там и объяснить о том, что Питер был преступником. И в прошлом году, я так и не повзрослел в моем подходе к поимке Хвоста. Если бы я был бы более разумным и планировал свои действия, то без труда бы смог доказать вину Петегрью. Поэтому, Роксана, я не буду усыновлять его. Теперь, Гарри принадлежит тебе.

Роксана облегченно вздохнула и благодарно обняла его. Сириус похлопал ее по спине и заметил одобрительно кивавшего ему Ремуса. Да, безусловно он хотел бы стать отцом для Гарри, но лучше ему быть для него старшим братом. По крайней мере он мог тренировать его, продемонстрировать, что значит быть мародером и при этом не чувствовать себя обязанным вести себя как взрослый.

- Кстати, ты напомнил мне вопрос Гарри, который он задал несколько месяцев назад. Почему ты никому не написал после побега? Ты ведь мог попросить о помощи.

Сириус нахмурился.
- Но ведь я писал. - Он вздохнул и пожал плечами:
- Я не ожидал, что они поверят мне, но я написал Ремусу и Минерве. Они так и не ответили. Позже, я написал Альбусу и он пообещал заняться поисками крысы. Но я схватил Питера быстрее, по крайней мере на некоторое время. Возможно, мне следовало подождать еще какое-то время.

Ремус покачал головой:
- Я никогда не получал ни каких писем от тебя. Возможно, я не сразу бы поверил тебе, но по крайней мере я попытался бы докопаться до истины. И я уверен, что Минни повела бы себя также.

Молча они взглянули друг на друга.
- Нам следует спросить Минерву о том, получала ли она твое письмо.

- Полагаю, нет, - прокоментировал Ремус.

- Альбус, - просто заявила Роксана и оба мага согласно кивнули.

***

Хогвартс, кабинет директора. 15 марта.

- Не могу поверить.

Альбус отбросил письмо, которое только что получил.

Это все вина этих сучек Пенегрю.

Он не был уверен, кого конкретно надо винить за случившееся, поэтому винил сразу троих. Десятилетиями он был одним единственным лидером света. А теперь это.

- Что это? - Резкий голос Грюма нарушил тишину. Они сидели и разговаривали о Поттере и о том, как убедить его продолжить занятия прерванные две недели назад.

- Письмо от попечителей. Они хотят встретится со мной на неделе после пасхи. - На лице Альбуса было написано глубокое беспокойство.

- Полагаю, это как-то касается девчонки Уизли.

- Да, - резко кивнул Дамблдор. - По видимому, глава попечителей - Августа Лонгботтом получила жалобу от Артура Уизли о том, что его дочь пыталась покончить с собой. - Альбус покачал головой. - Он обвиняет в этом меня. Нет... Ты можешь себе представить... Меня!

Грюм мог представить, более того, он в тайне был согласен с подобным обвинением. Вмешательство Альбуса в любовные дела Поттера могло привести только к боли и неприятностям. Возможно, он не ожидал таких кардинальных действий от девчонки, но это не было совершенной неожиданостью. Но он не должен говорить об этом Альбусу сейчас.
- Я уверен, что Пенегрю подстрекли его сделать это. Он сейчас потрясен и им легко манипулировать.

- Да, старина, ты как всегда прав, - вздохнул Альбус. Смотря только на письмо, он не заметил усмешки Грюма.

- Все рушится. Министр давит на меня. Мои преподаватели встают в опозицию по каждому вопросу. Даже Минерве и Северусу нельзя больше доверять.

Грюм закашлял.
- Ты же знаешь, что я никогда не любил Снейпа. Но я никогда не ожидал, что он присоединиться к мятежу Минервы.

- Я тоже, - согласился Дамблдор, барабаня пальцами по столу. - Даже орден... Мы теряем их, Аластор. Тонкс ушла из ордена, Ремус тоже. Сириус не принял моего приглашения. А теперь, это вопрос всего-лишь времени когда уйдет Артур. Его дети, Чарли и Бил очевидно последуют его примеру.

Было крайне тяжело не продемонстрировать радости, услышав подобные новости, но Грюм смог справиться с задачей. Он Даже вздохнул:
- Слишком плохо, что мы больше не можем использовать Поттер менор. Что на счет Блэк менора? Я слышал, что Сириус подумывает предложить его тебе.

- Да, - вновь вздохнул Альбус. - По крайней мере, в какой-то степени он предложил. Но затем он изменил одно условие: Он позволит нам использовать дом, но он пожелал сделать минерву владелицей. А ты же знаешь, как напряжены наши отношения в данный момент.

Грюм присвистнул:
- Неожидано. - Он задумчиво взглянул на Альбуса. - А теперь? На сколько все серьезно?

- С этим можно справиться. Они хотят поговорить о попытке суицида, а также и о бывших инцидентах, особенно о Квирелле, василиске и опасности для студентов. Поскольку во все эти инциденты так или иначе были вовлечены Уизли, то у Артура Есть права жаловаться. Я полагаю, что получу письменное предупреждение. Но они не отправят меня в отставку, нет, только не из-за Уизли. Да, дружище, это будет грязная схватка. Но я выживу.

***

Хогвартс, большой зал, 17 марта, пятница, обед.

- Я так и знала, - простонала Гермиона. Она только, что открыла газету и взглянула на передовую статью. Ее и фотографий было достаточно, чтобы испортить ей аппетит.

"Гринграссы оплакивают судьбу старшей дочери!

Гермиона в слух зачитала статью своим друзьям и продемонстрировала им фотографии. Сайрус и Астория стояли у кровати Дафны и для моральной поддержки там же были Люциус и Драко Малфои. Дафна выглядела смертельно больной, а Драко выглядел настоящим джентлменом, Обнимая дрожащую Асторию.
- Когда этот придурок, которого Дафне не посчестливилось иметь в качестве отца, попросил меня покинуть больничное крыло, мне следовало догадаться, что он намеревается сделать.

- Да, все в порядке, Миона, - мягко улыбнулся ей Гарри, отрываясь от газеты. - Он - ее отец, он имеет право. К тому же, чувства Астории подлины, она правда переживает за свою сестру. Знаешь, мы неоднократно говорили у кровати Дафны и она не так уж и плоха. - Он знал, как Роксане хотелось, чтобы Астория сблизилась с ним. И он надеялся, что они смогут проявлять к друг другу вежливость после выздоровления Дафны.

- Но эта статья всего-лишь спектакль. - К слову сказать, статья была плохо написана. Она концентрировалась на попытке суицида, при этом имя Джинни не упоминалось. Возможность этого объяснили полной безответственностью директора. Также воспевался храбрый поступок Дафны Гринграсс - благородной девушки из благородного дома, которая в будущем станет невесткой Драко Малфоя - спавшей жизнь приятельнице. Ни слова о близнецах, зато черезчур приукрашивались последствия исполнения заклинания и то, насколько ужасно ее состояние теперь. По крайней мере, эта часть была правдивой, Гермиона это знала наверняка. Но определенно, не было необходимости так это подчеркивать.

Гарри пожал плечами.
- Могла быть! Но как мне не ненавистно это признавать, Драко вел себя как настоящий друг по отношению к Астории за последние дни. Возможно, он не так плох как я думал... По крайней мере по отношению к ней. - Спустя мгновение он добавил с усмешкой:
- Нет, я не ожидаю цветов от него. Я только стал ненавидеть его чуточку меньше.

Гермиона надулась, но подумав немного слегка кивнула.
- Да, он действительно заботится о ней, как бы удивительно это не было. Я не ожидала, что он увидит в Астории не что большее чем обычную деловую сделку. Но все равно, мне это не нравится. Малфои преподносят себя как близкие и верные друзья в тяжелую минуту.

- Я думаю, ты не единственная кому статья пришлась не по душе, - внезапно усмехнулся Невилл, смотря на кого-то. Гарри и Гермиона обернулись и увидели крайне кислое выражение лица Директора, читающего туже статью.

- Я полагаю, - усмехнулся Гарри, - что до нашего директора постепенно стало доходить, что у него проблемы не только с Уизли.

- Малфои делают это только ради шоу и потому, что ненавидят директора, а не потому, что хотят поддержать Уизли.

- Согласен, - пожал плечами Гарри. - Тем не менее, они помогают. А каждый, кто вовлекает Дамблдора в неприятности заслуживает милости в моем списке, даже если это Малфои. Но, пожалуйста, только не говори об этом Добби.

***

Хогвартс, больничное крыло. 18 марта, суббота, полдень.

- Ты никогда не рассказывал о своей анимагической форме.

Невилл оторвался от выполнения домашнего задания по зельям. Каждый день на этой неделе, они проводили у постелей Дафны и близнецов, выполняя домашнее задание, иногда в полной тишине, иногда читая в слух. Это утро было особенно радостным, поскольку в этот день Джинни впервые очнулась от своего забытья. Она только частично очнулась и Поппи ожидала, что она ничего не будет помнить об этом пробуждении, но это был хороший знак. Состояние близнецов тоже улучшилось и все надеялись, что они очнуться через несколько дней тоже.

Невилл моргнул:
- Ммм... Нет, не рассказывал. - Он снова вернулся к домашнему заданию, но почувствовал, что его девушка своим взглядом пытается просверлить дыру у него в голове.

- Это секрет? - усмехнулась Гермиона. Она была все-еще раздражена тем фактом, что не сможет научиться анимагии, но она также была горда, что Невилл сможет постичь эту крайне тяжелую науку. Его магическая сила возрасла сильно после рождества и превращение станет очередным шагом к полному возвращению сил.

- Я... - заколебался Невилл.

- Да? - Гермиона почувствовала беспокойство. Возможно, он хотел не распространяться о точной форме. Или он был слишком смущен ею. Но с чего бы? Даже у мыши есть свои преимущества. Не то, чтобы она ожидала, что имено это животное является его внутренним зверем.

- Я не знаю.

- Ты не знаешь своей формы?

- Нет, я иммею в виду да. Я знаю свою форму, но не уверен, что хочу изучать это заклинание.

- Что? - Гермиона только частично смогла заглушить собственный вскрик. - Но почему?

- Потому, что... - Невилл вновь взглянул на свои ботинки, слегка покраснев. Когда он так делает, он такой милый, подумала Гермиона. Нет, глупые мысли, сейчас не время для этого. Я хочу получить ответ сейчас. Невилл тяжело вздохнул:
- Потому, что ты не можешь этого сделать.

Теперь пришла пора Гермионе изумленно моргнуть.
- Только по этому? - Невилл кивнул. Изумленная Гермиона уставилась на него. Он не хочет изучать анимагию, только потому, что я не могу. Он такой милый, мне следует поцеловать его. Или я могла бы...

- Возможно, ты прав.

Голова Невилла резко поднялась. Он явно не ожидал подобного ответа.

- Я имею в виду, - продолжила Гермиона, четко выговаривая слова, - это было бы крайне странно, не так ли? Ведь я же всезнайка Гермиона Грейнджер, а ты всего-лишь Невилл.

Невилл грозно взглянул на нее.
- Это не то, что я имею в виду.

- Ах, - притворно удивилась Гермиона. - Значит, ты наверное думаешь, что я буду завидовать?

- Нет, - прорычал Невилл.

- Возможно, - продолжила Гермиона, игнорируя его реакцию, - тебе следует отказаться от целительских тренировок в следующем году. Я имею в виду, я же не приглашена...

Гермиона перестала дразнить его, когда Невилл схватил ее за руки и начал трясти.
- Ты не так все поняла. Ты не завистливая и не всезнайка. Ты - Гермиона Грейнджер, которую отличает сердце, ум... Кхмм... и другие прелести. - Его румянец усилился.

- Ага, - Гермиона теперь самодовольно усмехалась. - Умоляю, скажи, что же это за другие прелести?

- Перестань подтрунивать надо мной, сумасшедший птенец, - прорычал Невилл. Он вновь вздохнул. - Я знаю, как сильно ты растроилась после теста на анимагию. А чтобы изучить это заклинания мне надо будет потратить на это много часов для интенсивной тренировки. Что означает много часов проведенных без тебя.

- Остановись сейчас же. Кто тебе сказал, что я позволю тебе изучать это заклинание без меня? Конечно, я не могу использовать заклинание. НО это не значит, что я не могу изучить его. Мы сделаем это вместе. Я хочу, чтобы ты научился использовать его правильно, а как я буду знать, что ты используешь его правильно, если я сама его не знаю? Понял?

- Понял, - усмехнулся Невилл, более расслабленно чем мгновением раньше.

- Да, но ты до сих пор не ответил на мой вопрос.

- Нет, не ответил, - криво усмехнулся Невилл. - Дерзкой девочке придется подождать пока я не превращусь.

- Фуу, я не дерзкая девочка. И ты не получишь ни одного поцелуя пока не расскажешь мне.

Невилл пожал плечами. Он знал, что Гермионе их поцелуи и объятия нравятся возможно даже сильнее чем ему.

- Ты не можешь шантажировать меня. Если ты не поцелуешь меня прямо сейчас я не расскажу тебе о письме, которое мадам Спраут получила от Ремуса.

Единственный взгляд на самодовольную улыбку Невилла, сказал Гермионе, что ей стоит узнать то, что он знал. Вздохнув и притворно признав победу над собой, она наклонилась и подарила ему легкий поцелуй.

- Это не считается.

- Хорошо. Ты расскажешь мне, а я тебя поцелую соответственно содержанию твоих новостей. Обещаю.

- Хорошо, - усмехнулся Невилл. Я знал это. - По видимому, Ремус закончил с каталогизацией библиотек Поттеров, Пенегрю и Блэков. Как и ожидалось, там было множество книг по заклинаниям, проклятиям и черной магии. Но они практически ничего не нашли по зельям и гербологии, по крайней мере то, что они нашли не идет ни в какое сравнение с библиотеками подобно Хогвартской. Поэтому, он попросил купить мадам Спраут достойных книг на сумму до пяти тысяч галлеонов и практически столько же он пообещал ей в качестве оплаты. Я полагаю, что они обратились с подобной же просьбой к профессору Слакхорну. Он был преподавателем зелий у Снейпа, Роксаны и родителей Гарри. Понимаешь, - закончил он с усмешкой, - у тебя будет еще больше книг для чтения в будущем.

Гермиона выглядела по настоящему счастливой. Она уже испытывала подобную радость, когда услышала о планах объеденить все три библиотеки. А идея дополнить библиотеку книгами по зельям и гербологии была просто чудесной.
- И я надеюсь видеть тебя чаще в этой библиотеке, когда там появятся эти книги по растениям.

- И зельям, - согласился Невилл. - Не забывай, что я хочу сконцентрироваться на зельях, растениях и целительстве. Особенно теперь, когда я не расплавляю котел каждый урок. Но... я буду проводить с тобой больше времени в библиотеке, если ты будешь чаще ходить со мной в теплици и не только для чтения.

- Вы предлагаете тяжелую сделку, мистер Лонгботтом.

- Значит ли это, да, мисс Грейнджер?

- Значит, - улыбнулась Гермиона и наклонилась к нему. Кажется у нее есть несколько долгов, которые она собиралась вернуть.

***

Хогвартс, больничное крыло. 19 марта, воскресенье, полдень.

- А вот это, я называю настоящей статьей, - Гарри постучал по газете. - Журнализм для правды, в отличии от грязной кампании ежедневного Пророка.

Невилл усмехнулся, Гермиона застонала. С тех пор, как Гарри узнал, что частично является владельцем Придиры, то стал чуток возносить каждый новый выпуск. Да, Гермиона тоже стала его читать. И она даже наслаждалась этим чтением не смотря на то, что воспринимала большинство статей с иронией. И да, она не завидовала успеху Луны или Коллина с его великолепными фотографиями. Но такая реакция была через чур.

- Ты же понимаешь, Гарри Поттер, что это по прежнему не Вашингтон Пост?

Гарри только усмехнулся. Он знал как сильно обожала Гермиона Вашингтон Пост после прочтения статьи о Уотергейтском скандале и участии газеты в нем.
- А ты знаешь, Гермиона Грейнджер, как сильно Луне понравилось бы то, что ты сравниваешь нашу Придиру с Вашингтон Пост? Еще год назад, ты бы предположила, что Солнце куда более серьезная газета.

Гермиона покраснела. Она понимала, что Гарри был прав. За последнее время, ее мнение о Луне, ее родителях и Придире сильно изменилось.

- Я вообще без понятия о чем ты говоришь, - вмешался Невилл, - но я бы хотел услышать подробности об этой статье.

- Она касается Дафны, - ответил Гарри. - По большому счету, она состоит из интервью мамы и моего. - В отличии от Пророка, Придира смогла получить интервью у них и сделать несколько блестящих фотографий. Статья слишком не походила на те, что обычно печатуются в Придире. В ней также рассказывалось о том, как сильно директор Хогвартся вмешивался в любовные дела Гарри. Если статья Малфоев и Гринграссов была досадой для Дамблдора, то эта статья, как надеялся Гарри, будет для него настоящим геморроем.

- И там также есть извинения Виктора, - добавила Гермиона. Ей особенно понравилось читать эту часть Придиры. Как и было обсуждено заранее, Виктор дал целое интервью Придире в котором рассказывал каким ослом он был последние недели и как он сильно сожалеет о своем поведении. В статье не было ни слова про любовное зелье, зато было ясное заявление Виктора, что он больше не будет препятствием между Гарри и Дафной.

- Так, значит ты уже прочитала ее, мисс Грейнджер? - спросил Гарри с широкой улыбкой.

- Перестань смущать мою девушку, Гарри. - Невилл в защитном жесте обнял Гермиону за плечи. С улыбкой на губах, она прислонилась к нему. - А теперь, Гарри, пожалуйста прочитай ее в слух.

***

Хогвартс, больничное крыло. 19 марта, воскресенье, вечер.

Невил ушел пару часов назад. Он хотел побегать вокруг озера вместе с Гарри. Эти тренировки сильно помогали его телу, со слабой улыбкой думала Гермиона. Еще пару месяцев и мне придется палками отгонять от него девчонок. Еще год назад, тот факт, что другие девчонки будут крутиться рядом с Невиллом и то, что он сравнивал бы еес ними привел бы ее в ужас. И хотя она все-еще не до конца верила его комплиментам о ее красоте, но она полностью была уверена, что он считает ее самой красивой девушкой в округе. А для нее только его мнение имело значение. Мадам Помфри также вышла, взяв обещание с Гермионы, что она позаботиться о подростках. Позже Гарри сменит ее и она сможет поужинать. Гермиона слабо улыбнулась. Все будет также как и каждый вечер: Гарри будет сидеть рядом с Дафной, держать ее за руку и умолять Поппи, чтобы та позволила ему остаться на ночь. Рано или поздно, она прогонит его, но час спустя просмотрит его возвращение. Они все надеялись, что близнецы очнуться завтра. Они время от времени шевелились и выглядели более здоровыми, чем неделю назад. Дафна, с другой стороны, все-еще находилась в глубоком обмороке. Но Гермиона и другие, благодаря их ментальной связи, чувствовали ее разум и иногда даже получали картинки. Особенно много получал Гарри из-за того, что их связь более сильная. Он страдал от воспоминаний навеяных заклинанием Sanguis Familiae. Он неоднократно получал картинки эмоций и воспоминаний Джинни. Теперь, он понимал каким адом был для Джинни последний месяц и его отношение к тому, что Дафна хочет помочь девушке кардинально изменилось. Оставив палочку в книге заклинаний для закладки, она подошла к кровати Дафны.
- Пожалуйста, Дафна, просыпайся скорее, - прошептала она. - Ты нужна Гарри. И маме и сестре... Пожалуйста, возвращайся. - Она нежно сжала руку Дафны. Конечно, слышать, что все будет в порядке это одно, но видеть Дафну, лежащую в постели с бледным как простыня лицом, было совершенно другое. Услышав, что кто-то открывает дверь, Гермиона обернулась. Она ни кого не ждала, а Поппи должна вернуться не раньше чем через час. Ею овладело тошнотворное чувство когда она заметила, что в помещение вошли Теодор Нотт и Захария Смит. Нотт нервно оглядывался, а Смит мерзко ухмылялся.

- Видишь, Тео, я же говорил тебе, что грязнокровка будет здесь одна.

Короткое дзиньканье оповестило, что слова Зака стоили его факультету десять очков, но от этого Гермионе не стало легче. Медленно, чтобы не вызывать лишних подозрений, она направилась к своим книгам. Неожидано, парни подняли свои руки с зажатыми в них палочками.

- Expelliarmus! - Заклинание Нотта отбросило ее палочку за пределы досигаемости.

- Messorius! - жуткая волна боли прокатилась по левому плечу и предплечью Гермионы. Разрезающее заклинание, рассеяно подумала Гермиона. Где он научился подобному заклинанию? Даже с учетом того, что ее браслет поглотил значительную часть заклинание, оно проникло достаточно глубоко. Ее грудь и плечо стали обильно кровоточить. Застонав, Гермиона схватилась за раненую руку. Без браслета, это заклинание отрезало бы мою руку, рассеяно думала она. Никто не заметил, что Дафна слегка пошевелилась и слегка застонала.

- Ты сумасшедший? - проорал Нотт. - Ты не можешь использовать такие заклинания на ней. Ты мог убить ее.

- Так, это я и намеревался сделать. - От холодного голоса Смита, у Гермионы мурашки побежали по коже.

- Н-нет, - покачал головой Нотт. Мы же хотели только слегка осадить ее. Я не желаю быть частью этого.

Он начал разворачиваться, но хватка Смита остановила его.
- Нет, Нотт, ты не можешь просто взять и уйти. Ты со мной. Ты был со мной с тех самых пор, как свел меня с торговцем ядами.

Торговец ядами, вздрогнула Гермиона. Значит это был Смитт, кто послал мне отравленное вино.

- Это было ошибкой, - прошептал Нотт. - Я никогда не хотел, чтобы кто-то умирал.

- Слабак, - с этими словами, Смит отвернулся. - Из-за тебя, грязнокровка, мой отец лишился руки. - Абсурдное дзиканье, сообщившее о потери очередных десяти балов, почти заставило Гермиону нервно захихикать.
- Ты заплатишь за это. НО сначала, мы слегка поразвлечемся с тобой. Как думаешь Нотт, стоит ли нам заставить ее слегка наказать предательницу-змею?

Нотт выглядел сконфуженно и пытался избегать взгляда Смита и Гермионы.

