• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:50 

Второй шанс. ГП/ДГ. Глава 1

Второй шанс
Автор: Zaxarus
Ссылка на оригинал: www.fanfiction.net/s/8769990/1/Second-Chances
Саммари: Секрет Джеймса Поттера, письмо Сириуса Блэка и встреча с слизеринской леди навсегда изменят жизнь Гарри Поттера. Как отриагируют его друзья и враги на дружбу и любовь, вспыхнувшую между золотым мальчиком и ледяной королевой?
Пейринг: гп/дг, гг/нл
Рейтинг: pg-13
Жанр: Роман
Статус оригинала: закончен
Статус перевода: в процессе


Литтл Уингинг, июль 1994.

Чаще всего, Гарри преодолевал путь от дома Дурслей до маленькой старой лачуги, в которой проживала миссис Фигг, находясь не в самом лучшем настроении. Эта старая леди проживала вместе с двумя десятками кошек всех видов и размеров. Черноволосый юноша действительно не любил посещать этот дом. Эта дама была более чем жуткой: казалось, она любит своих кошек больше чем людей, к тому же, она всегда была окружена неприятной смесью запахов слегка испорченной пищи и нафталина. Добавьте к этому запах кошачьих туалетов, пропитавший все комнаты в доме, и вы поймете желание Гарри держаться подальше от этого кошачьего приюта.

Но не сегодня. Последние недели были более чем необычны. Он встретил своего крестного отца и целый час надеялся съехать из этого ужасного места и никогда больше не видеть жуткую семью тети Петунии. Всего час, Гарри смел надеяться о новой жизни, жизни с кем-то, кто любил бы его, кто видел бы в нем самого Гарри, а не какого-то урода, ответственного за смерть своей матери

Его надежды рухнули, когда Люпин превратился в оборотня, тем самым отвлекая их внимание в течение времени, достаточного, чтобы Питер Петтигрю превратился в крысу и скрылся в неизвестном направлении. Как бы он хотел заполучить его в свои руки и пытать, а затем убить медленно и мучительно!.. Но крыса исчезла, и никто не поверил им, никто не поверил, что Питер все еще жив, и что именно он предал Поттеров чуть более десяти лет назад, он, а не Сириус Блэк. И поэтому Сириусу вновь пришлось скрываться, а Гарри - вернуться в Литтл Уингинг.

Два дня назад, он получил письмо от крестного. Удивленно распахнув глаза, Гарри уставился на пергамент, игнорируя крики дяди Вернона о глупых совах. Содержание письма было запутанным, но тем не менее, именно оно - причина, по которой он сейчас направлялся к миссис Фигг, чувствуя жуткую нервозность.


"Дорогой Гарри,

я надеюсь с тобой все в порядке. Мне очень жаль, что снова пришлось уехать , что я не смогу дать тебе дом, который ты заслуживаешь. Я действительно хочу быть с тобой.

Но у меня есть новости, и, я надеюсь, они будут для тебя хорошими. Я тут поговорил кое с кем, и этот человек хочет встретиться с тобой. Через два дня, во время вечернего чаепития, тебя будут ожидать в доме миссис Фигг. Да, я имею виду ту самую кошатницу, которую ты знаешь. Этот некто будет ждать тебя там. Пожалуйста, дай этому человеку шанс.

Никому не говори об этой встрече, пожалуйста.

Сириус."


Широкая улыбка появилась на лице Гарри, когда он заметил, кто его встречал на дорожке из гравия рядом с калиткой. Там сидел средних размеров кот черно-белого окраса с полузакрытыми глазами, явно наслаждающийся солнечными лучами. Два года назад Гарри нашел этого кота на обочине оживленной дороги, тот был тяжело ранен, наверно, одной из проезжающих мимо машин. Навещая очень расстроенную Арабеллу Фигг, он слышал, как ветеринар говорил о скорой смерти маленького проказника и, мол, им следовало бы избавить его от мучений.

Но миссис Фигг ничего не хотела слышать об этом и сама начала выхаживать кота собственноручно сваренными лекарствами. Запах тогда стоял просто ужасный, но Гарри, который помогал выхаживать кота в то время, с радостью наблюдал, как угроза смерти оставляет кота. Через несколько недель котенок чувствовал себя хорошо, как никогда раньше. С тех пор Балу - так они назвали кота за очень мягкую и красивую шерстку и очаровательное поведение ожидал его там всякий раз, когда Дурсли просили миссис Фигг присмотреть за Гарри.

- Привет, Балу. - Он погладил кота за ушами, улыбаясь, но его все еще тревожила пара вопросов: кто ждет его в доме и почему этот человек ожидает его в доме миссис Фигг. - Мне жаль, но у меня нет для тебя колбасы. Дадли... - Улыбка Гарри стала еще шире, когда он увидел, как Балу скривил мордочку в отвращении, настолько правдоподобно, насколько это было возможно для кота.

Зная, что Балу следует за ним внутрь, а потому не оборачиваясь, он подошел к деревянной двери, которую красили в последний раз, наверное, лет десять назад и нерешительно постучал. Когда дверь открылась, он увидел очень необычную картину: миссис Фигг с красными и разбухшими от слез глазами. Не говоря ни слова, маленькая леди от души обняла его.

- Мне так жаль, Гарри, - захлебываясь рыданиями, проговорила она. – Я… Я не знала…

Слегка отодвинувшись, она начала вытирать глаза старым выцветшим платком, шумно высморкалась. Гарри не понимал, о чем она говорит. Жаль? Чего жаль?

В последний раз похлопав его по руке, она махнула указывая на гостиную, где, наверное, и находился ждавший его человек, и, к удивлению Гарри, вышла из дома, закрыв за собой дверь. В течение нескольких минут, Гарри оставался на месте, раздумывая, идти ли ему в гостиную или попросту сбежать отсюда. Только вид Балу, терпеливо ждавшего рядом с дверью, убедил Гарри войти в комнату. С каждой минутой становилось все таинственее и таинственее.

Стоило ему только приоткрыть дверь, как кот тут же бросился внутрь. Он вскочил в кресло, затем с кресла прыгнул на стол и прошел к дальнему концу, только для того, чтобы улечься на куче бумаг, лежавших перед сидевшей на стуле леди.

Леди, именно это слово первым пришло на ум Гарри, когда он увидел ее. Гостье было около тридцати, у нее были длинные черные волосы и серые глаза. Она вообще была очень красива - лебединая шея, изящные руки, идеальная осанка. Тускло-синее платье и несколько украшений лишь подчеркивали эту красоту. Гарри был уверен, что не знает ее, но при этом она казалась странно знакомой. Его хмурый взгляд сменился улыбкой, когда он заметил, как она смотрит на Балу. Мягким и удивительно теплым голосом, она обратилась к маленькому проказнику:
- Тебе следует знать, что я люблю собак, маленький. Ты думаешь мять мои бумаги подобным образом - это здравая мысль?

Кот посмотрел на нее с любопытством. Со вздохом, она стала несколько неуверенными движениями поглаживать маленького проказника.

- Его зовут - Балу, - голос Гарри разорвал тишину. Она подняла на него взгляд и спустя некоторое время, он добавил:
- А меня - Гарри Поттер.

Она протянула руку и наклонила голову. Он пожал ее руку, замечая мимоходом, что рука была прохладной, а кожа мягкой, правда, на внутренней стороне было несколько мозолей.

- Меня зовут Роксана Гринграсс. Наконец-то, мы встретились. Я - мама Астории и Дафны Гринграсс. - Затем она молча смотрела ему в глаза в течение минуты, как будто пытаясь высмотреть в них, что-то особенное. - И я твоя крестная.

***

Спустя три часа, с туманом в голове, он добрался до дома Дурслей. Игнорируя вопросы тети и ворчание дяди, он поднялся к себе в комнату и закрыл дверь. Могло ли это быть правдой? Казалось, что бумаги, находящиеся в кармане его рубашки, доказывали это, но он все еще сомневался, стоит ли верить в это.
Леди Гринграсс казалась достаточно любезной. Но она была чистокровной ведьмой из очень древнего рода, да к тому же ее дочери и муж были с факультета Слизерин. Можно ли ей доверять? Он еще не встречал заслуживающего доверия слизеринца. Все встречи с представителями этого факультета были более чем неприятны. Но затем было второе письмо от Сириуса:


"Доверяй ей. Она порядочный и честный человек. Без ее участия, Джеймс не смог бы жениться на Лили..."

Она рассказала ему и об этом.
- Если бы история сложилась немного по-другому, я могла бы быть твоей мамой.

Как он понял, ее родители и его бабушка с дедушкой заключили брачный контракт между Роксаной Гринграсс, урожденной Пинегрю, и Джеймсом Поттером. Когда контракт был заключен, им было только одиннадцать лет, и они едва знали друг друга. Их матери были с Равенкло и были очень близкими подругами и поддерживали связь пока дедушка и бабушка Гарри не были убиты тринадцать лет назад. Роды Поттеров и Пинегрю были очень старыми и довольно богатыми, но без особого политического влияния - главы этих семей избегали политических споров и взяток. Поскольку, семья Поттеров издавна благоволила свету, то для джеймса не было особого выбора в том какую сторону выбрать в надвигающейся войне,
но Пинегрю, по крайне мере, занимали позицию нейтралитета, не смотря на растущее давление на них.

Но затем, в один судьбоносный день, Джеймс Поттер встретил Лили Эванс и в течение нескольких месяцев, стало ясно, по крайней мере, для него, что эта была именно та девушка, на которой он хотел бы жениться. В течении более чем шести лет, она отвергала его пока, наконец, не уступила его постоянным ухаживаниям. К облегчению Джеймса, Роксана, в отличие от его родителей, которые были не довольны тем, как развиваются события, не только отказалась от контракта, но и помогла Джеймсу уговорить его родителей разрешить жениться на маглорожденной.

Договор был расторгнут и заменен другим, в котором говорилось о дружбе и взаимопомощи между семьями. Кроме того, в контракте был пункт, согласно которому Джеймс Поттер стал крестным Дафны, а Роксана Гринграсс - крестной Гарри. Она неохотно рассказывала о своем муже, и Гарри заключил, что между парой не было особой любви. И у Гарри было подозрение, что она далеко не все рассказала о этом договоре.

- Вначале мы: я, Джеймс, Лили, ты и Дафна часто собирались вместе. Но война набирала обороты, и мои родители боялись за наши жизни. Твои дедушка и бабушка были убиты и мой муж Сайрус... Он никогда не был пожирателем, но он - старый друг Малфоев. Просто, наша дружба была слишком опасна для наших семей и поэтому... - В течение некоторого времени, она боролось с собой. Ее глаза заблестели от слез. - Когда я услышала о смерти твоих родителей и предательстве Сириуса... Казалось, даже Дамблдор верил, что он предал твоего отца. Только неделю назад, я услышала настоящую историю о Питере Петтигрю. Мне никогда не нравился этот парень, но в тоже время, я никогда не ожидала от него такого.

- Почему вы не пытались связаться со мной прежде? - больше из любопытства, чем от злости спросил все еще потрясенный новостью Гарри.

Роксана вздохнула:
- Я хотела принять тебя в свою семью и вырастить тебя как брата Дафны. Я и Джеймс рассматривали этот вариант, в случае если Сириус по каким либо причинам не сможет воспитывать тебя сам. Но директор Дамблдор сказал, что это было бы слишком опасно, отчасти - из-за моего мужа. Он сказал, что ты будешь лучше защищен в доме твоей тети, что там у тебя будет любящая семья. - Она вздрогнула, увидев, как Гарри скривился при последних словах. - Я не знала, где ты живешь, пока ты не приехал в Хогвартс и затем... - Она колебалась мгновение. - Дафна рассказывала мне о тебе. Что ты был отправлен в Гриффиндор, как твой отец, что ты нашел там друзей и... Что у тебя проблемы с слизеринцами. - Роксана слабо улыбнулась. – Мне показалось, что я тебе не нужна и возможно, ты бы не захотел узнать меня лучше.

Гарри сидел в гостиной миссис Фигг, раздумывая над тем, что только что Роксана Гринграсс рассказала ему. В некоторой степени, она была права. Действительно между факультетами Гриффиндор и Слизерин не было любви. Без письма Сириуса, ей было бы гораздо сложнее заслужить его доверие. И это была не ее вина, что он в Хогвартсе пытался сделать вид, что у него дома все в порядке. Даже Рон и Гермиона не знали всего, что происходит в доме Дурслей. И только Сириусу, он рассказал всю неприглядную правду о жизни у родственников.

- Почему мы встретились здесь? И почему только сейчас?

- Миссис Фигг - сквиб. Директор Дамблдор рассказал о ней Сириусу, как и о ее задании: присматривать за тобой. Очевидно, она не замечала, что происходит в доме твоей тети. Сириус рассказал мне о тебе и Дурслях, - объяснила Роксана. - Ты не слишком счастлив там, не так ли?

Гарри сидел неподвижно, обдумывая полученную информацию. Дамблдор рассказал ей о любящей семье? Перед миссис Фигг стояла задача присматривать за ним и при этом она не видела, что происходит? Ее жалость выглядела настоящей, и он верил старушке. Но стоило ли ему рассказывать леди Гринграсс, его крестной, смущенно осознал он, как он живет у Дурслей? Он колебался. Он боялся вызвать жалость, боялся показаться слабаком и наконец, он боялся надеяться... Надеяться на что? На избавление?

- Гарри? - В ее глазах не было жалости, не было отвращения, было только дружелюбие и намек на раскаяние.

Страх пытался подавить все слова, но глубоко внутри, он задавался вопросами: должен ли он упускать эту возможность, следует ли ему промолчать сейчас, не будет ли он потом жалеть о упущенной возможности? И наконец, решившись, он рассказал ей все...

21:51 

Второй шанс. ГП/ДГ. Глава 2

Сладкие сестрички

Пенегрю менор, июль 1994

Гарри изо всех сил пытался не выглядеть так глупо. Он не был уверен в том, чего же он ожидал, но определенно не этого.

Четыре дня назад, Роксана, перед прощанием она предложила обращаться к ней именно так и забыть всякий вздор типа леди Гринграсс, попросила обдумать ее предложение:
- Я думаю нам следует лучше узнать друг друга. Представь, что ты мог бы провести остаток летних каникул вместе с моей семьей.

Гарри все еще обдумывал ее предложение и причину внезапного интереса к нему с ее стороны. Слишком часто Гарри приходилось сталкиваться с двуличностью слизеринцев и еще у него было зудящее чувство, что Роксанна рассказала ему не всю правду об этом контракте. Но она казалась довольно таки милой и настоящей, могла ли она быть хуже чем скажем его тетя Петунья? Ему понадобилась только одна ночь и ровно один завтрак с Дурслями, чтобы прийти к окончательному решению: он попытается познакомиться лучше с Роксаной и ее семьей. Прийдя к такому выводу, он послал Хедвик к Роксане и спустя три дня громогласных обсуждений и туго набитого кошелька врученного Вернону за все трудности которые были у них с ним и за уплату медицинских счетов, Роксана забрала Гарри из дома Дурслей.

Замечательное чувство сидеть в машине Роксаны, которую она назвала бентли или что-то в этом роде, сидеть в мягком кожанном салоне, наблюдать как за окном быстро меняется местность, вообщем это было поразительно. Хедвик спокойно спала в своей клетке, а Балу пытался достать своей маленькой лапкой до Гарриной руки. То что этот маленький проказник ехал вместе с ними было вторым замечательным событием этого утра. Когда Гарри открыл дверцу машины, маленький котенок приветствовал его.

- Я поговорила с миссис Фигг. Она захотела сделать для тебя что-нибудь хорошее. Ей действительно очень жаль, что она не видела как с тобой обращались все эти годы. Если ты пожелаешь, этот котенок может остаться с тобой на все лето. Но ты должен будешь заботиться о нем и следить за его поведением. - Гарри без колебаний согласился и открытая радость проступившая на его лице была встреченна легкой улыбкой со стороны Роксаны.

****

- Для начала, я хочу представить тебя своей семье. А потом Сидди проводит тебя до твоих комнат.

Комнат? У него будут комнаты? Не одна, а несколько? Он скользнул взглядом по маленькому домовому эльфу. К его удивлению, Сидди была одета в костюм горничной, который обычно носили служанки, неоднакратно виденные им по телевизору. Казалось, она была совершено счастлива видеть его и особенно Роксану. Затем Сидди направилась к лестнице, при помощи магии леветируя клетку с Хедвик и Балу, вращающегося вокруг ее маленького каркаса, подобно луне, а Роксана повела Гарри к двери в конце прихожей. Когда они подходили к менору, Гарри заметил, что он состоит из округлого центрального здания с тремя крыльями.

Мраморный пол, роскошные люстры и высокие потолки в холле сразу говорили о благополучии этой семьи. К облегчению Гарри, все было выдержанно не в слезиринских тонах, как он того опасался, да и вообще в холле было гораздо светлее, чем он ожидал. Доминирующим цветом был голубой и бронзовый, до Гарри не сразу дошло, что это были цвета Равенкло.

- Моя мама занималась обустройством большей части Пенегрю менора. Он не являлся частью моего приданного и до сих пор принадлежит ей, - пояснила Роксана, замечая удивление Гарри. - И только западное крыло было переделанно на слизеринский манер. В нем проживает мой муж. Ты будешь жить рядом со мной в восточном крыле. - Голубая комната, он бы смог жить в такой, подумал гарри.

Когда они вошли в чайную комнату, то Гарри увидел, что трое людей ожидали их. За центральным столом сидел мужчина сорока лет, не высокого роста с широкими плечами и с немного выпирающим животом. Короткого взгляда на него было достаточно, чтобы убедить Гарри, что это друг Люциуса Малфоя: таже презрительная усмешка, таже надменность с легким презрением во взгляде. Девочка, лет двенадцати в салатого цвета платье с оборками, подскочила со своего кресла и, подойдя к Гарри, протянула ему свою маленькую руку:
- Привет, Гарри, я - Астория Гринграсс и я рада знакомству с тобой. - Она выдавила вежливую улыбку , но глаза оставались холодными и тон ее голоса сразу давал понять, на сколько она рада его присутствию.

Последней была девушка, очень красивая девушка. Сидящая за маленьким столом девушка, рядом с высокими окнами с видом на сад, была ни кто иная как Дафна Гринграсс. Она унаследовала от матери черные волосы и серого цвета глаза и вообще она казалась молодой копией своей мамы. У нее не было ни каких общих черт с ее отцом. Она была одета в бежевого цвета брюки, заканчивающиеся у лодыжек. На ее босых ногах были простые домашние тапочки, атласная темно-синего цвета рубашка подчеркивала ее плечи и маленькую грудь. Она приковала внимание Гарри и ему трудно было оторвать от нее глаза. До этого момента, Гарри никогда не видел ее так близко и он поймал себя на том, что краснеет. Это продолжалось до тех пор, пока она не опустила тяжелую книгу и не посмотрела на него так, будто видела перед собой особенно мерзкое насекомое. Некоторое время, она хранила молчание, затем встав и прихватив с собой книгу, направилась к выходу.
- Вы же меня простите? Мне еще так много нужно сделать уроков.

"Отлично", - подумал Гарри.

Следующий час определенно был худшим в его жизни. Сайрус Гринграсс задал ему несколько вопросов о его жизни, давая понять, что он слышал о событиях произошедших в прошлых годах, очевидно все его знания были подчерпнуты из разговоров с Люциусом Малфоем. Казалось, особенно угрюмым он стал когда упомянул о освобождении Добби и предупредил Гарри, чтобы тот не пытался провернуть тоже самое в Гринграсс меноре.

- Пенегрью меноре, - поправила его Роксана с холодком в голосе, что побудило Гарри улыбнуться, Асторию нахмуриться, а Сайруса покинуть комнату. Астория была достаточно вежливой, но Гарри понимал, что у нее просто хорошие манеры и на самом деле ни о какой симпатии и дружелюбии с ее стороны не могло идти и речи.

- Я сожалею об их поведении, - прошептала Роксана, когда они поднимались по лестнице в восточное крыло. - Им все еще тяжело смириться с мыслью о том, что ты здесь проведешь остаток лета, но они станут относиться к тебе лучше, по крайней мере Астория. - Пройдя мимо портретов, на которых были изображены далекие предки Пенегрю, Роксана указала на несколько дверей. - В конце коридора располагаются мои комнаты. Твои слева. А здесь... - Она открыла дверь и провела его в гостинную примерно пять на семь ярдов, стена на против двери в целом состояла из трех больших окон которые практически не препятствовали солнечным лучам. Других стен было практически не видно из-за десятков книжных полок и нескольких портретов на фоне Хогвартса в различные времена. На портретах были изображены: Роксана, Астория, пожилая женщина, которая должно быть была мамой Роксаны и девушка, которая показалась Гарри очень знакомой. Все картины были нарисованны либо акварелью, либо представляли из себя эскизы, сделанные углем и были казалось относительно новыми.

За столом, на котором лежало множество книг, сидела Дафна. Услышав шум открываемой двери, она оторвалась от своих бумаг, в которых, что-то писала до этого и с тем же отвращением посмотрела на Гарри.
"А я подумал, что домашняя работа была всего лишь отговоркой, " - про себя улыбнулся Гарри.

- Мне необходимо завершить некоторые дела до ужина и я хотела бы, чтобы это время вы провели вместе. Хорошего дня. - И не успел Гарри ответить, а Дафна не согласиться, Роксана вышла из комнаты, оставляя позади себя двух подростков в гнетущем молчании. Спустя несколько минут тяжелого молчания, свирепо смотрящая на него Дафна тяжело вздохнула и указала ему на стул рядом со столом.
- Садись, - приказала она. Ее властный тон показался ему очень знакомым. Она напомнила ему Гермиону в тот момент, когда она была чем-то очень сильно рассержена.

Пока он безропотно исполнял ее приказ, она, порывшись в книгах, подтолкнула в его сторону несколько пергаментов и перьев и прорычала:
- Я полагаю, что ты еще не закончил эссе по зельям. Сегодня, я делаю домашнюю работу по чарам и поэтому, мне не нужны книги по этой дисциплине. Можешь приступать и пожалуйста постарайся сильно не доставать меня.

Не дожидаясь ответа, она вернулась к урокам. Гарри взглянул на книги и пергамент и вновь стал наблюдать за девушкой. Будучи ближе к ней, чем в чайной комнате и, имея больше времени, он смог расмотреть ее как следует и нашел некоторые отличия от матери. Шея не была слишком тонкой и длиной, плечи были немножко шире, руки были накачены, но не сильно, однако не было заметно, чтобы она работала физически. Когда Дафна перелистывала книгу, он заметил того же рода мозоли, которые он до этого видел у Роксаны.

Не отрываясь от книги, она сердито проворчала:
- Знаешь, смотреть подобным образом на леди - это довольно-таки не прилично.

Гарри опустил взгляд и, схватив книгу, начал в растеряности ее листать. Он хотел было ехидно поинтересоваться у нее, где она здесь увидела леди, но сдержался в последний момент. Гарри не хотелось начинать свой визит с драки. Да и возможно, она не была такой плохой.

Еще раз тяжело вздохнув, Дафна отобрала у него книгу, нашла нужную страницу, где описывались свойства безоаров и бросила ее перед ним, прорычав при этом:
- Вот здесь, приступай к работе. - Гарри не нужно было поднимать глаза, чтобы понять что ее брови вновь нахмуренны в глубоком отвращении. Он подавил вздох. Ей действительно наверное было нелегко.

Спустя некоторое время, Дафна продолжила, изо всех сил стараясь, чтобы ее голос звучал ровно:
- Послушай, я в таком же восторге от твоего присутствия как ты от проживания здесь. Я только не такая послушная как моя сестра и пытаюсь быть иной. Я не знаю о чем моя мама думала, приглашая тебя сюда, и почему ей в голову взбрела эта нелепая идея о нашем совместном времяпрепровождении. Довольно-таки очевидно, что она надеется сблизить нас при помощи домашнего задания или чего-то подобного. Я считаю невозможным, что мы обменяемся хоть парой слов в Хогвартсе , виной всему извечная ненависть между храбрыми грифами и злыми слизеринцами, разве ты со мной не согласен? Поэтому почему бы тебе не попытаться сделать, что-нибудь полезное и провести время, готовясь к следующему учебному году? Тебе определенно это необходимо и таким образом, мы могли бы избежать разговоров друг с другом.