Смит презрительно усмехнулся. Он навел палочку на Гермиону, которая попыталась унять дрожь.
- Imperio!

- Ты совсем рехнулся? - Пока Гермиона пыталась боротся с ментальным воздействием, пока она пыталась противостоять своими навыками в оклюменции воле Смита, парни начали ругаться, игнорируя ее.
- Непростительное? Да, ты отправишь нас в Азкабан за использование непростительного на ней.

- Нотт, ты такой неженка. Как ты думаешь я заставил Боунс подарить ту бутылку ей? Обещанием сладких поцелуев или выполнением домашнего задания? - Он вновь презрительно хмыкнул.

На подсознательном уровне, Гермиона все-еще боролась с заклинанием, черпая силы в их ослабшей связи с Дафной. Ваша связь поможет вам еще сильнее в будущем. Она поможет вам боротся против заклинаний легилименции и подобных заклинаний, однажды объяснила Анна. Часть этой энергии просочилась в сознание Дафны до того, как Гермиона сумела ее остановить. Результат был мгновенным и неожиданным. С ошеломительным вскриком, девушка подскочила на кровати и села, шокировав всех. Ее лицо было на столько бледным, что она походила на приведение.

Долгое время, все только обменивались взглядами. Затем началась настоящая схватка.

***

Гарри и Невилл направлялись в свою гостинную. Они были вымотаны после бега. Гарри все-еще был в отличной форме, но Невилл постепенно приближался к нему. Он уже не был задерживающим фактором в их беге, как несколько месяцев назад. Дверь в замок была уже близко, когда вскрик прорезал воздух. Нет, не воздух, а их разум.

- Дафна!

Он услышал голос Гермионы, но этого не могло быть. Десять ярдов, возможно, пятнадцать это был пока предел ее возможностей для их беседы. НО быстрый взгляд на испуганное лицо Невилла сказал Гарри, что ему не померещилось. Незамедлительно он бросился в замок и на ходу открыл дверь...

Он с разбега на летел на кого-то, ожидающего за дверью.

Профессор Снейп был и без того в плохом настроении. Он заметил, что Гарри и Невилл возвращались обратно в замок и решил поговорить с мальчишкой. Нет, он не хотел конечно, но это было необходимо. Он только подошел к двери, чтобы поговорить с ним вне замка, чтобы избежать любителей подслушивать, как в этот момент дверь с размаху открылась, ударила его и опрокинула на пол.

- Извините профессор.

- Поттер! Поттер! - бесполезно, мальчишка уже скрылся из виду. За ним мчался Невилл. Мгновение Снейп колебался. Но определенно, у такого страного поведения были свои причины. И почему они несутся по направлению к больничному крылу? Он поспешил за ними.

***

В самый последний момент, Гермиона неожиданно выхватила вторую палочку из кобуры у лодыжки ипоставила защиту от очередного Messorius Смита. Юбка затрудняла движения и она колдовала молча, чтобы сберечь драгоценные секунды. Минутой позже, схватка была в самом разгаре. Раненая и вооруженная несколько худшей палочкой, она едва могла сопротивляться двум парням. Хотя Нотт по прежнему использовал заклинания, чтобы либо обезоружить, либо оглушить, либо связать, а вот Смит посылал только заклинания, которые могли привести к смерти. Режущие заклинания были его главным оружием. Из-за того, что Гермионе приходилось защищать и Дафну, она не могла уклоняться и следовательно у нее не было шанса перейти в наступление. Ее единственной удачей было то, что парни не действовали как слаженная команда и не координировали свои нападения. Пущенное Смитом заклинание редукто обогнуло защиту Гермионы и ударило в изножье кровати Дафны. Вскрикнув от удивления и боли, девушка свалилась на пол. Уклонившись от заклинания Нотта, Гермиона перепрыгнула раскуроченную кровать подруги и встала перед ней. В этот раз она промедлила с защитой и Messorius Смита ударило ее в правую ногу, а не в шею Дафны. И снова, ее браслет взял на себя большую часть удара, но тем не менее, из-за пореза Гермиона упала на пол.

С грохотом дверь в больничное крыло открылась и в помещение вбежали обеспокоенные Гарри и Невилл. Обеспокоенность, тут же сменилась гневом, стоило им увидеть разворачивавшуюся пред ними сцену. Дафна и Гермиона на полу, Кровать Дафны раскурочена и по их мысленной связи доходили эманации боли.

Гарри, думая, что главный преступник Нотт, лениво отбил его первую атаку и направился к нему. Лицо было зловещим и не предвещало ничего хорошего для слизеринца. Но на этот раз ему противостоял не Виктор. В этот раз, не будет ни каких игр, он побьет Нотта жестко, быстро и сурово, решил про себя Гарри. Он видел в мальчишке препятствие, препятствие стоящее на пути к его девушке.

Невилл, в свою очередь, уклонился от заклинания Смита. Заметив глубокие раны на теле Гермионы, он едва не пропустил второе заклинание. Повернувшись лицом к противнику, он начал сражаться серьезно. Достаточно быстро Смит убедился, что Невилл уже не тот полусквиб, каким был раньше и что его защита гораздо превосходит любые из его заклятий. После каждой неудачной атаки Смита, невилл на два шага приближался к противнику, пока не сократил растояние совсем. Как и Гермиона, он в основном имел защитный стиль, но сейчас Хафлпафец был для него как красная тряпка для быка. Черпая энергию из своих эмоций, как учил Гарри, Невилл создал сверкающую защиту. Зная, что эта защита поглотит несколько хилых заклинаний Смита, он разразился серией средней мощности редукто. Как кролик, Смит уклоняясь от его заклинаний, нырнул за кровать и от туда пытался разрушить защиту Невилла. В свою очередь Нотт рухнул на пол, Так до конца и не поняв, что произошло. Гнев Гарри был невероятно сильным, когда он увидел, что его девушка вновь ранена. Наконец, удача Смиту изменила и рядом с ним больше не осталось защитных "укреплений". Заклинание Невилла ударило его в грудь и отправила его в свободный полет до ближайшей стены. С грохотом он свалился на пол и потерял сознание. Организм не выдержал такой боли и отключился.

***

Нахмурившись и застонав про себя, Гарри наблюдал как в больничное крыло входит Снейп, парой секунд после того, как заклинание Невилла попало в Захария Смита. Мантия развивалась за профессором зельеварения. Он почувствовал гордость. Невилл был уже не тем застенчивым мальчиком, как пару месяцев назад. Ну а теперь, Снейп начнет гнуть привычную линию, оскорбляя Гарри и возлагая всю вину на него. Было не удивительно, что Нотт тут же вскочил и подбежал к своему декану и начал бубунить что-то на счет злых грифиндорцев напавших на них. И реакция Снейпа была не замедлительной.

Его мощный удар застал Нотта в расплох и отправил его на пол.
- Я велел тебе, Нотт, не лесть к ней. Не дожидаясь ответа и под ошарашенными взглядами присутствующих, он связал Нотта и Смита и поспешил к раненым девушкам.

Дафна все еще выглядела шокированной от резкого пробуждения, но казалось была не ранена. С другой стороны, раны Гермионы сильно кровоточили, а внешний вид еще хуже.
- Пошлите патронус Поппи.

Не дожидаясь согласного кивка Гарри и исполнения заклинания, он начал лечить повреждения грифиндорки. На скоро затянув ее раны, он на удивление нежно взял ее на руки и понес ее на кровать, одну из тех не многих уцелевших после драки Невилла и Смита. Положив девушку на постель, он досталл кровевостанавливающее.
- Выпейте это.

Гермиона, потрясенная его поведением, медленно кивнула, но лекарство не выпила. Снейп вздохнул:
- Мисс Грейнджер, пить это... Ну вы знаете... Открываем рот и все такое. оно поможет вам. яды по расписанию на следующей неделе. - Шутящий Снейп это было уже черезчур, но тем не менее, Гермиона послушно выпила зелье.

Некоторое время им нужно было ожидать прихода Поппи. Гарри и Невилл сидели рядом со своими девушками, а Снейп собирал палочки преступников и сверепо смотрел на Нотта и Смита. Они каждый раз вздрагивали, но молчали, поскольку их первые попытки объяснений наткнулись на разъяренное рычание зельевара.

- Он пытался убить меня, - Внезапно раздался голос Гермионы. Она стала дрожать, очевидно, только сейчас полностью осознав, что произошло. Холодная волна шока прокатилась по телу.
- Я имею в виду Смитт, а не Нотт. - Снейп повернулся к ней и задумчиво взглянул на нее. Спустя несколько мгновений он жестами велел Невиллу переместиться к ней на кровать и обнять ее. Потрясенный Невилл не подчинился сразу, а только смотрел на странно-ведущего зельевара.

- Сейчас, мистер Лонгботтом. - Да, этот тон он знал и Невилл счастливо подчинился. Он крепко обнял Гермиону, она положила голову ему на плечо.

- Он пытался убить меня, - потрясенно повторила Гермиона. - Он пользовался разрезающими заклинаниями.

Снейп слегка побледнел.
- Вы имеете в виду режущие проклятия?

На мгновение, показалась прежняя Гермиона и ответила с досадой в голосе:
- Хотя я не использую эти заклинания, но определенно знаю различия. Он использовал Messorius.

Снейп кинул на Смита уничтожающий взгляд, грозивший тому ужасными последствиями.

- И он пытался наложить на меня империо.

Снейп некоторое время был неподвижен, а затем коротко кивнул.
- Понял. - Его реакция потрясла Гарри. Снейп казалось верил Гермионе без всяких доказательств.

- Он признался, что использовал уже это заклинание, - прошептала Гермиона.

- Я полагаю на мисс Боунс? - спросил Снейп безэмоциональным тоном.

- Да, сэр.

- Понимаю.

В коридоре раздались торопливые шаги. Снейп задергался и наколдовал своего патронуса. С трепетом Гарри наблюдал как воздухе материализуется восхитительная лань.
- Ни слова, Поттер, - прорычал Снейп и отослал патронуса. - Миссис Боунс, незамедлительно требуется ваше присутствие в Хогвартсе в больничном крыле.

Как только лань исчезла, дверь открылась и несколько преподавателей вошли внутрь вместе с директором и Поппи. Дамблдор и так выглядел угрюмым, но его настроение еще больше ухудшилось когда он услышал, что Снейп проинформировал о случившемся главу ДМП.
- Северус, это было несколько поспешно. Для начала нам следовало попытаться...

- Для начала, - Снейп просто прервал его, - нам нужно дождаться главу ДМП и позволить Поппи выполнить свою работу. - более мягким тоном он пояснил колдоведьме:
- Я закрыл ее раны и дал ей кровевостанавливающее. Я думаю, ее надо оставить вместе с мистером Лонгботтомом, чтобы справиться с ее шоком, а после приступить к лечению. Возможно, тебе сначала стоит получше осмотреть мисс Гринграсс.

Поппи вскинула голову и пристально посмотрела на мастера зелий. Все ожидали, что она начнет выговаривать ему о том, что ей не нужно объяснять как делать ее работу, но вместо этого она слегка улыбнулась и поспешила к Дафне.

Покачав головой, директор осмотрелся. Создавалось впечатление, что по больничному крылу прошелся ураган. Нахмурившись, он заметил, что преступники все еще были связаны и он освободил их. Еще до того, как он открыл рот и стал говорить о неоправданной жестокости и о втором шансе для каждого, Снейп вновь связал парней.

- Они не обычные глупые мальчишки, прикалывающиеся над сокурсниками, Альбус, - прорычал Снейп. - Они - настоящие преступники, и я уверен, что в скором будущем, как минимум мистер Смитт, познакомиться по лучше с внутренним устройством Азкабана. - Послышились изумленные вздохи, но Снейп еще не закончил. - А для мистера Нотта, было бы лучше дать показания против мистера Смита, чтобы не разделить его судьбу. - Он подошел к дрожащему мальчишке. - Вы понимаете меня, мистер Нотт? - Широко открытыми глазами, Нотт уставился на него, а затем слабо кивнул.

- Хорошо, - Снейп отступил от него. Взмахом палочки, он убрал серебристо-зеленые полоски на его мантии. - Мистер Нотт... Вы ослушились моего прямого приказа. Вы во второй раз напали на сокурсницу. Вы уронили честь и достоинство факультета Слизерин. Я исключаю вас из факультета Слизерин.

- Северус, ты не можешь сделать этого, - воскликнул Дамблдор.

- Могу, и только что это сделал, - в ответ прорычал Снейп. - Как декану Слизерина мне позволено исключать из факультета ученика если я уверен, что он представляет угрозу для других учеников. И в данный момент я пользуюсь этим правом.

- Северус, - Альбус попытался уговорить, но Снейп только покачал головой.

- Это не обычно, альбус, - спокойно заявила Минерва. - но он в праве так поступить. - Эти сволочи ранили одного из ее детенышей. Если Северус собирается наказать их, то он получит всестороннюю поддержку с ее стороны.

- Северус, - тон аАльбуса стал намного грубее. - Твоя позиция декана Слизерина....

- Гораздо безопаснее, чем твоя, Альбус, - усмехнулся Снейп. - Желаю удачи в убеждении Люциуса и других по выдворению меня из Хогвартса.

Разговор не обострился благодаря вновь прибывшей группе: Миссис Амелия Боунс и авроры. Не замедлительно, Альбус попытался выдворить ее, сказав, что у него все под контролем. Но к его ужасу, она просто проигнорировала его:
- Чей патронус проинформировал меня?

Снейп вышел вперед:
- Мой. - Он объяснил ей, что произошло и особо отметил, что Смит наложил империо на ее племяницу. - Я уверен, что мистер Нотт охотно согласиться дать показание в обмен на смягчение приговора. Я также полагаю, что он покинет Британию на некоторое время после этого. Я слышал, что Дурмстранг прекрасен в зимнее время.

Амелия Боунс внимательно посмотрела на преступников. Она приняла их палочки:
- Вы также найдете новое использование империо на них. - Кивнув, она забрала преступников и направилась к выходу. Перед тем как выйти она обернулась к Альбусу:
- Я проинформирую Августу о случившемся и о твоей новой попытке все скрыть.

Разбитый директор покинул помещение вместе с преподавателями, которых выгнала мадам Помфри.
- Только не вы оба, - приказала она Гарри и Невиллу.
- Вы останетесь здесь на ночь с вашими девушками.

@темы: Гарри Поттер, Перевод, ГП/ДГ, Фанфик

21:51 

Второй шанс. ГП/ДГ. Глава 40

Время исцеления

Больничное крыло. 22 марта, среда, полдень.

Три дня прошло с тех пор, как на Гермиону было совершенно нападение. Три дня прошло с тех пор, как Дафна очнулась по среди сражения. За эти три дня в себя пришли Джинни и близнецы. Они выглядели измотаными, но у них больше не было ни каких повреждений с их ядрами. Последнее, Дафна особено рада была слышать.

Время от времени, то один, то другой подросток отрывался от своей работы и бросал заинтересованный взгляд на необычную группу собравшуюся в дальнем конце помещения. Гарри и Невилл, оба обеспокоенные тем, что раны Гермионы все еще не вылечены до конца и ее перенапряжением, помогали Дафне с предметами, которые она пропустила будучи в коме. Несколько грифиндорцев и несколько девушек с других факультетов предложили близнецам сделать тоже, но те, под возмущенные взгляды Дафны и Гермионы и под понимающие улыбки Гарри и Невилла, отказались. Дафна предположила, что в случае с Фредом, это решение было вызвано здоровым уважением гнева Анжелины, не позволяющей появлятся возле его кровати другим девушкам.

По счастью, Дафна далеко продвинулась в подготовительной работе и поэтому, в течении нескольких дней, сможет наверстать упущенное. Она с нетерпением ждала, когда сможет покинуть больничное крыло и присоединиться к друзьям и начать тренироваться, хотя она попрежнему чувствовала себя обессиленной. Она с нетерпением ожидала, когда они смогут преступить к тренировкам по плану, который она составила для Гарри и для которого нужна будет помощь Гермионы. Медлить было нельзя, третье испытание неумолимо приближалось. Гермиона на прошлой неделе прочитала несколько книг посвященных турниру трех волшебников и примерно представляла в чем будет заключаться третье испытание.

Каждый раз это было нечто вроде полосы с препятствиями нашпигованное кучей загадок и различными опасными существами всевозможных видов. Вместо одного огромного чудовища, наподобе дракона с которым Гарри пришлось сражаться на первом испытании, ему придется встретиться с большим количеством опасных существ таких как акрамантулы, саламандры или рой дикси. Они надеялись, что ему не встретиться ни кто на подобе химеры, но опасались, что судьи решат использовать оставшихся в живых питомцев Хагрида - соплохвостов. По счастью, семестр пережили не многие, но те кто остались, были размерами больше лошади и не восприимчивы к большинству заклинаний.

Уклончивые нападения, исполнение все возможных защитных заклинаний и широкого спектра атакующих проклятий, а также огромное количество заклинаний, которые могли обойти защиту возможных противников. Вот что входило в ее план. Луна была особенно полезна с частью касавшейся загадок. Каким-то образом она уговорила портрет в гостинную Равенкло поделиться с ней всеми загадками за последние десять лет. Гарри надеялся, что она не исполнит своей угрозы и не будет задавать ему загадку каждый день.

- Невилл, она не поправится быстрее от твоего грозного взгляда, - с улыбкой прошептала Дафна. Она была встревожена также как и Невилл, но лучше прятала эти эмоции.

Невилл вздохнул и, взяв себя в руки, повернулся к ней.
- Но она все-еще до конца не поправилась.

Гермиона знает, что она делает, - заверила его Дафна. Она подавила улыбку. Его обеспокоенность была очень милой. Гермионе повезло с ним. - Ей просто надо быть осторожной и не делать резких движений. А в остальном она в порядке. Поппи разрешила ей колдовать, помнишь? - Гермиона была вынуждена посещать больничное крыло дважды в день, но тем не менее, Поппи разрешила ей посещать занятия.

Невилл не уверенно кивнул, а Гарри добавил:
- И ты же знаешь, что это должна быть либо Гермиона либо Дафна. Джинни не может раслабиться больше ни в чьей компании. - Невилл вновь кивнул, на этот раз более уверенно. Гарри был прав: только девчонки могли успокоить ее. А дафна была еще не настолько здорова, чтобы выносить изматывающее поддержание заклинание позволяющее вести мысленную речь довольно-таки продолжительное время.

Кинув последний взгляд на группу, все трое вернулись к своей работе. Гермионе нужна приватность, даже такая которая может быть в присутствии Артура близнецов неотрывно смотрящих на нее.

***

- Грудь болит.

Вспышка боли пронзила разумы Августы, Амелии и Джинни. После короткого извинения, Гермиона попыталась сконцентрироваться на картинках, которые посылала ей Джинни. Она пыталась контролировать свои мысли, но иногда она чувствовала усталость, поскольку часы подобного общения слишком тяжело вынести, особенно спустя три дня после нападения. И хотя благодаря обезболивающему зелью она практически не чувствовала левую руку, она все-еще чувствовала судорогу в правой ноге и глубокие порезы на груди сильно болели при каждом вздохе. Возможно, ей стоило подождать еще несколько дней, но она хотела сделать это сейчас.

На мгновение, картинки того, как бы она наказала Захария Смита за его трусливое нападение прорвались в разумы трех других. Гермиона сильно покраснела, но три ответа "все в порядке, правда" успокоили ее. Августа, услышав про нападение, уверенно заявила, что не позволит мальчишке избежать наказания. Амелия Боунс находилась в противоричивых чувствах. Она была в ужасе, услышав про нападение и использованные заклинания, но вместе с тем, она почувствовала облегчение, поскольку, теперь ее племяница очищена от всех обвинений связанных с отравлением. Когда Гермиона увидела эту сторону Амелии, то прониклась к ней еще большим уважением.

Артур и близнецы ожидали когда они смогут забрать Джинни из Хогвартса, по крайней мере на время. Она проведет с близнецами в Норе несколько недель и за это время, она должна полностью оправиться от случившегося. Все трое Уизли были вымотаны и им нужен был отдых, чтобы прийти в себя. Близнецы планировали вернуться после пасхальных каникул. Что касается Джинни, то как говорится поживем увидим.

Гермиона надеялась, что после всего произошедшего Джинни сможет стать прежней. После пробуждения Джинни замкнулась в себе и едва отвечала на вопросы Поппи о самочувствии. Когда Гарри сел рядом с ней, девушка даже попыталась убежать. Только сильная хватка Гарри и последующие объятия остановили ее. Несколько минут, она дрожала в его объятиях, слезы капали на его плечи, пока она бормотала извинения. Видя одобряющие улыбки друзей, Гарри оставался спокойным и позволил девушке выговориться и успокоиться. Такое поведение было вознаграждено одним из самых страстных поцелуев Дафны.

Это была идея Невилла предложить Джинни поделиться воспоминаниями с Гермионой. Это позволит Гермионе продемонстрировать Артуру и близнецам, что произошло во всех красках, которых слова передать не смогли бы. Картины и эмоции последних месяцев, разговоры с директором и матерью, каждое письмо, которое она получала. Джинни после этого была опустошена, но это помогло ей избавиться от груза больших секретов. Она даже разрешила показать воспоминания Дафне, Гарри и Невиллу, чтобы те поняли. Теперь же она показывала воспоминания Гермионе во второй раз, включая те события с ее первого курса, касающихся тайной комнаты. Это должно быть сделано, поскольку, в этот раз это было оффициально. На этот раз Гермиона была передатчиком в заклинании Раппорта, а приемниками были Амелия Боунс для ДМП и Августа Лонгботом для совета попечителей. Гермиона надеялась, что эти воспоминания заставят желать женщинам помочь девушке еще сильнее. И это также избавит Джинни от дачи показаний перед всеми попечителями.

Все четверо сидели в небольшом кружке и держались за руки. Не то, чтобы Гермионе нужно было пользоваться таким методом, но она не хотела демонстрировать всем как далеко зашли ее познания в этом исскустве. На данный момент Гарри был лучшим передатчиком, а Дафна лучшим приемником. Вместе они могли говорить на очень далеких растояниях. Таллант Гермионы явно проявлялся в данный момент: передача информации. Невилл же был лучшим в использовании связи для успокоения друзей и подключения других, например Луну.

- Джинни, ты хочешь остановиться? - спросила Августа на удивление мягким тоном.

Не смотря на существующий норов, она демонстрировала подобное поведение время от времени за последние месяцы. Изменение, которое удивило Невилла больше чем остальных. Возможно осознание того, что Невилл будет стоящим наследником дома Лонгботтом и длинная переписка с Гермионой убедили ее, что мягкость в нужное время не есть признак слабости.

- Нет, я в состоянии сделать это, - ответила Джинни. Несколько раз тяжело вздохнув, она продолжила показывать картинки связанные с тайной комнатой и ее похищением. История подходила к концу, когда Августа вдруг заинтересовалась поведением директора и преподавателей в той ситуации. Августа подавила вздох. Как он мог игнорировать опасность так долго? Как позволил Альбус случиться этим событиям? И почему, в конце концов, он не смог заказать зелье из корня мандрагоры раньше? Гермиона была парализована недели и эти недели должны были быть просто ужасными, быть в сознании, но не мочь пошевелиться. И вновь, только никчемные отговорки.

Амелия коротко кивнула, на ее губах была жесткая улыбка, явный признак того, что Августа не смогла спрятать свои мысли во время связи. Поспешно она выкинула из головы лишние мысли и сконцентрировалась на Джинни.

**

- Профессор Люпин любезно согласился помочь вам с домашним обучением. - Объявление Артура вызвало безраздельный интузиазм среди детей. Он ни словом не упомянул о жене, но по видимому, она все еще жила со своей семьей. Не смотря на то, что Джинни очнулась, он не собирался прощать ей все так легко, особенно после увиденных воспоминаний Джинни. Близницы были в гневе, узнав, что Рон был частью ее замыслов и пообещали ему отомстить.

- Я буду писать тебе, Джинни, - пообещал Гарри, заработав благодарную и мягкую улыбку.

- А я поговорю с Коллином и он будет посылать тебе свои конспекты после уроков. - Вот заявление Гермионы было встречено больше вздохами, чем улыбкой. Она свирепо взглянула на Невилла, который поспешно попытался скрыть свое поведение невинной улыбкой.

Неожидано наступила полная тишина. Все осознали, что пришло время Джинни отправляться в Нору. Что они могут сказать? Что они могут сделать, чтобы заверить девушку в их сочуствии? Поэтому, один за другим, четверо подростков обняли рыжеволосую девушку, не произнеся ни слова. И только Гарри прошептал одно:
- Друзья.

***

- Пора?

Четверо подростков удивленно посмотрели на Амелию Боунс и Августу Лонгботтом. Уизли отбыли час назад. Сейчас уже приближалось время ужина. Все это время леди беседовали с подростками, особенно, распрашивая Дафну о деталях.

- Пора, что?

Ответом на вопрос Гарри послужила открывшаяся дверь и вошедшая со сзлобной улыбкой Сьюзан Боунс.
- Профессор Макгонагалл, прислала меня сюда, тетушка. Они ждут тебя и попечителя Лонгботтом.

Взглянув на племяницу, Амелия медленно кивнула.

- Прекрасно. - Августа Лонгботтом сцепила руки, на ее лице блуждала таже зловещая улыбка, как и на лице Сьюзан. - Пришло время расплачиваться за свои действия. - Проигнорировав удивленные взгляды подростков, она обошла Сьюзан и вышла из помещения, направившись прямиком в большой зал. Поспешно, Гарри усадил Дафну в кресло-каталку, которую она использовала для передвижения последние два дня, и поспешил за леди.

- У тебя есть идеи, о чем твоя бабушка говорила? - прошептала Гермиона.

Невилл пожал плечами:
- Без понятия. Но судя по ее улыбке я бы не ожидал ничего хорошего.

***

Хогвартс, большой зал, ужин.

Альбус Персиваль Вулфрик Брайан Дамблдор Был счастливым директором в данный момент. Девчонка Уизли очнулась пару дней назад также как и близнецы Уизли и сучка Гринграсс. Все были счастливы и будут снисходительны к нему. На суде он инициирует судебное разбирательство против Нотта и Смита с необходимой быстротой и покажет всем, что ему не все равно, что он по прежнему тот Дамблдор, которого боготворили все на протяжении десятилетий.

А теперь, он сидел здесь, приглашенный Минервой посетить этот ужин. В большом зале было много народу. Казалось, что присутствовали все преподаватели и ученики. Он чувствовал себя словно пастух взирающий на стадо, когда окидывал взглядом собравшихся. Ими было так легко манипулировать, они так сильно нуждались в его наставлениях и помощи, чтобы найти свое место в суровом внешнем мире.

Да, он был счастливым директором.

***

Бум!

Невилл хотел спрятаться от взглядов за спинами Дафны и Гарри, но Гермиона взяла его за руку и шла по особому выпрямившись сразу за Амелией и Августой. Бабушка оказывает слишком сильное влияние на нее, внутрене простонал Невилл. Громовое заклинание Августы приковало все взгляды к ней и с нехорошей улыбкой она подошла к столу преподавателей.

- Директор!

Приветствие и легкий кивок могли быть знаком вежливости. Могли быть, но Альбус заметил презрительную усмешку на лице Августы. Его настроение в туже секунду резко изменилось и он попытался взять ситуацию под контроль и поднялся из кресла:
- Леди Лонгботтом, рад вас снова видеть в Хогвартсе. Какая радостная причина привела вас сюда? - Уголком глаз, Альбус заметил слабые улыбки Минервы, Филиуса и Северуса. Кровь его застыла в жилах. Что они намереваются сделать?

Августа повернулась спиной к директору и наколдовала заклинание сонорус.

- Дорогие ученики. Как многие из вас должно быть знают, я - Августа Лонгботом - глава совета попечителей Хогвартса. Леди рядом со мной - Амелия Боунс - глава ДМП.

В зале стояла гробовая тишина. Самые различные слухи ходили касательно нападения на Гермиону и всем нетерпелось узнать, что случилось с нападавшими. Августа жестом подозвала Гермиону и та послушно подошла вместе с Невиллом позади нее. Августа положила руку на плечо девушке и успокаивающе улыбнулась.

- Определенно, вы слышали о нападении на мисс Грейнджер три дня назад. Я не могу вдаваться в детали, но проясню ситуацию для вас и сообщу, что сейчас произойдет.

- Леди Лонгботтом, - попытался вмешаться Альбус, - вы думаете это подходящее место...



- Тишина!

Альбус побледнел, его глаза широко открылись. Ни один ученик не мог до конца поверить в происходящее. Ни кто прежде не вел себя так по отношению к директору. Гермиона содрогнулась, но попыталась сделать так, чтобы на ее лице была написана решительность. Невилл же, увидев бледное лицо Дамблдора, ощутил как по его телу прокатывается волна удовлетворения. Гарри свирепо глядел на директора. Время пришло, размышлял он, время пришло. И ему нравилась идея проинформировать всех о том, что с ними случилось. Скрывать все от всех слишком долго было политикой школы.

- Как я сказала, - продолжила Августа вновь мягким голосом. - Три дня назад произошла попытка убийства Гермионы Грейнджер.

На мгновение Августе пришлось прерваться, поскольку, зал взорвался громкими шепотками тут и там. О нападении они знали, но попытка убийства? Некоторые слизеринцы посылали оскорбления в адрес Гермионы. На удивление, Драко, сидевший рядом с бледной Асторией, не принимал в этом участия. Некоторые фразы типа "им следовало действовать решительней" достигли ее ушей, но в этот раз вмешался профессор Снейп:
- пятьдесят очков со Слизерина за ваше отвратительное поведение. Следующее оскорбление будет стоить виновнику отработки с профессором Макгонагалл.

Августа слабо кивнула, а Дамблдор взглянул на Снейпа так будто у того выросла вторая голова.
- Преступники были схвачены. Один из них - Теодор Нотт - уже дал показания. Он просто был там, но изначально не намеревался причинить мисс Грейнджер серьезного вреда. Он никогда не желал ни кому смерти.

Шипение Невилла "трусливый ублюдок" достигло ушей Августы. Та кинула на него уничтожающий взгляд и продолжила:
- Тем не менее, он покинет Хогвартс и продолжит образование в другом месте. Совет попечителей желает ему всего наилучшего.

Гаррино "хорошее избавление" не было таким тихим, каким он надеялся. Амелия прокашлялась, пытаясь скрыть усмешку своей рукой, а Дафна со смешинками во взгляде притворно отругала своего парня.

- Другой преступник совершил более серьезное преступление. Мистер Захарий Смит не только использовал темную магию и пытался убить мис Грейнджер, но также использовал эти заклинания на мисс Гринграсс и моем внуке. Ко всему прочему, мистер Смит использовал непростительное на мисс Грейнджер.

И вновь она прервалась, давая возможность ученикам обменяться мнениями. Даже слизеринцы были ошарашены. Нападение на грязнокровку было одно, но Дафна Гринграсс все еще была одной из них. И использование непростительного было чрезвычайно серьезным преступлением.

- Более того, в сражении мистер Смит признался, что наложил империо на Сьюзан Боунс и заставил ее купить яд, подлить его в вино и вручить в качестве подарка Гермионе Грейнджер. Над мистером Смитом, которого вчера заранее признали совершеннолетним, будет проходить суд в визенгомоте. Он будет обвиняться в попытке убийства, в использовании двух непростительных и причинению тяжкого вреда.

На этот раз ни кто не издал ни звука. Стояла гробовая тишина. Каждый пытался осознать последствия произошедшего. Эмансипация для Захария Смита значит, что его будут судить как взрослого и он проведет долгий срок в Азкабане. Они не увидят его до тех пор пока их дети не покинут Хогвартс. А тот факт, что одна из его жертв была племяница Амелии Боунс, сыграет ключевую и неприятную роль для него.

- С точки зрения совета попечителей дело Захария Смита закрыто. Теперь оно принадлежит отделу ДМП. Но произошедшее поднимает крайне важный вопрос: как мы можем предотвратить подобное в будущем? За последние годы, произошло... Несколько инцидентов... Которые больше не должны никогда произойти. Хогвартс не был тем безопасным местом, которым он должен быть. Мы хотим это изменить. Мы снова хотим сделать Хогвартс местом обучения. Мы хотим сделать Хогвартс таким заведением, чтобы все с гордостью говорили: я ученик Хогвартса. Вы должны чувствовать вновь себя в безопасности. Не подвергаться нападением врагов, других студентов или существ, которым не место в школе. Совет попечителей будет заседать на неделе последующей после Пасхи. Мы будем обсуждать некоторые предложения по улучшению Хогвартса. В частности мы обсудим условия проживания и курс обучения. Мы хотим модернизировать курс обучения, чтобы научить вас чему-то полезному, что поможет вам жить в эти трудные времена, быть готовыми к тому, что происходит вокруг нас. Это не так легко, и изменения будут происходить не за недели и даже не за месяцы. Нам понадобяться годы, но вы заметите изменения сразу после летних каникул, я обещаю.

- Леди Лонгботтом, я бы хотел ознакомиться с этими предложениями, - произнес Дамблдор крайне вежливым тоном, чувствуя, что ситуация складывается не в его пользу. Внутренее он все еще кипел от гнева из-за того, что Августа осмелилась объявить об этом во все услышанье в этом месте, но его ярость может подождать.

- Вы ознакомитесь... После того, как мы решим ваше будущее в Хогвартсе.

Августа и Дамблдор свирепо глядели друг на друга в то время как остальные с открытыми ртами уставились на них. Она правда сказала это? Она правда могла намекнуть на то, что...

- Директор Альбус Дамблдор, - продолжила Августа стальным голосом. - Как вы уже осведомлены, совет попечителей ожидает вашего присутствия на заседании. Мы хотим обсудить с вами вашу работу на протяжении последних лет, особенно, благополучие студентов и безопасность Хогвартса. У вас будет время, чтобы объяснить все ваши бывшие решения. Но к нашей печали, вы уже доказали, что готовы покрывать опасные инциденты. Ваше желание преуменьшить серьезность нападения на мою подопечную, мисс Грейнджер, не имеет оправдания. Мы не можем позволить подобному вновь произойти. До заседания, мы решили, что вы должны освободить занимаемую вами должность директора Хогвартса. Ваше... - Августа свирепым взглядом окинула зал, прекращая разговоры. По крайней мере, Дамблдор был не в состоянии что-либо ответить ей. Крайне бледный он сидел в кресле и был не в состоянии понять, что происходит вокруг него. - Ваше место временно займет Профессор Макгонагалл... пока мы не решим вопрос о вашем приемнике.

По видимому, было не случайно то, что Августа не упоминула возможности возвращения Альбуса на его прежнее место. Мгновение Минерва опасалась, что - теперь уже бывшего - директора хватить аппоплексический удар. Он был в предобморочном состоянии и бормотал что-то низким голосом. Августа не выказала ни капли милости. Я обещала, что не забуду того заклинания, которое ты наложил на моего внука, альбус, размышляла леди Лонгботтом.

- Я ожидаю, что вы покините Хогвартс завтра утром и дадите шанс Хогвартсу залечить раны после произошедших событий. Встретимся на заседании, Альбус. - Ты никогда больше не вернешься в Хогвартс, молча пообещала Августа.

Кивнув Минерве, Августа развернулась и покинула зал, Амелия и четверо подростков поспешили за ней.

- Это было не совсем хорошо, Августа, - побранила ее Амелия:
- Отправить его в отставку перед всей школой.

Августа только пожала плечами. Лицо ее имело решительное выражение, а улыбка была слегка злой.
- Он переживет это.

***

Хогвартс, больничное крыло. 7 апреля, вечер.

В кои-то веки это был тихий и спокойный вечер, полная противоположность последним неделям. Завтра они покинут Хогвартс. Впереди их ждут пасхальные каникулы, две недели с семьей, раслабления и ни каких домашних заданий. Каким-то образом профессор Макгонагалл удалось убедить всех учителей, включая Снейпа, не задавать ничего в этот раз.
- Ученикам нужно время, чтобы переварить случившееся в Хогвартсе. Они вскоре будут снова серьезными.

Невероятно было то, что из всех преподавателей именно профессор Макгонагалл произнесла эти слова. Об этом Невиллу расказала мадам Спраут. Декан Хафлпафа была счастлива, подмечая происходившие с ее стариным другом перемены. Они Эти изменения не сделали ее слабее, а наоборот, она стала более мужественной.

Сундук Дафны стоял рядом с ее кроватью. Его днем ранее упаковала и принесла Трейси. Гермиона убежала на последок в библиотеку, а Гарри отправился в подземелья, чтобы спланировать поездку на Тисовую улицу вместе с профессором Снейпом. Дафна надеялась, что все пройдет гладко.

Поэтому, сегодня вечером компанию ей составлял только Невилл. Закончив с домашней работой, они стали читать письма, которые получили сегодня днем. Как Гарри и обещал, он стал писать Джинни. Письма были регулярными не смотря на опасения Гермионы, знавшей равнодушие Гарри к письмам. Остальные также писали ей и спустя некоторое время, Джинни стала им отвечать. По началу это были совсем короткие письма, состоящие из одного-двух предложений, но постепенно они становились все длинее и длинее. Самые длиные получал Невилл, которому удалось каким-то образом вытащить ее из затворничества.

- Она слегка раздосадована, поскольку, близнецы ни на минуту не оставляют ее в покое, - мягко расмеялся Невилл. Он бросил мимолетный взгляд на Роксану. Мама Дафны последние недели работала в больничном крыле. Она проходила своего рода стажировку, подготавливаясь к обучению на целителя, чем она собиралась заняться после совершенолетия дочерей. Для Гарри и Дафны было слегка страно осознавать, что их поцелуи могут в любой момент быть прерваны вошедшей Роксаной, но та все понимала и старалась изо всех сил дать подросткам больше времени на едине.

- Звучит так, будто ей правда на много лучше. Она останется дома до конца семестра. По видимому, профессор Макгонагалл разрешит ей сдать экзамены на первой неделе летних каникул. Ремус все-еще обучает ее и доволен ее успехами.

- Это хорошо, - вздохнула Дафна. Она опасалась, что Джинни останется на второй год и потеряет несколько друзей с ее потока, которые у нее еще остались. Но Джинни была умной девушкой и не такой ленивой как Рон. С помощью Ремуса, она как минимум сможет сдать экзамены.
- Она пишет что-нибудь о своей ма... Семье?

- Они встретят пасху вместе. Даже Чарли, Бил и Перси прибудут в Нору. Только Рон предпочел встретить пасху с матерью. Она сейчас живет у тетушки Мюриэль. - Невилл усмехнулся. - Из того, что Джинни рассказывала об этой тетушке можно заключить, что пребывание там - достаточное наказание для Молли.

- Она это заслужила, - безразлично ответила Дафна. Она была по прежнему зла на Молли, но ее злость ни шла ни в какое сравнение с яростью испытываемой по отношению к Альбусу Дамблдору. Дафна перестала даже в мыслях его называть директором и надеялась, что на этот раз он не сможет очиститься от обвинений.

- Надеюсь, что они оставят ее в покое на некоторое время, - мягко продолжил Невилл. - Если ей уже докучают близнецы, то вынести всю семейку в сборе будет не легким испытанием.

- Они были в ужасе, Невилл, - ответила Дафна. На мгновение она превратилась в сталь, когда вспомнила момент исполнения заклинания, чтобы спасти Джинни.
- У нас был один разум, Невилл, и я могла чувствовать их эмоции. Они опасались потерять ее, опасались, что не увидят ее больше и чувствовали вину, что не уберегли ее от козней матери и Дамблдора. Они не переживут если вновь потеряют ее, Невилл. Но, возможно, нам следует написать письмо и объяснить им, что Джинни нужно немного покоя и что она в нормальном состоянии.

- Было бы здорово, - согласно кивнул Невилл. - А твое письмо - кто его написал?

- Фред, - расмеялась Дафна. - Вот... Прочитай сам.

***

Дорогая Дафна,

мы - я - самый прекрасный из близнецов и мой уродливый компаньон - хотим поблагодарить тебя за твои пожелания. Нам теперь семнадцать. Мы - совершеннолетние, можешь представить? По началу, мы были слегка разочарованы, что находимся в дали от Хогвартса. Ли и девчонки собирались организовать сногсшибательную вечеринку в честь первого апреля, самого главного дня приколов. Вместо этого мы планировали семейную вечеринку на пасху и предвкушали грандиозную вечеринку после возвращения в Хогвартс.

Но Дафна: Джордж сказал мне на прошлой неделе, что нет причин для разочарования. Это был наш лучший день рождения потому, что мы получили лучший подарок, который можно себе только представить... Нашего маленького ангела, даже если она ведет себя как маленький дьяволенок. Вчера она наслала на меня мышино-летучий сглаз только из-за того, что я раз или два зашел к ней в комнату. Ты можешь себе это представить?

Но достаточно изнеженых речей.

Нам правда очень понравился твой подарок. Огромное спасибо! Ваш буклет с шуточными зельями это что-то невероятное. Невероятное в нем и то, что над ним работали вы четверо вместе с "я никогда не нарушу правила" Грейнджер. Обещаю, что мы будем использовать рецепты только во благо.

С наилучшими пожеланиями гений и его посредственный брат.

***

- Он не знает настоящую Гермиону, - усмехнулся Невилл.

- Возможно, он не знает обновленную версию ее, - ответила Дафна. Подарок на день рождения требовал трудной и кропотливой работы, но в целом оно стоило того. Буклет состоял из тридцати шуток так или иначе связанных с какими-либо зельем или порошком. Идея принадлежала Гарри, Невилл же помог с растениями. Но самое сложное заключалось в изобретении заклинаний и внедрение их в зелье. Гермиона готовила большинство зелий, а Дафна изобретала заклинания. Это также послужило доказательство, что дни потраченые Гермионой на повторение известного оставляли ее далеко позади .

- Ты знаешь, как сильно меня интересовала форма ее патронуса по началу. Выдра - символ игручести и оригинальности. А еще год назад это не было сильной стороной Гермионы. Но возможно, ее патронус каким-то образом знал, что ей нужен только кто-то кто подтолкнул бы ее в правильном направлении, кто-то нападобе тебя. Не отрицай этого, Невилл, - сказала Дафна, видя как Невилл начал ерзать на стуле. - Гермиона оказала хорошее влияние на тебя, но и ты тоже оказал не меньшее влияние на нее. Мне, новая Гермиона, нравится больше чем прежняя и в мгновение ока она станет настоящей выдрой.

***

Спустя несколько минут Невилл будет вынужден покинуть больничное крыло. Роксана недавно зашла и напомнила им, что пора закругляться. И теперь подростки собирали свои книги и записи. Вдруг Дафна неожидано обратилась к Невиллу:
- Ты был настоящим другом, Невилл. У тебя не было сомнений в том, что мне необходимо помочь Джинни. Ты единственный не убеждал меня перестать о ней заботиться. У Гарри и Гермионы были местами недоумения по этому поводу, но никогда у тебя. Спасибо.

Она улыбнулась ему и обняла его, а затем заметила его выражение лица:
- В чем дело, Невилл?

Невилл вздохнул и опустил взгляд.
- Я не был до конца честным, Дафна. Знаешь, я хотел, чтобы ты больше времени проводила в целительстве. Я подумал, если ты увидишь, как много ты можешь сделать для других, то выберешь целительство в качестве будущей профессии.

- И почему ты этого хочешь?

- Дафна... Я не хочу давить на тебя, но ты не просто целитель. По словам твоей тети, ты - гораздо большее и я только надеялся...

Некоторое время он не мог вымолвить ни слова. Дафна знаком дала понять маме, чтобы та дала им еще несколько минут и нетерпеливо стала ожидать ответа.
- Дафна, несколько месяцев назад, я случайно подслушал разговор между твоей тетей и Роксаной, касающийся твоих талантов.

***

- Мы не рассказали им о других талантах Дафны.

Роксана и Анна покинули столовую, давая возможность спокойно позавтракать Дафне, Гарри и присоединившимся к ним всем Грейнджерам, прежде чем они отправятся за палочками.

- Не-а, - согласилась Роксана. - Но им пока и не следует знать. Я не хочу принуждать ее еще больше.

- Я понимаю, но... Но это действительно уникальный дар. Даже в собрании мы имеем лишь малую горсть ведьм с ее талантом. И по словам Спиритуалиста Ноулеса она будет исключительной через несколько лет, самое большее через десятилетие. Мы не можем позволить ей... - Анна почувствовала, что ее схватили за воротник и в следующий момент, она оказалась прижатой к стене.