Гарри уставился на нее, не зная что ответить. Почему она не навидит его так сильно? И с чего она взяла, что он не хочет быть здесь? Возможно, приехать в Пенегрю менор было глупой идеей. Ни кто не хочет, чтобы он был здесь, ни кто, за исключением Роксаны и возможно Сидди. Но он не желал сдаваться так рано и по крайней мере, она помогла ему с заданием по зельям. Вздохнув, он приступил к чтению.
- Да, Гермиона, - прошептал он, больше для себя, его мысли блуждали вокруг девушки с каштанового цвета волосами, которая не раз заставляла его работать более усердно. Он не видел смущение на лице Дафны, которое медленно перерасло в малое подобие улыбки.

***

- У нас есть более просторные комнаты, но я подумала, что тебе больше понравится эта. Вон там ванная, на лево спальня, а маленькая дверь приведет тебя в уборную. Я подумала насчет прогулки к Харродсу завтра. Это твои вещи. - Роксана взглянула с легким намеком отвращения на его на несколько размеров больше, чем надо брюки. - Я так полагаю это досталось тебе от твоего кузена. Если ты не возражаешь, я бы хотела полностью сменить твою одежду. Будь спокоен, я не хочу превратить тебя в некое подобие лорда Фаунтлероя, но...

- Я хотел бы этого, - успокоил Гарри ее открытой улыбкой. Роксана привела его в его комнату после ужина, освобождая тем самым от заключения с Дафной, после нескольких жутких часов. Ее открытое дружелюбие было тем в чем гарри нуждался, чтобы снова захотеть остаться здесь. По крайней мере, Дафна большую часть времени хранила молчание и хоть в ее глазах до сих пор плескалось отвращение тем не менее, она не сказала ничего оскорбительного и даже помогла ему с заданием по зельям. Она хорошо разбиралась в зельях и смогла объяснить ему довольно-таки сложные вещи. Объясняла она даже лучше Гермионы, которой приходилось объяснять еще и Рону.

- Она слегка напомнила мне Гермиону, - прошептал Гарри. Обнаружив, что Роксана улыбается, он пояснил:
- Ну со всеми ее книгами, чтением и то как серьезно она подходит к учебе. Она прямо копия Гермионы. Я имею в виду Гермиону Грейнджер.

Роксана кивнула:
- Я поняла, что ты говорил о ней. Она не раз упомяналась в этом доме. - Гарри скривился, представив, что могла слизеринка говорить о ее друге и, что могли добавить приверженцы Малфоя, подобно Сайрусу Гринграссу. Но Гарри был просто ошарашен следующими словами Роксаны:
- Дафна восхищается ею из-за тех качеств о которых ты только что упомянул. Она хочет быть похожей на нее.

- Но... Гермиона... Она...

- Кто? - улыбнулась Роксана. - Недостойная грифиндорка?

- Маглорожденная, - произнес Гарри, невольно говоря тем же самым образом, как и Драко Малфой, который использовал это слово как проклятие. - Волшебница недостойная использовать магию по крайней мере в глазах определенных слизеринцев. Многие из них используют другое слово, чтобы описать ее, чтобы ранить ее, не смотря на то, что она потрясающая девушка. Это слово грязнокровка. - его голос дрожал от злости, его руки сжались в кулаки, когда он подумал о Малфое и как сильно он завидовал Гермионе, которой предоставился шанс вмазать по его надменной роже.

Лицо Роксаны окаменело, ее голос звенел от злости, когда она начала ругать Гарри:
- Ты больше ни когда, слышишь никогда, не будешь использовать это слово в моем доме. Я не позволяю моему мужу употреблять это слово и уж подавно, я это не позволю ни кому еще. Я отошла в сторону от нашего брачного контракта с твоим отцом, позволяя маглорожденной ведьме занять мое место. Ты можешь быть уверен, что ни я ни мои дочери не разделяют этого мерзкого мнения о маглорожденных.

- Мне... Мне жаль, - произнес Гарри, заикаясь. На самом деле, я не имел в виду ничего подобного. - Он сказал правду. Это была всего лишь реакция на предрасудки на счет его лучшего друга, с которыми он сталкивался очень часто, переругиваясь со слизеринцами. Он почувствовал стыд за то, что допускал, что Дафна разделяет мнения большинства слизеринцев на счет чистокровности и, что допускал, что это могло послужить такому ее поведению. Поэтому, он прошептал:
- Гермиона мой лучший друг, самый верный друг. В прошлом, ее очень часто обижали этим словом. Я опосался...

- Опосался, что мы разделяем эти предрасудки? - спросила Роксана, более заботливым голосом. Гарри слабо кивнул.

В течении минуты, оба молчали пока Гарри тихо не спросил:
- Почему, почему она ненавидит меня? Я имею в виду Дафну. Она не хочет, чтобы я был здесь.

Роксана, вздохнув, ответила:
- Это тяжело для нее. Она.. Нет, не я должна объяснять тебе это. Тебе нужно спросить ее саму об этом. Дай ей некоторое время, чтобы прийти в себя. Но будь уверен, что это не ненависть, есть другие причины по которым она желает оставаться в стороне от тебя. И спроси себя: хочешь ли ты узнать ее получше? Без твоего открытого желания подружиться с ней, она не захочет быть более чем просто дружелюбной хозяйкой. - Она подошла к нему ближе и слегка надавила ему на плечо. - Но будь уверен, что я рада, что ты здесь. И я бы не пригласила тебя если бы не надеялась, что в один прекрасный день, ты подружишься с моими дочерьми.

Не нужно быть гением, чтобы заметить, что Роксана намерено опустила имя своего мужа в последнем предложении, а Гарри все еще не знал ответа на вопрос: хочет ли он получше узнать ледяную принцессу слизерина?

С гудящей головой от минувшего дня, Гарри лег в постель. Он подумает над ответом завтра.

21:52 

Второй шанс. ГП/ДГ. Глава 3

Магловский день

Пенегрю менор, 31 июля

Гарри уже более часа как проснулся и проводил время, читая книгу. Да, читал добровольно и даже с удовольствием. Гермиона определенно лишилась бы чувств, стоило ей только услышать об этом. Гарри улыбнулся, стоило ему вспомнить о своем лучшем друге. Рон, который любил проводить время за разговорами о квиддиче и девушках и делать всякие ребячиские штучки, был тоже его лучшим другом. Но чаще всего, он думал именно о Гермионе, поскольку она была самым преданным другом, она всегда стремилась помочь ему с домашними заданиями, в приключениях или помогала избавиться от плохого настроения и забыть ночные кошмары.

Через несколько минут, он выйдет из комнаты и направится вниз на завтрак. Гарри вот уже две недели жил в Пенегрю меноре и эти дни для него были лучшими в его жизни, не смотря на...

Его отношения с Дафной не сильно-то улучшились. Она все еще ненавидела его или по крайней мере, он вызывал у нее чувство глубокого отвращения. И надо сказать спасибо Роксане и ее надутым губам за то, что Дафна все еще проводила с ним время. Гарри хихикнул, немного по девчачьи , но он не смог сдержаться. Гарри даже представить себе не мог, что когда нибудь увидет женщину, которая в состоянии так дуться. Подобный фокус ломал любое сопротивление и Дафне ничего не оставалось, как набраться по больше терпения. Она рычала, стонала, но в итоге подчинялась.

К сегодняшнему дню, у Гарри был следующий распорядок дня: в восемь часов завтрак, после него четыре часа интенсивной учебы, иногда с Роксанной, но чаще всего в одиночестве. В час дня, у них был обед и горе тому, кто не будет за столом во время и с чистыми руками. После обеда, они проводили время в магловском Лондоне и это было то время, которое Гарри потом всегда будет вспоминать.

Прийдя в Харродс, Роксана сдержала свое слово и удержалась от покупки черезчур экстравагантной одежды. Вместо нее, они остановили свой выбор на джинсах, футболках и обуви, включая две пары зимних ботинок. Там же Гарри впервые увидел Дафну в магловской одежде и старался изо всех сил не пялиться слишком открыто, но без особого успеха и определенно еще больше упал в ее глазах. Ну почему она так дьявольски красива? В прошлом году, он слегка увлекся Джоу Чанг, азиатской красавицей из Равенкло, играющей на позиции ловца в квиддичной команде. Она была всего на год старше Гарри и была черезвычайно превликательной. Но Дафна.. Гарри только вздохнул.

Когда Роксана узнала, что Гарри не знает ничего в Лондоне, Дурсли редко ездили туда и его никогда не брали с собой, то сразу же решила исправить такой жуткий культурный промах. С тех пор, они уже посетили Тауэр, Букингемский дворец, прогуливались по Даунинг Стрит и даже совершили визит в музей восковых фигур мадам Тюссо. Так получилось, что там, он смог узнать Дафну с совершенной иной стороны. Очевидно, что это был не первый раз, когда она была в Лондоне, также было очевидно, что ей нравилось доводить людей своими знаниями. И Гарри оказывался терпеливой жертвой ее болтовни, что ни раз вызывало счастливую улыбку у Роксаны, которую она пыталась спрятать. Гарри надеялся, что в будущем у них сложатся такие же отношения, какими они были в эти избранные часы.

Дафна очень сильно напоминала ему Гермиону своей манерой быстро тараторить, не умолкая. Гарри ни один час проводил, сравнивая двух девушек. Он был абсолютно уверен, что интелектуальный уровень Гермионы был гораздо выше чем у Дафны, но кто мог сравниться с Гермионой? Но они были полной копией в структурированной работе и в том как они переставали существовать для мира, стоило им в руки попасть интересной книге. И конечноже планы, Гарри несколько раз моргнул, не веря своим глазам, когда впервые увидел рабочий план, который Дафна создала для уроков. Он даже проверял его, под смущенным взглядом Дафны, чтобы убедиться, что он не написан подчерком Гермионы.

Дафна никогда не говорила о своих оценках в Хогвартсе, но из того, что он видел, она должна получать по всем предметам не ниже выше ожидаемого, а может и превосходно. Когда они вместе делали уроки, то Дафна всегда вела себя так будто ожидала, что он не очень умный ученик, с чем Гарри вынужден был соглашаться, и всегда имела крайне удивленный вид если он мог понять, что-то очень быстро. Она всегда помогала ему, терпеливо объясняя непонятные для него вещи, и Гарри был уверен, что за эти недели подготовился к следующему учебному году так хорошо, как никогда прежде.

***

Часы пробили восемь и Гарри, положив книгу на стол, вышел из комнаты и спустился вниз. Подходя к дверям столовой, он услышал как Роксана и Дафна разговаривают с неизвестной ему женщиной. Он точно знал, что Астории там не было, поскольку она решила провести остаток летних каникул у Малфоев. Когда Гарри поинтересовался у Дафны, является ли Астория девушкой Малфоя, та неопределенно ответила, что похоже на то. В тот момент, ее лицо напоминало очень кислый лимон.

Подумав о Астории и Драко, лицо Гарри слегка скривилось. К его огромному сожалению, он увидит их через три недели, когда Дафна устроит большую вечеринку на открытом воздухе в честь своего четырнадцатого дня рождения. И разумеется, она пригласила всех "очень важных людей", которых Гарри так сильно ненавидел. С тех пор, как он услышал об этом счастливом событии , то подумывал попросить Роксану освободить его от такой пытки.

День рождения. Сегодня же был его собственный четырнадцатый день рождения - понимание неожиданно ударило Гарри и он заколебался на мгновение. Как он мог забыть? Он написал письмо Рону и Гермионе об отложенной вечеринке. Они хотели устроить вечеринку, когда он прибудет в Нору под конец летних каникул, он уже обсудил эту возможность с Роксаной. Он видел как неохотно она согласилась на празднование его дня рождения спустя несколько недель. Отношение к его присутствию было совершенно ясным: Дафна испытывала отвращение, Роксана радость.

Войдя в столовую, он заметил женщину лет шестидясети, которая тот час напомнила ему рисунки, виденные им в комнате Дафны. Он знал от Роксаны, что эти рисунки, Дафна нарисовала сама и хоть ей определенно было далеко до Пикассо , но у нее была определенная техника, которая делала человека, изображенного на ее рисунках, хорошо узнаваемым. В следующий момент, он увидел Балу. Маленький сорванец завоевал сердца почти всех людей проживающих в меноре и хотя, Роксана позиционировала себя как собачница , но Гарри частенько заставал ее и к большому удивлению Дафну ласкающими котенка или предлагающими ему угощение.

- Гарри, - приветствовала его Роксана, - Гарри позволь представить тебе мою маму - леди Агату Пенегрю. Мама - это мой крестник, Гарри Поттер.

Гарри слегка поклонился как его учили. Спустя некоторое время, после приезда Роксана стала обучать его хорошим манерам и к его ужасу танцам, говоря, что все это просто необходимо юному джентльмену. Дафна даже не пыталась скрыть презрительной усмешки по поводу Гарри-джентльмена, но тем не менее помогала ему в этих занятиях.

Когда Гарри обменивался рукопожатиями с леди Агатой, Дафна наблюдала за всем этим с таким лицом будто, он намеревался украсть у нее нечто очень важное. Казалось, леди Агата была очень сильно удивлена в хорошем смысле и довольно-таки крепко пожала его руку. Ее глаза, того же серого цвета как у ее дочери и внучки, внимательно осматривали его, но без всякого намека на враждебность.
- Приятно познакомиться с вами, мистер Поттер. Я надеюсь вы находите приятным пребывание в Пенегрю меноре.

***

Леди Агата положила на стол салфетку и, улыбнувшись Гарри, произнесла:
- А теперь я полагаю, пришло время для подарков, как вы считаете? - Видя шокированное лицо Гарри, она продолжила довольно-таки весело:
- Ты действительно думал, что мы забудем о них? Но я надеюсь Ты простишь нас за то, что мы не исполнили поздравительную песню. В нашей семье никогда не было людей талантливых в пении и мы не хотели бы ранить твои уши своими воплями.

Гарри смог только слабо кивнуть и стал наблюдать как Роксана начала выкладывать некоторые подарки на стол. Среди них были: иллюстрированая книга о Лондоне, ваучер в магазин дорогой волшебной одежды и Сладкое Королевство.

Леди Агата положила на стол фотоальбом и грустным голосом произнесла:
- Я не знала хорошо твоих родителей, но подумала, что возможно ты хотел бы узнать побольше о своей бабушке Кефрин. Она училась в Равенкло также как и я и... - Она смахнула навернувшиеся от воспоминаний слезы и открыла фотоальбом. Открывая страницу на очередной фотографии, она делала нужные объяснения и казалось будто она заново переживает те давно минувшие дни. К его удивлению, у его бабушки не было таких непокорных черных волос, как у него и Джеймса. Вместо этого, у нее были длиные, вьющиеся каштанового цвета волосы и по фотографиям у него сложилось впечатление, что его бабушка в молодости была бойкой девушкой. На многих снимках, он видел улыбающихся Кефрин и стоящую рядом с ней молодую леди Агату. Они держались за руки или обнимались. - Она была умной и чудесной девушкой. Если захочешь, я могу рассказать о ней больше немножко попозже, - произнесла леди агата, и продолжила заговорщицким шепотом:
- большинство историй о наших приключениях не предназначены для ушей моей дочери. - Гарри счастливо улыбнулся и кивнул, соглашаясь.

Но больше всего его удивил подарок от Дафны. Он бы ожидал подарка в стиле Гермионы, чего-то наподобе планировщика уроков, перьев или магических наручных часов, но размеры и форма подарка дали совершенно ясно понять , что в нем не содержиться ничего подобного. Трясущимися от волнения руками, он аккуратно снял обертку и, открыв коробку, нашел там альбом для рисунков, древесный уголь и небольшую книжку: "Рисование для чайников". Гарри широко улыбнулся. В дополнении к этому была еще папка с двумя десятками законченных рисунков Дафны. Первый он тот час узнал. На нем была изображена Гермиона, сидящая на своем излюбленном месте в библиотеке, окруженная книгами и пергаментами, лежащими перед ней. В ее руках была книга. Гарри присмотрелся внимательнее и разобрал надпись на книге: История Хогвартса. Гарри сотни раз видел как она точно также сидит в библиотеке, даже выражение лица было правильным. Медленно и аккуратно, он просмотрел все рисунки. На одном было нарисованно черное озеро на рассвете. Другой рисунок вызвал у Гарри улыбку: Джордж и Фред Уизли сидели вместе, по видимому, планируя очередную шалость. Луна сидящая у постели Джинни в больничном крыле, Гарри хорошо помнил этот момент, произошедший в конце второго курса. Минерва Макгонагалл, прыгающая со своего стола в виде кошки, превращающаяся в воздухе обратно в женщину, и, грациозно приземляясь. Но один был особенно интересным: он касался близняшек Патил. На нем была изображена одна девушка в которой сочетались сразу две различные стороны. Гарри с легкостью мог рассказать, какая сторона, какой из близняшек соответствует. Та которая выглядела легкомысленно - это была Парвати, а та, которая изображалась очень серьезной, была Падмой.

Гарри от такого подарка просто лишился дара речи и только вздрогнул когда Дафна спросила голосом, в котором едва угадывались нотки печали:
- Он тебе не понравился? - Очень бережно, будто боясь повредить, он положил папку на стол и хриплым голосом ответил:
- Это, это просто потрясающе. Это лучший подарок на день рождения, какой я когда либо получал. - Дафна слегка расслабилась, но в следующий момент опять напряглась, поскольку Гарри от души обнял ее.
- Спасибо, Дафна, спасибо тебе большое.

- Не за что, - произнесла она слегка сдавленно. - Но мог бы ты... Я не могу дышать.

Он не замедлительно отпустил ее и отступил на шаг, его лицо было еще более красным чем у Дафны.
- Прости.

***

- И куда мы сейчас направляемся? - спросил Гарри уже не в первый раз, но последующий ответ не прояснил ситуацию.

- Увидишь.

Запланировав после обеденный пикник в честь его дня рождения, и легкую вечернюю прогулку по Темзе, они покинули Пенегрю менор. Сейчас, они снова сидели в бентли Роксаны, пересекая графство Сюррей и единственное, что знал Гарри: сейчас время для семейной традиции. У него абсолютно не было идей о конечном пункте назначения и вопросы леди Агаты о его любви к полетам не очень-то помогали. На конец, они остановились в местечке похожем на ферму из вестернов. Когда они пошли к самому большому зданию, то Гарри почти ожидал, что их сейчас поприветствует Бен Картрайт.

Перед тем как войти, Роксана остановила их и произнесла:
- Мама, мы почти забыли кое о чем. - Она указала на обувь и брюки Гарри. Когда Роксана начала накладывать какие-то чары на него, то улыбка Агаты и хищная усмешка Дафны не сильно то успокоили его. Посмотрев вниз, он увидел, что его брюки превратились в нечто странное с кожей, как на внутренней, так и на внешней сторонах. Вместо простых ботинок, на нем теперь красовались сапоги до колена, сделанные из мягкой кожи.

Какой-то звук, которого он прежде никогда не слышал, напугал его и ему понадобилось некоторое время, чтобы понять, что это ни что иное как смех Дафны. Впервые на его памяти, она действительно смеялась, не насмехалась, а действительно хохотала от всей души и довольно-таки дружелюбно. Гарри понял, что он любит этот звук гораздо больше, чем ее обычную реакцию.

***

Гарри мирно дремал в бентли, когда они наконец подъехали к Пенегрю менору глубокой ночью. Он все еще не чувствовал ног. Хотя, Роксана была в состоянии поменять чистокровного жеребца, которого для него выбрала Дафна, на более спокойную лошадь, но она сделала вид что не заметила его мучений и легко продолжала его первый урок верховой езды. От этой пытки Гарри был освобожден леди Агатой, объявившей, что настало время пикника. Любуясь холмами и фруктовыми садами Суррея, они провели больше часа наслаждаясь деликатесами, которые Сидди приготовила для них.

Леди Агата рассказала о жене ее племяника, Анне родом из Толледо, Испания. Из рассказа было ясно, что Анна была упрямой женщиной и не желала вести себя так, как должна себя вести прекрасная молодая леди. Вместо этого она привнесла несколько традиций в Пенегрю менор, которым как минимум женщинам из их рода нравится следовать и по сей день. Верховая езда на лошадях была одной из таких традиций. Гарри не был уверен, что ему нравится верховая езда, но он вынужден был признать, что все три женщины грациозно управлялись с лошадьми. Все время, пока лошади бегали рысью, он находился позади Дафны, что мало помогало легкому обучению и концентрации на поставленной задаче.

Позже, как и планировалось, они поехали на Темзу и наслаждались видами Лондона. Солнце медленно опускалось за горизонт и повсюду одним за другим зажигались вечерние огни. Когда они вновь подъехали к пристани, он был уже более чем сонный, а леди Агата наоборот была бодра и наслаждалась чудесным днем.

Утомленно открыв глаза, после того как бентли остановилось и Дафна не очень нежно потрясла его за плечо, он зевая вышел из машины и медленно поплелся за женщинами. Войдя в дом, он едва не пропустил приветственные слова Сидди, обращенные к Роксане:
- Миледи, у вас гость. Он ожидает вас уже довольно-таки долгое время.

Дверь в библиотеку была открыта и Гарри побледнел, увидев профессора Дамблдора, ожидающего Роксану. Его всегда мерцающие глаза, сейчас были очень злыми. Роксана напряглась, а леди Агата проводила Гарри и Дафну до лестницы.

Как сильно он желал услышать, что они скажут друг другу. Пока Гарри поднимался по лестнице, Роксана закрыла за собой дверь, не давая возможности подслушать о чем они будут говорить. Это будет очередной момент, когда кто-то будет принимать решения, не спросив его. Позволит ли ему Дамблдор остаться здесь? Отправит ли он его обратно к Дурслям? Гарри с содраганием подумал о возвращении к родственникам и еще он понял, что очень сильно хочет остаться здесь ... С Роксаной, леди Агатой,.. И с Дафной.

21:53 

Второй шанс. ГП/ДГ. Глава 4

Дружеский разговор

Пенегрю менор, поздний вечер 31 июля

Она ожидала и вместе с тем опасалась этого разговора. Возможно, ей следовало понимать, что Дамблдор обнаружит исчезновение Гарри сегодня в его день рождения. Достаточно было только одного слишком любопытного друга, чтобы узнать о каникулах Гарри.

Теперь, она вынуждена сохранять спокойствие, что было не легкой задачей, поскольку она была все еще в ярости от того, что она видела в Гаррином "милом доме с чудесными тетей и дядей". Как кто-то мог позволить оставаться ему там на протяжении более чем десяти лет? Как Гарри смог остаться относительно нормальным дружелюбным и сострадательным, находясь в таком месте? Его единственными недостатками , если их можно так назвать, были в какой-то степени застенчивость и неуверенность в себе. И как она могла позволить всему этому случиться? Она обещала Джеймсу присмотреть за Гарри, защитить его если это будет неообходимо, если по какой-то причине ни Джеймс ни Сириус этого сделать не смогут. Она подвела его, подвела любовь своей юности и была в стороне, когда Дамблдор планировал Гаррино будущее. Роксана никогда не простит себя за то, что заботилась о безопастности своих дочерей больше чем о Гарриной. Возможно, в начале это было правильным. Тогда еще много пожирателей смерти оставалось на свободе, они жаждали отомстить за смерть Волан-де-Морта, было бы очень опасно взять Гарри к себе в дом , особенно если учитывать ее мужа, у которого была многолетняя дружба с Люциусом Малфоем. Но позже, ей следовало плюнуть на приказы Дамблдора и попытаться выяснить, где и главное как живет Гарри. Она подвела его. Но больше никогда не подведет. Теперь, она будет бороться за него не нажизнь, а на смерть, против мужа, против его фанатичных друзей расистов и даже против Дамблдора.

***

Дафна, леденая королева слизерина, чувствовала, что ее спокойствие рассыпалось в прах. Ее бабушка сопроводила ее и Гарри до их комнат и ушла, определенно, чтобы помочь маме в надвигающемся сражении с директором. Она была уверена, что не навидит Гарри, что терпеть не может его присутствие рядом с ней. Было так много причин избавиться от него и одной самой важной была ее сестра.

Ее отношения с Асторией никогда не были хорошими, но не смотря на это, они очень сильно любили друг друга. Их взгляды на жизнь были слишком разные и нередко дело доходило до серьезных словесных баталий, иногда заканчивающиеся дуэлью с заклинаниями. С улыбкой, Дафна вспомнила одну из таких баталий, закончевшейся тем, что Астория ранила ее режущим проклятием. Из-за этого проклятия было не мало крови, что заставило ее маленькую сестру мигом забыть о ссоре и поторопиться к ней на помощь. В тот момент было совершенно ясно, что есть более важные вещи, чем эти различия.

Причина, приведшая тогда к соре, была надвигающаяся помолвка Астории с Драко Малфоем. Сайрус, Дафна отказывалась про себя называть его отцом, несколько лет назад осознал, что Дафна находится под большим влиянием матери и для него потеряна, поэтому он сконцентрировал все свои усилия на Астории. Дафна попыталась защитить сестру, но Сайрус смог помешать ей. Он баловал Асторию без меры и не переставал говорить какой особенной девушкой она станет. В конце концов, Астория превратилась в папочкину дочку и год назад на свое одинадцатилетие была помолвлена с Драко на два года старше ее. Это означало укрепление дружбы и союза между семьями Малфоев и Гринграссов. Дафна не чувствовала, что принадлежит к дому Гринграсс. Она принадлежала... Она была Пенегрю, как до этого ее мама и бабушка.

Она ненавидела тот факт, что его присутствие ставит под угрозу эту помолвку. Нет, на самом деле, она не любила Малфоя. Хоть он был и не особенно ленивым или тупым, но слишком полагался на отцовские возможности, что тот может сделать все чего бы он не пожелал. И главным образом, он ей не нравился потому, что он был прав. На втором курсе, Люциус преобрел для Драко место в квиддичной команде и благодаря влиянию Люциуса, у Драко были телохранители Креб и Гойл, следующие за ним по всюду и готовые защитить если понадобится. По мнению Дафны, это было живым доказательством того, что что-то было не так с превосходством чистокровных. Но даже так, Астория любила Драко, любила его с детства, а радость Астории всегда много значила для Дафны, несмотря на ее глупые убеждения.

Так тихо, как это было возможно, Дафна вышла из комнаты и спустилась вниз по лестнице. Ей не нужно было оборачиваться, чтобы понять, что Гарри следует за ней. Дверь в его комнату заскрипела и поскольку, он был все еще в обуви, то его тихие шаги по мраморному полу были хорошо слышны.

Пройдя мимо библиотеки, она зашла в соседнюю комнату, чайный салон, и оставила дверь открытой для Гарри. Судя по его физиономии, он не ожидал, что его появление не окажется сюрпризом. Дафна подождала, когда он закроет дверь и приоткрыла небольшое окошко, ведущее в смежную комнату и ранее приглушенные звуки стали более разборчивыми.

Стоя рядом друг с другом подростки слушали происходивший в соседней комнате жаркий спор. На лице Гарри были написаны все эмоции. Наверное он и не подозревает, что такое оклюменция, подумала Дафна, ее мысли были спрятаны под легким блоком.

***

- Он не может остаться здесь, прогрохотал Дамблдор. Его обычная маска добродушного дедушки судя по всему была давно забыта и сейчас он расхаживал туда сюда по библиотеке, пытаясь убедить глупую женщину в ее глупых действиях. - Это слишком опасно. Вы не можете защитить его здесь. Его родственники подвергнутся слишком серьезной опасности без поддержания кровной защиты.

Глаза Гарри расширились и он невольно сделал глубокий вздох, тут же заглушенный тонкой холодной рукой, прижатой к его рту и заработал убийственный взгляд от Дафны.

- И что изменится в этом доме ужасов с возвращением Гарри? - услышал Гарри вопрос Роксаны. - Я видела эту кровную защиту и даже с моими познаниями было ясно, что она не очень-то сильная. Возможно, в прошлом, она выполняла свое предназначение , но сейчас она больше никого не сможет одурачить. И причина этого довольно-таки ясна. Семейная защита - значит, что существует связь между членами семьи, между любящими и заботящимися членами семьи. Но между Гарри и его родствениками нет ни какой любви, поэтому защита ослабла за все эти годы унижений и оскорблений.

Едва сдерживая злость, Роксана пересекла библиотеку и ухватилась за спинку кресла, больше для того, чтобы занять чем-то руки, тем самым препятствуя порыву придушить Дамблдора. Все это время ее, мать стояла молча и только ее глаза выражали поддержку. Дамблдор было начал, что-то говорить, но тот час же был прерван Роксаной, которая почти орала:
- Вы когда-нибудь сами бывали там? Вы когда-либо видели или говорили с Гарри о том, как он живет? Вы обещали мне, - проорала она, - Вы обещали мне, что он не только будет в безопасности, но будет жить в счастливом доме с любящей семьей. Я вас спрашиваю, что это за счастливый дом? Нет, они не наказывали его физически, но даже вы должны понимать, что такое психологическое и эмоциональное унижение. Он жил в чулане под лестницей, донашивал старые на несколько размеров больше вещи, выполнял различную работу по дому, вместо того, чтобы играть со сверстниками, прятался от соседей потому, что он - ненормальный. Знаете ливы как эти... Эти... Я даже не знаю как назвать этих мерзких родственников. Знаете ли вы, что они говорили о нем своим соседям? Что он малолетний преступник и проводит большую часть года учась в исправительном учебном заведении?

Лицо Роксаны было красным от ярости в то время, как лицо Дамблдора наоборот было бледным, в прочем таким же бледным оно было и у Гарри и даже у Дафны. С ужасом, она поняла, что положила руку на его плечо и слегка сжимает его. Дафна поспешно одернула руку и к ее облегчению, Гарри не заметил ничего будучи слишком сильно погруженным в перепалку.

В течении следующих нескольких минут, Дафна не следила за перепалкой в соседней комнате, поскольку полностью ушла в свои мысли. Она знала, что для ее мамы присутствие Гарри очень важно, но только сейчас она начала медленно понимать причину этого. Уголком глаза, Дафна наблюдала за ним. Его детство должно быть было ужасным. У нее всегда было полно времени, чтобы заниматься тем, чем ей нравилось даже, не смотря на то, что ей приходилось жить в одном доме с Сайрусом и делать много всего того, чего требовалось от члена старинной семьи. Да, многие девушки, с которыми ей приходилось общаться, считали ее любовь к чтению и учебе довольно-таки причудливой. Конечно же, они считали это ненормальным, но из вежливости ничего не говорили. Но учеба была тем, чем она любила заниматься и ее обожаемая мама, не говоря уж о бабушке, всегда поддерживала ее.

Дафна не могла представить себе жизни без любящей мамы или вечно подслушивающей, но тем не менее также любимой сестренки. Как можно жить спрятанным от всех? Как можно жить, когда тебе каждый день говорят что ты - урод?

- Вы можете сказать, чего вы хотите? - Дафна была выдернута из своих мыслей вновь изменившимся голосом мамы. Она знала этот тон. Мама говорила в подобном тоне тогда, когда принимала решение о чем-то и Дафна никогда не была свидетелем того, что кто-то мог изменить ее решение. - Я спрашу у него и если он захочет, то сможет остаться здесь до конца каникул. И если он... Если он захочет быть частью нас, то я оффициально оформлю опекунство над ним. Сейчас, он должен понять, что значит жить собственной жизнью, принимать собственные решения. И я больше не позволю вам влиять на него так, как вы делали это в прошлом. И вы знаете, что правда на моей стороне.

Ссора продолжалась еще некоторое время, пока Агата не положила ей конец, более или менее вежливым, но тем не менее холодным тоном, она произнесла:
- Уже поздно, директор. Я думаю две стороны довольно четко высказали свои мнения и я думаю вам пора идти. Bon voyage!

Дафна и Гарри слышали как Дамблдор покинул Пенегрью менор и стали ждать, когда раздадуться шаги на лестнице, означающие, что Роксана и леди Агата отправились по своим комнатам. Но к сметению Дафны, звук шагов приближался к чайному салону. И прежде чем, у Дафны появилась возможность найти подходящее место, чтобы спрятаться, дверь открылась и Роксана с леди Агатой уставились на них. В то время, как Роксана казалось была в шоке видеть их здесь, Дафна заметила небольшую улыбку у бабушки, которая доказывала, что она знала об их присутствии.

- Вы, - начала Роксана резким голосом, смотря на Гарри, - вам не следовало быть здесь. Вам не следовало слышать этот разговор, - после мгновения тишины, она продолжила:
- Будте уверены, что директор очень хороший человек с добрым сердцем. Я просто не согласна с некоторыми его планами и методами.

- Или его метод пожертвовать благополучием отдельных личностей для общего блага, за частую не спрашивая их об этом, - добавила леди Агата едким голосом, игнорируя слегка шокированный вид своей дочери. Роксана конечно-же разделяла мнение своей матери, но при этом не хотела отдалить Гарри и директора друг от друга. Он был очень важен, даже несмотря на то, что нуждался в бережном обращении.

- Но я имела в виду то, что сказала. Я не знаю на сколько опасно тебе здесь оставаться и следует ли. Но я постараюсь защитить тебя на столько хорошо, насколько это возможно. И я бы хотела, чтобы ты жил с нами все лето, если ты конечно хочешь. Постоянно, если согласишься. Но это только твое решение. Я не буду давить на тебя. Хорошо, - поправила она саму себя, - Возможно, я буду слегка давить на тебя. Подумай об этом и скажи нам завтра, чего ты хочешь. Хорошо?

- Естественно, он останется, - прервала леди Агата речь Роксаны. - По крайней мере, до тех пор, пока заинтересован в историях моей молодости и я не хочу упускать этот шанс.

- Мама, - начала было Роксана, но тут же была прервана негодующим взмахом руки.

- Не мамкай, Рокси. - Роксана покраснела до корней волос, когда леди Агата назвала ее уменьшительным именем, а Дафна наоборот захихикала, пока не заработала убийственный взгляд от своей мамы. - Заставь его остаться, иначе я найду второго мужа от которого у меня будет более послушная дочь.

Гарри только и успевал крутить головой, следя за шуточной перепалкой двух леди. Он не мог понять на сколько опасно ему оставаться здесь, как не мог оценить на сколько сильна защита крови о которой упоминал Дамблдор на доме его родственников. Очевидно, не очень сильная и хотя, он пока не мог решиться, но мнение Роксаны было правильным. Она сражалась за него как львица, как грифиндорка, не то, чтобы он хотел смутить ее подобным высказыванием, но она защищала его так, как он хотел бы, чтобы тетя Петуния защитила его хотябы раз в жизни.

И потом есть еще леди Агата. Определенно, она расскажет ему те истории в которые она попадала в молодости вместе с его бабушкой, независимо от того, решит ли он остаться или нет. Она нравилась ему. Строгая, сильная, отзывчивая, он легко мог представить, что она будет для него тем же, кем профессор Макгонагалл была для Гермионы.

И наконец, что не менее важно, еще была Дафна. Он заметил ее одобряющее пожатие только тогда, когда она поспешно отдернула руку. Он также заметил ее смущение на этот казалось бы дружеский жест. Гарри хотел бы поинтересоваться ее мнением по поводу его пребывания здесь, но опасался, что ответ будет отрицательным, просто из-за принципа. Возможно, он мог бы поговорить с ней позже. Сейчас же, он мог только надеяться, что их отношения улучшатся.

Две недели назад, Роксана попросила его ответить самому себе, хочет ли он дружить с ней? Вопрос еще не был решен, но медленно...

- Мне не нужна целая ночь, чтобы принять решение, - Он увидел напряжение на лице Роксаны и почувствовал, что Дафна также напряглась в ожидании ответа. - Я останусь с вами по крайней мере на некоторое время.

21:53 

Второй шанс. ГП/ДГ. Глава 5

Семейная шутка

Пенегрю менор, 14 августа

Гарри вяло ковырялся в своей тарелке, аппетита совсем не было. Прошло две недели после его дня рождения. В начале, он надеялся, что их отношения с Дафной улучшаться, особенно после того, как она выказала свое ему сочувствие во время ссоры Роксаны с Дамблдором. Но действительность оказалась совсем иной. Чем больше, он пытался подружиться с ней, тем больше она отдалялась от него. При виде него, она часто хмурилась и вела себя довольно-таки прохладно. Гарри жаль было видеть подобную реакцию. Часть его надеялась, что он увидет ту настоящую Дафну - милую, любезную и способную сострадать, какую он видел однажды год назад.

***

В тот день был просто фантастический урок. Хагрид на том уроке не только продемонстрировал им нескольких величественных гипогрифов, но и разрешил Гарри прокатиться на Клювокрыле, главного жеребца в стаде. Но затем, он закончился невероятно быстро. Драко Малфой, через чур надменный и высокомерный, чтобы следовать инструкциям Хагрида, начал оскорблять гордое существо за что и был наказан.

- Драко! - проорала Панси, возможно единственный человек, который был там и действительно беспокоился о благополучии этого идиота, который наверняка даже не ценил этого.

- Назад, Клювокрыл, назад. - Хагрид встал между разъяренным гипогрифом и Драко, валяющегося на земле , стонущего и делающего вид, что умирает. Хагрид смотрел то на Малфоя, то на Клювокрыла не, зная точно, что делать успокаивать ли ненаглядного гипогрифа или проверить раны Малфоя.

- Успокойся, Клювокрыл, - неожиданно произнес кто-то, выступая вперед. Маленькая черноволосая девушка, отметил Гарри мимоходом. Ему понадобилось некоторое время, чтобы сопоставить лицо с именем: Дафна Гринграсс.

- Успокойся, Клювокрыл, - повторила она и наколдовала успокаивающее заклинание. Гарри не нужно было слышать комментарий Гермионы или видеть лицо Хагрида, чтобы знать как бесполезно это заклинание. Простое успокаивающее заклинание едва бы возымело какой-либо эффект на обычного животного, не говоря уже о магическом таком как гипогриф.

- Оно не... начал было Хагрид, но прервался, поскольку Клювокрыл перестал сопротивляться. Он не только мигом успокоился, но даже не сделал попытки уклониться, когда девушка, после легкого поклона, подошла к нему и стала нежно гладить его.

- Успокойся, Клювокрыл, он больше не угроза. Это не твоя вина.

Все, за исключением Драко, в неверии уставились на нее и на последующую реакцию гипогрифа. Тот очень аккуратно нагнул голову так, что она оказалась напротив груди девушки, тем самым требуя поласкать его шею. Дафна исполнила его молчаливую просьбу и спустя всего минуту, только преувеличенные стоны Малфоя напоминали о случившимся недавно инциденте.

- Я умираю. Он убил меня.

- Извини Клювокрыл, мне нужно идти, - прошептала она и, развернувшись, подошла к своему однокурснику. Она глубоко вздохнула и произнесла:
- Перестань скулить Драко. Или мне рассказать Астории, как Панси любезничает с ее женихом? Без обид Панси, - добавила она спустя секунду.

Драко показал ей свою кровоточащую руку. Гарри вынужден был признать, что порез был довольно-таки глубоким.
- Я чуть не лишился руки из-за этого смертельного зверя. - Клювокрыл зло щелкнул клювом.

- Не будь таким ничтожеством! - Дафна было начала наколдовывать лечащее заклинание, но тот час была прервана Драко.

- Нет, мне нужно в больничное крыло. Только мадам Помфри может залечить ее.

- Ты ведешь себя как пятилетний ребенок. Даже Гойл мог бы залечить ее. - Она подумала мгновение и продолжила:
- Хорошо, возможно не смог бы. Но тем не менее, воля твоя уходи.

Она наблюдала за Драко, который продолжал стенать в то время как его уносили телохранители а Панси держала его за руку.
- Это повлечет за собой трудности, Хагрид. Возможно, тебе следует спрятать Клювокрыла пока его отец не начал действовать.

К их сожалению, Хагрид тогда не прислушился к советам Дафны, слишком сильно полагаясь на Дамблдора.

И поэтому, Гарри и Гермиона вынуждены были спасать Клювокрыла несколькими месяцами позже.

***

Не удивительно, что чем мрачнее становилось ее настроение, голос резче и терпение короче, тем с большим нетерпением, он ожидал дня, когда сможет поехать к Уизли. Через два дня, он будет уже там. Через два дня, он снова увидит Рона, Джинни, близнецов, миссис Уизли и Гермиону.

Роксана беспокойным взглядом окинула обеденный стол. Это был первый раз за три недели, когда они ели все вместе. Астория только вернулась из Италии, где пробыла все это время с Малфоями. Ее кожа преобрела золотистый оттенок и вообще дочь казалось выглядела более здоровой, чем до этого, более живой и более самоуверенной. Это могло принести некоторые проблемы, то без чего они сейчас прекрасно бы обошлись.

С нарастающим чувством тревоги, она следила за общением Дафны и Гарри. Он пытался узнать ее по лучше, а она наоборот закрывалась от него. Это выглядело так, будто раньше она надеялась, что его визит будет своего рода формальностью после чего он снова покинет ее жизнь. Но теперь, отношения Роксаны и Гарри улучшились и переросли в нечто большее чем осторожная дружба, и очевидно, ее дочь стала бороться с этим, перейдя от пассивного игнорирования, к активному сопротивлению.

Роксана задумалась о причинах таких действий со стороны Дафны. Конечно, было какое-то событие в прошлом, повлиявшее на такую ее антипатию по отношению к Гарри. Хотя, Дафна не любила большую часть слизеринцев, за исключением Трейси Дейвис и в меньшей степени Блейза Забини, но она разделяла их мнение относительно золотого мальчика.

Роксана помнила довольно хорошо их сметение по поводу победы Грифиндора в кубке школы в первый их курс. Они были в ярости, не только из-за того, что Дамблдор добавил огромное количество баллов за предотвращение кражи магического артефакта, но особено из-за того, какое количество он вручил. Он тогда вручил 165 балов, что позволило Грифиндору опередить Слизерин всего на пять баллов. Даже Роксана, естественно поддерживающая Дамблдора, и, являющаяся опонентом жалких попыток Люциуса, убрать его с поста директора, считала это нечестной поддержкой своего бывшего факультета. Она конечно же знала о пристрастности Снейпа в делах факультета. Но очевидно, он был не один такой.

Иногда, она задавала себе вопрос: а не было бы лучше назначить директором школы Флитвика: безпристрастный, наименее всех заинтересованый в политике и , как человек с гоблинской кровью, положительный для многих, что-то особенное нужно этому миру особенно со слишком большим количеством "Амбридж", которая в последние годы имеет большое влияние на законодательство.

Да, конечно, она могла понять недоверие дочери по отношению к Гарри. Очевидно, что в течении последних трех лет, Гарри пользовался некими привелегиями со стороны школьного персонала и Дафна опасалась, что тоже самое может произойти и в Пенегрю меноре. Или возможно, это просто зависть. Пока она безраздельно пользовалась материнским вниманием, особенно если учесть, что Астория была папиной дочкой. И до этого, Дафне никогда не приходилось делить ее внимание еще с кем-то. Нет ничего удивительного в том, что она так относится к Гарри, который делает медленные шаги, чтобы стать как минимум ее братом.

Но знать проблему и найти пути ее решения это к сожалению совсем разные вещи.

Она пыталась, чтобы они проводили больше времени вместе, но с каждым разом, когда она планировала очередную экскурсию, Дафна становилась все более упрямой. И даже надутым губкам Роксаны больше не удавалось обмануть Дафну. Убедить Гарри использовать гимнастический зал вместе с леди Пенегрю менора было еще одной ошибкой. Уже нельзя было игнорировать тот факт, что Дафна медленно превращается в красивую молодую девушку. Роксана едва сдержалась, когда увидела, как Гарри с вожделением смотрит на Дафну, одетую в гимнастический костюм. Как она знала для ее дочери подобные взгляды - больная тема. Слизеринци начали было вести себя как подростки достигшие полового созревания, но Дафна боролась с таким поведением острым языком и маской ледянной королевы.

Ледяная королева была оболочкой и щитом для Дафны с тех пор, как она пошла в Хогвартс, чтобы избегать нежелательного внимания со стороны ее сокурсников. И только дома, Дафна могла показать свое истинное лицо, свою теплоту и сострадание, которое так любила Роксана. Поэтому, то что она надевала маску ледянной королевы сейчас рядом с Гарри и рядом с ней, ее мамой, было для Роксаны шоком.

Лишь леди Агата оставалась ярким пятном в их жизни. Больше одного дня, она провела в Пенегрю меноре, не сколько для того, чтобы послужить гемороем для Сайруса, их обоюдное отвращение друг к другу увеличивалось из года в год, как для того, чтобы провести время с Гарри. Очевидно, пожилая леди полюбила парня, а он казалось просто наслаждался временем проведенным с ней, слушая истории из ее юности, или листая фотоальбом. Но Роксана знала, что такой симпатии будет не достаточно, чтобы расположить его к себе. Без какого либо намека на дружеские отношения между ним и Дафной, его сожаление по поводу пребывания здесь всего лишь вопрос времени.

- Он будет здесь? - Внезапные слова Астории напугали всех. Молодая девушка сделала жест подбородком в сторону Гарри. - Будет он здесь на день рождение Дафны?

Гарри только молча моргнул, не зная, что сказать. Отдаленно и вежливо вот как вела себя Астория в начале. И хоть та вежливость была того рода которая используется при обращении к продавцу, но тем не менее это была вежливость. Но после возвращения, она только свирепо смотрела на него и избегала обращаться к нему напрямую.

Подождав немного ответа от Гарри, или Дафны и так и недождавшись, Роксана ответила строгим голосом:
- У него есть имя, Астория. И нет, не будет, Гарри уедет через два дня. Он хочет навестить своих друзей и пробудет у них неделю. - Роксана не была в восторге от этого факта, она надеялась за эти две недели еще больше заслужить доверие Гарри. Но он хотел увидеть своих друзей и посмотреть с ними чемпионат мира по квиддичу.

День рождение Дафны будет масштабным событием, своего рода летним балом, на котором будут присутствовать многие друзья семьи, главным образом слизеринцы и многие из них благосклоны больше к Люциусу Малфою, чем к Дамблдору. Будет меньше проблем, если Гарри покинет менор до ее дня рождения, да и сам Гарри, как подозревала Роксана, не горит желанием видеть всех этих людей. По крайней мере, после всего он вернеться обратно, чтобы за несколько дней спокойно подготовиться к следующему учебному году.

- Хорошо, - пробормотала Астория больше себе, чем кому-либо еще. - Так будет лучше всего.

Роксана увидела как гнев поднимается в Гарри. За этот месяц, что он был здесь не было случая испытать его гнев, но Роксана поняла, что у парня есть небольшие проблемы с характером.

- Что ты хочешь этим сказать? - прорычал он Астории, не только атакуя Асторию, но в тот же самый момент, давая Дафне возможность встать на защиту сестры. Это распрямление плеч, поднятие головы, Роксана очень хорошо знала все признаки, когда Дафна была готова встать на защиту родной сестры. Несмотря на то, какие они были разные, несмотря на продолжающиеся ссоры, обе сестры всегда свирепо защищали друг друга.

- Драко будет здесь. - Гарри еще больше нахмурил брови с упоминанием его врага. - И я не хотела бы видеть, как день рождения Дафны будет омрачен из-за... - Она заколебалась и неопределенно махнула рукой.

- Из-за чего? - Вновь прорычал Гарри.

- Из-за того, что вы с Драко точно не друзья, - предположила Дафна, по ее лицу было ясно насколько она взволнована.

- Это не моя вина, - парировал Гарри и свирепо уставился на сестер. - Драко - мерзавец.

- Тю! - Астория положила на стол серебряные приборы и бросила на Гарри ледяной взгляд. - Чья же это еще может быть вина? Ты всегда пытаешься унизить его и это после того, как он попытался подружиться с тобой в самом начале. Всегда провоцируешь его, всегда прячешься за спиной у директора, да это просто нечестно. Не удивительно, что он тебя недолюбливает.

Гарри уставился на девочку ошеломленный тем, на сколько надо быть глупой, чтобы поверить в такую чушь. Да, это выглядит довольно правдоподобно, что Малфой мог изрыгать подобный бред о его друзьях, но даже он по настоящему не верил в это.

Астория на другом конце стола кидала на Гарри взгляды, которые все больше приближались к убийственным.
- Потом еще был этот инцидент с кровожадным зверем. Бедный Драко, он почти потерял руку, а ты и твой мерзкий рыжеволосый друг спасли его от заслуженной кары.

Гарри больше не мог оставаться на своем месте и с красным от гнева лицом проорал:
- Малфой, этот проклятый мерзавец, всегда презирал меня и моих друзей. Он называл Гермиону гр... Этим жутким словом гораздо больше одного раза и только для того, чтобы обидеть ее. И это только его вина, что Клювокрыл ударил его. Он был чертовски удачлив и получил только маленькую царапину. А беготня с перевязанной рукой было ни чем иным как жалкой уловкой.

- Это не так, - Астория в ярости бросила в него салфеткой, которая попала к нему в тарелку. - И мы уверены, что ни кто кроме тебя не мог освободить его.

Видя Гаррины колебания, Астория широко ухмыльнулась. Роксана была немного смущена тем, куда вела эта перепалка. Она помнила истории третьего курса о професоре Люпине, который был уволен из-за того, что он оборотень. И потом был еще инцидент с Сириусом Блэком. Роксана была уверена, что знает только половину правды тех событий и определенно это был тот момент, когда нужно было уводить разговор от обсуждения этой темы.
- Нет, полуправда, - объяснила она своим дочерям.