- Это ее решение, только ее. Поняла? Да, я бы хотела... Нет, это не то слово... Я сплю и вижу, как она выбирает этот путь, но я не Дафна, я только ее мама. Быть Спиритистом трудный путь, ты знаешь об этом. Исцеление поврежденного разума никогда не проходит бесследно для целителя. Мы не будем заставлять ее в любом случае.

Роксана подчеркнула каждое слово в последнем предложении и Анна медленно кивнула.
- Хорошо, я поняла. Но не следует ли нам хотябы рассказать ей...

- Рассказать ей, что она сможет исцелить родителей Невилла через несколько лет? - Обе не услышали судорожный вздох, который испустил кто-то прятавшийся в нише. - Под таким давлением... Да, такого рода информация будет эмоциональным давлением... Ты действительно думаешь, что в таком случае будет существовать какое-либо другое решение для нее? Ты же видишь как близка она с друзьями. Ты же знаешь, как много для Невилла значат его родители. Рассказать ей, значит оставить ей только один выбор: стать Спиритистом - исцелителем разума.

- Анна глубоко вздохнула:
- Ты права. Прости. Я не скажу ничего.

***

- Спиритист? - прошептала Дафна. - Она правда полагает, что я могу стать спиритистом?

- Да, родная. - Мягкий голос матери заставил Дафну резко развернуться.

- Почему ты мне ничего не рассказала?

Роксана вздохнула и села на свободную кровать.
- Спиритист, целитель разума - это очень тяжелый и опасный путь. Сливаться с разумом больного, это значит подвергать опасности собственный разум. Ты черезчур сострадательная и желаешь помогать другим. Это хорошо для настоящего целителя, но ты можешь поспешить и, не обладая достаточными знаниями и умениями, попытаться помочь кому-то и навредить собственному разуму очень сильно. Я хотела дать тебе еще десять лет, чтобы ты подрасла и окрепла и только после этого пошла по этой стезе.

- Понимаю, мама... Но если я реально могу сделать это... Для родителей Невилла. Если я реально могу помочь им сейчас... Не через десять лет.. ни через двадцать А сейчас.

- Я знаю, дорогая. Я знала, что ты отреагируешь подобным образом. Пожалуйста, пообещай мне быть осторожной. И позволь спиритисту Ноулесс какое-то время обучать тебя и руководить тобой. Я не хочу потерять тебя.

- Хорошо, мам, обещаю. - Мать с дочкой обменялись улыбками и Дафна повернулась к все еще нервно ожидающему Невиллу. - Невилл, я не сержусь на тебя.

- Хорошо, - он слегка расслабился. - Но мне жаль, что...

- Не сожалей, - прервала его Дафна. - Я все понимаю. - Она успокаивающе улыбнулась и сжала его руку. - И в следующий раз, когда ты направишься навестить родителей, я пойду с тобой.

- Хорошо, - улыбка Невилла стала еще шире. - Хорошо.

***

Министерство магии, зал суда. 12 апреля, вторник, утро.

Гарри и Ремус сидели на первом балконе и с высоты оглядывали как зал суда наполняется собиравшимися потихоньку судьями, прокурорами и кучкой журналистов. Также присутствовали несколько преподавателей, но ожидалось, что только мадам Спраут будет давать показания. По видимому, адвокат Смита надеялся услышать несколько хороших слов от нее касательно характера подопечного. Ох, сомневаюсь, про себя усмехнулся Гарри. Мадам Спраут была в ярости, узнав что Захарий использовал империо на однокурснице - Сьюзан Боунс. Гермиона, Дафна и Невилл должны были ожидать в смежной комнате. Они будут свидетельствовать против Смита. Роксана была с ними для моральной поддержки, а Августа заняла свое место рядом с обвинителем. Поскольку Гермиона была ее подопечной и главной жертвой, то она была в праве присоединиться к истцу и самостоятельно свидетельствовать и задавать свои вопросы. На скамье позади нее, Гарри увидел Минерву Макгонагалл сидящую рядом с потрясенной Эмой Грейнджер. Мама Гермионы была в ужасе, услышав про нападение и захотела присутствовать на заседании суда, чтобы поддержать свою девочку.

Гарри думал, что он тоже будет свидетелем, но по видимому, письменных показаний было вполне достаточно. Гарри подозревал, что Дамблдор не хотел, чтобы все внимание досталось ему - мальчику - который-выжил, вместо великого лидера света. Пять судей будут вести это дело. И хотя большинство из них были безразличны Гарри, но главный судья вызывал беспокойство. Альбус Дамблдор взял на себя такую роль, вызывая к данному процессу куда больше интереса, чем оно того заслуживало. Да, оно касалось попытке убийства и использования непростительного. Но Смит не был пожирателем смерти. Он был простой ученик напавший на другого ученика. Гарри опасался, что Дамблдор попытается воспользоваться судом, чтобы выставить себя в лучшем свете.

- Идут, - прошептал Невилл. И правда, пятеро судей во главе с важно вышагивающим Альбусом Дамблдором, вошли в зал суда и заняли свои места. По знаку Дамблдора авроры ввели преступника в зал и и направились к месту на котором будет сидеть обвиняемый. Это был деревяный стул с цепями по бокам, которые магически связывали сидевшего в кресле. Смит имел жалкий вид. Маленький и хрупкий, он едва переставлял ноги между двумя крепкими аврорами. Неоднократно он спотыкался и одному из авроров постоянно приходилось придерживать его, не давая упасть на пол. Показавшиеся кандалы оказались для него последней каплей. Но на лице Альбуса не было сострадания.

Он хочет преподать урок, размышлял Гарри. Он хочет быть твердым и решительным человеком, защищающим бедные массы от опасности. Какой лицемер.

После короткого заявления от аврора, возглаввлявшему группу с которой Амелия Боунс пребыла в Хогвартс, пришла пора Поппи объяснять условия своих подопечных. По большому счету, она описывала различные ранения Гермионы. И хотя следов заклинания империо не осталось, но следов разрезающего проклятия было хоть отбавляй. И хотя он видел ее, Гарри все еще содрагался, слушая о серьезности ее ран.

Она бы умерла не будь на ней браслета, размышлял Гарри. Этот больной ублюдок убил бы ее. Надеюсь, он получит поцелуй. Возможно, и не так плохо то, что суд возглавляет Дамблдор.

Второй аврор объявил о результатах своего обследования больничного крыла и палочек там присутствующих.
- Большинство в основном использовали естественные заклинания для оглушения, защиты или обезоруживания. Мистер Лонгботтом использовал несколько заклинаний редукто, что нанесло некоторый вред мебели в больничном крыле. И только на палочке мистера Смита я нашел признаки использования империо и как минимум четырех заклинаний Messorius .

Заявления Дафны и Гермионы были довольно-таки ясными и короткими. Гермиона, сильным голосом, и Дафна, все-еще вымотаная, что не имело ни какого отношения к нападению, но все же было на руку Дамблдору, в кратце рассказали о нападении. Они попытались скрыть эмоции связанные с происшествием, но Дафне не удалось полностью совладать с ними. Не только Гарри испытал острый укол жалости, услышав про смятение, которое испытала Дафна, очнувшись по среди битвы, без оружия и безпомощная, и просто надеющаяся выжить. Или о благодарности, которую испытала Дафна, увидев как Гарри и Невилл врываются в больничное крыло. Они выступили в качестве кавалерии спасения.

Дамблдор попытался сделать так, чтобы Дафна не акцентировала свое внимание на парнях, но Августа, видя молящий взгляд девушки, подняла голос:
- Я, определенно, желаю услышать об этом как и все остальные. Общественность должна знать, - заявила она с легким поклоном в сторону присутствующих журналистов. Гарри не хорошо усмехнулся, заметив выражение лица Дамблдора.

- Вы должны понять мои чувства в тот момент. Я доверила бы Гермионе свою жизнь, но она на тот момент была уже сильно ранена. За секунду до того, как заклинание Смита попало в меня, заклинание, которое бы убило меня, она взяла весь удар на себя. Без палочки, не в состоянии ей помочь и находясь в смятении после недавнего пробуждения, я опасалась худшего. А затем, ворвались Гарри и Невилл с палочками на готове и злые без меры. И хотя, Гарри без особых усилий, быстро и безопасно справился с мистером Ноттом, то за жизнь Невилла я сильно волновалась. Мистер Смит использовал против него теже темные разрезающие заклинания. По счастью, мистер Лонгботтом доказал, что он достаточно силен и ловок и уклонился от всех заклинаний мистера Смита и отправил того в нокаут. Это надо было видеть. Парни просто спасли наши жизни и теперь у нас есть долг перед ними.

После короткого перерыва и нескольких слов мадам Спраут о характере мистера Смита - Гордый и вспыльчивый мальчишка, определенно, он не тот, кого я ожидала увидеть в рядах Хафлпаффа. - пришла пора Теодору Нотту спасать свою шею. Крайне ровным тоном, он рассказал в деталях о произошедших событиях - отравлении и нападении. Гарри стало плохо на мгновение, когда он слушал как Нотт ровным голосом рассказывал о признании Смита о наложении империо на Сьюзан Боунс, как заставил ту купить яд, подлить его в бутылку вина и подарить ее Гермионе.

- Я даже не подозревал насколько серьезны его намерения, ваша честь. Он никогда не говорил мне, что хочет убить бедную девушку. Я знал, что он ненавидит ее, но это... Я никогда не ожидал, что он сделает нечто подобное. Я бы остановил его в противном случае.

История не вызывала особого доверия, особенно, что касается его участия. Но этого было вполне достаточно, чтобы уничтожить малейшие сомнения в виновности Смита. На гновение, Гарри задумался почему никто не упоминул причину ненависти Захария. НО затем он понял: отец Смита был важной фигурой, политиком. Он лучше пожертвует собственным сыном, чем расскажет всем, что его сын хотел отомстить за раны отца, которые он получил бегая вместе с пожирателями смерти. В мгновение ока, отец Смита сам оказался бы на скамье подсудимых.

Но это еще не конец, размышлял Гарри. Гермионе надо быть крайне осторожной в будущем.

Оставалось еще немного до конца суда. Заявление Смита выглядело как болезненый бред. Он попытался заверить присутствующих, что он понятия не имел о серьезности используемых заклинаний и что никогда не хотел убить ее. Поскольку он вынужден был всячески избегать упоминаний причины своей ненависти, поэтому не было шансов убедить судей, что он имел трудное детство. Не было шансов убедить судей выказать милость. С понурой головой, Смит ожидал решение суда.

Он уже знает, осознал Гарри. Он знает, что нет шансов избежать самого сурового приговора. Он рискнул и проиграл.

Наступил очередной перерыв, но никто не покинул помещения. Ни кто, кроме отца Смита, не осмеливающегося смотреть в сторону сына и его матери, которая едва не устроила скандал, но грубая хватка мужа удержала ее.

Что за ужасный отец.

Спустя всего несколько минут судьи вернулись и Дамблдор возвысил голос.

- Было совершено отвратительное преступление, преступление, которое вызывает ночные кошмары у всех родителей. Мы сочувствуем сегодня всем родителям, особенно, Грейнджерам. - Он коротко кивнул Эме Грейнджер. Ее реакция, определенно, была не такой на которую надеялись. Эма, проинформированая заранее, о попытке бывшего директора укрыть дело, только скривилась и отвернулась. Она не собиралась ни коим образом помочь Дамблдору.

Альбус слегка кашлянул и продолжил.
- Ни кто не в состоянии предотвратить драку в школе такой большой как Хогвартс. - И вновь он был прерван рядом вздохов и покашливаний, самые громкие из которых принадлежали Гарри. - Но наш долг продемонстрировать каждому ученику, что мы не потерпим такого поведения и будем наказывать виновников жесткой рукой.

Да, но только в том случае, если это позволит тебе спокойно спать по ночам, внутрене простонал Гарри. Дамблдор, отец света и мастер извинений, только играл словами, говоря про жесткую руку. Смешно.

Реакция окружающих, в особенности слабая улыбка Ремуса, дала понять Гарри, что он не единственный, кто задумался о последних словах.

Учитывая юный возраст преступника, суд не может осудить его с чистой совестью на самую суровую кару, полагающуюся в данной ситуации - смертную казнь.

Этого следовало ожидать. Не смотря на то, что Смит присутствовал на суде как эмансипированый взрослый, по сути ему было только пятнадцать лет и ни кто не хотел осуждать его на смерть. И возможно, это было также вызвано уважением к его отцу. Гораздо проще осудить его на пожизненое заключение в Азкабане и забыть про него.

- Исходя из этого, мистер Захария Смит, суд приговаривает вас к пожизненому заключению в тюрьме Азкабан. Спустя двадцать пять лет, пройдет второе слушание и у вас будет возможность убедить нас, что вы изменились к лучшему.

Пожизненый срок, правда? Гарри все еще был удивлен. Он не ожидал, что приговор будет столь суров. Не смотря на ненависть испытываемую по отношению к Смиту, приговор был не приемлем. Нет шансов для исправления Смита, только не с дементорами вокруг. Даже сириус не смог избежать их влияния, а он был взрослым с сильной волей с самого начала.

- Хотите сказать что-нибудь на последок, мистер Смит?

Мальчик едва смог покачать головой.

- Тогда...

- Я хочу кое-что сказать. - Гарри улыбнулся, увидев маленькую фигурку Гермионы, гордо стоящую между Августой и мамой, осмеливающаяся пойти против жесткой руки Дамблдора.

- Мисс Грейнджер, боюсь...

- Я была главной жертвой, - Гермиона просто прервала его. - И теперь, я хочу говорить.

Альбус только покачал головой, но другой судья - взрослый маг, не однократно кривившийся от слов Дамблдора, вмешался:
- Я полагаю, мы можем разрешить ей высказаться. Полагаю, мисс Грейнджер, вы хотите высказаться касательно приговора.

- Да, ваша честь, - слегка кивнула Гермиона. Определенно, поступок мистера Захария Смита был отвратителен и ни кто не желает больше меня, чтобы он понес за это заслуженное наказание. Но все-же я не могу просто сидеть и смотреть как мальчика используют как пешку. Захарий Смит - молодой человек, совершивший плохой поступок и должен быть наказан за него. Но только за это, а не за демонстрацию силы, не за доказательства заботы , которую мы испытаем в Хогвартсе. Как леди Лонгботтом объявила на прошлой неделе, было совершенно много ошибок в Хогвартсе, ошибок, которые совет попечителей намеревается исправить в будущем. Но осуждать этого молодого мальчика на такой суровый приговор это определенно неверный путь. Ваша честь, даже при условии оправдания через двадцать пять лет, этот приговор разрушит жизнь мистера Смита. Разве это приемлемо? Разве он такой гнусный преступник, чтобы заслужить подобный приговор? Когда я гляжу на Захария Смита, то сквозь его ненависть и странное мнение я вижу, что для него еще не все потеряно. Возможно, мне просто хочется это видеть, но я ничего не могу поделать с собой. Умоляю, ваша честь, не разрушайте жизнь этого молодого человека. Продемонстрируйте милость. На мой взгляд, заключение на верхнем уровне азкабана в окружении только авроров , без дементоров, будет самым подходящим наказанием. И пожалуйста, позвольте повторному слушанию состояться гораздо раньше, лет через десять, но не через двадцать пять. При возможности войти в жизнь в двадцать пять лет, он может показать нам, что может стать полезнынм членом общества. Разве это не лучший способ чем заточить его и забыть о его существовании? Умоляю, ваша честь, не разрушайте его жизнь.

@темы: ГП/ДГ, Гарри Поттер, Перевод, Фанфик

16:17 

Второй шанс. ГП/ДГ. Глава 41.

Между любовью и ненавистью

Пенегрю менор. 14 апреля, пятница, утро.

Гарри вынужден был несколько раз моргнуть, чтобы поверить в происходящее. Разумеется он знал, что профессор Снейп прибудет сегодня, но, тем не менее, это было достаточно страно. Роксана была в их компании, больше из вежливости - или, возможно, чтобы предотвратить кровопролитие - чем от реальной необходимости принимать участие в разговоре. Наверноее еще более странным, чем присутствие Снейпа, был его наряд. Вместо привычной развевающийся черной мантии, он был одет в черные джинсы, темно-зеленую рубашку и остроносые туфли.

Годный для мордобоя, с широкой улыбкой размышлял Гарри. Я и не знал, что у него могут быть такие вещи. Снейп заметил взгляд Гарри и нахмурился, но решил проигнорировать его. Вместо этого он продолжил говорить о суде проходившим два дня назад.

- Речь мисс Грейнджер была на удивление убедительной. Я был изумлен, что судьи приняли решение поддержать ее против желания... Альбуса. - Он мгновение колебался. Ему все еще было не привычно, что Дамблдор больше не директор и даже профессор было бы не верным обращением. Как теперь ему следует к нему обращаться? На несколько секунд Северус закрыл глаза. Так многое изменилось после десятилетия стабильности.

- Как только я увидел, что гермиона стоит там, - ответил Гарри с несчастной улыбкой, - так сразу понял, что она убедит их. Она это говорила искрене и это проняло даже судей традиционалистов. Я полагаю, что всем удалось прочувствовать ее искренность и понять благородные мотивы. Это шло в разрез с тем, с чем обычно сталкивался Визенгомот.

- Полагаю, что вы не были слишком рады смягчению приговора?

- Не был, - с глубоким вздохом согласился Гарри. - Я часто слышал, как Дамблдор твердит о втором шансе, но в случае Смита... Нет, я бы предпочел более надежное решение. Хотя я ничего не имею против содержания под стражей без дементоров. В прошлом году, я слишком хорошо понял, какое влияния эти существа оказывают на разум и считаю, что подобного не заслуживает ни кто. Но он должен был быть приговорен на пожизненое заключение. - Гарри откинулся на спинку кресла, его улыбка стала более мягкой. - Но с другой стороны: мы ведь говорим о Гермионе. Она просто обязана была сделать это. Это ее сущность, а ее большое сердце это то из-за чего мы так сильно ее любим. Да, я бы предпочел другой приговор, но я не зол.

Северус только скривился, но ни как не отреагировал на фразу "мы любим Гермиону".
- Я полагаю, что была также еще одна причина почему она просила о снисхождении, - ответил он с усмешкой:
- Крайне слизеринская причина.

- Я не понимаю о чем вы говорите. - Вежливое выражение лица Гарри не было убедительным, но вскоре на нем появилась усмешка. - Вы имеете в виду анти-Дамблдоровская причина?

Снейп выглядел несчастным, но только краткий миг.
- Да, определенно, он хотелбыть сильным человеком с твердой рукой, жертвующий юным мальчиком для укрепления своей репутации. Вы также как и я знаете, что не в стиле Альбуса требовать столь суровое наказание. Итак, у него были причины объявить пожизненый приговор. Гермиона, пойдя против решения Дамблдора, не только перечеркнула его планы, но и показала всем, на сколько тот может быть жестоким ради укрепления своей репутации. Как я уже сказал, очень слизеринская причина. - Снейп знал несколько моментов в которых Альбус был крайне жестоким и поэтому, Грейнджер заработала несколько очков в его глазах, перечеркнув планы старого козла.

- Называя это слизеринским поведением... Я полагаю, вы хотите перестать оскорблять Гермиону, - заявил Гарри с кривобокой усмешкой.

Снейп не ответил, но выдал предупреждение:
- Мисс Грейнджер следует быть осторожной в будущем. Может быть мистер Нотт и Смит не представляют сейчас угрозы, но вот их отцы... У них были причины для такого поведения сыновей и я боюсь, что они все еще жаждат ее крови.

- Знаю, - кивнул Гарри, его игривое настроение улетучилось, сменившись беспокойством за лучшего друга. - Мы защитим ее, - пообещал он. Его голос дал понять, что он говорит это крайне серьезно. - Я видел отца Смита на суде. У меня сложилось впечатление, что он отрекся от сына.

- Может быть, но все-же это вопрос чести и семейной гордости. И он разделяет отвращение сына к мисс Грейнджер. Каков отец таков и сын.

Гарри оставался молчаливым, размышляя о другом таком сыне, за которым он наблюдал последние месяцы.
- Как Драко и Люциус Малфои?

- Ситуация схожая. Но в отличии от Смита, у которого крайне слабая мать не в состоянии пойти против мужа, Драко посчастливилось иметь матерью Нарциссу. Поэтому на него влияют два человека. Остается только ждать кто окажет большее влияние в долгосрочной перспективе.

- Профессор, мистер Малфой ведь ваш друг, не так ли? Я слышал даже, что драко - ваш крестник.

- Он - мой друг и да, Драко - мой крестник. Я обещал защищать его от любой опасности. - Он пристально взглянул в глаза Гарри:
- От опасности любого рода. И цисси - мой друг уже очень долгое время. Они многим делятся со мной, но не всем. Поэтому, возможно, однажды мне придется решать кого поддерживать. Но не сегодня.

- Был ли мистер Малфой причиной... - Гарри прервался. Не смотря на дружеский тон беседы, все же существовали некоторые вопросы, которые ему не стоит спрашивать. На удивление Снейп не возражал.

- Вас интересует был ли Люциус причиной того, что я стал пожирателем смерти?

Гарри слабо кивнул, Роксана напряглась. Ей было также интересно, но она никогда не осмеливалась спросить. Она знала, это было слишком личным для Северуса. И это было, Роксана была абсолютно в этом уверена, одно из тех решений, о котором он сильно сожалеет.

- Он был одним из тех, кто представил меня темному лорду, но никогда не был причиной моего присоеденения к рядам пожирателей. Возможно, мы как-нибудь поговорим об этом, но не сейчас.

- Хорошо, - кивнул Гарри. Спустя мгновение он спросил напряженным голосом:
- У вас есть идеи почему Смит-старший напал на Гермиону после финала кубка мира по квиддичу?

- С чего бы мне знать об этом?

- Я подумал... - Гарри вновь прервался на полуслове. Обвинить Снейпа в том, что он был одним из пожирателей в ту ночь, было не лучшим способом заработать положительные очки. Да, к слову сказать, он никогда в это по настоящему и не верил. Или как минимум, он на это не надеялся.

- Неужели вы думаете, я был там тоже? Что у меня на столько тупая башка, чтобы бегать там, вызывать проблемы и мучить ни в чем не повинных маглов?

Гарри мгновение подумал, но затем покачал головой.
- Эта мысль приходила мне в голову, но я никогда в нее не верил.

- А почему нет? Умоляю раскажите. - Он даже усмехается, подумал Гарри. Он слишком раслаблен, очень страно.

Гарри ехидно улыбнулся:
- Я бы предпочел не объяснять мои причины.

Снейп слегка нахмурился.
- Да, и почему же нет? Боитесь, что я назначу отработку?

- Нет, - покачал головой Гарри. - Вам не нужны ни какие причины для назначения отработок. - Снейп широко улыбнулся, Роксана округлила глаза. - Но, - продолжил Гарри, - Я вынужден был бы сказать нечто приятное о вас.

- Гарри, - напустилась на него Роксана, а Снейп просто усмехнулся:
- Хорошо, такая причина мне понятна. Мы не можем позволить себе подобное. - Затем более серьезно он продолжил. - Но, отвечая на ваш не заданый вопрос, я там не был. Да, некоторые мои друзья были там, что не удивительно. И касательно Смита- старшего: я не уверен до конца. Я слышал, что он хотел вызвать более серьезные вещи нежели обычные беспорядки, с чем большинство моих друзей было не согласно.

Значит Малфой не был частью того нападения, размышлял Гарри. Хорошо.

- Возможно он просто хотел убить магла и поговорил об этом с сыном. Ну а теперь мы знаем, что как минимум Смит -младший ненавидел ее за интелект. Поэтому,я полагаю, мы можем приписать ему три попытки убийства, а не две.

- Я не могу понять, как можно ненавидеть ее за интелект. - Гарри вздохнул.

- Почему нет? Даже среди грифиндорцев есть много таких, которые презирают ее за ум. Хорошо, ее усердие возможно еще одна причина. Но ведь с самого начала были оскорбления связанные с книжным червем. Разве не это стало одной из причин нападения троля в туалете на первом курсе?

- Да, - скривился Гарри. - Она взяла вину на себя, но она побежала плакать в туалет и едва не была убита только из-за грубости Рона. Он определенно принадлежал к тем грифиндорцам, кто использовал ее для помощи в домашних уроках, но вместе с тем и оскорблял ее. - Спустя мгновение он добавил без малейшей ненависти к себе:
- И очень часто, я отварачивался в подобные моменты. Мне следовало быть лучшим другом.

- Видите, - согласился Снейп. - А для чистокровных, она была доказательством того, что не все так гладко с их чистокровным превосходством над остальными. Если убить ее, то и доказательства не будет.

Гарри оставался молчаливым некоторое время. Снейп был прав. Для таких как Смит и Малфой, Гермиона была кислым пятном в их жизни. Не было сомнений, что она лучшая ученица в Хогвартсе, по крайней мере, что касается теории. А то с какой скоростью она осваивала новые заклинания было просто чудом.

- Кстати, я очень счастлив, что вы больше не... Не докучаете ей как раньше. И Невиллу тоже.

Снейп покачал головой:
- У меня были причины, чтобы изменить к ней свое отношение. Она не такая раздражающая как раньше. Она изменилась и мистер Лонгботтом тоже. Мисс Грейнджер стала более расслабленной и не горит желанием выпендриться на каждом уроке. И она стала чаще использовать мозг вместо бездумного чтения и конспектирования. Я слышал о некоторых ее изобретения в зельях для близнецов. Некоторые из них продемонстрировали ее изобретательность. Но я запрещаю вам говорить ей об этом, - он сурово взглянул на него.

- Что вы, я бы не осмелился, - мягко улыбнулся Гарри.

- А мистер Лонгботтом удивляет день ото дня после нового года. Должен признать, что никогда не понимал обожания мадам Спраут, но он делает настоящие успехи. Для безопасности моей лаборатории, надеюсь, что их отношения с мисс Грейнджер выдержат проверку временем.

- Мы все на это надеемся, каждый по своим причинам.

Снейп вновь стал серьезным:
- Но не думайте, что это как то меняет моего мнения о вас. Я возможно помогу вам сегодня, но по прежнему считаю, что вы противный нарушитель правель, которому многое сходило с рук в прошлом.

Гарри не возразил на заявление Снейпа и только спросил:
- Почему вы помогаете мне? Я знаю, что у вас был договор с Дафной, но ведь Нотта уже нет в Хогвартсе. Теперь у вас нет причин выполнять свою часть сделки.

- Да могу, но как вы заметили: я заключил договор. Я дал слово мисс Гринграсс, а я не нарушаю своего слова. - Его голос был серьезным и не оставлял ни каких сомнений, что его слово значит для него многое.

Роксана улыбнулась. Она молчала большую часть времени и только наблюдала и наслаждалась за тем, что Гарри и Снейп могли вести конструктивную беседу достаточно продолжительное время. Они не были друзьями, но не прятали за словами оскорбление и ненависть.

- Вы... Вы давали обещание защищать меня?

- Что заставило вас так подумать? - Снейп напрягся и сильно нахмурился.

- С самого начала, когда наши отношения были крайне плохими, вы постоянно защищали меня: Квиддичная игра на пример где вы защитили меня от проклятия Квирелла. И в прошлом году, последовать за нами в визжащую хижину было крайне рисковано. У вас не было причин так поступать. Гермиона никогда не верила, что вы умышлено подвергли бы меня опасности. И оглядываясь назад, я разделяю ее мнение.

Снейп молчал очень долго и Гарри начал думать, что он не ответит. Тем не менее, он был удивлен услышать ответ, который Снейп задумчиво прошептал.
- После смерти вашей матери, я пообещал ей, что пригляжу за вами. Я почти предал ее, когда последовал приказу Альбуса не показываться в доме вашей тети. Я больше не придам ее. - Он слегка нахмурился:
- Не смотря на мое мнение о вас и вашем поведении.

- Стала ли она причиной того..., - прошептал Гарри, - что вы покинули ряды пожирателей смерти?

- Да. - Снейп произнес только это слово и его тон дал понять, что он не будет сейчас объяснять ничего. Но для Гарри и этого было достаточно.

***

- Ваша тетя ожидает нас. Я позвонил ей несколько дней назад. Она не была довольна. Ваших дяди и кузена там не будет.

- Как вы убедили ее?

- Деньги, - пожал плечами Снейп. - Ваша крестная дала мне двадцать тысячь фунтов, это около тысячи галлеонов, чтобы убедить ее принять в этом участие. Это более чем достаточно за отвратительный вечер, даже для нее.

Она продала воспоминания о моей матери, от этой мысли Гарри пришел в ярость. Он ненавидел тетю Петунью долгие годы, но этот поступок только усилил ненависть и отдалил еще дальше последнего его кровного родственника. Он правда надеялся, что у нее возникнет последний всплеск сестринской любви, но, определенно, он ошибался. Гарри глубоко вздохнул и попытался выкинуть эти мысли из головы. Только один, самый последний день с ней, размышлял Гарри. После него, я никогда больше не увижу ее.

***

Дом Грейнджеров. 14 апреля, пятница, середина дня.

- У вас крайне милый дом, миссис Грейнджер. - Августа Лонгботом уже несколько часов гостила у Грейнджеров. Они выпроводили подростков, чтобы иметь возможность по лучше узнать друг друга. Августа должна была признать, что этот дом - среднего размера, двухэтажный с садом вокруг, впечатлил ее. Дэн Грейнджер был приятным мужчиной, но черезчур опасающийся за дочь. Эмма же казалось была хозяйкой в доме. Внешность Гермионы была унаследована от обоих родителей в равной пропорции, а вот ум и характер достались, по видимому, от матери. Августе нравилось это и она оценивала возможность того, чтобы завести себе новую подругу в лице Эммы.

- Спасибо. Конечно, он не идет ни в какое сравнение с вашим менором, но он уютный и мы любим его. И он достаточно большой для нас обоих, поскольку, Гермиона отсутствует большую часть года.

- Да, я ненавижу эти времена тоже. Невилл проводит дома только два месяца, а мои сын и невестка... - Августа прервалась, ее глаза мягко замерцали. Эмма знала о состоянии Френка и Алисы, благодаря Гермионе, и понимала на сколько тяжело матриарху Лонгботтом говорить об этом. Она только успокаивающе похлопала ту по руке и понимающе улыбнулась.

- Но достаточно этого, - сменила тему Августа. - Я договорилась с Гринготсом и они пришлют экспертов по безопасности на следующей неделе. Они установят защитные заклинания против простых вещей таких как пожар, аппарация и международный портключ. Если вы не будете возражать, то они сделают исключения для меня, Агаты, Роксаны и Ремуса Люпина. Позже мы включим Гермиону и Невилла. Но они смогут аппарировать только через два года.

- Было бы здорово. Я согласна.

- Хорошо, - улыбнулась Августа и вытащила два браслета из сумочки. - Это для вас и вашего мужа. Это портключи в мой дом. Я не ожидаю нападения на вас, но после двух нападений на Гермиону, я буду чувствовать себя лучше если у вас они будут. Для активации вам надо коснуться их и произнести "Certum Castellum - безопасный замок". Любой кто коснется вас в этот момент будет перенесен вместе с вами.

Эмма кивнула и без лишних слов стала надевать браслет на руку.

Августа указала на внутреннюю часть второго браслета. На нем выгравированы кое-какие руны. - Агата настояла, чтобы эти руны были добавлены. - Они защитят вас от некоторых заклинаний и попыток изменения памяти. В добавок, они нагреются если кто-то попытается использовать эти заклинания на вас. Они не защищены от неосторожного обращения, но это лучше чем ничего.

" Мы не можем позволить людям подобно Альбусу вмешиваться в жизнь родителей Гермионы. После того, что он сделал с Гарри и Дафной на день святого Валентина, я не хочу, чтобы он влиял на них магически. Это был бы лучший и простейший способ вбить клин между тобой и девочкой, Августа. - Агата была в ярости от того, что Альбус вмешивался в личную жизнь и использовал для этого магию. Августа должна была признать, что идея была стоящей. "

- Гермиона...

- Ее браслет будет изменен на следующей неделе и в него будут добавлены эти улучшения. Тоже будет сделано для браслетов Дафны, Гарри и Невилла. На данный момент, они защищены по средствоим их связи, но в тоже время это их недостаток. Эти браслеты будут гораздо эффективнее в долгосрочной перспективе.

- Спасибо вам, Августа. Вы просто золото!

***

Тисовая улица. 14 апреля, пятница, полдень.

- Заходите, скорее!

Не было ничего не привычного в том, что Петуния выглядела нервной, когда впускала Гарри и Северуса к себе в дом. Она осмотрелась вокруг и вымучено улыбнулась и кивнула миссис Принглс жившей в пятом доме. Пожилая женщина, как обычно, сидела у окна и смотрела на улицу, надеясь, что произойдет что-нибудь интересное. Возвращение мерзавца очевидно было замечено. Гарри усмехнулся и подумал о том, что миссис Принглс должно быть восприняла Снейпа как одного из преподавателей в школе святого Брутуса. Было крайне легко представить зельевара в качестве преподавателя в школе для трудных детей. Одно лицо только говорило, что он держит все под контролем.

Гарри огляделся. Ничего не изменилось с тех пор, как он последний раз был здесь девять месяцев назад. Не было не единого знака того, что он жил здесь. Не единого намека на то, что он провел в этом доме больше десяти лет. Он избегал смотреть в сторону чулана или думать о комнате на верху. Интересно, они убрали замок? подумал он.

Северус Снейп положил в гостинной на стол картину с родителями Гарри. Она по прежнему была завернута в толстый слой ткани. Когда Северус стал разворачивать ее, Гарри слегка кашлянул.
-Тетя Петуния, спасибо большое, что согласились сделать это. Это много значит для меня.

Петуния только грозно посмотрела на него. Время от времени она беспокойно хмурилась и бросала быстрые взгляды на Снейпа.

Она не заинтересована в помощи, от осознания этого Гарри почувствовал сожаление. Ничего не осталось от семейной любви. Он вздохнул и достал конверт из кармана. Ни говоря ни слова, он вручил его Петунии. Также молча, она взяла его и заглянула внутрь. Ее выражение лица не изменилось, не было ни знака того, что она принимает это. Спустя продолжительное время проведенное в молчании, она неожидано заговорила, ее голос был полон гнева, но к удивлению Гарри, он также уловил нотки опасения и потери.

- Я приму это и помогу тебе, но только при одном условии. Это, - она помахала конвертом, - не имеет ни какого значения. Я не получила ни фунта за то, что растила тебя и я бы делала это до твоего совершеннолетия. Но моя семья важна для меня - мой муж и сын. Я помогу тебе, Гарри, если ты пообещаешь после этого никогда не возвращаться.

Гарри желал того же, но почему-то ему стало грустно. Петунья была сестрой его мамы, последним кровным родственником. Долгое время, он изо всех сил пытался заработать хоть толику ее любви, старался вести себя как можно лучше, чтобы заработать хоть одну единственную улыбку. Но все его попытки были безуспешными. Он кивнул, но прежде чем он успел согласиться, тетя продолжила. И снова в ее голосе чувствовалась смесь гнева и грусти.
- Я воспитывала тебя потому, что ты моя семья, Гарри. И ты никогда не забывал семью , как это сделала твоя мама. Возможно, ты когда нибудь поймешь это.

Голова Гарри дернулась:
- Что...

Петуния свирепо взглянула на него. С тех пор как Снейп позвонил, она все думала о своей предательнице сестре и ее опасном сыне. Воспоминания счастливых дней, но также отчаяния и горя ранили ее.

- Твоя мать оставила нас. Она бросила меня, родителей потому, что мы не были достаточно хороши ни для нее ни для ее новых друзей. Потеря любимой дочурки разбило матери сердце. Мы были сестрами Эванс, не разлучными и лучшими подругами, пока не появился этот липкий мерзавец и не рассказал ей о магии. После этого она изменилась. Она отдалилась от нас, забыла про прежнюю жизнь. Знаешь ли ты, что я хотела отправиться вместе с ней? Да, я хотела, какой же глупой я была. - Она указала на Снейпа:
- Он смеялся надо мной. Ваш директор написал, что я не достаточно хороша для школы. Так тому и быть, я закончила с тобой. - Петуния вздохнула и попыталась успокоиться. Снейп неотрывно смотрел на нее. Он бы хотел прокоментировать ее слова, но они не относились к нему. Возможно, Для Гарри будет лучше узнать причины и мнение Петунии.

А Гарри не знал, что и сказать. Она завидовала, отметил он. Это было удивительно, но понятно. Она потеряла сестру из-за магии и выросла с ненавистью к ней. Как бы я среагировал если бы потерял моего брата из-за нового мира, мира в котором для меня не было бы места.

- Но этого было недостаточно, ох нет. Каждое лето она возвращалась с историями о Хогвартсе. Она по прежнему была маминой любимой дочкой. Я никогда не могла соперничать с ней. Мама надеялась, что Лили по прежнему будет ее маленькой дочуркой после школы. Но этого не произошло. Она нашла новых друзей, друзей, которые не понимали нашей жизни и не хотели делить ее с нами. Они презирали и высмеивали магловскую жизнь. Они были слишком хороши, чтобы жить так как мы. Вместо этого, они покинули нас. Она разбила сердце матери. И когда маме было совсем плохо, ее убили. Волшебники убили ее, волшебники как он. Северус, ты ведь был одним из них, не так ли?

Снейп, молчавший до сих пор, только покачал головой. Он ненавидел Петунию, ненавидел то, как она относилась к Лили. Но не относился ли он к Лили также плохо? И как минимум с точки зрения Петунии, у нее были причины для такого поведения. Естественно, что альбус отклонил ее просьбу потому, что она была лишена магических способностей, но для десятилетней девочки это должно было прозвучать как ты не достаточно хороша для нас.
- Я слышал о нападении, но не был одним из них, - наконец прошептал он.

Петуния пристально взглянула на него. Она ненавидела его с самого начала, ненавидела за то, что он отдалил Лили от нее. Но он казалось говорил правду. Она коротко кивнула.
- Но другие пришли и убили их, убили моих родителей из-за твоей матери, Гарри. Ты еще осмеливаешься так смотреть на меня? - прорычала Петуния, заметив реакцию Гарри на ее слова. Ее настроение не улучшилось от боли в голове. Почему земля так качается? В ярости она продолжила:
- Твоя мать должна была играть в героиню не здесь, не здесь должна была раздражать тех темных магов. Если бы она осталась дома с нами, те волшебники никогда не напали бы на моих родителей. Они убили их, чтобы ранить Лили. Это была вина Лили, что они убили их, точно также как это была твоя вина, что они убили ее. Она не сделала ничего, чтобы защитить их. Они хотели ранить Лили, но ранили только меня потому, что наши родители не значили ничего для нее. Она даже не появилась на похоронах. Она оставила меня одну.

Не сдержавшись, Петуния всхлипнула. Гарри ошарашено взглянул на нее. Он не мог в это поверить.. Это не моя вина... Могла ли быть это моя вина? Напали ли они тринадцать лет назад на моих родителей или они хотели убить меня? Если бы меня там не было, была бы мама сейчас жива? Смогла бы она убежать?

Оцепенелый ум осознал, что она возложила смерть своих родителей на его маму. В какой- то степени она была права: мама могла бы остаться дома. Она могла бы меньше проявить себя как грифиндорка и держаться подальше от Джеймса, Сириуса и Ремуса. В этом случае, вольдеморт и его преспешники оставили бы его родителей в покое. Родители Джеймса - на сколько он знал - были убиты по другой причине.

- Я не могу тебя больше защищать, Гарри. - Голос Петунии запнулся. Что она имела в виду под моей защитой? подумал Гарри. С ужасом он увидел, что его тетя стала пошатываться. Он никогда прежде не видел ее в таком состоянии. Да, тетя была ужасной женщиной, ужасной тетей и матерью. Но она всегда была сильной никогда не демонстрировала своей слабости.

- Это слишком опасно для моей семьи. Они убьют моего сына если ты останешься с нами. - Теперь она только шептала. Правой рукой она массировала висок.
- Я потеряла маму. Я потеряла мою... - Она была достаточно далеко сейчас, чтобы не протестовать против того, что Северус подставил свою руку под ее локоть, чтобы поддержать ее. Не смотря на помощь, она зашаталась еще сильнее.

- Тетя... - Гарри схватил ее. Что-то закапало на его руки, влажное - слезы... И кровь.

- Мою маленькую Лили... Они убили мою маленькую Лили. - Гарри попытался отвести ее к дивану, напуганный при виде крови текущей из носа. Спустя два шага, ее ноги подкосились и она рухнула на пол. Что-то было страное, что-то было совсем не так. Что произошло когда Петуния вспоминала прошлое?

- Тетя... ? - Гарри рухнул рядом с ней на колени. Он не заметил, как Снейп отослал куда-то своего патронуса.

- Я не могу потерять моего Дадди тоже, - едва прошептала Петуния. Она хотела дотронуться до щеки, но была не в силах поднять руку. Слезы катившиеся из глаз перемешиваясь с кровью из носа капали на ее блузку.
- У тебя глаза Лили, - заявила она с мягкой улыбкой. Медленно она закрыла глаза.
- Милые глаза Лили. Она так гордилась тобой... Когда мы встретились у ... У могилы мамы. Она...

- Тетя?

Петуния не реагировала. Беспомощно, Гарри взирал на безсознательную тетю.

- Нам надо положить ее на диван, голову необходимо приподнять из-за крови. Я отправил сообщение вашей крестной. - Увереность Снейпа было тем камнем предкновения, в котором сейчас нуждался Гарри. Он был в смятении. Что случилось? Почему тетя так себя повела? И почему ее горе тревожит его? Он ведь ненавидит ее, точно также как она ненавидела его и его маму?

- Что с ней произошло? Она никогда не вела себя подобным образом.

- У меня есть одна идея, - ответил Северус. - Но я надеюсь, что ошибаюсь.

***

- Держитесь подальше от моей жены, уроды.

Дадли и Вернон Дурсли вернулись в тот самый момент, как Роксана Гринграсс и Анна прибыли на тисовую улицу. С тех пор Вернон орал на "уродов", пытался выгнать их, но они не желали убираться. Гарри все-еще сидел рядом с тетей и смотрел на Дадли широко открытыми глазами. Его китоподобный кузен всегда был папинькиным сынком, всегда следовал по стопам Вернона, всегда считал его мнение единственно-верным. Он никогда не говорил приятного слова матери, никогда не мог оценить того, что она для него делала. Но сейчас, он сидел по другую сторону от нее, держал ее в руках и пытался привести в чувство. Внезапно, он повернулся к спорящим взрослым и проорал что есть мочи.
- Вы все, немедленно прекратите. Отец, успокойся и сядь.

Шокированный Вернон последовал совету своего сына и плюхнулся в близстоящее кресло. Его сын пристально взглянул на Роксану, его голос дрожал:
- Вы крестная Гарри, не так ли? - Она кивнула и он продолжил:
- Помогите ей, пожалуйста.

- Я не могу позволить всяким... - попытался остановить их Вернон, вновь поднимающийся из кресла, но был остановлен очередным взрывом сына.

- Просто заткнись! Маме нужна помощь. - Он достал носовой платок и очень нежно промакнул слезы и кровь.

- Для начала, Северус, нам нужно уложить ее в кровать.

Мастер зелий только кивнул и направился к дивану. Дадли колебался мгновение, но Гарри успокоил его, прошептав:
- Все в порядке, Дадли.

С неожиданной легкостью, Снейп поднял Петунию на руки и понес ее в след за Гарри и Дадли в спальню. Роксана шла сразу за ними. Вернон остался сидеть в кресле, яростный и игнорирующий страную черноволосую женщину с загорелой кожей. Анна свирепо смотрела на него некоторое время, а затем отвернулась. Роксана позовет ее через несколько минут и она хотела воспользоваться этим временем с пользой. Игнорируя ненавидящего магию мужчину, она стала, обходя дом, наколдовывать некоторые заклинания. Вся сеьмя была слишком не естественна в своем поведении. Да, она знала, что такие семьи существуют, но набравшись опыта за последние месяцы, она опасалась другого. И потом, нос женщины кровоточил. Она конечно должна еще осмотреть ее, но это главный знак того, что настоящие воспоминания пытаются вырваться из клетки. Очередная жертва этого человека. Анна Эрнандес была в бешенстве. Спустя минуту она нашла то что так и опосалась и в тоже время ожидала найти.