Но этот Клювокрыл, Сайрус говорил о нем однажды и она слышала слухи о том, как Люциус Малфой пытается добиться казни животного. Но она никогда не проявляла интереса к этому случаю и тот факт, что Гарри спас его был совершенно новым и неожиданным.

- Я очень сильно надеюсь, что Гарри действительно спас Клювокрыла. - На некоторое время, ссора прекратилась и все уставились на Дафну, которая говорила на удивление мягким голосом. - Он не заслуживал смерти. Это была вина только Драко, что он был ранен и он больше преувеличивал, ходя с такой маленькой царапиной.

Астория была очень разочарована тем, что Дафна приняла сторону Гарри, а тот в свою очередь был не менее удивлен. Но Астория еще не закончила свои нападки.
- А еще была эта история с тайной комнатой. - Она ухмыльнулась так будто подзадоривала Гарри прервать ее. Не понимая, что он мог сделать в той истории с тайной комнатой неверно, Гарри со слегка смущенным видом хранил молчание.

- Я не знаю точно был ли это ты или эта Уизлиетта тем, кто открыл тайную комнату и выпустил того страшного зверя, который чуть не убил несколько студентов и из-за которого чуть не закрыли школу. - Она скрестила руки на груди и повернулась в сторону Гарри. - Но обвинить во всем этом Драко и его отца это было окончательным доказательством твоего высокомерия. - Взглянув на родителей для поддержки, она закончила свою обвинительную речь:
- И только благодаря Дамблдору вас все еще не исключили. Хотя все ожидали бы что он ...

- Прекрати это немедлено. - Смущенная Астория посмотрела на разозленную мать. - В этом доме, я не позволяю тебе принижать уважаемого волшебника коим без сомнения является директор Дамблдор. - Ехидное фыркание Сайруса было немедленно подавлено смертельным взглядом Роксаны. Она попыталась собраться с мыслями, массируя кончиками пальцев виски.

Рассказанная, только частично и без особых подробностей, история с тайной комнатой была весьма любопытной. Оффициальная версия тех событий звучала следующим образом: под школой был спрятан василиск, который находился в заточении долгое время, но защита пала и василиск вырвался на свободу, нападая на случайных учеников. То что все жертвы были либо полукровками либо маглорожденными якобы держалось в секрете, но все об этом знали. Оффициально ни кто за это не нес ответственности и даже не оффициально было невозможно узнать правду. Наиболее вероятной версией, которой придерживалась Роксана, была такова, что Уизлиетта каким-то образом смогла открыть тайную комнату, находясь под чьим-то влиянием. В это верилось легче, чем в то, что одинадцатилетняя девочка смогла сделать это по собственной воле.

Согласно Ежедневному Пророку, профессор Гелдерой Локхард, вместе с небольшой помощью Гарри Поттера и его друзей, был тем, кто сражался с василиском и убил его, получив при этом серьезное ранение и сейчас все еще лечится в святом Мунго.

У Роксаны были сильные сомнения, что в этой истории професор Локхард предпринял хоть какие-нибудь героические действия. Она встречалась с ним несколько раз и считала его напыщенным индюком и лживым трусом. Роксана была очень удивлена, когда услышала, что Дамблдор доверил ему место преподавателя. Но тем неменее, Локхард теперь постоянный житель святого Мунго. Сейчас же всплыла любопытная информация, о том, что Драко и Люциус Малфой были как-то причастны к этой истории.

Садясь обратно, она махнула подросткам, чтобы те последовали ее примеру и спросила спокойным, насколько это было возможно, голосом:
- Гарри, что ты имеешь виду, говоря что Малфои как-то причастны к тем событиям? Я до сих пор не слышала подобных слухов.

Гарри все еще был слишком взволнованным, но видя более расслабленную Роксану, и очевидный интерес, он попытался успокоиться и произнес:
- Ходили слухи, что комнату открыл наследник Слизерина. Некоторое время им считали Драко и меня. Я подозревался из-за того, что я - змееуст. - Роксана коротко моргнула, услышав это заявление, но продолжала молчать. - А драко, потому, что он - самопровозглашенный принц Слизерина.

Астория хотела было вмешаться, но была остановлена повелительным взмахом руки своей матери.

- Но затем, мы нашли василиска. Джинни Уизли была похищенна. Она была под влиянием одной черной книги, заставляющей против ее воли открывать комнату.

Презрительная усмешка Астории, взгляд Роксаны и задумчивый вид Дафны вот какой была реакция присутствующих на последние слова.

- Эта книга... Она прежде принадлежала Люциусу Малфою. Он подбросил ее в котел Джинни не задолго до начала учебного года.

- Что за ерунда. Книжка способная влиять на девочку, никогда не слышала большей чуши. И почему он сделал это? Какая причина побудила бы мистера Малфоя сделать подобное? - Астория пыталась игнорировать угрожающий взгляд матери, но явно чувствовала себя не в своей тарелке.

- Я не знаю, - пожал плечами Гарри. - Мы не уверены в происхождении книги. И почему он сделал это. Возможно, просто чтобы привнести хаос и убить маглорожденных.

Гарри осмотрелся вокруг, на его лице явно читалось, что он не ожидает, что кто-либо поверит ему. И не была ли его история слегка... слегка притянута за уши? Определенно, он не рассказывал всего, что знал. Под мы, он несомнено подразумевал не только себя и своих друзей, но и Дамблдора в том числе. Что касается оффициальной версии, то в ней было слишком много пробелов, но с объяснениями Люциуса, она становилась наиболее правдоподобной.

Роксана наблюдала как Гарри садится в кресло под натиском раздраженных взглядов Сайруса и Астории и только открыла рот, чтобы поддержать его, как вдруг Дафна произнесла:
- Я верю ему.

Астория и Сайрус широко распахнутыми глазами уставились на нее, но не было никого более удивленного чем Гарри. С легкой улыбкой, Дафна спокойно продолжила, смотря на Гарри:
- Он не рассказал нам всего. И я уверена, он не знает всего. Но он полностью верит в то, что сейчас рассказал. Гарри не может лгать. Просто не в его крови обманывать так, чтобы не было понятно, что он врет. До тех пор, пока у кого-то не найдется убедительных доказательств, я буду верить его истории, что Джинни Уизли открывала тайную комнату, находясь под влиянием книги, которую ей подкинул Люциус Малфой. И на счет причины... Пожалуйста не делайте вид, что вы удивлены услышать о том, что он мог бы убить маглорожденных или хотел бы, чтобы в хогвартсе были проблемы.

Роксана одобрительно коснулась руки дочери и улыбнулась ей, но Дафна отдернула руку. Она коротко взглянула на маму прежде чем снова повернуться к Гарри:
- Я разделяю мнение о том, что тебе следует покинуть школу. Ты каким то образом как магнит притягиваешь к себе неприятности. Но ответственность за открытие тайной комнаты лежит на ком-то еще. А сейчас извините меня пожалуйста. - Она молча встала и под задумчивыми взглядами Гарри и Роксаны покинула комнату.

21:54 

Второй шанс. ГП/ДГ. Глава 6

Рыжий восторг

Нора, 16 августа

- Нн выглядит счастливым, как ты считаешь?

Слегка вздрогнув от мягкого голоса Джинни, Гермиона оторвалась от книги и сфокусировала свой взгляд на задумчивом лице рыжеволосой девушки. Несмотря на их различия, обе девушки за последний год стали очень близкими подругами. В большей степени их сблизили те события с тайной комнатой. Гермиона проследовала за взглядом Джинни на поле, расположенное напротив Норы, на котором Уизли дурачились вместе с Гарри. После его прибытия, тридцать минут назад, она успела лишь коротко поприветствовать его и быстро обнять, прежде чем близнецы вытащили его наружу. Гермиона наслаждалась объятием, казалось он был единственный, кто охотно позволял себе подобный жест. Но она почувствовала его напряжение и с беспокойством ждала возможности поговорить с ним о последних неделях.

- Да, он кажется счастливым, - также мягко ответила Гермиона. - Я полагаю, ты хотела бы присоединиться к мальчишкам. Полетать вокруг.

Джинни в ответ как-то болезнено улыбнулась.
- Позже, - вздохнула она.

Гермиона нахмурилась. Она ожидала, что Джинни будет счастлива, когда Гарри прибудет в Нору. Не было секретом то, что Джинни влюбленна в Гарри с их первой встречи. Несколько месяцев назад, рыжеволосая девушка начала даже разговор на тему Гермионы и Гарри и их отношений. Она испытала очевидное облегчение, услышав фразу: " Он очень важен для меня, Джинни. Я забочусь о нем, о его благополучии и о его счастье. Он заслуживает гораздо большего. В некотором смысле, я люблю его. Но я люблю его как брата, которого у меня никогда не было. Я даже не один раз просила родителей усыновить его, так бы мы смогли жить вместе на летних и зимних каникулах. Но я никогда не встану между ним и девушкой которую он полюбит."

Сейчас, он прибыл в Нору, но после первых нескольких счастливых мгновений, Джинни ходила разочарованной и у Гермионы не было идей почему настроение ее подруги так резко изменилось.

- Что с тобой? - Спокойный вопрос заставил Джинни повернуться и слегка покраснеть. По ее лицу было сразу видно, что Джинни бореться с тем говорить ли правду или нет. - Ты же знаешь, что я сохраню твой секрет? Но я вижу, что что-то не так. Я действительно ожидала, что ты будешь более счастливой, когда прибудет Гарри. Ты же с нетерпением ждала этого момента.

Горло Джинни избежало судорожного вздоха и она даже казалось борется со слезами.

- Он здесь только из-за Рона. - Гермиона начала было возражать, но Джинни решительно покачала головой. - Ты знаешь это. Не было бы тебя и Рона, он не посетил бы нас. Гарри на самом деле не замечает меня. Я только маленькая сестричка и даже не настоящая девушка. Он даже забыл о моем дне рождения.

Это Гермиона узнала недавно и надеялась напомнить об этом Гарри во время. Очевидно, уже слишком поздно и это принесет только вред. Что она могла сказать? В некотором смысле, предположение Джинни было верным: Определенно, Гарри не видит в Джинни ни кого больше, чем маленькую сестричку Рона и если Гарри замечал ее восхищение, то казалось, что тогда он чувствовал себя более неудобно. Но с другой стороны, почему он должен помнить о ее дне рождения? Очевидно, Джинни после событий в тайной комнате надеялась, что Гарри станет к ней ближе, чем до этого. Но пока ничего не изменилось в его поведении, Она нравилась ему, но они не стали ближе. Очевидно, Джинни переоценивает их отношения с Гарри.

В то время, как Джинни снова стала смотреть в окно, Гермиона воспользовалась моментом, чтобы лучше рассмотреть подругу. Джинни исполнилось тринадцать пять дней назад и уже сейчас стало понятно, что в один прекрасный день, она станет настоящей красавицей - очевидно внешностью она пошла не в свою мать - но сейчас она выглядела еще совсем девчушкой. Ее тело было немного мальчишеским, ноги длиные и тонкие, а грудь только-только начала прорисовываться. Самое большее через два года, Джинни станет настоящей сердцеедкой, но Гермиона знала, что это "Ты только должна подождать" является слабым утешением, если половина девушек Хогвартса уже сейчас глазеют на Гарри.

Пока что их внимание привлекает слава мальчика который выжил, но сейчас Гарри превратился в настоящего юношу со слегка загорелой кожей и спортивным образом жизни и это только вопрос времени, прежде чем старшие девушки заметят физические изменения в нем. И определенно большую проблему вызывает Гаррин интерес к Джоу Чанг. С той самой квиддичной игры между Грифиндором и Равенкло, Гарри не раз, к большой досаде Джинни, глазел на Джоу в большом зале.

- Мальчишки. - Гермиона изо всех сил пыталась сделать свой голос счастливым, но несколько грустных ноток всеже не удалось сдержать. - Ты не можешь жить с ними. Ты не можешь жить без них.

Не смотря на то, что Джинни уловила грустные нотки, но всеже попыталась улучшить свое настроение и даже выдавила еле заметную улыбку.
- Да, мальчишки, - прошептала она и задумчиво посмотрела на Гермиону. - У тебя теже проблемы, что и у меня, не так ли? Я имею виду с Роном. - Уши Гермионы порозовели, но Джинни не собиралась останавливаться. - Я знаю, он нравится тебе.

Теперь пришло время Гермеоне тяжко вздыхать.
- Он думает обо мне только как о своего рода ходячем словаре, помогающим ему с домашними заданиями. Когда он говорит о девушках, он никогда не думает обо мне, подразумевая только девушек наподобе Лаванды.

- Он придурок, - ответила Джинни, абсолютно уверенная, что эта реплика снова вызовет улыбку на лице Гермионы. Джинни качнулась из стороны в сторону, глубоко уйдя в мысли, думая о тех чувствах, которые испытывает Гермиона. Вид Уизли - за исключением пожалуй одного - задумавшегося так сильно, в большенстве случаев значило трудности.

- У меня идея, - объявила Джинни. Гермиона почти простонала, но попыталась выглядеть заинтересованной. - Я помогу тебе с Роном, а ты поможешь мне с Гарри.

Гермиона пыталась ухватить идею, но ее разум всегда блуждал в вопросах морали и дружбы. Отношения между Роном и Джинни никогда не были на столько хороши как отношения между братьями. Это же Гермиона имелла виду, когда говорила о благополучии Гарри. Она считала бесцеремонным манипулировать им ради их отношений с Джинни. Да, она была очень умной и красивой девушкой, но Гермиона не могла представить Гарри и Джинни вместе скажем лет через десять, живущих в небольшом домике с маленьким ребенком.

Но ей оставалось только беспомощно наблюдать, как Джинни все больше и больше воодушевляется своей идеей.
- Рон не позволяет мне быть с вами тремя. И иногда, я опасаюсь, что через чур прилипчива на Гаррин взгляд. - Гермиона не могла не кивнуть головой, соглашаясь. Она была слегка удивлена тем, что Джинни заметила это, но определенно, она была права в обоих случаях. - Но если ты введешь меня в вашу компанию, они не скажут ни слова. Я буду в вашей компании как твоя подруга и смогу чувствовать себя более естественно проводя больше времени рядом с Гарри.

Это не выглядело слишком ужасным. Они были подругами и Гермионе нравилось проводить время с ней. На первый взгляд, казалось, что увеличение их компании не будет безболезненым. По крайней мере, Джинни не ожидала от нее, что она как-то будет влиять на Гарри.
- И возможно, ты могла бы говорить Гарри время от времени о моих положительных сторонах. - В следующих словах Джинни не чувствовалось абсолютно ни какой невинности. - Или ты вместе с Роном могли бы сходить... куда-нибудь, оставляя нас на едине. Я с Гарри, ты с Роном, не сразу конечно же. Я не хочу торопить события.

Определено нет, простонала про себя Гермиона. Но что она могла сказать? Джинни нравился Гарри, возможно, она даже влюблена в него. По крайней мере, она заслуживала шанса и если она начнет злоупотреблять возможностью, то Гермиона обязательно вмешается. И возможно, ее план реально поможет ей с Роном.
- Хорошо, по рукам. - Гермиона протянула руку, улыбающейся Джинни. Но почему у нее все еще было это неприятное чувство где-то внутри живота?

***

С легким сердцем, Джинни выскочила из дома и побежала на поле. Чарли, близнецы, Рон и Гарри разговаривали держа метлы. Было очевидно, что несмотря даже на близнецов с горящими глазами расказывающие Гарри о их прикольных новинках, игра в квиддич скоро начнется. Разрешат ли ей... В этот момент, Чарли заметил Джинни и помахал рукой, приглашая присоединиться к ним. Джинни широко улыбнулась. Чарли всегда был ее любимым братом. Будет ли она играть в команде Гарри? Она надеялась, что нет. Будучи в команде соперников, у нее будет больше возможности находиться рядом с ним и даже время от времени касаться его.

Когда она приблизилась к братьям , то внимательно осмотрела их лица. На сколько их радость была искреняя? Как сильно на их радость повлияли приказы их матери, полученные днем ранее? Она была довольно жестка со всеми Уизли, пытаясь, чтобы время проведенное Гарри в Норе было счастливым. Джинни была слегка удивлена этим фактом, впрочем ее братья тоже. Они бы и так вели себя хорошо и без ее приказов, да и Гарри всегда наслаждался летними каникулами проведенными с ними. Не было нужды в наставлениях. Так что послужило этому причиной? Возможно, разговор между ее родителями за вечер до этого? Разговор, который у них состоялся сразу после возвращения мамы из Хогвартса.

***

Днем ранее.

- Мы должны быть уверены, что Гарри останется с нами.

Джинни подошла к комнате родителей, чтобы поинтересоваться планами на следующий день, но услышав голос матери, остановилась. Осмотревшись, она не заметила ни кого из ее братьев. Мгновение она колебалась. Ее мама не любила, когда подслушивали ее разговоры, но речь шла о Гарри. Стараясь ступать настолько тихо на сколько это было возможно, Джинни подошла как можно ближе к двери и прислонилась ухом к замочной скважине.

- Но почему? - Услышала она, слегка плаксивый голос своего отца. - Это его решение. Если он хочет...

- Чушь. - Молли была не поколебима в своем мнении. - Ему только четырнадцать, он еще не может знать, что для него лучше. Мы должны помочь ему сделать правильный выбор. - Джинни подавила стон. Как часто она ощущала на себе последние слова матери. Очевидно, Молли была глубоко убеждена, что ни кто из ее детей, даже Чарли и Бил, не в состоянии принимать собственные решения. Поспешно зажав рот, чтобы не засмеяться от скользнувшей мысли, а считает ли Молли, Артура достаточно взрослым?

Артур вздохнул и произнес:
- Я не знаю, очевидно Джеймс доверял ей, раз сделал ее крестной Гарри.

- Тьфу! - Молли нельзя было сейчас переубедить. - Он сделал ее крестной только из-за того брачного контракта. А доверие - он доверял Сириусу тоже и все мы знаем каким было это решение.

" Сириус," заинтересовалась Джинни. Она слышала от Рона, что все слухи о нем ложны, что он не был убийцей и, что Гарри любит его. Что могло быть не так с ним?

- Это не совсем справедливо, - проворчал Артур. - Сириус был лучшим другом Джеймса. Всегда казалось немного странным допускать мысль о том, что он мог бы предать его. И сейчас мы знаем правду. И также мы знаем, что доверие Джеймса было оправданым.

- Невиновен или нет , но Сириус сейчас никто иной как большой мальчик. Он годиться на роль отца не лучше, чем Рон. И я полагаю, когда Рон вырастет, то станет лучшим отцом, чем Сириус. Он останеться безрасудным шаловливым мальчишкой до конца своих дней. Определенно, он не тот человек кому я бы доверила благополучие подростка. Тем более, что пока он не доказал свою невиновность это невозможно в любом случае.

Артур был вынужден согласиться хотябы с этим.
- Но рано или поздно это станет возможным. Дамблдор докажет его невиновность и тогда...

- Вот тогда, мы и позоботимся об этом. Но до того дня, мы должны быть уверены, что Гарри в правильных руках и по крайней мере это определенно не дом пожирателей смерти.

- Ты прекрасно знаешь, что это не так, - возразил Артур. - Миссис Гринграсс никогда не была пожирателем смерти и ее родители тоже.

- Я не имела ввиду ее, а ее мужа. Ты прекрасно знаешь, что он союзник этого нечистивого Малфоя. Ходили слухи, что мистер Гринграсс поддержал его дело деньгами. Тем у кого в друзьях есть такие люди, способные сделать вещи подобно тем которые произошли с нашей дочерью, не позволено находиться рядом с Гарри.

Артур вновь отступил и спросил:
- Дамблдор считает, что это к лучшему? Не можем ли мы просто объяснить Гарри в чем дело?

- Не можем, - возразила Молли. - Простые доводы не убедят его. Он слишком добрый и считает, что все заслуживают хотябы шанса. Нет, само по себе это не плохо, но в данном случае это усложняет дело. Давай просто будем делать то, что говорит Дамблдор. Мы должны быть уверены, что ему нравиться пребывание здесь и я поговорю с Роном, Джинни и близнецами касательно следующего учебного года. Вот увидишь, он в миг забудет об этой дурацкой идеи с усыновлением.

Джинни не стала дожидаться ответа отца, поскольку шаги матери приближались к двери и поспешила прочь. Она не заметила тень отлепившуюся от места у окна и поторопившуюся на верх.

***

Щелчок прямо перед носом вернул Джинни в реальность. Перед собой, она увидела лицо Чарли с широкой улыбкой, располшейся на его лице.
- Ты вернулась к нам Джинникин?

Джинни улыбнулась в ответ прежде чем скривиться и произнесла:
- Я мечтала о прекрасных братьях спортивных и красивых. Но сейчас, я вернулась из своих грез и нашла только вас.

- Мы, - начал Джордж.

- Очень красивые, - закончил за него Фред.

Рон только и мог что не громко ворчать, когда Чарли начал поигрывать мускулами, чтобы произвести впечатление на свою маленькую сестру.

- Хорошо, хорошо, - Джинни от всей души хохотала. - Я впечатлена. А сейчас прекрати, а то мы распугаем всех птиц вокруге. - Чарли засопел, делая вид, что он подавлен. Джинни игриво толкнула брата в плечо и произнесла:
- Ты красивый и спортивный Уизли. Так что мы будем делать теперь? Сыграем небольшой матч в квиддич? Надо же показать нашему гостю, что мы все еще самая лучшая команда, а не те неудачники, которых мы увидим завтра.

Чарли обнял ее, близницы казалось на время успокоились и даже Рон улыбнулся, думая о финале кубка мира по квиддичу, на который они отправятся завтра. Каким-то образом, их отцу удалось достать билеты на превосходные места и каждый уизли намеревался отправиться на матч. Спустя несколько минут, команды были готовы, одна состояла из Гарри, Джорджа и Рона, другая из Джинни, Чарли и Фреда. Они собирались играть без ловца с двумя охотниками и вратарем, который мог также выступать в качестве загонщика. Команды заместо того, чтобы придумать какой-то план, играли как попало. Близнецы не были лучшими вратарями, они использовали любой шанс, чтобы послать бладжер в кого угодно, не смотря на то, свой это игрок или нет. Рон убеждал всех, что ему лучше всего быть вратарем и никогда больше не пытаться быть охотником.

Гарри пытался выполнить все трюки из своего репертуара, но без всякой пользы: Комбинации, которые он планировал с Роном, всегда проваливались, настроение Гарри портилось с каждой ошибкой медленно закипающего Рона. Не помогало даже то, что Джинни продемонстрировала себя как довольно-таки талантливый охотник и командная игра ее и ее брата была лучшей, которую когда либо видел Гарри, за исключением может быть командной игры действующего грифиндорского трио.

- Гарри, твоя атака вновь захлебнулась, - пронзительно прокричала Джинни, когда очередной пас адресованный Рону не достиг своей цели. Гаррины громкие ругательства только усиливали ухмылку Джинни и даже убийственный взгляд Рона не мог испортить ее хорошего настроения.

- Рон, возможно Гарри стоит одному играть на позиции охотника и самому забивать голы. А ты мог бы в это время - я не знаю даже - возможно, спеть победную песню в честь Чарли и меня.

Лицо Рона сравнялось по цвету с его волосами. Рон почти кинулся на сестру и попытался бросить квофл ей в голову - в прочем не удивительно было, что Джинни легко увернулась и он как обычно промахнулся.
- Ты псих. - Джиннин жест ясно показывал, что она думает о раздражении своего брата. Не допуская, чтобы на поле разгорелась драка, Чарли приказал всем спускаться и закончил игру.
- Я думаю настало время подготовиться к ужину. И мы должны закончить сегодня раньше. Завтра будет длинный день.

- Ты очень хорошо играла сегодня, - поздравил Джинни Гарри, когда они убирали метлы. Джинни улыбнулась в ответ:
- Ты так думаешь? Ты тоже был не плох. Еще бы тебе повезло с командой.

Гарри покачал головой:
- Будь подилекатней с ним. Я не думаю, что Рон очень гордится сегодняшней игрой. И ты же знаешь, как легко он впадает в депрессию.

Джинни вздохнула и кивнула, соглашаясь:
- Хорошо, хорошо, я буду деликатна с ним. Но только потому, что он мой брат и потому, что ты приказал мне. - В последний раз мило улыбнувшись, смущенному Гарри, Джинни поторопилась прочь.

***

Солнце достигло горизонта и небо было кроваво красным. Гарри уселся рядом с Гермионой на террасе.

- Я сейчас лопну, - жалобно произнес он. - Нельзя так много есть.

- Ты мог бы остановиться уже на третьем блюде, - ответила Гермиона, не отрываясь от книги, и без всякой жалости в голосе.

- А я то думал ты мой друг, вредная девчонка, - слегка проворчал Гарри.

Некоторое время, Гермиона сохраняла безстрастную маску на лице, но потом не выдержала и расмеялась от всей души.
- Тебе следовало ожидать, что Молли попытается откормить тебя. Ты такой щуплый после... - Она на мгновение заколебалась, вспомнив, что последние недели, он проводил не с Дурслями. После минуты неловкого молчания, она снова начала:
- И как тебе жилось?

Гарри опустил взгляд, чтобы не смотреть в глаза Гермионе, вычерчивая прутиком бесмысленные символы на песке.
- Хорошо, я провел эти недели хорошо. Я даже сделал большую часть домашних заданий. - Подняв глаза, он увидел как Гермиона несколько раз моргнула, услышав о домашних уроках.

- Правда? - спросила она хрипловатым голосом. - Правда? - переспросила Гермиона во второй раз более ясно после того, как прочистила горло.

- Да, правда, - усмехнулся Гарри счастливо, но он не был удивлен ее реакцией. - Я покажу тебе позже, но я думаю там все в порядке. - Закрыв глаза и повернув лицо в сторону заходящего солнца, он продолжил взвешивая каждое слово:
- Эти недели были... - Он боролся с собой некоторое время. - Нет, не классные, но отличались от тех каникул, которые у меня были до этого.

- Отличались значит положительно отличались или больше походили на ужасные отличия? - спросила Гермиона. Она была не до конца уверена в тех эмоциях, которые испытывала по отношению к последним неделям Гарри. До сих пор, она не много знала о том, как он провел последний месяц. Гермиона знала только то, что Гарри провел несколько недель в Гринграсс меноре и то, что чувства Молли насчет этих людей были далеко не положительные. Из того, что она знала Гринграссы казались кем-то наподобие Малфоев. Но ведь Гарри не наслаждался бы временем проведенными с Малфоями?

- Менор просто чудесный - центральное здание с тремя крыльями. В нем есть бассейн и гимнастический зал. У них есть домовые эльфы. - Увидев нахмуренные брови Гермионы, он поспешно добавил:
- Но они обращаются с ними дружелюбно и все эльфы носят одежду, чем-то похожую на костюм гувернанток. - Услышав это, Гермиона расслабилась.

- Ох, чуть совсем не забыл, у меня теперь есть котенок. - Гермиона уставилась на него с широко открытыми глазами. - Мне его дала миссис Фигг. Между прочим: ты знаешь что миссис Фигг сквиб? Она живет там, чтобы присматривать за мной по приказу профессора Дамблдора. - Гермиона была потрясена, услышанными новостями. Миссис Фигг была сквибом? И наблюдала за Гарри по приказу Дамблдора? - Она была растроена тем, что не понимала, что происходит в доме Дурслей. В качестве своего рода извенения, она подарила мне котенка. Его зовут Балу и он гораздо меньше Живоглота, а шерстка у него черно-белая и очень мягкая.

Гермиона мягко улыбнулась. Видя его счастливые глаза, и, слыша с каким восторгом он расказывает о котенке, она видела его таким по отношению только к Хедвик, но это...

- Что на счет Хедвик? Я имею виду тебе нельзя будет иметь двух питомцев в Хогвартсе.

- Я знаю, - произнес Гарри уныло. - Я возьму с собой Хедвик. Я думал попросить Джинни. Возможно, она могла бы позаботиться о нем. Как думаешь?

Джинни была бы счастлива помочь ему с котенком, так она могла бы видеться с ним ежедневно.
- Тебе следует спросить ее. Я уверена, что она согласится. - Но она уже не думала о Джинни, ее мысли вернулись к прошедшим неделям. - А что на счет семьи, какие они?

Гарри не сразу ответил. Вместо этого, он вновь стал что-то вычерчивать прутиком на песке и спустя некоторое время, он наконец произнес нетвердым голосом:
- Лорд Гринграс полная задница. Он друг Малфоя и ведет себя как плохая копия дорогого Люциуса. Еще есть Астория. Я не знаю видела ли ты когда нибудь ее. Она на 2 года младше нас, но уже помолвлена с Драко. Дурная кровь навсегда - я имею в виду чистокровная, чтобы у тебя сложилось о ней впечатление. - Гермиона почувствовала себя немного подавленной. Это звучало плохо, настолько же плохо как об этом говорила Молли. - Но есть также леди Агата. Она мать семейства и определенно, она бы понравилась тебе - немного похожа на профессора Макгонагалл, но более безаботная. Она училась вместе с моей бабушкой и рассказала мне много историй об их юности. Они учились в Равенкло. Ох, она дала мне фотоальбом. - Мы не можем выбирать родственников. Но как могла женщина такая, как леди Агата выбрать для своей дочери мужа подобного этому ослу? Гермиона решила поговорить об этом позже. - Роксана... Я хотел сказать леди Гринграсс, она любезная женщина, очень умная. - Гермиона нахмурилась. Если он называет ее по имени значит их отношения более близкие, чем могло ожидаться. - Мы были в магловском Лондоне, посетили Тауэр. Она показала нам Даунинг Стрит, ты знаешь это очень...

- Там живет премьер министр, - дополнила Гермиона. Это была игра или реальный интерес, подумала Гермиона. Определенно, Люциус Малфой не мог бы показать Даунинг Стрит даже если бы его жизнь зависела от этого. - Нам? - спросила она в следующий момент. - Ты сказал она показала нам.

- Ох, да, - Ей показалось или его щеки действительно слегка покраснели? - Дафна была с нами большую часть времени. Тебе бы она понравилась. Она умная, любит читать и учиться. Она даже заставила меня сделать домашнюю работу. - Гермиона посмотрела вниз, скрывая наползающую на лицо улыбку. Это определенно было в ее книге. - Но я не нравлюсь ей, - добавил Гарри и улыбка Гермионы сменилась нахмуренными бровями. - Я не знаю почему, она по настоящему не знает меня, но ... Я думаю она ненавидит меня.

Гермиона молча наблюдала за ним. Достаточно было бы всего несколько предложений, чтобы возможно отвернуть его от этой семьи. Уизли определенно будут рады такому повороту событий. Но это был Гарри, ее друг, своего рода брат. Он заслуживает честного отношения и помощи.

- И это важно для тебя? Я имею ввиду ее отношение к тебе, - спросила Гермиона мягким голосом.

Гарри несколько раз тяжело вздохнул, успокаивая нервы.
- Я не знаю. Иногда она такая разъяренная. Она сказала, что я не принадлежу Хогвартсу, что я начинаю неприятности. - Он подумал мгновение, а затем покачал головой. - Нет, она сказала: я притягиваю неприятности, а не начинаю. И она все время свирепо смотрит на меня. И когда мы вместе, она ничего не говорит о себе, только о школе или об истории или о других нейтральных вещах.

Несколько раз Гермиона порывалась сказать что-то, но каждый раз останавливала себя. Она каким то образом чувствовала, что Гарри нужно это мгновение, чтобы подумать о Дафне , что он рассказывает все это не только ей, но и самому себе.

- Но потом... Когда я рассказал им про тайную комнату и как Люциус Малфой был замешан в этой истории. - Гермиона тяжело вздохнула, но кивнула Гарри, чтобы тот продолжал. - Она была первой, кто сказал я тебе верю. Да, она добавила потом, что я не могу скрывать ложь, но в некотором смысле это здорово, не так ли?

Гермиона слабо кивнула, еще больше нахмурив брови. Она пожала плечами, приходя к окончательному решению:
- Сейчас, я не могу ничего сказать о них. Я бы очень хотела встретится с ними особенно с леди Роксаной и Дафной. Ну знаешь для того, чтобы сформировать первое впечатление.

Гарри кивнул, соглашаясь.
- Я думаю это возможно. Они будут на финале кубка мира. И возможно, я мог бы попросить ее, чтобы ты навестила нас.

- Ты хочешь вернуться к ним до начала учебного года? - заинтересовано спросила Гермиона. Было совершенно ясно, что Молли думала, что Гарри пробудет в Норе до сентября.

- Я не уверен. Когда мы планировали мой визит в Нору, Роксана и я договорились о возвращении через неделю. Но два дня назад, я поругался с сестрами Гринграсс и теперь...

Гермиона нежно погладила его по руке.
- Посмотрим. Давай подождем до тех пор пока игра не закончится и я смогу посмотреть на них. У тебя больше чем несколько дней для решения. И возможно, ты устанешь от меня и Рона за несколько дней.

Гермиона была потрясена, когда Гарри крепко обнял ее, обычно она первая начинала делать это.
- Никогда, - произнес он. Определенно, это было изменение к лучшему.

21:56 

Второй шанс. ГП/ДГ. Глава 7

Финал кубка мира

Квиддичное поле, 17 августа

- Возможно, мне следует самому стать професиональным игроком в квиддич, по крайней мере на несколько лет. Ты знаешь, дорогая Астория, слава крайне мимолетная штука и карьера квиддичной звезды коротка. Позже, я естественно буду работать с моим отцом и подготовлю себя для того единственного положения, которое возможно для человека подобного мне: джентльмена и политика.

Драко прогуливался с Асторией и Дафной, идя на несколько шагов впереди своих родителей, и вел себя так, будто владел этим местом. В то время, как Астория с особым вниманием ловила каждое его слово, ее старшая сестра со злобной усмешкой только ждала подходящего случая, чтобы испортить момент.

- Тебе не кажется, дорогой Драко, что быть одновременно джентльменом и политиком просто невозможно? - Слово "дорогой" Дафна произнесла приторно сладким голосом, что резко контрастировало с ее выражением лица.

- Веди себя должным образом. - Астория свирепо посмотрела на сестру и вновь повернулась к своему парню с видимым обожанием на лице. - Я абсолютно уверена, что ты будешь...

- Посмешищем. - Дафна изо всех сил пыталась быть любезной, ее лицо выражало только желание помочь.

- Дафна Аурелия Гринграсс. - Голос ее матери явно дал понять, что у нее нет особых проблем и следующее порицание:
- Веди себя достойно. - Побудило ее только склонить слегка голову, соглашаясь, но не в коем случае не извиняясь перед парнем, которого она презирала.

Роксана Гринграсс шедшая за детьми в сопровождении крайне молчаливой Нарциссы Малфой была вынуждена подавить улыбку. Она только вынуждена была попробовать настаивать на том, чтобы ее дочь вела себя подобно леди, поскольку легкая насмешка и небольшие оскорбления не были обычным поведением между двумя чистокровными семьями, поэтому приходилось ограничивать поведение на людях. Благо открытое пространство с сотнями волшебников и волшебниц вокруг было более чем подходящим. К счастью, Сайрус и Люциус шли на приличном растоянии и были вне зоны слышимости. Иначе, Сайрус определенно бы начал бранить свою дочь просто для того, чтобы произвести впечатление на своего друга Люциуса. Такой нагоняй, только вызвал бы не вежливую реакцию Дафны и в течении минуты разгорелись бы настоящие дебаты с летающими оскорблениями вокруг подобно леденцам на карнавале. Нарцисса казалось была совершенно безразлична к тому, что ее сына оскорбляют.

После помолвки их детей, обе женщины возобновили потерянную в школьные годы дружбу. Обе умные, талантливые , с хорошим образованием, обе замужем не по любви. Они живут жизнью, которую они не выбирали сами и обе пытались найти компромис для своих детей между будущим, которого они заслуживали и тем, которого желали их отцы.

В большинстве дней, Роксане нравился остренький язычок ее дочери. Она воспринимала эту ее черту, как доказательство того, что Дафна настоящая Пенегрю, в отличие от ее младшей сестры, котороя на взгляд матери через чур сильно боготворила Малфоев: как отца, так и сына. Но сегодня был квиддич, а он в случае Пенегрю являлся серьезным делом. Ее мать была блестящим охотником, сама Роксана была, к ее сожалению хоть и не талантливым, но все же вратарем сборной, а Дафна, обладая острым зрением и демонстрируя инстинкт убийцы на поле, могла бы быть превосходным загонщиком. Но к сожалению, Маркус Флинт, капитан сборной Слизерина, не желал замечать талантливых слизеринских девушек и приглашал в сборную только парней. У некоторых из них, за исключением любви к нечестной игре, не было ни какого таланта в квиддиче.

Фантазия построить чисто женскую команду так и оставалась мечтой. Она могла бы осуществиться, будь между Дафной, Трейси, Панси и Миллисент приемлемые отношения, а не то стервозное поведение, которое было нормальным между ними. Роксана заметила изменения в позе Дафны и несколько мгновений боролась с собой, думая вмешаться или позволить ей сказать все о чем она сейчас думала. Роксана достаточно хорошо знала свою дочь, чтобы предсказать направление ее мыслей, после еще нескольких минут разглагольствования Драко о том какой он мастер на позиции ловца. С небольшим вздохом, который закономерно вызвал ухмылку на лице Нарциссы, она решила не вмешиваться, по крайней мере в данный момент.

-Драко, милый, ты должен знать, что в профессиональных командах в отличии от факультетских невозможно будет купить место. Его необходимо заработать и продемонстрировать по крайней мере хоть чуточку таланта.

Роксана, услышав это, сразу же опустила голову вниз и закусила нижнюю губу, пытаясь сдержать смех. На прошедшем дне рождении Дафны состаялась квиддичная игра между командами девочек и мальчиков. Трейси, Миллисент и Лиза Турпин из Равенкло были превосходным трио охотников, даже несмотря на грязные приемы со стороны команды мальчиков. И пока Дафна ликовала, без конца метко посылая бладжеры в Драко, Панси превосходно оформила победу команды девушек акробатической поимкой снитча. Естественно, мальчишки вывернулись и в этой ситуации, принеся извенения за джентльменское поведение на поле и за то, что позволили девушкам одержать победу. Но никто не поверил им. И ни для кого не было удивлением, что даже после этого, Маркус Флинт продолжал придерживаться политики не допускающих девушек в сборную.

- Ты не понимаешь, - прорычал Драко, игнорируя Асторию, которая пыталась успокоить его, поглаживая по руке. - Что мир не такой чистый и прекрасный как ты думаешь. Ты должна осознать реальность и приспособиться к ней.

- Или ты мог попытаться изменить его.

- Девчачьи глупости, что в принципе и следовало ожидать от тебя, - ухмыльнулся Драко. Астория нахмурила брови, демонстрируя таким образом свое отношение на то, что кто-то посмел оскорбить ее сестру. Дафна иногда бывает немного странной по мнению Астории, но тем не менее она по прежнему остается ее любимой старшей сестрой. И даже для Драко был предел дозволенного поведения. И он уже почти достиг этого предела.

Вместо яростного упрека, как предполагала Роксана, Дафна расслабилась и улыбнулась. Но это был тот тип улыбок, которые предшествуют другому еще более язвительному замечанию:
- Если у твоего отца достаточно денег для покупки еще нескольких метел, ты определенно можешь расчитывать, что тебя возьмут в Пушки Педдл. Они как раз занимают именно то место в лиге, которое соответствует твоему таланту и я уверена с твоим приходом они закрепятся на текущий позиции на долгие годы.

Драко с малинового цвета лицом отвернулся от Дафны и больше не обращал на нее внимания. Роксана изо всех сил пыталась сердито посмотреть на победно выглядящую Дафну, но потерпела неудачу. То что Дафна презирает Пушки Педл не было для нее секретом, хоть и причины этого были не ясны. Да, оранжевый цвет формы это очевидная безвкусица, но тем не менее это не повод для ненависти. И то, что они не могут играть лучше - уже несколько лет они занимают последнюю строчку в турнирной таблице - может послужить причиной разве, что для жалости.

***

- Подожди, - прошептала Нарциса, останавливая Роксану, которая уже хотела проследовать вслед за их мужьями на трибуну. Люциус Малфой, будучи ярым и наиболее важным сторонником министра Фаджа, был приглашен в министерскую ложу. Он же в свою очередь пригласил Гринграссов, как семью невесты его сына, посмотреть матч из этого достойного места. Роксана естественно хотелось бы избежать всех этих надутых магов, но в итоге приняла приглашение. По крайней мере, Нарцисса будет там и пока миссис Малфой, по мнению Роксаны, была слишком мягкой по отношению к своему мужу и Роксане все еще нравилось ее сдержанное чувство юмора.

Сайрус подошел к Люциусу и наслаждался вниманием со стороны министра Фаджа и его болгарского коллеги. У них едва нашлось время представить министрам своих детей после чего, они сразу же начали обсуждать подобающим мужчинам очень важные дела.

- Люциус приказал мне сразу же после окончания игры отправляться домой, - начала Нарцисса с видимым беспокойством на ее красивом лице. - Он организовал портключ, так что мы уйдем в шесть часов.

Веселость Роксаны как рукой сняло и она тоже стала серьезной. Кивнув, она добавила:
- Тоже самое велел мне и Сайрус. Вчера вечером, после возвращения из Малфой менора, он дал мне билет и строго настрого приказал не пропустить время на которое настроен портключ.

Обе женщины уставились на своих мужей с подозрением.
- Они задумали что-то, - прокоментировала Нарцисса.

- Определенно, они следуют какому-то глупому плану твоего мужа. не обижайся, цисси, - не очень искрене извиняясь, добавила Роксана.

- Все в порядке, - ответила Нарцисса, не отрывая взгляда от Люциуса. - Нот, Крэб и Гойл тоже с ними. - В отличии от своих сыновей, старшие Крэб и Гойл не были тупыми и хотя они не были ярчайшими представителями чистокровных, но всегда были всецело преданны Малфою.

Роксана вздохнула:
- Я ненавижу делать это, но сегодня нам следует сделать так, как они хотят. Я только надеюсь, что они не задумали ничего слишком опасного и безрассудного.

- Возможно, нам следует надеяться на это, - неудачно попыталась пошутить Нарцисса. - Таким образом, мы бы уже завтра стали вдовами и начили бы воспитывать своих детей как следует.

Роксана ахнула и сдержала комментарии. Обдумав это, она поняла, что Нарцисса в каком-то смысле была права. Пока она была в состоянии - естественно с согласия мужа - воспитывать Дафну главным образом так, как ей хотелось и была весьма довольна результатом, чего нельзя было сказать об Астории. И Драко определенно не помешает твердая рука, иначе он превратиться в жестокого и испорченного юношу - жестокого и более испорченного чем сейчас. Но надеяться на смерть ее мужа...

- Что? - спросила Нарцисса с мягкой улыбкой. - Еще скажи, что ты никогда не задумывалась, чтобы подлить яда в превосходный бренди твоего мужа? Или никогда не желала отрыть могилу своего покойного отца и придушить его еще раз за тот брачный договор, который он заключил с этим подобием мужчины? не обижайся, Рокси.

- Все в порядке, - ответила Роксана с разочарованным вздохом. - И отвечая на твой вопрос: да, я задумывалась об этом. Я очень часто сержусь на отца и бывало устраивала ему нагоняи. Но я не ненавижу его больше. Он сделал это из благих побуждений. В то время "он" набирал мощь и мой отец, естественно, хотел защитить свою семью и он думал, что Сайрус в состоянии предложить мне эту защиту, в тоже время не являясь для меня слишком тяжелым бременем. - Взгляд Нарциссы смягчился и она кивнула, соглашаясь, а Роксана тем временем продолжала:
- И это не только его вина. Я могла сказать нет. И мои родители даже не угрожали мне лишением наследства. Моя мама никогда не пошла бы на такой шаг. Но мне тогда было восемнадцать и я была напугана и после двойного убийства близнецов Прюетт, доводы отца казались довольно-таки разумными, а оставаться в стороне было слишком опасно с его-то подавляющей силой.

- Да, - согласилась Нарцисса. - И кто тогда мог ожидать, что родится ребенок, который убьет его спустя два года.

Сайрус Гринграсс, взглянув на жену, которую не обнаружил рядом - он хотел произвести на нее впечатление своими хорошими связями - побледнел, увидев сладкую и опасную улыбку на ее лице. Почти сразу же после свадьбы, он понял - пока она разрешает ему играть роль главы семейства в чистокровном обществе - что это в его же интересах не давить слишком сильно на нее, а лучше предоставить ей некоторую свободу. И только что, она выглядела довольно-таки обеспокоенной и опасной для него.

- Но иногда... - произнесла Роксана после нескольких минут молчания.

- Какая бы жизнь была без наших любимых лордов и мастеров, - продолжила Нарцисса со зловещей улыбкой. Люциус, проследивший взгляд Сайруса до их жен, был более лучшим актером и смог скрыть свою реакцию. Коротко кивнув Нарциссе, он повернулся обратно к министру Фаджу, демонстрируя каждому, что он является главой своей семьи.

- Иногда девушке позволенно помечтать.

***

Только Роксана и Нарцисса решили проследовать за своими мужьями в ложе, как возросший гомон объявил о прибытие очередной группы зрителей. Казалось бесчисленное множество рыжих голов приближалось к министерской ложе. Гарри шел к лестнице зажатый между близнецами Уизли, позади быстро шла за ними девушка с копной каштановых волос, ее Роксана узнала из картин нарисованных Дафной.

- Миссис Малфой, Миссис Гринграс, - приветствие Молли и Артура было более или менее вежливым, но сопровождалось злым взглядом на Роксану со стороны Молли. Все без исключения Уизли бросили на нее заинтересованый взгляд, некоторые из них дружелюбно кивнули, а некоторые подобно единственной девочке бросали свирепые взгляды. Последний Уизли, самый старший сын с серьгой в виде драконьего клыка и длинными волосами, выглядевший довольно-таки красивым для Уизли, прежде чем проследовать за своей семьей, остановился напротив леди и с улыбкой на лице слегка поклонился им.

- Одну минуту, - сказал Гарри младшему сыну Уизли и подвел Гермиону к крестной. Вспоминая все уроки полученные в Пенегрью меноре, и, пытаясь следовать примеру Била, и слегка колеблясь он поклонился Нарциссе, которая удивленно подняла бровь, а Роксана одобрительно улыбнулась.

- Привет, Гарри, надеюсь тебе нравится здесь. А это определенно замечательная мисс Грейнджер.

Гермиона покраснела и нервно посмотрела на Нарциссу Малфой. Определенно, мать Драко не была в восторге находясь рядом с грязнокровкой.
- Я оставлю вас на минуту, пойду гляну на наших детишек. - И хотя Нарцисса могла иметь в виду их детей, но Роксана предпологала, что она также говорила и об их мужьях.

- Мистер Поттер, мисс Грейнджер, - кивнула Нарцисса подросткам и хоть ее голос был не слишком дружелюбный, но в нем также не было и отвращения. Она с еле уловимой улыбкой даже остановилась на мгновение, чтобы получше расмотреть лицо Гермионы. Но возможно эта еле заметная улыбка всего лишь показалась Гермионе.

- Это просто потрясающе. Здесь так много интересного. Рон купил маленькую копию Виктора Крама, а близнецы поставили на то, что Крам поймает снитч. Я надеюсь они угадают. Тогда они смогут вложить эти деньги в их будущий магазин приколов, о котором они мечтают. Я купил три штуки вот этого, - Он указал на три омникуляра висевших на его шее. - Для Рона, Гермионы и себя. - Он сделал шаг в сторону, давая роксане возможность получше рассмотреть девушку:
- И да, это мой лучший друг Гермиона Грейнджер - лучшая студентка Хогвартса и та самая причина по которой я все еще не исключен из школы.

Гермиона толкнула его руку и сильно покраснела. Роксана улыбнулась подросткам, думая тем временем над тем, как ей быть. Она хотела предупредить их. План Люциуса в котором принимали участие не только он, но также Сайрус и остальные идиоты, мог значить только неприятности и несомненые неприятности для маглорожденных. В безчувственных монологах Малфоя именно маглорожденые являлись главной целью нападок и оскорблений.

- Знаешь, это конечно же хорошо быть щедрым по отношению к своим друзьям, особенно если у тебя есть деньги и ты считаешься с их гордостью. Ты же понимаешь, что не все хорошо относяться к подаркам? - Ни для кого не было секретом, что отличительными характеристиками Уизли были отсутствие денег и их гордость. После того, как Гарри кивнул, Роксана продолжила:
- Между прочим, если тебе когда либо понадобятся деньги не стесняйся и попроси у меня. Когда тебе исполнится семнадцать у тебя их будет вполне достаточно, но на данный момент я полагаю, что не все твои средства под твоим полным контролем.