- Не трожь это. - Неожиданный голос Вернона напугал ее. Он наблюдал за ней с кипящей яростью, но до сих пор оставался спокойным. Только теперь, когда она взяла в руки стариную музыкальную шкатулку, он попытался остановить ее. Он даже осмелился коснуться ее руки, действие о котором он пожалел в следующую секунду. Внезапный поворот, быстрое движение и легкий тычок запястья и Вернон, неуспевший до конца осознать, что произошло, пролетел всю комнату и влетел в стекляную дверцу шкафа.

- Кхмм... - Голос Северуса заставил ее обернуться. - Не то, чтобы я был против полезных наказаний, но что вызвало такой беспорядок?

Анна только подняла музыкальную шкатулку, но в остальном проигнорировала его.
- Ладно, не важно. Роксана ждет тебя.

***

Северус, у которого было задание вылечить Вернона Дурсля, вернулся в спальню и обнаружил, что Петуния по прежнему находилась в беспамятстве. Дадли сидел рядом с ней, но на этот раз в его глазах была надежда. Роксана и Анна обсуждали результаты осмотра, а Гарри слушал их в пол-уха. С каждой минутой, от того что он слышал, его гнев все возрастал.

- Возможно, у ее припадка есть свои преимущества, - объяснила Анна. Кто-то вмешался в ее память, но не так сильно как в случае с Северусом. Разговор о прошлом, очевидно, сломал преграду. Сейчас ее разум в находится в смятении, пытаясь слить ложные воспоминания с настоящими.

- Мы можем помочь ей? - спросил Гарри, а Дадли навострил уши. Они же были уродами, не так ли? Родители так считали. Но они хотят помочь маме, а крестная Гарри остановила кровотичение. Мама была не такой бледной, а сон более здоровым. Возможно, они могли сделать больше для нее. Он рискнет, и ни кто не сможет его остановить, ни кто, даже его отец.

- Я могла бы попытаться высвободить ее настоящие воспоминания. По видимому, он заблокировал только часть воспоминаний. Но эти воспоминания имели важное значения. Эти воспоминания связаны с ее чувствами и отношением к Лили и Гарри.

- Он? - спросил Гарри, уже зная ответ.

- Дамблдор, без сомнения это дело рук Дамблдора. Я наткнулась на воспоминание об их разговоре в ту ночь, когда он оставил тебя здесь.

- Он не навещал ее, - вмешался Северус. - Минерва рассказала мне, что он оставил Гарри на пороге дома. Она была в ярости из-за этого.

- Нет, - покачала головой Анна. - Он вернулся в ту ночь, Гарри, и разговаривал с твоей тетей. Он заложил основу... - Она заколебалась и вопросительно взглянула на него. - Ты правда хочешь это знать?

- Да, - кивнул Гарри. - Я хочу это знать.

- Хорошо, - вздохнула Анна.

***

- Добрый вечер, миссис Дурсль. - Альбус Дамблдор в блестящей мантии и с мерцающими глазами представлял собой страное зрелище. Но Петунию больше интересовал вопрос почему он появился в ее доме по среди ночи с ребенком Лили в руках. Она знала Гарри, знала с тех пор, как они встретились с Лили неделю спустя после похорон родителей. Она была так зла на Лили. Как она могла позволить этому произойти? Как она могла позволить умереть их родителям? Быть убитыми сумасшедшими людьми только для того, чтобы ранить ее?

Где-то глубоко внутри себя она понимала, что Лили не могла прийти на похороны. Не сомнено, несколько людей того сумасшедшего ожидали ее и напали бы на нее или схватили стоило ей только появиться там. Но все же она была зла и грустна. Ей нужна была ее любимая сестра. Вернон не был тем человеком, кто мог поддержать ее в моментах подобно этому. Он не понимал печали, не понимал семейной любви.

Но неделю спустя, Петуния встретила Лили на кладбище. Та свернувшись, лежала на земле и рыдала рядом с могилой матери. Джеймс тоже был там. Он охранял ее. Заметив Петунию, он ей слабо кивнул. Она тоже ненавидела его, но в тот момент она была рядом, что у Лили есть муж, который хочет и может защитить ее. Еще до того, как Петуния поняла, что она делает, ее руки схватили Лили и подняли с земли и притянули к себе. Ненависть была тотчас же забыта, они искали кусочек безопасности друг в друге.

Петуния видела племяника в тот день. Они договорились о том, что чтобы не случилось с Лили, Гарри не останеться с ней. Гарри уже демонстрировал вспышки случайной магии и Петуния была бы не в состоянии справиться с этим. Да и Вернон ненавидел и презирал магов, считая их уродами. Нет, Гарри должен будет жить в другой семье.

- На мне лежит печальный долг сообщить вам, что Лили и Джеймс Поттеры мертвы. Они были убиты этой ночью...

Дамблдор не смог продолжить из-за громкого воя Петунии. Он был потрясен сырыми эмоциями и заметил тучную фигуру Вернона Дурсля только тогда, когда он начал орать. Вместо того, чтобы успокоить плакавшую жену, он попытался выгнать Дамблдора вместе с ребенком. В самый последний момент, Петуния остановила его.
- Как он? Он в порядке? Может ему следует... - Каждое слово Петунии давалось ей с большим трудом. - Может ему следует быть вместе с его крестной? Лили рассказывала мне о ней, кажется ее зовут Роксана. Она хотела, чтобы он был с ней, стоит чему-нибудь... Произойти с ней.

- Нет, это не возможно, - покачал головой Дамблдор. - Слишком опасно ему жить в нашем мире. Он должен жить здесь в магловском мире рядом с кровными родственниками. Существует древняя магия, которая будет защищать его пока он здесь. Пожиратели смерти не смогут найти его.

- Я не хочу иметь урода в своем доме! - проорал Вернон.

- Он не урод, Вернон, - прошептала Петуния, все еще шокированая новостями.

- Не должно быть ни какой магии, мистер Дурсль, - успокоил его Дамблдор. - Для Гарри будет только лучше расти без магии, не зная о ней и наслаждаясь только нормальным миром. Вам также лучше не говорить много о его родителях. Пока он не станет достаточно взрослым, чтобы понять. Нет, он должен быть здесь, в дали от опасностей нашего мира. Вы должны растить его твердой рукой и не позволять ему многого. У его отца было много пороков. Он был также слишком гордый и темпераментный. Это вызвало достаточно много проблем для него и Лили. Для Гарри будет лучше если он не пойдет в отца.

Вернон внимательно слушал и изредка кивал. Он понял. Он вырастит это отродье и выбьет всю дурь из него. Он никогда не любил Джеймса и не позволит его сыну пойти в него.

С ложным сочувствием Альбус продолжил:
- Миссис Дурсль, я понимаю, как вам сейчас тяжело. Как вам тяжело будет расти его, особенно после того, как ваша сестра не сделала ничего для защиты ваших родителей. Я убежден, что у нее были причины поступить так. Возможно, она просто боялась покинуть убежище. Но она мертва, убита сумасшедшим, который хотел убить Гарри. Она пожертвовала собой, чтобы защитить его. Пожалуйста, не дайте пропасть в пустую ее жертве.

***

- Мне следует убить его. - Гарри был в ярости.

- Он убедил ее взять мальчишку. Но в тоже время, он заложил основу ненависти, убедив, что Лили добровольно позволила убить своих родителей. И он убедил ее, что вы являетесь причиной смерти Лили, смерти ее сестры, которую она по прежнему любила.

- Будет, - спросил Гарри, - Будет она знать все это когда проснеться?

- Да, - кивнула Анна. - Она будет помнить все и о разговоре и о встрече и примерении с Лили у могилы родителей.

- Но кое-чего я по прежнему не понимаю, - продолжил Гарри после минутного молчания. - Почему она относилась ко мне подобным образом? Она правда верила, что в смерти мамы надо винить меня?

- Гарри... У твоей тети было много плохих событий в прошлом, много печали и горя. Она пыталась справиться с ними по своему. Ей нужен был преступник. И хотя я опасаюсь, что ненависть тети, презрение дяди к магии и некоторые черты кузена были естественными, но вот действия не совсем.

Медленно, она подошла к столику и взяла в руки музыкальную шкатулку, которая была уже обернута в ленту с рунами.
- Северус, пожалуйста передай это Филиусу. Скажи ему, что я ожидаю результатов его осмотра.

- Подождите ка, - Дадли свирепо взглянул на музыкальную шкатулку. - Почему? Что вы хотите с ней сделать? Это музыкальная шкатулка мамы. Прежде она принадлежала прабабушке, мама рассказывала мне. Ни кому не разрешалось дотрагиваться до нее, даже мне.

- Дадли, - медленно стала объяснять Анна. - По-видимому, кто-то наложил заклинание на эту шкатулку. Оно предназначено для усиления негативных эмоций всех находящихся рядом с ней.

- Вы имеете в виду, что я становлюсь злее рядом с ней?

- Да, - кивнула Анна. - Ты чувствуешь больше ненависти, больше отвращения и более склонен к насилию.

- Именно из-за этой штуки мои родители не любят друг друга?

Гарри пристально взглянул на него. Он никогда не думал об этом, но Дадли был прав. Между Петунией и Верноном никогда не было настоящих эмоций, не было любви, только хорошо сыгранные роли. Только к сыну Петуния демонстрировала истинные чувства любви. И даже эти моменты были редкостью.

- Я не знаю, Дадли. Я не знаю было ли что-нибудь большее между твоими родителями чем дружба, но, определенно, эта штука не пошла им на пользу.

- А если вы уберете ее от сюда, жизнь станет от этого лучше?

- Да. Но как и в случае с ее памятьью, на это понадобится время. Ей понадобяться недели, а возможно и месяцы, чтобы справиться с прошлым. И, определенно, ты также заметишь изменения.

- Возможно, ты станешь есть меньше и работать больше, - попытался пошутить Гарри. - Прости, Дадли, это я случайно.

- Да, нет, все в порядке. Сейчас только мама имеет значение. Что вы теперь будете делать?

Анна вопросительно взглянула на Роксану, а та обменялась взглядами с Гарри. В конце концов, Гарри ответил:
- Мы заберем ее с собой., Дадли. Ты также можешь отправиться с нами.

- Нет, я не позволю этого, Вы уроды. - Вернон притопал в комнату и попытался запугать всех, но потерпел неудачу.

- Заткнись, Вернон! - прорычал Гарри. - Благополучие тети никогда не входило в твои интересы. Но позаботимся о ней. - Он положил руку на плечо Дадли - жест, который шокировал всех, кроме Дадли. Оба разделяли беспокойство о Петунии в тот момент. - Она - семья. Ты никогда не оставишь семью позади. Возможно, в один прекрасный момент ты поймешь.

***

Пенегрю менор, несколько часов спустя.

Дафна молча наблюдала за своим парнем. Гермиона и Невилл все еще были в гостях у Грейнджеров, профессор Снейп отбыл некоторое время назад, а Роксана с Анной все еще пытались помочь Петунии и смущенному Дадли. С тех пор как они вернулись, Гарри бегал по комнате туда сюда, на ковре отчетливо отпечаталась избранная им траектория. Он проклинал, пугал и взывал на бывшего директора все муки ада. Дамблдор отдал его к Дурслям, не зависимо от желания его родителей. Убедил ее, что в смерти Лили повинен Гарри, сказал им как его надо воспитывать, и почти прозрачно намекнул Вернону, что из него надо выбивать магию. А в качестве изюминки на торте, он оставил проклятие, которое усиливает негативные эмоции. Даже без этого, они не были бы счастливой семьей, особенно, когда ложь проросла в разуме Петунии, Но благодаря этой шкатулке, его детство было похоже на ад.

- Ррр....
В очередной вспышке ярости, он послал редукто в один из шкафов, покрыв пол сотнями обломков. За этим последвало еще десяток редукто, окончательно добив шкаф и даже разрушив ковер и обои рядом с уничтоженной мебелью. За исключением нескольких заклинаний силенцио, Дафна ни как не отреагировала на эту вспышку. Гарри нуждался в этом. Со всем его самоконтролем, он должен выпустить пар, по крайней мере немного. И лучше пусть он разрушит несколько тарелок, чем попытается убить причину своей ярости. Она была уверена: стоит Дамблдору сейчас войти, он нападет на него. Тяжело дыша, Гарри осматривал произведенные им разрушения.

- Ты просмотрел тарелку. - Медленно, тарелки поднялись с пола, в ожидании когда их разрушат. Вместо этого, Гарри схватил одну из них и задумчиво на нее уставился, а потом его внимание вновь переключилось на комнату.

- Я переборщил немного, - заявил он как ни в чем не бывало.

- Только совсем чуть-чуть, - улыбнулась Дафна. Она похлопала по месту рядом с собой и Гарри, разбив тарелку, последовал ее молчаливой просьбе. Он рухнул рядом с ней и положил ей голову на плечо.

- Мне жаль.

- Не стоит, я все понимаю.

***

В такой же позе, Луна застала их часом позже. Проигнорировав беспорядок, светловолосая девушка взяла диванную подушку и уселась по среди разгромленной комнаты как ни в чем не бывало. Усевшись по удобнее, она взглянула на Гарри и Дафну. Луна получила приглашение Дафны посетить Пенегрю менор и обсудить новую статью. Улыбнувшись, Луна достала записную книжку из кармана и стала писать.

- Совладелец Придиры разочарован отсутствием прогресса в поисках морщерогих кизляков. Услышав о последней неудаче, он разрушил часть своей комнаты.

Ее лицо было настолько серьезным, что Дафна не смогла сдержать смешок. Гарри мягко улыбнулся:
- Мы обязательно найдем их, Луна, уверяю.

- Я знаю, - просто ответила она. Она была убеждена, что вместе с Гарри, Она сможет исполнить мечту отца.

- Но сейчас, мир еще не готов узнать о них, Луна, - сказала Дафна. - Возможно, нам следует написать другую статью.

Гарри пристально взглянул на свою девушку:
- Что за статью?

Дафна вздохнула.
-Я знаю, Гарри, что ты не хочешь говорить о своем детстве. Но, возможно, пришла пора позволить публике бросить быстрый взгляд на твое прошлое. Не много, но я думаю, что обществу будет интересно узнать о визите Дамблдора к твоей тете и причины, по которым, к тебе относились как к грязи под ногами все эти годы.

- Мы не можем рассказать им о шкатулке. Бабушка использует ее в качестве сюрприза на следующей неделе.

Значит, он не возражает против этой статьи, облегчено вздохнула Дафна.
- Но мы можем рассказать о лжи. и о желаниях твоей мамы. Твоя мама заслуживает этого и тетя тоже. Она может быть и ужасная тетя, но не до такой степени. - С зловещей усмешкой она закончила:
- И представь, как это взбесит Дамблдора.

Спустя несколько минут, обдумав идею, Гарри медленно кивнул.
- Хорошо, мы напишем статью.

@темы: Гарри Поттер, ГП/ДГ, Перевод, Фанфик

15:39 

Второй шанс. ГП/ДГ. Глава 42

Конец легенды (часть первая)

Пенегрю менор, комната Дафны. 18 апреля, вторник, раннее утро.

Она медленно приходила в себя после тяжелого сна. С тех пор как они узнали о манипуляциях Дамблдора с эмоциями Дурслей, в особенности с эмоциями Петунии, каждая ночь сопровождалась кошмарами. Две ночи назад, кошмар был настолько сильным, что она вломилась в комнату Гарри и проспала до утра под его одеялом, сопровождая его в его кошмарах. С начала было удивительным наблюдать за тем, как у него появляются положительные эмоции к тете, но в конце концов, ей следовало этого ожидать. Гарри всю жизнь мечтал о семье, а Петуния все-еще была частью его семьи. Теперь, зная ее настоящий характер, все-еще не приятный надо сказать, но всеже теперь она не была той гарпией, которую Гарри приходилось выносить все эти годы, он вновь осмелился надееться.

Она также ожидала, что эта ночь также будет трудной, ночь накануне заседания совета попечителей. Если все пойдет гладко, Дамблдор перестанет быть директором до конца недели. Дафна очень надееялась, что им удасться их маленький проект. Она надеялась, что вмешивающийся в не свои дела глупый старик не вывернеться на этот раз. Он поднаторел в убеждении всех в своих хороших намерениях и очень часто они прощали его маленькие пригрешения, посчастью этот день будет другим.

Скинув одеяло, Дафна встала с постели и прислушалась. Из Гарриной комнаты не доносилось ни звука. Было шесть часов утра и возможно, он все-еще спал. Но Дафна сомневалась. С него станеться просто наложить заклинание тишины, чтобы не беспокоить семью. Дафна улыбнулась: его семью. он стал называть их семьей и ей очень это нравилось. Как многое изменилось после первого его визита девять месяцев назад. Как много изменилось между ними. В начале она надеялась избавиться от него так быстро на сколько это было возможно. А теперь она надеется, что он останеться здесь на долго.

Она поднесла руку к губам. Он целовал их несколько часов назад, перед тем как отправиться спать. - Мы победим, Дафна, - пообещал он ей. И она поверила ему. Она не хотела покидать Хогвартс, она любила школу, большинство учителей - Не так сильно как любимого маленького профессора заклинаний и мадам Помфри и она любила своих друзей. НО они переведуться в Толедо если Дамблдор вновь победит. Она до скрежета сжала зубы. Нет, он не победит.

Надев домашнюю мантию из японского шелка - подарок сестры - и обычные тапочки, она скользнула к двери Гарри. Удивленно, она обнаружила, что кто-то работает внутри. Кто-то зло бормотал и это был не Гарри. Она открыла дверь и обнаружила, что Паддок убирал и чистил комнату. Он как раз укладывал чистые простыни на кровать. Гарри не было ни где видно.

- Паддок, что ты делаешь?

Угрюмый домовой эльф повернулся и скривился.
- А на что это похоже? Убираюсь, разве не видите, хозяйка?

Дафна усмехнулась. Паддок всегда был брюзглив и имел острый язык. Но он был невероятно преданным и однажды даже спас маму от тяжелых ранений или даже смерти после автокатастрофы. Они позволили ему вести себя подобным образом и с юмором воспринимали его ворчание. Но что-то серьезное должно было произойти, чтобы он был здесь в такой час.

- А Гарри?

- А он не убирает. - Паддок пробормотал еще что-то на счет юнного хозяина не имеющего не малейшего понятия о нормальных приказах и только и могущего, что разводить бардак, а потом пояснил:
- Он внизу на кухне вместе с Сидди. - Не говоря больше ни слова, он развернулся и продолжил чистить комнату. Улыбнувшись в последний раз и слегка нахмурившись, Дафна развернулась и направилась в кухню.

***

Первое, что она заметила был запах. Шоколад и тесто - такой запах исходил из тарелки , накрытой большой тряпкой. Затем только шум и смущение. Домовые эльфы носились по кухне, либо работая на месте либо подготавливая стол. Обычно он использовался домовыми эльфами, но теперь его увеличили в размерах. Теперь он подходил и для людей и двое эльфов стали сервировать его кружками и тарелками. Сидди сидела на буфете и широко открытыми глазами смотрела на Гарри. Он использовал сковороду, чтобы приготовить голубичные блины. Вид работающего Гарри был чертовски хорошим. Определенно, это решало тайну плохого настроения Паддока.
- Молодая хозяйка не предназначена для кухни, - в последний раз он отругал ее когда она хотела удивить маму и сама приготовить завтрак. Паддок воспринимал людей работающих на его кухне, как личное оскорбление, как знак того, что он не в состоянии справиться со своей работой. Не удивительно, что Гарри был достаточно упрям, чтобы убрать его со своего пути.

- Оставь тарелку в покое, - приказал Гарри, не смотря в ее сторону. Дафна поспешно отошла от стола где она пыталась снять тряпку с тарелки и посмотреть что там. С элегантным щегольством он бросил последний блин в стопку, а сковороду поставил на плиту. Только затем он обернулся и улыбнулся Дафне. Он счастлив и расслаблен, подумала Дафна. Работа на кухне творит чудеса по улучшению его настроения.

Еще до того, как она поняла, что происходит, Гарри подошел к ней, обнял за талию и притянул к себе.
- Доброе утро, сладенький пирожок.

Дафна нахмурилась и было открыла рот, чтобы отругать его за такое жуткое прозвище, но была остановлена его губами приникшими к ее.
- Надеюсь тебе спалось хорошо без меня? - прошептал он, заставляя ее покраснеть. Свирепо взглянув на него, она толкнула его в плечо.

- Ты грязный... и весь в муке. - Нахмурившись она стряхнула муку с рубашки. Еще до того, как она продолжила вытирать его лицо, явный признак его работы на кухне, он наклонился к ней и потерся лицом, вместе с оставшейся на нем мукой, о ее мантию как ласковый щенок.

- Гарри, - она оттолкнула его. - Это ужансно.

- Ты говоришь, что я ужасен? - надулся он.

- Да не ты, твое поведение. - Ты обожаемая милашка, подумала Дафна с улыбкой.

- А я? - спросил он с широкой самодовольной усмешкой и медленно скользнул в ее сторону. Дафна сделала шаг назад, пытаясь избежать Гарри и его голубичные руки. Над его плечом, она увидела широко улыбающуюся Сидди, наблюдавшую развернувшуюся сцену. Мы ведь не одни, осознала Дафна потрясенно. Поспешно осмотревшись, она поняла, что все смотрели на них. Она попыталась ускользнуть, но рефлекцы ловца позволили Гарри схватить ее.

- Ты... весь в муке... И липкий... И полон голубики... и....

Он поцеловал ее и все недовольство было тот час забыто. Он отклонился на растояние не больше ладони и улыбнулся:
- Привет тебе.

Он наклонился вперед, чтобы вновь ее поцеловать, как кто-то прокашлялся позади них.
- Я слышала, что завтрак готов.

Дафна покраснела до корней волос, Дафна заметила вошедших маму и бабушку, одетых в мантии, широко улыбающихся, стоящих недалеко от них и наблюдающих за ними. Глаза бабушки не отрывались от мучного отпечатка на ягодице Дафны. Возможно, и не так плохо, подумал Гарри, что Сайрус Гринграс не является типичным отцом, прогоняющих всех развратных парней своей дочери.

- И как давно вы здесь? - кротко спросила Дафна.