- Нет, на Хогвартс мне хватит, а кроме этого у меня есть небольшие ежемесячные выплаты на карманные расходы. Но этого вполне достаточно. -В этот момент, Гарри, который раньше и не задумывался о деньгах, осознал, что он совершенно не представляет какую сумму унаследует, когда станет совершенно летним и кто - если этот кто-то был конечно - на данный момент управляет счетами. Он не хотел рассказывать ей, что те ежемесячные выплаты выдавала ему Минерва Макгонагалл из своего собственного кармана, он не хотел ее жалости.

- Хорошо, - улыбнулась Роксана. - И я слышала, что у тебя уже есть превосходная метла - молния, это правда? Я считаю, что метла самое важное свойство волшебника или волшебницы, после конечно же палочки. Книги ты можешь одолжить, жилье снять, а вот метла должна быть у каждого уважающего себя мага, та которую он в состоянии себе позволить.

Мгновение Гарри колебался, думая о том знает ли Роксана, что Сириус прислал ему эту метлу. Насколько он знал у Сириуса и Роксаны был только один довольно-таки короткий разговор. И пока он не посетил Пенегрю менора, она даже не знала правду о событиях прошлого года. Ее интузиазм насчет полетов был совершенно новой стороной ее характера, стороной, которая ему нравилась очень сильно. На мгновение он задумался, а что остальные Пенегрю думают о полетах.

- Совершенно верно, - ответил он с широкой улыбкой и повернулся к Гермионе:
- Но Гермиона не разделяет того же мнения. Мягко говоря, она не любит полеты. Она даже сдавала экзамен по полетам в письменном виде.

Роксана изумленно посмотрела на девушку:
- Правда?

Гермиона с большим интересом изучала землю под своими ногами. Ее уши покраснели. Тема ее отвращения к полетам была не очень приятна ей, но тем не менее она слегка кивнула, соглашаясь со словами Гарри.

- Понимаю, - Роксана вновь обратилась к Гарри, давая возможность девушке расслабиться. - И так, Гарри, Гермиона твой лучший друг. И она помогает тебе с домашними заданиями. Я права? - Гарри утвердительно кивнул. - Тогда, Гарри ты определенно должен знать свой долг на следующие месяцы.

Гарри слегка смущенно потупился, но затем его лицо просветлело и он спросил:
- Показать ей как летать? - Гарри заметил, что Гермиона напряглась, а Роксана все также выжидающе смотрела на него. Так какого ответа она ожидает? Он усмехнулся:
- Продемонстрировать Гермионе ее ошибки и привить любовь к полетам? Продемонстрировать ей как прекрасны полеты? - Это судьба. Как часто он размышлял над тем, как бы вернуть любезность Гермионе, как бы сделать что-нибудь для нее подобно тому как она постоянно делает для него. Научить ее полетам эта мысль никогда не приходила ему в голову.

На этот раз Роксана кивнула:
- Возможно, ты мог бы пригласить ее в Пенегрю менор на несколько дней. Я уверена Агата с удовольствием поможет тебе с твоим долгом. Если конечноже ты хотела бы этого, Гермиона?

Гермиона определенно не была взволнована от перспективы предстоящих полетов, да к тому же вопрос о возвращении Гарри в Пенегрю менор все еще оставался открытым. Но Гермиона надеялась узнать эту женщину по лучше да впрочем и всю ее семью, которая могла быть очень важной для Гарриного будущего. И леди Гринграсс казалась достаточно милой. Слегка неуверенно, она ответила:
- Я бы хотела.

Они поднялись в ложу через несколько минут, а Роксана так и не смогла сообщить об опасности грозящей всем после окончания матча.

***

В ложе, Люциус Малфой очевидно начал заниматься тем, что он называл "вежливым оскорблением". они состояли из нескольких комплиментов сформулированных так, чтобы каким-то образом оскорбить человека, но при этом оставляющим место для извинений типа простого непонимания. Заручившись молчаливой поддержкой, далеко не талантливого в таких делах Сайруса, он избрал своей целью Артура Уизли. Пока Артур противостоял нападкам и оставался спокойным, а вот лицо Молли было свекольно-красного цвета от гнева.

В нескольких шагах от них Драко и Дафна соревновались в свирепых взглядах с Роном и Джинни. Перси пытался отвлечь министра от ребяческого поведения своих младших братьев и сестры, Бил и Чарли игнорировали всех и сконцентрировали свое внимание на квиддичном поле, а близнецы с весельем наблюдали за разворачивавшимся в ложе спектаклем.

- Мне следовало знать, что твоя семейка предателей крови найдет способ испортить этот день своим мерзким запахом. Другие наверное надеялись, что вы найдете в себе силы хоть раз помыться и одеться во что-нибудь подобающее. Ой, прости, я совсем забыл, что у вас в доме нет ничего подходящего, - хихикнул Драко.

Увидеть Дафну принимающую сторону Драко и игнорирующую те оскорбления за которые она обычно прокляла бы парня было большим удивлением для Роксаны. Ее дочь бросала убийственные взгляды на Рона и тот отвечал ей тем же, не отвечая на прямую своему заклятому врагу Драко.
- Очевидно, мы не такие уж и мерзкие, что на нас начали пяляться, - ответил Рон с мерзкой усмешкой. С содраганием Роксана заметила, что щеки ее дочери слегка покраснели и она бросила торопливый взгляд в сторону одного из близнецов.

- Что ты имеешь ввиду? - спросил Драко, не замечая реакции Дафны. Джинни изогнула губы в злобной усмешке:
- Кажется ледяная королева все еще безнадежна влюблена в одного из предателей крови.

- Что? - Драко схватил руку Дафны и развернул ее к себе. - Скажи мне, что они ошибаются. У тебя не может быть чувств к одному из этих... - Драко сделал рассеяный жест рукой, испытывая затруднение в подходящем описании.

Дафна выдернула руку из захвата Драко и повернулась лицом к Рону и Джинни, которые были весьма довольны прогрессом в дисскуссии:
- Заткнись! В прошлом году, ты ясно дала понять, что ты думаешь насчет... общения со змеями. - Не дожидаясь ответа, - ее открытая ярость и разочарования побудило Джинни практически светиться от счастья - Дафна покинула компанию и направилась к своей сестре. Драко - смущенный открывшимися фактами - спустя несколько секунд последовал за ней.

Рон дал Джинни пять и наблюдал за тем, как разбитые слизеринцы отходят от них. Так продолжалось до тех пор, пока сильные руки не схватили их за шиворот и не вытащили на край ложа.
- Что это было? - Свирепый взгляд Джорджа значил проблемы для них, но они все еще надеялись на одобрение близнецов.

Крайне самодовольно выглядящая Джинни начала объяснять:
- Ты помнишь, что Дафна была частым покупателем ваших приколов в прошлом году? Причиной этого не был ее интерес к приколам, а... - Она сделала небольшую паузу, Ее улыбка становилась все шире и шире, - а ее интерес к Фреду. - Джинни указала на своего брата. Оба близнеца подняли головы и увидели, что Дафна наблюдает за ними, но она увидев, что они посмотрели в ее сторону, тот час отвела глаза, а кончики ее ушей порозовели.

- Змея влюбилась в тебя, - потвердил Рон. - Естественно, мы сказали ей, что ты не заинтересован в ней и что ей следует убираться. - Очевидно, он ожидал услышать похвалу от своего брата. В нескольких шагах от них стоял Гарри и слушал их разговор. Как только он попытался двинуться, так сразу же Гермиона остановила его, слегка покачав головой.

- Позволь им самим внести ясность, - прошептала она. Спустя мгновение, он кивнул и вновь расслабился. Как минимум сейчас, он знал еще одну причину отвращения Дафны. Это было крайне не вежливо с их стороны насмехаться над ней, даже зная Рона и Джинни и их ненависть по отношению к слезиринцам. Влюбиться в кого-то и быть отвергнутым это не самый приятный опыт. Возможно, Дафна думала, что Гарри разделяет чувства Рона к слизеринцам и общению со змеями. Это было не так, но она не могла знать этого. Гарри почувствовал странное чувство внутри живота, подумав о влюбленности Дафны во Фреда, и это было очень странное чувство.

- Вы с ума сошли? - рявкнул Фред. Затем он повторил более спокойно:
- Вы сума сошли? Она умная, красивая и у нее отличное чувство юмора, определенно не худшие качества для девушки. Да, я не заинтересован вней и причина тому Анжелина Джонсон, а не тот факт что ледяная королева - слизеринка.

- Кого нам приглашать на свидание и кого нам отвергать, - добавил Джордж , - это наше и только наше дело.

Фред зло выругался:
- Это совершенно не правильно причинять кому-то боль подобным образом. - Шепчя достаточно тихо, чтобы Гарри не смог ничего понять, он продолжил:
- Как бы ты себя чувствовала, если бы кто-то сказал тебе убираться и не беспокоить больше Гарри? Что у него никогда не было бы ни какого интереса к тебе?

Лицо Джинни побледнело, но она все еще боролась, изо всех сил стараясь не смотреть в сторону Гарри, она сказала:
- Не сравнивай, это совсем другое. Она - змея. Ты не можешь пойти с ней на свидание.

- Если это твое мнение, - упрекнул Джордж свою младшую сестру, - то ты ни чем не лучше Драко.

***

После всего случившегося, настроение было паршивым. Дафна оставалась молчаливой и игнорировала свирепые взгляды Драко. Близнецы сделали все для того, чтобы их места находились как можно дальше от младших брата и сестры. Джинни и Рон не ведали, что одна из причин плохого настроения близнецов была в разочаровании от того, что теперь невозможно подшутить над слизеринцами. Услышав о новой семье Гарри, они решили прошлым вечером подшутить над сестрами Гринграсс и оценить их реакцию. На их взгляд, плохая реакция равнялась плохой семье. Только тот мог соответствовать их компании, кто с хорошим юмором мог воспринять все их шутки. Но с этим соревнованием кто кинет на кого более свирепый взгляд, они были вынуждены отложить их маленький план, отложить, но не забыть.

- Я знаю это, - пробормотала Роксана тихим голосом. - Мне следовало держаться подальше от этого ложа.

Казалось только Люциус, Сайрус и министр хорошо провели время и комментировали игру с большим интузиазмом, хотя едва разбирались в квиддиче. Большинство гостей в министерской ложе вздохнули с облегчением, когда Виктор Крам поймал снитч и закончил игру. После игры, Роксана, обменявшись парой фраз с Сайрусом, повела своих дочерей к выходу. У них оставался еще час до того как портключ сработает и они планировали за это время прикупить себе чего-нибудь на память. Но она должна была сделать кое-что еще.

- Приятно провести неделю. - Гарри поднял глаза и улыбнулся Роксане. Удивленный последующей реакцией, Гарри позволил ей обнять себя и почувствовал как что-то опустилось в его карман, прежде чем Роксана отпустила его. Казалось это был кусочек пергамента, но Гарри решил дождаться момента, когда он мог бы взглянуть на него. Из-за того, что большинство Уизли все время ворчали на кого-то - близнецы и Джинни друг на друга, родители на Малфоев, а Перси на семью - он смог прочитать записку только несколько минут спустя.

" Будь осторожен. И присматривай за мисс Грейнджер.

Сегодня вечером, несколько дураков могут выйти из под контроля. Это наверняка может означать неприятности для маглорожденных.
"

Слегка побледнев, он показал записку Гермионе, но поспешно убрал ее в карман, когда Рон заметил что-то и подошел к ним.
- Потрясающая игра, рон, не так ли? - В мыслях Гарри полностью сконцентрировался на таинственной записке и изо всех сил пытался отвлечь внимание друга, делая при этом счастливый вид. Что может случиться сегодня вечером? Одно было ясно точно: ему не следует оставлять Гермиону ни на минуту. И определенно, у него появилось несколько вопросов, которые он намеревался спросить на следующей неделе.

22:02 

Второй шанс. ГП/ДГ. Глава 8

Тени в ночи

Палаточный лагерь рядом с квиддичным полем, 17 августа, поздний вечер.

Нагруженные подарками и в более хорошем настроении, Уизли прибыли в палаточный лагерь. Молли незамедлительно начала готовить ужин, заставив Джинни помогать ей, и , отгоняя Гарри от плиты. Он бы хотел помочь. Готовка была единственной работой по дому, которую Гарри начал любить и был горд тем, что в состоянии приготовить простую пищу, не превращая ее в уголь. Но Молли ничего и слышать не хотела об этом.
- Развлекайся пока, - произнесла Молли.

Развлекаться - как он мог развлекаться? Перси вновь ушел куда-то, наверняка вновь к министру, Рон все еще где-то ходил вместе с Симусом и Дином, Гермиона предположила, что они скорее всего обсуждают победу Ирландцев и пьют сливочное пиво, пока мать не видит. Чарли и Бил рыскали по округи , пытаясь найти что-нибудь и только Гермиона, Фред и Джордж были в лагере. Гермиона удалилась в палатку, которую она делила вместе с Молли и Джинни, с книгой в руках и Гарри не хотел мешать ей только потому, что ему было скучно. Она никогда не была фанатом квиддича и заслуживала хоть какого-то уеденения, после того, как она вытерпела целый день квиддича.

Осмотревшись, Гарри увидел, что Фред играется с одной из своих фальшивых палочек. Одной из тех, которая была частью сегодняшней ставки близнецов, которую они успешно выиграли. Людо Бегмен предложил им пять галлионов, за одну палочку, почти столько же школьники отдавали за свою первую настоящую палочку. Гарри легко мог представить близнецов, занимающихся продажей своих приколов и живущих при этом не плохо. Но им не легко будет убедить Молли в своих планах. И конечно же, им нужно было больше денег, чтобы открыть свой магазин, денег, которых у семьи Уизли просто небыло. Роксана упомянала о деньгах его родителей. Возможно, ему следует поговорить на счет этого.

Фред все еще злился на своих младших брата и сестру. Возможно, мне следует попытаться успокоить его, подумал Гарри. Играя роль миротворца, он по крайней мере не будет сидеть без дела и избавится от скуки.

- Фред, - начал он и, подождав пока Фред поднимет голову, продолжил. Гарри всегда больше нравился Фред, в то время, как Гермиона отдавала предпочтение слегка более серьезному Джорджу. Если кто-либо вообще мог видеть что-то серьезное в близнецах, про себя хихикнул Гарри. С тех пор, как близнецы подарили ему карту мародеров, ту самую карту, которую больше десяти лет назад создал его отец при помощи Сириуса и Ремуса, они были на хорошем счету у Гарри.
- Тебе следует знать, что Рон и Джинни... Они не хотели обидеть тебя или сделать что-то типа этого. В некотором смысле, они хотели защитить тебя. Я думаю, что они сегодня извлекли урок, на счет вмешательство в чужие любовные дела.

- Думаешь? - спросил Фред с безразличным лицом. - Я ... Я не уверен. Да, ты прав на счет того, что Рон и Джинни хотели помочь мне. Но неправильно следовать предрассудкам подобно этим. И они полагали, что я буду следовать им тоже. Они хоть знают меня? Нет, определенно, я не люблю слизеринцев. Мы с Джорджем подшучиваем над ними больше, чем над всеми студентами других факультетов вместе взятых. Только Филч...

Он коротко улыбнулся, вспоминая все те розыгрыши, которые они провернули над не популярным завхозом - улыбку, которую Гарри разделял, поскольку чересчур часто становился жертвой ругательств Филча.

- Но я ни когда не шутил над ними только из-за того, что они слизеринцы. Я прикалываюсь над ними только потому, что они придурки и по случайному стечению обстоятельств, в Слизерине самое большое сборище тупиц. - Фред вздохнул и облокатился спиной на дерево и слегка потерся о кору. - Но ты знаешь... Дафна... Она не такая. Она из тех немногих слизеринцев, которые обладают чувством юмора. Не чувством юмора Драко, который беспокоится только о том, какбы ранить чьи-нибудь чувства, а настоящим чувством. Но я бы не решился приставать к ней. В прошлом году, мы вместе в течении недели отбывали наказание, она тогда прокляла Монтегю. Определенно, он заслужил те три дня, которые он вынужден был провести в больничном крыле. Она никогда не говорила о причинах побудивших ее проклясть его, но я прежде никогда не видел никого, кто так улыбался, отбывая наказание, иногда даже она смеялась когда палировала кубки.

Монтегю - Гарри вспомнил его: огромный детина, играющий на позиции охотника в Слизеринской сборной, такой же бездарный, как и Драко Малфой, но даже больший любитель грубо нарушать правила. Фред был прав, говоря о том, что Монтегю заслуживал любое прибывание в больничном крыле.

- Но что больше всего меня беспокоит - это, то, что Джинни и особенно Рон поведут себя точно также в следующий раз. Гарри, ты знаешь их достаточно долго. Ты действительно считаешь, что Рон изменится в будущем? Что он в состоянии понять свои ошибки и вести себя более зрело в следующий раз? Не пойми меня не правильно: я люблю своего младшего брата и нет девушки важнее для меня чем Джинни, даже Анжелина, хотя она и становится все ближе для меня, но я ясно вижу их вину , а иногда это причиняет мне боль.

Гарри вновь улыбнулся, но на этот раз его улыбка была немного напряженная. В некотором смысле, он думал точно также. Не один раз, Рон вел себя дурно и действовал упрямо и предрассудительно. Легко узнать его другую сторону, но после этого тяжело вернуться к нормальным отношениям. Не раз, Гермионе приходилось извиняться перед Роном, несмотря на то, что именно он был не прав в той или иной ситуации.
- Можешь не отвечать, Гарри, у тебя все написано на лице.

Они посидели некоторое время в тишине, смотря в костер. Только Гарри подумывал побродить по округе, в поле зрения палатки, чтобы быть в шаговой доступности, как Фред поднял голову и произнес:
- У меня к тебе просьба, Гарри. Ты все еще собираешься возвращаться туда, к этой семье?

Гарри размышлял над этим вопросом некоторое время. Он не был до конца уверен, что леди Пенегрью - в особенности Дафна - хотели бы, чтобы он возвращался в менор, особенно после сегодняшних событий в министерской ложе. Но приглашение Роксаны оставалось все еще в силе и он также знал, что Гермиона хотела бы о многом поговорить с леди Пенегрю.
- Я думаю да. Хедвик все-еще там, да и котенок с сундуком тоже. Как минимум на день, я вынужден буду отправиться туда и я планирую провести в меноре какое-то время. Но почему ты спрашиваешь?

- Мог бы ты поговорить с ней вместо меня? Поговорить с Дафной и объяснить...

- Что ты не испытываешь рвотных позывов от мысли общения со змеями, - продолжил за него Гарри с нехорошей усмешкой.

- Да, что-то типа этого. Возможно, ты бы мог сказать это в немного других словах. Я не хочу вводить ее в заблуждения, я только хочу, чтобы она знала, что я не хотел ее обидеть. И я бы не хотел, чтобы Анжелина узнала об этом разговоре. Это определенно не увеличило бы моих шансов быть с ней.

- Я не думаю, что у нее еще остались эти чувства. Поговорив с ней об этом, я только вызову у нее смущение. Тоже будет и с Гермионой, если ты напомнишь ей о ее влюбленности в Локхарта на нашем втором курсе. - Некоторое время ребята думали о Гермионе и о ее восхищении, которое с ней разделяла половина девушек Хогвартса два года назад. Она была просто раздавлена, узнав, что ее герой, спустившись в тайную комнату, из-за страха предал ее друзей.

- Хорошо, я поговорю с ней, - Гарри взмахом руки остановил радостный вскрик Фреда. - Я поговорю с ней, но только с одним условием.

Фред нахмурился.
- Я думал ты мой друг, - проворчал он.

- Вот, потому-что я твой друг, я и ставлю это условие. Итак, давай договоримся так, если я поговорю с Дафной, то ты перестанешь из далека бросать на Анжелину восхищенные взгляды и пригласишь ее на бал. Я хочу, чтобы у нее был самый замечательный вечер с Фредом - безупречным джентлменом, с цветами, комплиментами, сладостями и тому подобными вещами. И конечно же в заключении хороший поцелуй на ночь. Ну так, что мы договорились?

В прошлом году, каждая игра и почти каждая тренировка были под угрозой провала из-за того, что Анжелина и Фред бросали друг на друга влюбленные взгляды. И даже Гарри заметил их поведение, говорившее красноречивее любых слов, но они по прежнему утверждали, что являются всего-лишь друзями. В конце-концов, это надоело ему. Если для развития их отношений требуется небольшой толчок, то Гарри с превеликим удовольствием сделает его, воспользовавшись предоставленной возможностью.

- Пригласить Анжелину? Цветы? Я смогу сделать это. - Фред покраснел, пытаясь убедить самого себя. - Джентлмен, да я и есть джентлмен. - Он подмигнул Гарри и только потом до него дошел весь смысл сказанного:
- Бал? О каком это бале ты говоришь?

Гарри осмотрелся вокруг и, убедившись, что их ни кто не слышит, произнес:
- Сейчас, это своего рода секрет. В этом году, в Хогвартсе состоится бал. И я думаю это будет настоящий балл, а не какая-то костюмированная вечеринка на хеллоуин. Роксана рассказала мне о нем. Она даже подарила мне купон в магазин дорогой волшебной одежды, чтобы я смог купить себе новую парадную мантию.

- Понимаю, буду знать. - Сузив глаза, Фред пристально посмотрел на Гарри. - Так значит, она теперь Роксана?

Легкий румянец появился на лице Гарри.
- Она предложила называть ее... Я имею ввиду... В некотором смысле, она будет моей мамой... Крестная... Приемная мама. И довольно-таки естественно, что я буду звать ее...

- Мама, да, - ухмыльнулся Фред. - Очень красивая мама, не находишь? Даже еще более красивая, чем ее дочь.

- Ох, - Гарри покраснел еще сильнее. - Я даже и не заметил. И Дафна, она будет моей сестрой. Я не смотрю на нее с этой стороны.

- Сестра, да, -казалось лицо Фреда вот-вот треснет от широченной улыбки. - Ну, как скажешь.

К счастью, тьма скрыла лицо Гарри и Фред не увидел, как сильно тот покраснел. Гарри встал и направился прочь, пробормотав на последок:
- Негодяй.

***

Гарри уже в двадцать третий раз повернулся на своей койке, а ноч все-еще только набирала обороты. Сообщение, оставленное Роксаной, напрочь лишило его сна. Целый вечер, он не находил себе места от беспокойства, ожидая в каждую минуту какого-то нападения. Но ничего не произошло. Следует ли ему поговорить с Артуром о полученном предупреждении? Или возможно рассказать Рону об этом? Он не решился, опосаясь их реакции, вот если бы, он как-то смог скрыть источник информации. В конце-концов, есть еще Билл. Решено, он предупредит его.

***

- Бил, можно тебя на минутку?

Заметив серьезное выражение лица юноши, улыбка Билла исчезла и он слегка прищурил глаза. Молча кивнув, он прекратил распаковывать вещи и проследовал за парнем. Гарри, меняющий свое положение каждые несколько секунд и более сконцентрированный на окружающей местности чем на собеседнике, не на шутку встревожил разрушителя проклятий.

- У меня... У меня есть предупреждение. - Он вновь поменял свое положение.

- Какого рода предупреждение?

- Неопределенное предупреждение... Оно гласит, что что-то может случиться сегодня ночью.

- Планируется нападение на тебя? - спросил Билл, чувствуя нарастающую тревогу.

- Н-нет, не похоже. Неприятности более общего характера. Но она... Предупреждение говорит о том, что я должен присматривать за Гермионой.

Билл очень внимательно всмотрелся в лицо Гарри. Пока он не знал Гарри на столько хорошо, как его родители или Рон, но они провели достаточно времени вместе, чтобы он мог с уверенностью сказать, что Гарри не тот человек, который будет выдумывать истории на подобе этой. И он действительно выглядел встревоженным и обеспокоенным.

- Хорошо. Я установлю защиту вокруг лагеря, которая предупредит нас если что. Я не могу установить чего-то более серьезного со всеми этими пьяными магами, шастающими по округе.

Гарри благодарно кивнул, позволяя небольшой улыбке скользнуть по лицу. С замешательством, он наблюдал, как Бил снимает с шеи амулет, подвешанный на серебряной цепочке. Он вложил его в руку Гарри со словами:
- Для Гермионы, проследи, чтобы он был на ней сегодня ночью.

***

Пока он вешал амулет на шею Гермионе, Джинни не отрывала от него свирепого взгляда. Возможно, ему следовало подождать и одеть его когда они останутся одни, но по крайней мере, его подруга понимала мотив этого жеста.

Гарри уже в тридцать второй раз повернулся на койке и в этот момент, что-то маленькое ударило по палатке и сразу же защитные чары, наложенные Биллом, сработали и разбудили его. Когда старший из братьев Уизли покинул свою кровать и в течении секунды отменил заклинание, которое создавало видимость того, что он был одет в пижаму, Гарри понял на сколько серьезно тот воспринял его предупреждение. Он почувствовал глубокую признательность по отношению к брату Рона, поскольку его словами в прошлом так часто взрослые пренебрегали.