- Достаточно давно, - усмехнулась Агата и направилась к столу.

Дафна почувствовала, что ее подняли с пола и нежно понесли к ее месту.
- Я в состоянии идти, спасибо конечно большое, - прорычала она.

- Ты еще красивее когда злишься.

Ее румянцу не помогали ни комментарии ни улыбки семьи.

- Кто хочет блинчик?

***

Час спустя, они все еще завтракали. Августа, Невилл, Гермиона вместе с Анной и Ремусом присоеденились к ним. Все избегали разговаривать о сегодняшнем дне, о заседании совета. Но все только о нем и думали. Дафна снова взглянула на пустое место рядом с собой. Гарри, предоставив всем оладьи, покинул кухню несколько минут назад. Дафна знала куда он направился и приказала Сидди приготовить два дополнительных места. Как и ожидалось, он вернулся несколько минут спустя вместе с тетей и кузеном. Оба широко открытыми глазами уставились на стол и , казалось, не хотели присоеденяться к трапезе. Гарри встал между Петунией и Дадли, схватил их за руки и потащил за собой.

- Тетя... Это мои лучшие друзья: Гермиона Грейнджер, ее парень - Невилл Лонгботтом и его бабушка Августа. Вон тот молчаливый человек - Ремус Люпин.

Петуния слабо кивнула и слегка улыбнулась.
- Я помню его со свадьбы Лили. Вы были самым разумным среди ее друзей.

- Привет, Петуния, - кивнул Ремус. - Я рад, что ты... - Он остановился, не зная как закончить фразу. Что ты теперь та кто ты есть? Что ты больше не гарпия? После короткого кивка своей девушки, Гарри подвел Дадли и Петунию к пустым местам рядом с ней. Оба вели себя крайне застенчиво следующие минуты. Не смотря на то, что они были гостями уже четверо суток в Пенегрю меноре, они большую часть времени избегали встречаться с жителями менора. Только Анна, которая лечила Петунию, провела с ними больше нескольких минут. Гарри бросил в сторону Дафны умоляющий взгляд, просящий нарушить возникший лед и та согласно кивнула.

- Чем бы ты хотел заняться в дальнейшем, Дадли? - любезно спросила она. Он только пожал плечами и уставился в тарелку. Дадли не был голоден и не желал есть много. Он только съел несколько крошечных кусочков, разительный контраст с прошлой неделей. - Гарри говорил мне, что ты хорош в спорте. - Дадли оторвался от созерцания тарелки и скользнул взглядом по кузену, не зная как себя вести с ним теперь. - Возможно, ты мог бы потренироваться в нашем спортзале. Я не очень хороша в этих вещах, но Гарри и Невилл могли бы составить тебе компанию.

Невилл и Гарри свирепо взглянули на нее, Роксана улыбнулась, а Гермиона едва смогла подавить усмешку.

- Я бы хотел этого, - кивнул Дадли с застенчивой улыбкой.

Гарри счастливо улыбнулся своей девушке. оставь вытаскивание Дадли из оболочки ее чарам. Он не мог забыть прошлого, но без музыкальной шкатулки в их жизни, он готов был дать тете и кузену второй шанс. Чем бы ты хотел заняться дальше? спросила Дафна. А что на счет Петунии? Заинтересовался Гарри. Она никогда не упоминала о своих мечтах, по крайней мере рядом с ним.

- Петуния? - начал медленно Гарри. - В детстве, у вас были мечты о вашем будущем? Я имею в виду, вы всегда хотели быть только домохозяйкой или... - Он указал на кузена:
- Дадли покинет дом через несколько лет. Что вы потом будете делать?

Петуния вздохнула, сконцентрировалась на племянике и попыталась проигнорировать взгляды устремленные на нее.
- Я хотела быть матерью, хотела семью, дом и сад. Но я также хотела учиться.

- Учиться? - Возможно, не стоило так открыто демонстрировать своего удивления, но он ни как не ожидал подобного ответа. Но если подумать как следует, то возможно этого и следовало ожидать. Его мама была самой блестящей ведьмой в Хогвартсе пока туда не поступила Гермиона. Петуния просто не могла быть такой тугой как она иногда казалось. Неужели она прятала свой интелект из-за своего мужа? Возможно, Вернон реагировал как старый Дадли, вечно завидующий всем, кто хоть капельку умнее его.

- Я хотела заниматься прикладной математикой, изучать проблемы такие как: на сколько мощными должны быть опоры моста, на сколько сильной должна быть стальная балка, чтобы выдержать землетрясение и какой срок эксплуатации должны иметь машины. - Гарри только знал основы математики, но быстрый взгляд на трепетное лицо Дафны подсказал ему, что это были чрезвычайно сложные области прикладной математики. - Именно, из-за этого я познакомилась с Верноном. Я проходила стажировку в его компании.

- Почему ты бросила это, мам? - изумленно спросил дадли. По видимому, эта сторона его матери была для него также новой.

- Твой отец... - пожала плечами Петуния. - Он хотел, чтобы я была дома. - На мгновение в ее глазах промелькнула печаль, но она быстро справилась с собой.

- Сейчас вернусь, - Прошептал Гарри и вышел из-за стола. Спустя несколько минут он вернулся и положил книгу рядом с Петунией. Дафна тот час же узнала, что это была за книга и одобряюще улыбнулась парню. Это была блестящая идея.

- Это книга по нумерологии, она принадлежала маме. Она пользовалась ей на третем курсе в Хогвартсе. На сколько я знаю, нумерология очень близка к математике. Возможно, вам следует взглянуть. Но вам стоит поговорить об этом с Гермионой или Дафной.

Нежно, Петуния взяла в руки книгу. Книга Лили.
- Я взгляну на нее. Спасибо, Гарри.

***

Хогвартс, кабинет директора. 18 апреля, вторник, утро.

Холодные голубые глаза быстро просматривали передовицу Придиры. Это был дополнительный выпуск и только взглянув на фотографии внизу страницы, он чуть не получил удар. Это не могло быть совпадением, он знал, эта статья была напечатано именно сегодня. Он должен остановить Лавгудов от написания статей о Поттере и распространении лжи. Но для начала он должен остановить Уизли. Какая досада. Артур долгое время был его любимцем. И то, что он решил предать его теперь, было неприятным сюрпризом. После совета, он должен будет уничтожить его репутацию, он должен показать всем, что больше не будет выносить лжи. И он должен вернуть Молли обратно, чтобы она взяла контроль над семьей. Это было необходимо для общего блага. Со вздохом, он откинул не нужные мысли и вновь сконцентрировался на статье.

***

Семья хочет, чтобы слава вышла наружу

Луна Лавгут

***

Его глаза вновь и вновь возращались к картине. Петуния Дурсль в простеньком платье сидела в кресле, в ее глазах была смесь усталости и печали. Позади нее стоял Гарри Поттер вместе со своим кузеном - Дадли Дурсли. Рука Гарри лежала на плече тети, вторая покоилась на спине брата. Не должно быть так. Между ними должна была быть только ненависть и отвращение. Как такое могло произойти?

***

Я отчетливо помню тот день когда мой отец впервые рассказал мне о мальчике, который выжил. Тогда мне было шесть лет и я не осознавала, что есть что-то странное во всей его истории, что годовалый малыш смог одолеть самого злого волшебника. Для меня он был величайшим героем на свете и я мечтала только о том, чтобы однажды встретиться с ним. Моя лучшая подруга - Джинни Уизли и я провели все наше детство, мечтая о нем. Неоднократно мы дрались не в состоянии решить кому он достанется в конце-концов. Наконец, мы твердо решили позволить ему выбрать самому между нами. Но это должна была быть кто-то из нас, ни кто больше не заслуживал иметь в мужьях Гарри Поттера - мальчика, который выжил.

Затем, мы впервые встретились с ним. Нам было одинадцать лет, а ему двенадцать. Наши мечты сбылись, даже больше чем мы надеялись, поскольку, он не был типичным героем. Да, он был невероятно храбр, но он также был крайне дружелюбным, заботливым, иногда застенчивым и всегда верным другом.

Единственное кем он не был это счастливым мальчиком, который выжил.

***

Со все возрастающей злостью, Альбус прочел статью, прочел описание жизни Гарри. Начиналось все со смерти его родителей и того, насколько бы Гарри был бы счастливее если бы смог провести с родителями больше лет. Затем шла еще одна фотография: Альбус Дамблдор с ребенком в руках на пороге дома Дурслей. Единственным источником этой фотографии могли быть только воспоминания Минервы. Как она могла предать его?

Далее было описание первых десяти лет жизни у Дурслей. Гарри живущий в чулане под лестницей, Гарри получающий новую комнату с решетками на окнах и засовом, чтобы запирать дверь. На другой фотографии Гарри был в поношенной одежде, раньше принадлежавшей его кузену - Дадли. Мальчик был слишком худ и мал для своего возраста.

Он должен был работать в доме и саду, пояснил Дадли Дурсль нашему корреспонденту. Я никогда не выполнял работу по дому, всегда получал самую лучшую пищу в то время как очень часто у Гарри просто не было сил, чтобы съесть те объедки, которые ему были положены. Я и мои друзья преследовали любого, кто хотел быть его другом. И поскольку я плохо учился в школе, ему приходилось также учиться плохо. Теперь, в первые увидев домашних эльфов, я понял, что мы относились к нему гораздо хуже. Кто-то рассказал мне о семейной защите и мне стало интересно, а видел ли он когда-нибудь в нас семью? Сильно в этом сомневаюсь.

Альбус не ожидал, что Гарри решит поделиться своей частной жизнью подобным образом. Определенно, это вновь была вина сучек Пенегрю. Альбус изображался в виде врага рода человеческого, не желавшего следовать желаниям родителей Поттера ни убедиться в его благополучии. Ему надо будет доказать, что кто-то вмешался в воспоминания Дурслей. Надо доказать, что у Гарри было счастливое детство. Или будет лучше объяснить почему он так поступил? Что он хотел, чтобы Гарри вырос нормальным человеком. Ему надо подумать над этим.

Его мама никогда не желала, чтобы ее сын рос вместе с ее сестрой. Не потому, что она не любила Петунию, а просто потому, что она знала о трудностях с которыми приходится сталкиваться детям обладающими магическими способностями в магловском мире. Я полагаю, что все маглорожденные и большая часть полукровок легко поймут о чем идет речь. Каждый сквиб будет знать нечто подобное: зависть сестер и братьев, трудности родителей, которым надо понять свое дитя, похожие, но и совершенно другие также.

Сестры Петуния и Лили росли как любящие друг друга сестры. Но магия создала пропасть между ними. Когда Лили отправилась в Хогвартс, ее сестра осталась дома. В дальнейшем можно ожидать множество стычек и ссор. Все усугубилось после смерти их родителей. Пожиратели смерти убили их, чтобы ранить Лили Поттер, но вместе с тем, они ранили и Петунию Дурсль. Магия украла у нее сестру и убила родителей. Как могла магла Петуния не ненавидеть магию?

Не удивительно поэтому, что Петуния Дурсль ненавидела магию всеми фибрами своей души. И в этот момент на ее пороге появился Альбус Дамблдор, пошедший против желаний Лили Поттер, и просящий принять на воспитание Гарри Поттера. Она не отослала его прочь, а приняла ребенка.

- Ты никогда не оставляешь семью позади.

Вы наверное думаете, что это девиз какой-нибудь чистокровной семьи? Вы ошибаетесь. Магла Петуния Дурсль следовала этому девизу тоже. Но у нее не было шансов полюбить мальчика, не было шанса стать ответственным родителем, которым она безусловно являлась бы вне зависимости от ненависти к магии. Вы спрашиваете меня зачем?

Альбус кивнул. Поспешно, он перевернул страницу и продолжил чтение. С каждым следующим предложением его давление поднималось. Они знают, Они могут знать - невозможно.

Три причины: ложь, поддельные воспоминания и чары принуждения.

Альбус был в ярости.

Было бы откровенно легко ненавидеть Петунию Дурсль и всю ее семью за то, что они сделали с Гарри. Было бы легко презирать ее и думать: Она же - магла, этого и стоило ожидать от такой как она.

Но что если кто-то вмешался в ее воспоминания? Что если кто-то наврал ей тем самым усилив ненависть к магии и отдалив ее от сестры? Ведь так легко изменить память, так легко стереть из памяти радость и любовь связанную с сестрой. А еще легче изменить эмоции, уменьшить любовь и увеличить все негативные эмоции с помощью чар. И этот кто-то не маглорожденный, а чистокровный волшебник.

Я бы не сказала, что Петуния была бы лучшим опекуном для Гарри даже без вмешательства в ее чувства и разум. Более того, я знаю, что обе сестры не хотели, чтобы она воспитывала Гарри. Но я также знаю, что у нее не было шанса показать себя настоящую. Теперь, когда ее разум принадлежит ей, когда ее память вернулась, а чужеродное влияние сломлено, у нее появился новый шанс. Гарри желает предоставить ей этот шанс, не смотря на их прошлое.

Я только надеюсь, что вы все позволите и Петунии и Гарри воспользоваться этим шансом стать семьей. Не вмешивайтесь в их отношения больше.

***

Хогвартс, большой зал. 18 апреля, вторник, день.

Все студенты покинули зал после обеда еще час назад. Хотя считалось, что совет попечителей был открыт для публики, особено первая часть посвященная Дамблдору, но так было только в теории. Давление любопытнх было настолько сильным, что невозможно было сделать заседание открытым для всех желающих. На заседании было так много родителей, журналистов и министерских сотрудников, студентам только по разрешению деканов разрешалось посетить этот совет. В центре стоял огромный стол за которым должны были сидеть попечители - девять на длиной стороне, трое на короткой. Чуть в отдалении были места для Альбуса и свидетелей. Слева расположились министерские сотрудники, окружившие кресло самого министра. Он как и все присутствующие был только зрителем, но его присутствие говорило много о важности этого дня. И это был первый звоночек для Дамблдора, что это заседание будет более серьезным, чем он расчитывал.

Гарри, окруженный друзьями и семьей, занял место справа, чтобы смотреть прямо в лицо Дамблдора. Позади него, слегка замаскированая от любопытных взглядов других, сидела Петуния вместе с Эммой Грейнджер. Они не были единственными маглами в зале, но, определенно, привлекали всеобщий интерес. Неоднократно, кто-нибудь указывал на Петунию и шептал что-то своему соседу.

Странным было присутствие Сайруса Гринграсса. Он вежливо и холодно поприветствовал семью и протянул руку Гарри для рукопожатия. Слегка колеблясь, он принял его руку, недоумевая почему патриарх семейства решился проявить подобный жест.

- Желаю, чтобы все закончилось в твою пользу, - заявил он, кивнул напоследок и удалился.

Сбитый столку, Гарри огляделся. Роксана только пожала плечами, а Нарцисса Малфой, сидевшая чуть в отдалении с сыном Драко и Асторией, округлила глаза и слегка улыбнулась. Гарри улыбнулся в ответ. Да, размышлял он, она меняется. Он был удивлен, когда услышал от Сириуса об их последнем разговоре. Нарцисса пообещала ему, что поможет востановить его в правах главы рода Блэков. На взаимных правах, она потребовала, чтобы он поддержал ее в семейных вопросах. По видимому, не все было в порядке в доме Малфоев. Но сейчас, имея Люциуса в качестве доверенного союзника, они должны были молчать об этом.

Кажется, будущее будет интересным, размышлял Гарри.

Слегка слева, было место для журналистов. Луна сидела там, вместе с Коллином и отцом. Она просто смотрела на стол своими мечтательными глазами, полностью игнорируя тот факт, что сегодня она была самой известной журналисткой. Ее отец сиял от гордости, на его лице было написано желание орать от радости и сообщать всем, что она - его дочь.

Дамблдор, не в такой цветастой мантии, как ожидалось, сидел за маленьким столом, пытаясь сделать уверенное выражение лица. Смотря в свои бумаги, он бормотал что-то себе под нос, очевидно, подготавливаясь к опровдательной речи.

Сегодня тебе ничего не поможет, про себя прошипел Гарри. Твое время подошло к концу.

***

Попечители вошли в зал и с достоинством заняли свои места. Одним попичителем была древняя Гризельда Марчбанкс, являющаяся также членом экзаменационной комиссии и уже традиционным членом совета попечителей. Двое членов были связанны с четырьмя факультетами. Но большинство членов совета были родители нынешних учеников.

Гарри улыбнулся Агате Гринграс, сидевшей между Августой Лонгботтом и Флорианом Дэйвисом - отцом капитана квиддичной команды Равенкло - Роджером Дэйвисом. Естественно, он также заметил и Люциуса Малфоя. Темнокожая женщина с волосами цвета вороного крыла, сидевшая рядом с ним, без сомнений была матерью Блейза Забини. Двое членов - каждый со связью с Хафлпаффом и Грифиндором - были ему не знакомы, но последнего члена совета попечителей, он уже неоднократно встречал после начала турнира - Амоса Диггори.

- Не могу в это поверить, - горячо прошептала Гермиона. - Это же мистер Блоттс. - Она указала на мага с пепельного цвета волосами сидевшего за короткой частью стола между Амелией Боунс и жабоподобной ведьмой в нелепой розовой кофточке.

-Кто? Боттс? - прошептал в ответ Невилл. По крайней мере, я не единственный, кому это имя ничего не говорит, усмехнулся Гарри.

- Блоттс из Флориш и Блоттс, - шепотом пояснила Дафна.

Гарри изумленно вытаращил глаза. Естественно, он сидел между двумя единственными ученицами, кто мог узнать книжного магната.

- Что он здесь делает? - шепотом спросила Гермиона. - Как думаешь, я могла бы поговорить с ним позже?

Теперь глаза округлил Невилл, но взглянув в другую сторону, он погладил свою девушку по руке.

- Бабушка говорила, что он здесь из-за второй части. Они хотят, чтобы он дал информацию о стоимости, доступности и выбора книг для новых курсов, которые они намереваются ввести в следующем году. Амелия здесь в качестве наблюдателя от Дмп и на случай если понадобиться сделать нечто большее в деле Дамблдора. А жаба это не кто иная как сука... Амбридж, - Она мгновено поправила себя после покашливания со стороны мамы. - Она из министерства.

Гарри кивнул сам себе. Ремус рассказывал об этой Амбридж. По видимому, она была главной, кто продвегал законы против оборотней за последние десять лет. Нет, такую женщину, он не хотел бы иметь поблизости.

- Вон и Артур, - указал на Уизли Невилл. - Пора начинать!

***

Он выглядит лучше, подумал Гарри, усталый, печальный, но более сильный и уверенный.

Артур вошел в зал вместе со старшим сыном - Билом. Они ответили свирепыми взглядами на улыбку Дамблдора. Будь счастлив, что ни Чарли ни кто-то из близницов не присутствует здесь, а только Бил, превосходно себя контролирующий, усмехнулся про себя Гарри. И вместо свирепых взглядов, они бы сделали из вас, директор, кровавое месиво.

Чарли навестил Дафну неделю назад и писал ей несколько раз пока она была в больничном крыле. Костедробительное объятие и непрекращающиеся благодарности оставили Дафну, после его ухода, в потрясенном состоянии. Дафна попыталась извиниться за то, что не распознала опасность раньше, но была остановлена им: - Ни кто не мог сделать большего для моей маленькой сестры. Я никогда не забуду того, что ты для нее сделала. - Дальше была вспышка ярости, когда он говорил о Дамблдоре и что необходимо с ним сделать. Вырывание рук и кормешка ими вместе с собственным языком, было самой безобидной угрозой.

Да, будь счастлив, вновь усмехнулся Гарри, что Чарли здесь нет.

- Мистер Уизли, - обратилась Августа Лонгботтом к главе семейства Уизли. - Вы пожелали подать официальную жалобу на Альбуса Дамблдора. Перед тем как начать, я хотела бы спросить вас: вы желаете продолжить? Согласились бы вы на возмещение вместе с извенениями Альбуса Дамблдора?

На лице Дамблдора появилось выражение будто он надкусил лемон. Но, к его счастью, Артур не пожелал останавливаться сейчас.
- Я желаю продолжить, - заявил он твердым голосом. Я никогда не слышал, чтобы он так говорил, подумал Гарри. Он всегда так мягко выражался. - Я не приму ни извенений ни другой компенсации. Я хочу подать оффициальную жалобу и требую отставки директора Дамблдора. Если вы не последуете моим желаниям, я заберу своих детей из школы.

Дамблдор покачал головой, выражение его лица было несчастным но не обеспокоенным.

Уизли не достаточно важны. Потерять их в качестве учеников будет не большой потерей.

Гарри смотрел в сторону Дамблдора, когда Дафна слегка ударила его. Она кивнула в сторону Артура и он понял.

- Леди Лонгботтом? Могу выразиться я?

Дамблдор нахмурился, но Августа кивнула:
- Это необычная просьба, но вы можете говорить до того, как мы продолжим. Но только в этот раз, только потому, что мы не начали оффициально.

- Спасибо, леди Лонгботтом. - Гарри почувствовал одобрительную улыбку мамы, которая оценила его старания. - Я хотел только добавить, что я и мои друзья поддерживаем Уизли в этом вопросе. Если совет попечителей не удовлетворит просьбе мистера Уизли, мисс Дафна Гринграсс, мистер Невилл Лонгботтом, мисс Гермиона Грейнджер и я также покинем школу. Нам будет очень жаль покидать хогвартс, поскольку мы любим это место, любим наших преподавателей, друзей и сокурсников. Но мы больше не в состоянии терпеть такого директора и его постоянные вмешательства в личную жизнь. Еще раз спасибо, леди Лонгботтом, - гарри поклонился и сел на место.

Шепотки наполнили зал после этого заявления. Дамблдор выглядел потрясенным, а Августе понадобилось некоторое время, чтобы успокоить зрителей.
- Спасибо вам, мистер Поттер. Теперь, я объявляю заседание оффициально открытым. Мистер Уизли, пожалуйста, начните со своей жалобы.

***

Следующий час прошел в волнении. Артур рассказал о последних годах, начав с самых первых событий первого курса связанных с Гарри и Роном. Он рассказал про запретный лес и об отсутствии защиты в той безрассудной прогулке. Это была история связанная с наказанием, которое они проходили под надзором Хагрида. Когда он начал рассказывать про запретный третий этаж и пушка, Дамблдор попытался остановить его.
- Некоторые вещи не предназначены для общественности.

- Ерунда, - вмешалась Амелия Боунс. - Уважаемые леди Лонгботтом и члены совета, я говорила с мистером Уизли и он вам расскажет все без утайки существенных деталей.

Августа кивнула с таким видом будто не знала этого раньше.
- Вы можете продолжать, мистер Уизли.

И он продолжил. Он рассказал о комнате с некоторыми магическими артефактами, преподнеся это так, что эта комната представляла наивысший интерес для темных мотивов.
- Совершенно не мыслемо, что директор спрятал подобный артефакт в этом месте. Министерство или Гринготс были бы более надежными хранителями. Рассказать об этом ученикам и даже указать им на это нельзя назвать ни как кроме бесшабашностью. Ни магического замка, ни возрастной линии, ни сигнальных чар, предупреждающих директора, что кто-то из студентов пытается проникнуть в запретный коридор и сломать защиту. - Он свирепо взглянул на Дамблдора:
- Был ли это тест, Альбус? Тест для Гарри Поттера? Тест, заставивший моего сына провести неделю в больничном крыле?

Альбус не ответил.

***

Он опускает детали, размышлял Гарри.

Артур продолжил рассказывать о событиях второго курса Гарри, но в этой истории он ни слова не упомянул о Люциусе Малфое, возможно, поскольку не было прямых доказательств. Он также не упомянул, что книга пренадлежала Тому Реддлу. Он описал ее как темномагический артефакт неизвестной природы с заклятием империо, заставляющая жертву открывать тайную комнату.

- Не мыслемо, что ни кто не осознал опасности. Защита школы ни как не отреагировала? Ни кто из преподавателей не заметили странного поведения моей дочери? Ни кто не осознал причины окаменения? Он действительно должен был ждать пока подростки решать эту загадку? Я не могу в это поверить. Не смотря на мое низкое мнение о поведении директора Дамблдора, я разделяю высокое мнение совета о его способностях. Он должен был знать об этих вещах. Так почему же он не отреагировал ни как? Был ли это очередной тест? Может он был заинтересован в том, чтобы в замке присутствовал дух опустошения, смущения и страха?

- Директор, где сейчас эта книга? - требовательно спросила Августа.

- Она была разрушена.

- Полностью? На сколько я слышала она была только проткнута. По словам мисс Джинни Уизли она была все еще узнаваема после событий, а по словам мистера Гарри Поттера, он вручил ее вам после всего случившегося.

- Да, - пошел на попятную Дамблдор. - Я имею в виду, что магия была разрушена. Сам объект все-еще существует.

- Я требую, чтобы вы вручили эту книгу в руки главы ДМП, - с боку вмешалась Амелия Боунс.

- Я поищу ее после заседания, - мягко улыбнулся Дамблдор.

Амелия грозно взглянула на него. Позже, он найдет оправдания, осознал Гарри. Но почему он хочет сохранить ее?

- Я думаю, что мы могли бы воспользоваться перерывом для этого, леди Лонгботтом, - растягивая слова на манер Малфоя, неожидано для всех произнес Гарри. - Директор Дамблдор мог бы воспользоваться свободным временем, чтобы принести ее. После перерыва, я мог бы опознать ее, так что не будет ни каких недоразумений.

Теперь, он ненавидет меня, усмехнулся Гарри. Хорошо старик, мне это нравится. Ты даже не представляешь какие неприятности я готов взвалить на тебя, за ту боль что ты мне причинил.

- Прекрасная идея, мистер Поттер. Мы сделаем пятнадцатиминутный перерыв. Директор Дамблдор, я ожидаю , что эта книга будет лежать на моем месте когда я вернусь.

***

После перерыва, дождавшись когда Дамблдор с каменным лицом, вручит книгу Амелии, Артур кратко рассказал о событиях третьего курса. По счастью, Гермиона знала о его заявлении, иначе она бы отреагировала, когда Артур стал рассказывать об опасном существе - Клювокрыле.

Гарри усмехнулся, когда подумал, что Дамблдор не сможет объяснить исчезновение Клювокрыла , не рассказав при этом всем, что он был частью этого.
- Я понимаю желание продемонстрировать нашим детям гордое и интересное существо такое как гиппогриф. Я даже поддерживаю идею, чтобы они входили в учебный курс. Но я требую большей безопасности на уроках с целью предотвращения последующие ранения.

Гарри вытаращил глаза, когда Люциус Малфой кивнул в знак поддержки. Действительно ли их союзник стоил того?

- А затем, на моего сына дважды напал Сириус Блэк на територии Хогвартса. Я понимаю, что существуют серьезные сомнения в его виновности в тех приступлениях в которых он обвиняется. Но на тот момент, он был разыскиваемым преступником и Дамблдор не смог предотвратить эти нападения.

Гарри не нравилась эта часть жалобы, но все же он понимал, что существует главный принцип - безопасность учеников. А Сириус в том состоянии действительно представлял опасность, не то, чтобы его можно было винить за это.

- Последнее, что я хотел сказать касательно того года это профессор Ремус Люпин. Я хочу открыто и твердо заявить, что у меня нет ни каких претензий к профессору Люпину. Я доверил ему жизнь своих детей и отношусь к нему как к другу. Но, как родитель, я требую, чтобы директор предупреждал совет попечителей о сущности своих преподавателей прежде чем нанимать их на работу. Он должен позволить совету попечителей - голосу всех родителей - проэкзаменовать всех преподавателей и оценить их квалификацию и профпригодность. Не приемлемо, что он скрыл эти детали от вас.

***

Группа начинает играть, подумал Гарри, когда Артур стал рассказывать о событиях текущего года.

- настроение и мнение моей дочери не принималось в расчет в этом году. Отовсюду на нее шло давление, вынуждающее ее вступить в отношения с Гарри Поттером. Это - против моих желаний. Было крайне ясно, что у моей дочери нет шансов завоевать это сердце. Посмотрите туда. - Он указал на Гарри и Дафну. Подростки сильно покраснели и сильнее сжали сцепленные руки, когда на них устремились сотни взглядов. - Только взгляните на них и скажите мне, что вы не в состоянии увидеть любовь между этими подростками. - Улыбки, кивки и даже вздохи были отчетливо видны и слышны вокруг, что заставило покраснеть их еще больше. - Мы не знаем сколь долго продляться эти отношения. Как и у каждой любви будут свои сомнения, сражения и слезы. Но мы должны дать им шанс и не желать разлучить их. Ложь, ловушки и заставлять мою дочь быть ближе к нему - это не правильно в особенности для такого человека, как Альбус Дамблдор. Не смотря на мои желания, он продолжил строить свои планы, продолжил подталкивать обезумевшую от горя Джинни к Гарри. Два месяца назад, не задолго до дня святого Валентина и второго испытания турнира, произошли серьезные происшествия. Кто-то, - он свирепо взглянул на Дамблдора, - не только воспользовался ложью, но также зельями и принудительными заклинаниями в попытке разлучить мисс Гринграсс и мистера Поттера.

Дамблдор попытался вмешаться, но ни кто его не слушал. Все слышали слухи, все читали статью в Придире: Интервью Гарри и извенения Виктора.

- Это должен был быть самым первым и счастливым днем святого Валентина из многих других таких же дней для этой пары, но кто-то разрушил его. По счастью, они смогли преодолеть этот замысел и оказались снова вместе. Дом Уизли желает вам всего наилучшего в будущей жизни. - Он слегка поклонился и Гарри встал, чтобы ответить ему тем же.

Голос Артура стал крайне суровым.
- До этих замыслов, у моей дочери была надежда снова вернуть дружбу Гарри. В их отношениях наступил разрыв из-за вспишки ярости о которой моя дочь до сих пор сожалеет. Но потом, она осознала, что у нее нет выхода. Я должен с печалью признать, что моя жена и директор Дамблдор продолжили выполнять свои планы и сделали мою Дочь заложницей для Гарри, а мисс Гринграсс для Виктора Крама. Это была явная попытка свести их вместе против их желания.

- Директору школы, - пророкотал Артур, - не должно быть ни какого дела до отношений учеников. У него нет прав вмешиваться в них.

Артур тяжело опустился в кресло и облокотился на стол. Бил что-то прошептал на ухо отцу и тот согласно кивнул. Спустя некоторое время Артур выпрямился и продолжил угрюмым голосом:
- Моя дочь не видела выхода как избежать эти манипуляции: ее матери - дома и директора - в школе, у нее не было покоя ни где. Поэтому не было ни какого выхода, кроме одного. Около месяца назад моя дочь предприняла попытку суицида.

Некоторое время стояла потрясенная тишина. Одно дело было читать об этом в газетах, совсем другое услышать о том, как девушка боролась с трудностями из уст ее отца.

- Это была настоящая, серьезная попытка, не крик помощи. Она хотела умереть, хотела покончить со всем этим. Если бы не мисс Гринграс, - Артур прервался и всхлипнул. - Я бы потерял свою дочь. Я нахожусь перед вами, мисс Гринграсс, в неоплатном долгу.

Дафна улыбнулась и слабо кивнула. Она выглядела бледной и потрясенной.

- Мистер Уизли, - вмешалась Августа на удивление мягким голосом. - Мы все разделяем ваши чувства. Как ваша дочь себя чувствует теперь?

- Спасибо, леди Лонгботтом. Моя дочь снова здорова - магически и физически. Эмоциональна она все еще не в порядке. Она сейчас дома. Мы решим летом вопрос о ее возвращении в школу. На данный момент, она получает образование, между прочим, при помощи упомянутого здесь профессора Ремуса Люпина. Я говорю это, чтобы показать, что я не против оборотней, а только против тайн.

Его слова явно пришлись не подуше Амбридж. Августа кивнула и знаком дала понять, чтобы тот продолжал.

- Письма, которые Джинни получает от Гарри и его друзей помогают ей очень сильно. Сейчас у нее снова есть надежда и я надеюсь, что в скоре она сможет забыть это или просто жить с этими воспоминаниями.

- Она - наш друг, Артур, - ясный голос Гарри разорвал повисшую тишину. - Мы не виним ее в случившемся и протягиваем ей руку дружбы. И если это заседание закончиться не в вашу пользу, мы заберем ее с собой в Толедо. Она не будет больше одна.

***

Час спустя

- Трех-головая собака никогда не представляла угрозы ученикам. Он служил лишь средством устрашения.

Дамблдор мягко улыбнулся, его глаза мерцали - полный пакет добродушного дедушки. Кто-то вставте ему кляп, от чего Дафна заработала оссуждающий взгляд от бабушки и самодовольную усмешку от Августы. Повернувшись к Дамблдору она взяла со стола какие-то бумаги.

- Как уже сказал мистер Уизли: очень странно, что вы с вашим опытом воспитывания подростков- в особенности грифиндорцев с их мировозрениями, - Гарри даже не надо было оборачиваться, чтобы понять, что профессор Снейп самодовольно усмехается, - был не в состоянии предвидеть, что один только намек на смертельную опасность на третем этаже подтолкнет не одного ученика, чтобы просто взглянуть. У нас есть множественные свидетельства, в основном от грифиндорцев, но и от учеников других факультетов тоже, что они пытались исследовать эту часть замка. Ни возрастной линии, не сигнальных чар, ни магического замка - простой алахаморы было достаточно, чтобы пробраться внутрь к этому... Существу. Цербер определенно не безвредное животное. Это хорошо тренированный сторожевой пес и не зная об их слабостях, не возможно обойти их. Нет, директор Дамблдор, к нашему сожалению, мы вынуждены согласиться с мистером Уизли, что это был своего рода тест на изобретательность определенных учеников.

***

- Я должен признать, что совершил ряд ошибок два года назад. Я не справился с событиями вокруг тайной комнаты достаточно хорошо. Возможно, я слишком сильно полагался на способности нашего знаменитого преподавателя ЗОТИ - профессора Локхарда. Мне следовало вмешаться раньше.

Гарри почувствовал, что попытка Дамблдора переложить всю вину на плечи Локхарда была ошибкой. Ни кто кроме некоторых людей не знал онедостатках таланта и характер бывшего профессора ЗОТИ. Многие до сих пор обожали его и то, что он находился сейчас в Мунго - по оффициальной информации он оказался там после сражения с василиском - только укрепило страсть к их кумиру.

- Да, вам следовало. Слишком грустно, что вам понадобилась помощь учеников, чтобы докопаться до сути проблемы. Также печально то, что вы не пожелали привлечь ДМП для помощи в этом вопросе. Между прочим, лично я сожалею о вашем недостатке деликатности в урегулировании дела связанного с мистером Поттером . Вы не прекратили распространяемые о нем слухи и не нашли нужным принести ему извенения в тот момент. Наследник Слизерина, правда? Если бы я принадлежала к семье Малфоев я бы смертельно обиделась. Вы в очередной раз продемонстрировали, что не в состоянии управлять школой, учениками и преподавателями.

Некоторое время, она холодно смотрела в сторону профессора Снейпа, а затем продолжила:
- Между прочим, у меня есть один вопрос касательно тех событий от миссис Грейнджер. - Все взгляды устремились на Эмму и выражение лица Гарри смягчилось когда он увидел, как его тетя успокаивающе сжала ей руку.

- Почему вы не проинформировали ее о состоянии ее дочери? Вы не считали это стоящим вашего внимания поскольку, мисс Грейнджер - маглорожденная? - Это заявление вызвало шквал протестов со стороны зрителей. Даже некоторые чистокровные матери присоеденились к гвалту. Не сказать матери о вещах подобно этой было отвратительно. - И почему вам понадобилось столько много времени, чтобы излечить жертв василиска? Некоторые из них провели в таком состоянии месяцы.

- Происхождение мисс Грейнджер никогда не имело влияние на мое отношение к ней и ее родителям. Я всего лишь не хотел пугать их. Мы знали, как привести жертв в чувство. Из-за не хватки финансирования, мы хотели использовать только наши мандрагоры для зелий. По счастью....

- Бред собачий.

-Мистер Лонгботтом, - Августа строго взглянула на внука и взале не было человека, который хотел бы поменяться с ним местами. Но Невилл проигнорировал ее, он был слишком взволнован.

- Давай, тигр, - прошептал Гарри и заработал легкий шлепок от Дафны.

- Да, мы использовали в зелье наши собственные мандрагоры и это существенно снизило стоимость зелья. Но действительно... Вы готовы считать кнаты и позволить вашим ученикам провести в окаменелом состоянии недели и даже месяцы?

- Мистер Лонгботтом, вы должны понять... - нравоучительный голос Дамблдора вновь был прерван Невиллом.

- Я должен понять, что ваши ученики не достаточно важны для вас, чтобы помочь им не замедлительно? Я должен понять, что ваша репутация куда важнее чем рассказ о случившемся родителям? 140 Галлеонов, вот какая была цена.

Невилл выхватил фиал из кармана.
- Мне потребовалось два дня, чтобы найти человека, который смог послать мне это. Три дня ему понадобилось, чтобы приготовить его. И все это без помощи мадам Спраут, профессора Снейпа и их связей. Да, воспользовавшись, нашими ресурсами вы сберегли сотню галлеонов. Но неужели вы думаете, что мать не предоставила бы вам таких денег, чтобы облегчить страдания своего ребенка, который лежал безпомощный, окаменелый и испытывал невообразимые муки в течении недель или даже месяцев? И даже если бы мать не нашла таких денег, неужели совет попечителей не согласился бы помочь? Нет, у вас в голове была только ваша репутация, а ученики могут и пострадать.

Невилл тяжело дышал после такой речи. Гарри улыбнулся, Дафна гордилась им, а Гермиона просто пыталась успокоить парня.
- Я сожалею о моей вспышке, бабушка. Я думаю мы обсудим мое поведение позже... Дома. - Послышались смешки. Лицо Августы выражало такую гордость за праведный гнев внука, что он мог не опасаться ни какого наказания.
- Но я правда больше не могу выносить этого вмешательства и небрежного отношения к ученикам от этого старика.

Невилл покинул свое место и теперь, Гарри был обеспокоен. Низким голосом он прорычал:
- Я никогда не забуду, что ты сделал со мной старая скотина. Ты заплатишь за это. - Под изумленные вздохи зрителей, он швырнул фиал в лицо Дамблдора и угодил тому прямо в лоб. Гарри схватил руку дрожащего друга.

- Я думаю, нам не помешает маленький перерыв, - прогремел голос Августы на весь зал. - После этого, мы обсудим последний учебный год.

***

- Совет попечителей был шокирован, услышав о событиях прошлого года, - объяснила присутствующим Августа Лонгботтом после перерыва. Пробоины в системе безопасности, позволившие Сириусу Блэку несколько раз напасть на учеников, ранение ученика от гиппогрифа, не важно, что это произошло по его вине, - добавила она с жестким взглядом. - И найм профессора Люпина без уведомления нас о его состоянии является мягко говоря странным. Вы прекрасно знали, что несмотря на мнение мистера Уизли, которое лично я разделяю, многие родители были бы обеспокоены этим выбором. Не важно, что с помощью волчелычного зелья он мог контролировать себя: вы в первую очередь должны следовать желаниям родителей и воле совета.

Она огляделась и нашла взглядом профессора Люпина.
- Я отношусь к профессору Люпину как к другу. Я наняла его для работы в моей библиотеке, где он проделал восхитительную работу. - Гарри улыбнулся: вот вам и бесплатная реклама.

- Я провела вместе с ним прошлое рождество и желаю ему всего наилучшего. Но тем не менее, я бы отказала ему в позиции преподавателя в Хогвартсе. Это не вопрос наших желаний, директор, это вопрос наших учеников и их семей. Если вы хотите нанять его, то используйте свое политическое влияние, измените законы и мнения общественности. сейчас как раз самое время. Но не действуйте так скрытно.

Дамблдор слегка поклонился, по его лицу было видно, что считает этот вопрос закрытым. Как ты ошибаешься, усмехнулся Гарри.

- Мы могли бы предположить, что это единичный случай. Но на самом деле подобное уже имело место быть. Мы хотим услышать о подобном случае произошедшим более десяти лет назад.

Дамблдор заметно побледнел, когда Августа вызвала профессора Снейпа.

***

- Профессор Люпин и я ... Мы ненавидели друг друга. Я думаю, вы можете сказать, ничего удивительного, зная его природу. Но эта ненависть не была следствием его природы. Мы были врагами из-за его поведения как ученика и отвратительного вкуса в выборе друзей.

Ему это нравится, усмехнулся Гарри.

- Пожалуйста, расскажите нам о событиях произошедших на вашем пятом курсе.

- Вы должны понять, что в те времена еще не существовало волчелычьего зелья. Оборотень, должен был изолировать себя, чтобы не нанести вред остальным. Мы с профессором Люпиным учились на одном курсе. Его состояние было известно только преподавателям и мадам Помфри. Профессор Дамблдор пытался укрыть его и предложил убежище на территории Хогвартса. Естественно, его постоянные исчезновения и плохое состояние после полнолуния были подозрительными. - Снейп скользнул взглядом по Гермионе. - Я помню, как в прошлом году, третьекурсница смогла за считаные месяцы вычеслить его не смотря на использование волчелычьего зелья. В те времена, некоторые ученики также знали о его состоянии. В одну из ночей полнолуния, один из друзей профессора Люпина завлек меня в его убежище.

Зрители ахнули, проигнорировав попытку Дамблдора вновь замять дело.

- По счастью, другой его друг - настоящий друг, - он скользнул взглядом по Гарри. - Узнал про это и в самый последний момент спас меня. Без его вмешательства я был бы укушен или даже убит.

- Какие последствия имел этот инцидент?

- Более или менее - никаких.

- Что? Пожалуйста поясните.

- Я провел в больничном крыле несколько дней, не раненый, но потрясенный до глубины души. Дамблдор навестил меня и рассказал о отработках, которые получил виновник. Он не пожелал наказать его более серьезно. Благополучие профессора Люпина и его друзей было куда важнее справедливости. Это был всего лишь розыгрыш, сказал он мне тогда.

- Почему вы не рассказали об этом ни кому? - вмешалась Амелия Боунс. - Вы были в праве обвинить этого друга в попытке убийства.

- Профессор Дамблдор запретил мне рассказывать об этом. Он даже угрожал стереть мне память если я буду жаловаться.

- Чушь! Я бы никогда...

- Заткнитесь! - проорал взбешенный Ремус Люпин. - Вы это и сделали. Северус, старая ты липкая летучая мышь, расскажи им об извинениях.

Некоторые зрители усмехнулись. Снейп свирепо взглянул на него, но кивнул мгновение спустя:
- Несколько дней спустя, оправившись после полнолуния, профессор Люпин навестил меня.

Ну что съел, ублюдок. Гарри усмехнулся, увидев, как сильно побледнел Дамблдор при этих словах. Что не ожидал, что он будет помнить об этом?

- Он извинился за инцидент и я принял извенения.

Августа позволила на этот раз Люциусу Малфою задать вопрос:
- Это конечно благородно, но что в этом такого особенного?

- Особого здесь то, что я не помнил об этом больше десяти лет. Только месяц назад, одно происшествие позволило выявить тот факт, что кто-то вмешивался в мои воспоминания и изменил слегка некоторые крайне важные воспоминания.

- Зачем бы кому-то это делать с вами?

- Чтобы повлиять на меня, - ответил Снейп:
- Чтобы повлиять на мое поведение, чтобы позволить мне ненавидеть профессора Люпина еще больше. Кто-то, - при этих словах он свирепо взглянул на Дамблдора, - влез в мои воспоминания, чтобы лучше мной управлять.

- Это существенное обвинение, профессор Снейп. Вы кого-то подозреваете?

- Это только мое мнение, - спокойно ответил Снейп. - Я проработал в Хогвартсе преподавателем больше десяти лет. Не смотря на противоположные слухи, я люблю свою работу - мне нравиться работать мастером зелий и преподавать каждый год зелья меньшим неумехам. Распространять страх среди остальных болванов, также является не плохим занятием.

Только Снейп, усмехнулся Гарри, мог говорить о своей личной работе так открыто.

- Я бы остался работать в Хогвартсе на долгое время. Но в свете недавнего инцидента, я изменил свою точку зрения. Я не могу доказать моего утверждения,леди Лонгботтом, но я не могу работать на директора, которому я не доверяю. В этом году, я освобожу занимаемую должность.

@темы: ГП/ДГ, Гарри Поттер, Перевод, Фанфик

Мои переводы

главная