Бил вышел из палатки, а Гарри тем временем сел прямо на кровати. Он тут же начал обуваться и едва закончил, как Бил уже вернулся. С хмурым лицом, игнорируя вопросы Гарри, он встряхнул Чарли.
- Чарли, разбуди других. Надевайте ботинки, мантии и берите с собой палочки и больше ничего. Торопись! Я пока разбужу девушек.

Полностью уверенный, что его брат - укротитель драконов, последует его инструкциям, Билл поспешно покинул палатку, оставляя позади себя зевающего Гарри. С сегодняшними проблемами со сном, у Гарри по крайней мере нет сонливости в отличии от остальных уизли. Ворча и позевывая, они выполняли приказы Чарли. Артур быстрее всех сориентировался в ситуации и еще до того, как Чарли перевернул кровать Рона и опрокинул матерящегося парня на пол, покинул палатку.

Выйдя из палатки, на которой все еще было несколько заклинаний тишины, Гарри был потрясен, увидев и услышав, что на самом деле происходило в лагере. Повсюду ведьмы и маги различных возрастов бегали туда сюда, одетые в основном в пижамы и почти ни у кого не было палочек в руках. Многие, собравшись в маленькие группы, обсуждали происходящее. В дали горели несколько палаток. Постепенно все Уизли, Гарри и Гермиона собрались вместе у входа в одну из палаток.

- Фред, Джордж, Рон, Гарри и Гермиона... Вы пойдете с мамой к месту встречи у портала. Чарли, отец и я проверим, что происходит. - Билл довольно естественно взял контроль над ситуацией, его тон ни допускал ни каких возражений, за исключением конечноже близнецов.

- Мы хотим, - начал Джордж.

- Пойти с вами, - продолжил Фред.

- Мы достаточно взрослые, - уточнил Джордж.

- Мы можем помочь, - предложил Фред.

Заметив жесткий и очень серьезный взгляд старшего из братьев Уизли, Гарри решил ни чего не говорить и подошел к Гермионе.
- Вы будете делать то, что я сказал. Вы будете следить за безопасностью мамы и детей.

Все еще недовольные от того, что им не разрешили идти вместе с Билом, но тем не менее гордые от того, что им доверили безопасность семьи, близнецы начали приставать к Рону и Джинни, поторапливая их покинуть лагерь. Прежде чем уйти, Бил пристально взглянул на Гарри и после молчаливого приказа оставаться в безопасности, поторопился прочь, Чарли и Артур направились в след за ним.

***

Если Гарри ожидал, что прогулка к месту встречи будет дисциплинированной и спокойной, то он грубо ошибался. Десятки ведьм и колдунов торопились вместе с ними в том же направлении. Непрерывная болтовня и жуткий свет помог им найти дорогу. Они перестали использовать заклинание люмус из-за большого количества костров вокруг и еще чуть большего количества горящих палаток.

Когда они заметили несколько теней летающих над верхушками деревьев, причины по которым горели палатки сразу же стали ясными. И если метлы и темные мантии не очень-то были видны, то эффекты от их действий нельзя было не заметить. Время от времени, эти тени швырялись в беглецов маленькими предметами, которые вызывали огонь или создавали облака дыма. Все это выглядело весьма сюррелиастично и напомнило Гарри фильмы о второй мировой войне, которые он видел год назад.

Перед тем, как они покинули палатки, Гарри дотронулся до шеи Гермионы, чтобы удостовериться, что амулет все-еще на ней. Не осознавая, что Джинни снова бросает свирепые взгляды, он покачал головой, слегка улыбаясь, когда заметил сумку с книгами, перекинутую через плечо подруги. Даже в трудный час, Гермиона не забывает о книгах, про себя хихикнул Гарри.

Гарри шел рядом с Гермионой, Молли впереди, близнецы по бокам, а Рон помогал младшей сестре. Не то, чтобы ей нужна была его помощь. Джинни была наиболее подвижна и наименее неуклюжа в этом ночном лесу и Гарри в этом поединке поставил бы на победу Джинни чем на ее старшего брата. Но это были Уизли, готовые защищать своих не смотря ни на что.

Гарри не раз чувствовал, что за ним кто-то наблюдает, но кто установить не удавалось из-за множества людей, снующих рядом. Но вот одна тень проскользнула над верхушками деревьев и тут же вслед за первой промчалась вторая. Гарри больше почувствовал, чем увидел, что направление их движения изменилось и они возвращаются назад. Схватив руку Гермионы, гарри прибавил шаг, его глаза сейчас были больше сконцентрированы на небе чем на дороге. Что-то маленькое, немного больше снитча, начало падать вниз. Гарри тот час толкнул Гермиону, опрокидывая ее на землю. Буквально в нескольких шагах от них странный предмет взорвался, поджигая дерево. Несколько дымовых бомб последовали за первым предметом и одна из них почти ударила юношу. В течении нескольких секунд, дым заполнил все вокруг, попадая Гарри в легкие, и, заставляя того задыхаться и кашлять.

- Гарри?

Только сейчас, он понял, что больше не держит Гермиону за руку, видимо он выпустил ее когда падал. Гермиона потерялась, по крайней мере, он не видел ее. Дым заполнял все вокруг, поэтому не удивительно было, что в трех шагах ничего нельзя было разглядеть.

- Гермиона? - Кашляя и поворачиваясь из стороны в сторону, он начал искать ее. Гарри слышал, как близнецы звали свою маму, на удивлении их голоса доносились из далека. Кто-то в панике промчался в темноте, врезался в юношу и отправил его в полет. Спустя секунду, незнакомец уже исчез вновь, поглощенный дымом.

Опосаясь, что бегает по кругу, он с облегчением вздохнул, когда споткнулся обо что-то на проверку оказавшейся сумкой Гермионы.
- Гермиона? - Он двигался в правильном направлении, просто должен был. - Гермиона?

Красная вспышка прорезала тьму. Раздался низкий вскрик... Вскрик Гермионы. С сильно бьющимся сердцем, Гарри пошел на звук. Множество заклинаний вспарывали тьму, летая между двумя противниками. В ночи было больше теней, не все видимые Гарри. Больше одного нападающего? Он ожидал увидеть по крайней мере двух. То на сколько он был прав выяснилось спустя несколько секунд. Маленькая фигура, оказавшаяся Гермионой, только отошла от своего места, ее враг, в которого попало проклятие ватных ног, валялся на земле. Гарри открыл было рот, чтобы позвать ее, как с вскриком та упала, пораженная связывающим ноги заклинанием и поскольку ее движения замедлились, то она не смогла уклониться от посланного в следующий миг заклинания экспелиармус.

Ее второй противник был скрыт от глаз Гарри рядом деревьев. Чтобы отвлечь его внимание, юноша послал два ступефая один за другим примерно в его направлении. Как и следовало ожидать, он попал только по деревьям, но его противник замедлил шаги и развернулся. Темная мантия, серебрянная маска - костюм пожирателя смерти, про себя простонал гарри.

Он вынужден был побороть отчаяние, когда увидел, что первый противник поднимается с земли. Очевидно, он смог противиться проклятию Гермионы. И затем, он как-то почувствовал слева еще и третьего мага. Он мог только надеяться, что это не нападающий, а просто еще один беглец. Определенно, ему не следовало надеяться на помощь со стороны этого мага, но двух пожирателей смерти было уже более чем достаточно для двух учеников, только-только перешедших на четвертый курс.

- Protego!"

Гарри слишком долго обдумывал сложившуюся ситуацию и пропустил момент, когда в него послали ступефай и если бы не Гермиона во время выставившая щит, то заклинание попало бы в него. Не смотря на то, что каждая секунда была дорога, Гарри благодарно кивнул Гермионе и только после этого вновь сконцентрировался на противнике. Он увернулся от первого проклятия, второго, попутно посылая экспелиармус, но вновь промахнулся. Он должен был выиграть свою дуэль и сделать это нужно было как можно скорее пока второй противник не...

- Reducto!

Лишь в последний момент, Гарри смог уклониться от заклинания, которое разорвало дерево позади него на клочья. Гарри упал на мягкую землю, прикрывая лицо руками от града щепок.

Так быстро как могла, Гермиона послала заклинание в первого нападающего, который атаковал Гарри очень опасным заклинанием пока тот полностью был сконцентрирован на втором пожирателе. У этого сражения не было ничего общего с дуэльными занятиями в Хогвартсе. Это был вопрос всего лишь нескольких секунд перед тем, как Гермиона уступит своему противнику. Как они могут победить двух взрослых пожирателей смерти, пожирателей, которые казалось знали, что они делают? Подобно бабуину, Гарри, не способный дать настоящий отпор, уклонился от следующего заклинания. Очень быстро земля вокруг него была наполнена валяющимися сломанными сучьями. Его протего было не в состоянии отразить больше одного заклинания его противника, благо тот казалось развлекался жалкими попытками сопротивления со стороны Гарри.

Он отвлекся на долю секунды, чтобы взглянуть как там Гермиона и споткнувшись полетел вниз. Падая, он ударился о землю и почти выронил палочку, при этом содрал кожу на руке. Бранясь, он начал подниматься, смотря при этом прямо на маску своего врага и, чувствуя злобную усмешку скрытую серебрянной маской. Как загипнотизированный, он следил за кончиком палочки, чтобы попытаться предугадать заклинание и как-то избежать его.

- редук...

- Reducto!

От куда то слева, второе заклинание промчалось стрелой сквозь тьму и ударило в руку с палочкой Гарриного врага. С громким вскриком, он отшатнулся, прижимая к себе культю, которая еще секунду назад была его рукой. С ужасом, Гарри обернулся и увидел третьего нападающего , который также был одет в темную мантию, но лицо его вместо маски скрывал густой темный туман. Что-то блеснуло на его запястье и в следующий момент, он наколдовал мощное протего перед Гермионой, которая пыталась спрятаться позади дерева и тяжело дышала от истощения.

- Reenervate! - Ощущая, как энергия разливается по всему телу, Гермиона почувствовала как кто-то поднял ее с земли. Прогоняя первого нападающего тремя мощными редукто , которые повалили несколько маленьких деревьев, спаситель гермионы побежал прочь, тащя за собой девушку. Незнакомец не обратил внимания на Гарри, возможно просто зная, что юноша последует за ними. Причитания поверженного врага остались позади и через некоторое время, Гарри почувствовал, что пожиратели не следуют за ними.

Кто-то только, что лишился руки, такого типа ранения даже в волшебном мире не удается полностью вылечить. И он был почти проклят таким же заклинанием, которое бы точно убило его. Гарри почувствовал, как его колени подгибаются от шока, но он собрался поскольку сейчас было не то время для подобного рода эмоций. Видя перед собой небольшую фигуру незнакомца и Гермиону рядом с ним, Гарри осознал, что они не далеко от места встречи. Он надеялся, что Уизли уже прибыли на место, что они не отправились на поиски его и Гермионы.

Как только место встречи с сотнями беглецов появилось в поле зрения, так сразу же незнакомец позволил им остановиться и выпустил запястье Гермионы из мертвой хватки. Тяжело дышащий Гарри поспешил к Гермионе и схватил ее за плечи.

- Ты в порядке? Ты не ранена? - сбивчиво поинтересовался он.

Усталость не позволила Гермионе ответить , вместо этого она просто обняла его. Слегка отдышавшись, она пробормотала:
- Я в порядке.

Давая ей возможность востановить дыхание, Гарри оглянулся назад, опасаясь увидеть там пожирателей. Но ни одной тени не было видно между деревьями. И только спустя несколько мгновений, он заметил, что они вновь остались одни. Незнакомец покинул их, так и не произнеся ни слова.

***

Нора, 19 августа, середина утра.

Часы прошедшие после их грубой побудки были изнуряющими и запутанными. Слезы Молли, бесплодные попытки Рона не быть малодушным от облегчения, злость близнецов - вы представляете, чтобы сделал с нами Билл? - и неловкое чувство, когда Джинни обняла его на месте встречи. Медленно, новости о событиях в лагере стекались к месту встречи.

Очевидно, большое количество бывших пожирателей смерти - даже если не принимать в расчет очевидное преувелечение, Гарри полагал, что там было больше двадцати пожирателей - пытались вызвать множество проблем и выставить министерство в не приглядном свете. И к своему сожалению, Гарри вынужден был признать, что они проделали блестящую работу. Десятки авроров и министерских сотрудников не смогли навести порядок среди тысяч зрителей. Десятки были ранены, имущества было уничтоженно на десятки тысяч галлионов.

Прикрытые сообщниками, горстка пожирателей смерти наводила ужас на семью смотрителя. Маглы были подвешанны в воздухе, не понимая, что происходит, не зная, выживут ли они. Артур, Чарли и Билл пытались организовать хоть какое-то сопротивление и помочь бедным людям, но несколько сотрудников министерства вмешались, удерживая их из-за возможной опасности. Между помощниками произошло даже несколько стычек- у Чарли под глазом красовался фингал, а у Билла было несколько кровоподтеков - это определенно позабавило пожирателей смерти.

В конце-концов, квартет свирепых ведьм нашли выход из тупиковой ситуации. Почтенная Гризельда Марчбенкс - лидер экзаминационной коллегии и все-еще помнящая, тот день, когда Дамблдор сдавал свои тритоны - набросилась на ошеломленных министерских сотрудников с язвительными замечаниями, позволяя своей подруге Августе Лонгботтом, вместе с шедшими по бокам Минерве "мои глаза полыхают" Макгонагалл и, на удивлении, мертвенно-бледной Помоне Спраут прорваться сквозь министерских служащих и открыть огонь по удивленным пожирателям смерти. Уизли с быстро присоединившимися зрителями, чувствуя стыд за свою беспомощность, тоже набросились на них. Большая толпа сделала то, что не смогли сделать авроры: разогнали пожирателей смерти.

Возможно, министерские сотрудники и были бы оправданы, возможно все закончилось бы плохо для семьи маглов, если бы не трио ирландских охотников не полетели бы на спасение, если бы их командная игра днем не была единственной. В нужное время, они, как и днем действуя слаженно, спасли маглов от падения, когда пожиратели стали отступать.

Все эти события произошли за долго до того, как все Уизли вновь собрались вместе и вернулись к своим палаткам. Поскольку из-за прошедших событий ни кто не смог сомкнуть глаз, они потихоньку начали собираться и готовиться к отправлению рано утром. В лагере все еще творился хаос и прошло достаточно много времени прежде чем им разрешили воспользоваться портключом. Когда они на конец прибыли в Нору, то все за исключением все-еще встревоженно выглядящих Билла и Чарли просто валились с ног от смертельной усталости.

***

- Билл. - Гермиона подошла к старшему из братьев Уизли, сжимая в руке амулет, полученный днем ранее. Неужели действительно прошло только двенадцать часов после того, как Гарри надел его на ее шею. Она каждый раз чувствовала, как амулет поглощает проклятия, поглощает даже часть ступефаев. Гермиона была более чем благодарна за этот блестящий подарок.

Гарри даже сейчас не желал оставлять ее без защиты. Чуть раньше, они решили, что ни кому не будут рассказывать о нападении. Оно все равно было отбито, и лучше не волновать Уизли еще больше. Молли и так достаточно встревоженна и Гарри даже думать боялся, что почувствует миссис Уизли, узнав, что их пытались убить. Поэтому, они придумали историю о том, что потерялись и чтобы как-то объяснить потрепанный вид, они сказали, что без конца спотыкались о корни деревьев и несколько раз даже упали.

- Спасибо за амулет, - улыбнулась Гермиона и положила его ему в руку.

Билл улыбнулся в ответ и начал было что-то говорить, как вдруг напрягся всем телом. Нахмурившись и сузив глаза, он пристально стал изучать амулет.

Мог он понять, что...

Гарри простонал про себя. Естественно, Бил мог почувствовать, что что-то случилось с амулетом и его обладателем и что не только ветки были причиной растрепанного вида Гермионы.

Он пристально посмотрел на нее, затем встретился взглядом с Гарри и понял, что может оставаться спокойным. Они просто не хотели еще больше пугать родителей. Бил только кивнул и вместо того, чтобы принять амулет, он сделал шаг и надел его на шею Гермионе.
- Тебе следует носить его еще некоторое время. Ты можешь вернуть его позже.

Прежде чем войти в дом, он остановился рядом с Гарри и прошептал суровым голосом:
- Больше никогда не скрывай от меня ничего подобного этому , понял?

Гарри мог только согласно кивнуть и ответил на благодарное объятие Гермионы.

22:03 

Второй шнс. ГП/ДГ. Глава 9

Вторая услуга

Нора, 26 августа, середина утра.

Очень аккуратно, Гарри поставил сундук Гермионы рядом с камином. Через несколько минут, они воспользуются им и отправятся в Пенегрю менор. Гарри никогда не любил перемещаться с помощью дымолетного порошка, но это был самый быстрый способ добраться до менора и определенно более предпочтительный чем аппарация. По скольку большинство вещей Гарри, за исключением маленького свертка, все еще были в Пенегрю меноре, то он предложил Гермионе помочь с ее вещами. Зная ее, было не удивительно, что в ее комнате было достаточно мусора, который она возмет с собой.

Ах, простите, не мусор, а драгоценные и полезные вещички для обучения, про себя хихикнул Гарри, подражая голосу Гермионы. Одни только книги заполняли два небольших ящика и, даже левитируя их, Гарри не мог понять, как Гермиона собирается доставить их в Хогвартс. Или как она собирается их размещать в спальне в которой по мимо нее будут еще Лаванда и Парвати.

Молли что-то делала на кухне, а близнецы с Джинни были в саду,вроде как для того, чтобы выдворять гномов. Благодаря этому, в гостинной он на несколько минут остался один, что позволило ему собраться с мыслями.

Первые два дня после ночного сражения были просто ужасными. Сначала понадобилось несколько часов, чтобы потрясение от случившегося улеглось, но затем последовавшая реакция была еще хуже. Возможно, ему уже следовало бы привыкнуть к такому роду опасности после всех тех приключений, которые он пережил, но он надеялся, что это хороший признак не быть слишком апатичным. Он мог умереть в ту ночь. Гермиона могла умереть. Десятки людей были ранены при чем как и с их стороны так и со стороны пожирателей. Он испытывал симпатию к магловской семье, которые были пойманы в том сражении и подвергнуты ужасным испытаниям. Артур рассказал им, что в последствии им стерли память о той ночи. Возможно, это было даже к лучшему.

Гарри чувствовал себя таким беспомощным в том сражении. После нескольких стычек с Драко и с его подпевалами, после нескольких опасных приключений в которых он сумел выжить, возможно, он слишком сильно понадеялся на свои и Гермионины силы. Она была самой блестящей волшебницей их поколения, он был мальчиком который выжил, ловцом с молниеносной реакцией. Они должны были победить. Но в реальности, они едва смогли продержаться до того, как к ним пришла подмога.

Помощь. Спустя неделю размышлений, он понял, что не в состоянии понять кем был их спаситель. Рука с палочкой и что-то блестнувшее эта картина не покидала разум Гарри. Была ли это старческая шишковатая рука или нет, он даже не знал какого пола был их спаситель мужского или женского. Мог ли блеск идти от обычных наручных часов - в этом случае их спаситель скорее всего был маглорожденным - или это блеснул обычный браслет. Жаль, что он не мог вызвать эту картину и нажать на стоп как при просмотре фильма, тогда бы он увеличил изображение и мог рассмотреть все в деталях. Их спаситель прохаживался, хотя нет, бегал напротив него и сейчас, Гарри даже не мог сказать какого роста тот был. Выше Гермионы? Возможно, но выше его самого, может быть выше Рона? Тонкая фигура и движения ...

Гарри простонал про себя. Все было бесполезно.

Сверху раздались шаги, означавшие, что Гермиона закончила собираться и спускается вниз. Среди ее вещей также будет клетка с Живоглотом. Гарри надеялся, что книзл сможет поладить с Балу. Оранжевый монстр Гермионы был весьма упрямым время от времени. Он также послужил причиной, по которой Гарри не мог попросить Гермиону позаботиться о его котенке. Ей бы не позволили держать в Хогвартсе двух котов и поэтому он поговорил с Джинни. К его удивлению, - но не к Гермиониному - она казалось с большой охотой согласилась помочь ему с этой проблемой. Они встретятся в поезде и с тех пор, она будет заботиться об его новом друге.

С глухим стуком, Гермиона спустилась вниз, ее лица не было видно из под ящиков с книгами и клеткой до тех пор пока она не поставила их на пол. Успокоенный Гарри заметил, что Гермиона не выглядела очень напряженной. Бил, единственный Уизли знающий правду о том, что произошло с ними во время ночного сражения, провел несколько часов с ними и говорил о испытании. Определенно, у него был собственный опыт в подобных ужасных моментах и он мог понять их мысли и эмоции. И даже признание Гермионы, что ей жалко пожирателя смерти, который лишился руки не вызвало на лице Била ни смущения ни отвращения, а только понимание.

Гермионе очевидно понадобятся еще несколько плохих испытаний, чтобы понять, что для того чтобы выжить нужно использовать проклятие редукто на живом человеке. Гарри надеялся, что этого никогда с ней не произойдет.

- Я готова, пойдем. - Очевидно Гермиона пыталась выглядеть расслабленной и счастливой. Гарри улыбнулся в ответ, принимая участие в ее маленькой игре.

- Пойдем.

***

Пенегрю менор.

- Привет, Гермиона, добро пожаловать в Пенегрю менор. - Роксана казалась слегка напряженной, когда протягивала руку Гермионе, ее глаза не отрываясь смотрели на Гарри. Неделю назад, она посылала ему письмо и из ответа знала, что с ним все в порядке, как впрочем и с Гермионой. Но вопрос о его эмоциональном и психическом состоянии все еще оставался открытым. Но очевидно и с этим было все в порядке и поэтому хозяйка менора позволила себе расслабиться, ее напряженная улыбка смягчилась.

- Я счастлива быть здесь леди Гринграсс, - ответила Гермиона довольно-таки естественно переходя к самому вежливому поведению. В такие моменты, Гарри вспоминал, что ее воспитание в корне отличается от его, что ее не прятали в комнате каждый раз, когда гости приходили в дом, что ее родители очевидно познакомили свою дочь с поведением достойным леди, даже если за частую она выглядела совсем по иному.

- Пожалуйста, зови меня Роксаной. Я так много слышала о тебе, что мне кажется, я знаю тебя уже несколько лет. - Слова были слегка завышенными, но звучали вполне серьезно.

- Роксана, - кивнула Гермиона с легкой и осторожной улыбкой. Гарри некоторое время изучал пол под своими ногами, чтобы спрятать усмешку. Возможно, в этот момент, Гермионе припомнились все те случаи, когда ученики - главным образом девушки - пытались подружиться с ней в надежде использовать ее, чтобы добиться симпатии Гарри. Он конечно же не ожидал подобных мыслей от Роксаны, она казалось только пыталась произвести хорошее впечатление на его подругу. Смогла ли она вести себя подобным образом с Роном? Он сомневался. Иногда было крайне тяжело хорошо вести себя с Роном, особенно учитывая его тупое, гневное и предвзятое поведение. Рон все время был для него хорошим другом, но определенно дружить с ним было не легко.

- Сидди поможет тебе с твоими вещами. Комната Гермионы находится рядом с твоими. Твоя комната не очень большая, но я подумала, что ты захотела бы жить в комнате расположенной на том же этаже, что и Гаррина. Чувствуй себя как дома. Мы встретимся за обедом через час.

***

- Это...

Гермиона с помощью Сидди разместила свои вещи в комнате, выпустила Живоглота из клетки - он выглядел слегка возмущенным и выбравшись из клетки тут же юркнул под кровать, наверняка чтобы найти там свое место- и сразуже поторопилась в комнату Гарри. Войдя, она тутже заметила рисунок на котором она была нарисованна. Гарри нарочно не упомянул о нем в надежде увидеть ее реакцию и он был не разочарован. Разинув рот и лишившись дара речи, Гермиона просто смотрела на рисунок, не зная что сказать. После нескольких секунд проведенных в тишине, она безвучно шевеля губами осмотрелась, подошла к трюмо - Гарри попытался придать ему вид более подобающий для парня, набросав на него безделушек и всяких квиддичных штучек - и схватила зеркало. Несколько секунд, она сравнивала свое изображение с рисунком, ее пальцы прочерчивали непонятные линии на лице.
- Красивая, - объявила она наконец.

- да, ты красивая, - согласился Гарри довольно серьезным голосом, но без всякой романтики.

- Мерзавец, отреагировала Гермиона, ее удар не достиг цели поскольку Гарри быстро увернулся. - Будь мужчиной, дай мне наказать тебя как следует.

- Нет, - пропел Гарри, - Я легко...

- Ранимый, - закончил третий голос. Дафна тихо вошла в комнату и свирепо посмотрела на Гарри. - Тебе следовало бы сочинять свои собственные стихи время от времени, а не заимствовать их из книг. - Черты ее лица слегка смягчились, к удивлению Гарри, когда она взглянула на Гермиону, но тот час же ожесточились стоило ей вновь посмотреть на него.

Она более приветлива с маглорожденной находящейся в ее доме, чем со мной. Либо у нее в отличии от ее слизеринских сокурсников практически отсутствуют предрассудки на счет чистокровности, либо я гораздо хуже чем я думал.

- Не у каждого есть такое остроумие как у вас леди, - ответил Гарри с напускной расслабленностью, которую он естественно не ощущал в ее присутствии. - Привет, Дафна.

- Итак, ты вернулся, - прорычала она, - Как прекрасно.

Нет, она не была с ним любезной и до его отъезда, но сейчас в ее ненависти было что-то новое. Он говорил с Гермионой о плюсах и минусах проживания в этом месте. Гермиона будучи Гермионой даже написала их список. И пока имена Роксаны и леди Агаты очевидно занимали места в положительной колонке такого списка, а вот имя Сайруса возглавляло список минусов.И еще была Дафна, которая вызывала больше вопросов чем ответов.

Несмотря на твое решение, Гарри, я останусь на твоей стороне. Пока я твой друг, я вынесу любую семью, которую бы ты не выбрал. И хоть ее слова звучали слегка мелодраматично, а его реакция была слегка плаксивой, тем не менее, он был признателен ей за то, что она приняла его сторону, особенно если учесть, что он ожидал много проблем от Рона.

Гарри отложил принятие решения, сначала он хотел поговорить с Роксаной о том, что она знала насчет той ночной атаки и с Дафной о ее чувствах к нему и Уизли. Разговор о Фреде, он решил отложить на несколько дней в надежде, что их отношения слегка улучшатся. В ее голосе по мимо ненависти было что-то еще. Отчаяние, горе, обеспокоенность - странная смесь эмоций , которые он не мог понять в данный момент. Девушки очень странные, подумал он.

На некоторое время, он был отвлечен появившимся в его комнате котенком, которого он так хотел увидеть. Игнорируя повисшее в комнате напряжение, черно-белый сорванец с поднятым верх хвостом и поигрывая ушами вспрыгнул на буфет стоящий рядом с кроватью и посмотрел на Гарри укоризненым взглядом.
- Он скучал без тебя, - объяснила Дафна на удивление мягким голосом. Чтобы скрыть момент слабости при появлении котенка, девушка вновь одевшая на лицо безэмоциональную маску спросила у Гермионы:
- А ты в порядке? Квиддичный финал и время с Уизли прошли нормально?

Удивленная внезапным вопросом Гермиона кивнула:
- Да, все прошло хорошо. Я не была ранена... - Она запнулась, затем коротко взглянув на Гарри, продолжила:
- Я в порядке.

- Хорошо, - вздохнула Дафна, скользнув взглядом по Гарри, который ласкал котенка и пытался - плохо - сделать вид, что вовсе не слушает их. - По крайней мере в этот раз, Гарри не отправил тебя в больницу.

- Гарри не подвергает меня опасности, - прорычала в ответ Гермиона после нескольких секунд потрясенного молчания. Это было так не справедливо. Она прекрасно знала, как часто Гарри винит сам себя всякий раз, когда что-то случается с ней. Неоднократно, ей приходилось убеждать его в том, что это не его вина. В этот раз, она была убеждена, что не Гарри был целью ее нападения, а по какой-то неизвестной причине она сама. Бросив поспешный взгляд на парня, Гермиона увидела как тот побледнел и на его лице легко можно прочитать, что он снова начал винить себя в произошедшем. - Прекрати винить себя Гарри, это была не твоя вина, - произнесла Гермиона подчеркивая каждое слово.

Дафна казалось не была впечатлена ее рычанием и холодно заметила:
- Он подвергает тебя опасности. С тех пор как вы пришли в Хогвартс каждый год происходит что-то ужасное. Для окружающих тебя людей ты значишь опасность и двойную опасность для тех кто является твоими друзьями. Вокруг тебя люди вечно дерутся, получают ранения или убивают.

- Перестань немедленно, - проорала Гермиона в ярости. - Все эти годы, это было только мое решение. Гарри мой друг. Это не его вина, что есть полно идиотов мечтающих чтобы пролилась кровь маглов. И если ты защищаешь этих ублюдков, то возможно для Гарри лучше будет покинуть этот дом.

Гермиона вскрикнув прервала свою пламенную речь поскольку Дафна ударила ее по щеке, оставляя красную отметину. Она моргнула несколько раз слишком потрясенная собственными словами даже больше чем последующей реакцией Дафны, чтобы сказать хоть что-нибудь.
- Как ты смеешь. После всего того, что мама для него сделала. - Дафна перестала злиться и свирепо смотреть на Гермиону, но в ее эмоциональной защите появилась маленькая трещина, в ее глазах явно читались сильный страх и забота. Он был прав на счет нее. Что-то очень сильно тревожило Дафну, Гарри заметил ее сильный страх. Осознание этого остановило его от сильного желания выплестнуть всю злость в ответе.

Рука ударившая Гермиону... Маленькая тонкая рука... Что-то блеснувшее... Что-то, что он уже видел неделю назад и час назад на другом запястье.
- Твоя мама, - прошептал он, его слова заставили Дафну побледнеть. - Это была твоя мама в лесу.

Некоторое время, лицо Гермионы сохраняло недоуменное выражение, а затем до нее дошло, что имел ввиду Гарри. Она схватила руку Дафны и попыталась встретиться с ней глазами, но слизеринка уставилась в пол.
- Твоя мама защитила нас, спасла наши жизни неделю назад. ведь Гарри прав?

Гермиона была вынуждена отпустить ее поскольку ноги Дафны подкосились и она рухнула на пол. Несколько секунд спустя, Гарри последовал примеру Дафны, только он рухнул на кровать. Он почти не обращал внимание на пушистую голову тершуюся о него, пытаясь тем самым успокоить его. Я такой слепец, подумал Гарри. Кто это мог быть еще? Она предупредила меня, охраняла, а затем защитила.

Сейчас, Дафна выглядела такой маленькой и беззащитной. Забыв недавнюю злость, Гарри поддался порыву защитить и обнял дрожащую девушку.

Голос Дафны дрожал когда она начала объяснять:
- Я знала, что твое присутствие подвергнет ее опасности, знала это с самого начала. Я знала, что ты не только значишь проблемы или что из-за тебя придется пережить ненавидящие замечания от твоих грифиндорских друзей и моих сокурсников, но также что ты послужишь причиной, которая может угрожать жизни и здоровью моей мамы. И спустя всего лишь месяц, ты доказал то на сколько я была права, - вздохнула она и попыталась, правда безуспешно, побороть внезапный приступ икоты. Прежде чем Дафна продолжила, Гермиона заметила небольшие пятна на ковре, которые подсказали ей какой вид был у лица дафны.
- Гермиона права. Это не твоя вина. Но это ничего не меняет. Быть рядом с тобой, заботиться о тебе значит играть с огнем.

Гарри наклонился вперед и начал было отвечать, но Гермиона остановила его, положив ладонь на его руку. Он взглянул на подругу, его мозг яростно работал в данный момент. Гермиона покачала головой, ее глаза говорили "дай ей некоторое время".

Дафна подняла лицо , ее глаза были красными и опухшими. Тот факт, что она даже не попыталась спрятать слезы сказал Гарри о том на сколько взволнована была девушка в данный момент.
- Как ты не можешь понять как сильно я напугана, напугана тем, что что-то ужасное может случиться с моей мамой? Ее могли убить. Ее могли вынудить убить, чтобы защитить тебя. Я видела ее после всего случившегося, я вынуждена была успокаивать ее и ждать возвращения отца, опасаясь, что это мог быть он. - При этих словах, Гарри взглотнул, а Гермиона побледнела. Да, вполне возможно, что Сайрус Гринграсс был там, был одним из пожирателей или их помощником, возможно, одним из тех двоих, кто напал на них. Он был другом Люциуса Малфоя и они не сомневались, что ублюдочный отец Драко был одним из преступников.

- Да, он был там, был одним из тех уродов пытавшихся очернить министерство. Но он не был среди тех, кто пытался убить тебя. Ты доволен, Гарри? Что ты был прав насчет нас - мерзких слизеринцев, которых ты так сильно ненавидишь? - Ее голос источал такую горечь. В этой горечи было все и горе и беспокойство и твердая уверенность, что он разделяет мнение своих друзей о плохих слизеринцах, что он был бы счастлив увидеть доказательство его предубеждений. И всего-лишь два месяца назад, она оказалась бы права. Всего-лишь два месяца назад, возможно колеблясь, но он всеже разделял предрассудки Рона на счет злых слизеринцев.

- Я не ненавижу тебя, - прошептал Гарри, ошеломленный ее эмоциональной вспышкой, но она проигнорировала его.

-Сайрус болван и его рассуждения о чистокровности лишены всякой логики. Но он все еще мой отец, Гарри. Он женат на моей маме уже пятнадцать лет. Я не хочу видеть, как мама вынуждена выбирать между тобой и им , я не хочу видеть, как она сломается вынужденная убить его, чтобы защитить тебя только потому-что Люциус дурень Малфой ненавидит тебя и убеждает его в чем-то более глупым, чем обычно.

Гарри почти хихикнул, когда услышал слово болван, слово которое он так часто слышал от Снейпа. Но посмотрев ей в глаза, Гарри удержался от такого поступка. Он не думал об этом, о дилемме Роксаны. Почему-то, он считал, что если Роксана и Дафна на самом деле не разделяют политических взглядов Сайруса, то у них и не может возникнуть ни каких чувств, которые могут причинить боль. Он считал, как оказалось считал неверно, что Роксана сможет сражаться против своего мужа без угрызений совести.

Гарри чувствовал себя паршиво в данный момент. Он не был лучше Рона в измышлениях на счет нелюбимых змеек.

- Кто-то лишился руки. Ни я, ни мама не знаем кто это был. Но мы узнаем это очень скоро. Рана подобно этой не может быть так просто вылечена. Она будет видима всем и послужит напоминанием для того мага о проигранном сражении и потеряной руке. Он возненавидит тебя еще больше, его желание убить тебя возрастет. И он будет искать реванша. Жизнь моей мамы окажется под угрозой следует кому нибудь узнать о ее участии в этих событиях.

Голос Дафны упал до еле различимого шепота:
- Она могла остаться со мной в ту ночь, остаться в безопасности. Но она захотела позаботиться о твоей безопасности и искала тебя. Я хотела...

Чтобы она осталась. Чтобы ты умер, закончил про себя Гарри, а Дафна оставалась молчаливой и не закончила начатое предложение.

- Я не хотела чтобы ты умер Гарри или Гермиона, - прошептала она наконец еле слышно, к большому удивлению Гарри. - Но мама важнее для меня. Мама и сестра два самых важных человека в моей жизни, Гарри. Я действительно не могу потерять их.

Шуршание одежды испугало ее. Подняв голову, она увидела как ее мама входит в комнату и поднялась с пола. Роксана тихо подошла к дочери и обняла ее, ее глаза при этом неотрывно смотрели на Гарри.
- Сайрус был там. Он был одним из тех в масках. Он пока не пожиратель смерти, но достаточно близко к Люциусу Малфою, чтобы иногда следовать его тупым планам. Но ни он, ни Люциус не был одним из тех двоих напавших на вас. Он даже не знал об этом нападении, оно не было частью их плана. Психи, они только хотели устроить беспорядки, но обойтись без жертв. Пока мы должны ожидать того, кто продемонстрирует нам свою укороченную руку.

Нежно, она поцеловала дочь в лоб и прежде чем продолжить покрепче обняла ее и стала успокаивать:
- Дафна, ты же понимаешь, что мы должны помогать ему. Без друзей таких как Гермиона, без семьи, он не сможет выжить с его то способностью влипать в неприятности и драматизму.

Дафна вздохнула и, уткнувшись Роксане в грудь, прошептала:
- Да, он немного драматичен.

- Эй,- запротестовал Гарри и бросил свирепый взгляд на Гермиону, когда та не выдержала и хихикнула. С улыбкой, Гермиона села рядом с ним и положила руки ему на плечи в утешительном жесте.

- Извини, Гарри, но она права на счет этого. Ты иногда немного драматичен с сильным комплексом спасителя мира.

- Я не такой, - надулся Гарри, но очевидно даже Балу не поверил ему. Проклятый котенок казалось даже ухмылялся. Но котенок не может ухмыляться, про себя решил Гарри.

Роксана мягко улыбнулась и произнесла:
- Вообще-то, я хотела позвать вас на обед.

Гарри и Гермиона последовали за Роксаной в малую столовую, а Дафна извинившись направилась в свою комнату. Пока они ожидали ее возвращения, Гарри несколько раз порывался было сказать что-нибудь. Следует ли ему просто поблагодарить ее? Следует ему сказать ей больше не подвергать себя опасности? Дафна была права: быть рядом с ним значит быть в постоянной опасности. Слишком часто что-то вечно происходит с ним и кто-то постоянно после этих событий оказывается отправленным в больничное крыло. Он не желал добавлять еще одного человека в список возможных целей.

Кто-то ударил его по голени. Вздрогнув, Гарри поднял голову и увидел свирепо смотрящую Гермиону.
- Ты же не посмеешь оттолкнуть ее только из-за твоего комплекса героя? - прорычала она практически безшумно. Роксана пыталась игнорировать разговор и поигрывала столовыми приборами. - Ты же не отвергаешь мою или Ронову помощь. И между прочем, Роксана взрослая женщина. Она достаточно взрослая для того, чтобы самой принимать решения касательно тебя. Если ты хочешь оттолкнуть ее пожалуйста не делай этого только потому, что ты хочешь защитить ее. - Роксана подарила Гермионе благодарную улыбку и в этот момент, дверь открылась.

- Вот и я, - объявила Дафна о своем возвращении и положила на стол рядом с тарелкой Гермионы маленькую потрепаную книжицу и тетрадку. - Пожалуйста прочти это после обеда. Я поговорю с бабушкой. Определенно, она охотно научит тебя азам оклюменции. Ты знаешь о мамином участии в битве, эти знания могут навредить ей.

- Мы ни кому не говорили о битве за исключением Била Уизли. И разумеется ни кто не знает о ней, - заявил Гарри, но только вызвал свирепый взгляд со стороны Дафны.

- По твоему, это должно успокоить меня? И ты так хорош в сокрытии и контроле своих эмоций? Ты же грифиндорец. Обладая взрывным характером, Гарри хотел было ответить в ярости, что-нибудь, только для того, чтобы заткнуть ее, но остановился заметив насмешливую улыбку Дафны. Что и требовалось доказать. Гарри только зло прорычал и его настроение явно не улучшилось, когда он заметил посмеивающуюся Гермиону.

Дафна указала на книгу и произнесла:
- Прочитай, выучи, тренируйся. Пожалуйста, Гарри, сделай это. Тебе не следует покидать менора не научившись скрывать это знание.

Несоответсвие этого решения и ее прошлого срыва удивляло. большинство из этого кажется наигранным, подумал Гарри, но...

- Я буду сам решать, что мне делать и не буду слушаться некоторых змей... - Глаза Гарри широко расширились, когда он осознал свою оплошность. Он хотел доказать ей, что не разделяет предрассудков Рона, а сам сейчас повел себя совсем наоборот. Дафна смотрела на него убийственным взглядом. Гарри немедленно пожалел о сказаном и начал обдумывать слова извинения.

- Вы оба могли бы хоть попытаться вести себя хоть чуточку повежливее, - отругала их Роксана. - Вы могли бы хоть попытаться просить и объяснять вместо-того чтобы рычать и оскорблять. - По крайней мере, она определенно не приняла эти слова на свой счет, догадался Гарри, а поняла, что они вызваны злостью.

Без всякого намека на раскаяние, Дафна ответила:
- Ты решила заботиться о нем, не считаясь с моим мнением. А я в свою очередь решила позаботиться о тебе. Баста! Гарри и Гермиона должны выучить по крайней мере основы оклюменции. И такое чувство как будто я требую что-то ужасное и безчувственное. И определенно, они могут это сделать для тебя особенно после того как ты рисковала ради них той ночью. - Видя надутый вид матери, она разочаровано простанала. - Родители. - И повернувшись к Гарри произнесла самым слащавым и обманчивым тоном:
- Пожалуйста, Гарри, будешь ли ты так любезен что позволишь моей бабушке обучить тебя основам оклюменции? Это было бы полезно для тебя и было бы так мило с твоей стороны. Пожалуйста, Гарри, вот пожалуйста добавь сахарной обсыпки и шоколадного соуса. - Глаза Роксаны округлились а Гермиона из последних сил сдерживалась, чтобы не расмеяться.

Гарри уставился на нее. Его чувства и разум боролись между собой, не зная как реагировать на это. Оклюменция пригодится ему в будущем и Дафна была права, говоря об опасности его знаний. Но должна ли она быть такой отвратительной...

- Я бы хотела обучиться ей, - мягкий голос Гермионы прервал повисшее нелегкое молчание и прекратил борьбу свирепых взглядов. На мгновение, он взглянул на подругу, его небольшая улыбка выражала благодарность. С ее согласием, он мог спокойно последовать ее примеру, не являясь единственным, кто уступил в этой дискуссии.

- Вот и отлично, значит договорились, - улыбнулась Дафна и вернувшись на свое место стала наполнять свою тарелку едой.

- Эй, а как насчет меня и моего мнения? - нахмурился Гарри, делая последнюю попытку выглядеть как минимум сердитым, но его лицо выдало его сильное желание рассмеятся над этим странным предложением.

Не поднимая головы, Дафна ответила приторным голосом:
- Ни кому не интересно твое мнение, Гарри. Ты мальчишка. Мальчишки не должны думать, они должны только приятно выглядеть, дарить подарки и следовать нашим указаниям.

Оглядевшись вокруг, Гарри заметил похожие усмешки на лицах Роксаны и Гермионы.
- Я обречен, - простонал он, по крайней мере Дафна не могла полностью скрыть улыбки. Пока Гермиона хихикала, Гарри наклонился вниз, чтобы покормить все это время молча слушащего и наблюдающего котенка кусочком колбасы:
- Балу, мы мальчишки должны держаться вместе против этих ужасных гарпий.

Мурлычащий котенок, картошка кинутая в его голову, чье-то хихиканье, численное превосходство девушек, определенно следующие дни обещали быть очень трудными.

22:03 

Второй шанс. ГП/ДГ. Глава 10

Попытка дружбы

Пенегрю менор, 31 августа, вечер.

- Могу я поговорить с вами обоими?

Был последний вечер летних каникул, завтра они уже вернутся в Хогвартс. Они провели день в косом переулке, подготавливаясь к четвертому курсу и вечером расположились в Гарриной комнате , последний вечер тишины, уже завтра они будут вынуждены вернуться в шумную гостиную Грифиндора.

Гарри и Гермиона оторвались от своих дел и подняли головы. Гермиона читала книгу по оклюменции, а Гарри, используя игрушечного мышонка, игрался с Балу. Котенок воспользовался тем, что хозяин отвлекся и схватил мышь, при этом поцарапав ему руку острыми когтями. Пока Гарри пытался подавить шипение, Гермиона улыбнулась Дафне и пригласила ее присесть на диван.

Гринграсс была крайне молчаливой в последние дни. Пять дней прошло после ее срыва и очевидно, она была все-еще немножко несчастлива и обеспокоена присутствием Гарри, но тем не менее, казалось, что медленно она начала принимать это. По крайней мере, это было то на что надеялась Гермиона.

Как и обещалось, леди Агата начала обучать Гарри и Гермиону основам оклюменции. Как и ожидалось, это редкое исскуство легко далось Гермионе, с ее упорядоченным разумом, она быстро схватила идею и сейчас работала над более тонкой техникой, в то время как Гарри все-еще пытался постичь основы.

***

Четыре дня назад

- Для начала, вы должны изучить как ставить простой блок против незванных гостей и как успокоить свой разум, - объяснила Агата. - Блок подобен стене, которую вы должны воздвигнуть в своем разуме, сейчас же он у вас походит на открытую дверь. Это очень простая техника, но мало эффективна против более или менее искуссного лигилемента. К тому же, она очень утомляет если использовать ее долгое время. Но ее можно очень быстро применить если вы застигнуты врасплох внезапной атакой и даже применима в тех случаях, когда вы не в состоянии успокоить свой разум если к примеру вы ранены или взволнованы. Позже, вам следует изучить как ставить более эффективную защиту. Она может быть разной. Это может быть снежный ландшафт, карнавал или лабиринт. Возможно, это будет библиотека для Гермионы или полет на метле для Гарри. Каждый должен найти свой собственный фантастический ландшафт, иллюзию которую вы позволите увидеть незваному гостю, спрятав при этом свои настоящие мысли. Последним шагом у вас будет изучение того, как создавать ложные воспоминания, но этого придется ждать еще очень долго.

- Какой у вас фантастический ландшафт, Агата, - спросила Гермиона. Так же как и Роксана днем ранее, Агата предложила Гермионе называть ее по имени и Гарри часто наблюдал с улыбкой, как они разговаривают об истории, науке или нумерологии. Ему понадобилось только несколько минут послушать их разговор, чтобы понять почему Агата училась на Равенкло и почему Гермиону сортировочная шляпа почти отправила на этот факультет.

- Мой фантастический ландшафт, я беру из своих воспоминаний которые я получила путешествуя по Австралии. Я посетила Большой Барьерный Риф и в моем ландшафте, вы можете прыгнуть в воду между коралами, взглянуть на морскую звезду и поиграть с различными разноцветными рыбками. Роксана выбрала сцену из своего танцевального вечера: это ее выпускной бал и вы можете увидеть бесконечные круги венского вальса.

- А у Дафны? - спросил Гарри.

Агата взглянула на него, ее выражение в течении долгого времени оставалось нечетаемым, но потом с улыбкой она всеже ответила на его вопрос:
- В начале, она выучила относительно простую, но очень скучную технику: стоя перед холстом с кисточкой в руках, она бесконечно рисует одни и теже линии. Превосходство этой техники состоит в том, что на нее тратится минимальное количество энергии. Но вы должны быть очень спокойными, чтобы использовать ее. Чтобы побороть этот недостаток, Дафна несколько недель назад начала изучать другую технику. Вы увидите ее сами если продолжите свои занятия в Хогвартсе. Я думаю она вам понравится.

- Продолжать в Хогвартсе, с Дафной? - Гарри очевидно не был счастлив, услышав это заявление.

- Разумеется, - согласилась Агата. - Ты же не ожидал, что этих нескольких уроков будет достаточно? Ты должен будешь тренироваться в течении следующих нескольких месяцев прежде чем сможешь использовать фантастический ландшафт на приемлемом уровне. И конечно же, тебе просто необходим человек со знанием легилименции. Дафна не очень хороша в этом искусстве, но по крайней мере, она знает основы. Я думаю особенно в начале будет лучше тренироваться с ней чем с кем-то из учителей, согласен?

***

Гарри изо всех сил старался протянуть Дафне руку дружбы, быть с ней любезным, заботиться о ее семье и объясниться. Но он не мог судить о своем успехе поскольку девушка большую часть времени хранила молчание. Она просто находилась рядом, наблюдала, слушала и смотрела своими дымчато-серыми глазами. И даже когда он передал ей слова Фреда единственный ответ, которого он удостоился был еле заметный кивок головой.

- Фред поручил мне поговорить с тобой. Он хотел, чтобы я рассказал тебе о том, что он не согласен с тем, как Рон и Джинни поступили с тобой недавно. Ты нравишься Фреду. Не в романтическом плане, а нравишься как человек. Ему нравится твое чувство юмора, нравится то как ты повела себя в той истории с Монтегю. Фред не разделяет мнение Рона на счет слизеринцев. Тебе следует знать, что есть одна девушка из Грифиндора. Она нравится Фреду очень сильно и я надеюсь, она станет его девушкой в следующем году. Она - главная причина по которой Фред не проявлял к тебе интереса в прошлом году. Но я уверен, что он бы хотел, чтобы вы с ним были друзьями. Я действительно думаю, что ты произвела на него впечатление. У некоторых Уизли большие трудности с тем, чтобы забыть прошлое, но не у всех из них. Особенно у близнецов, они в состоянии увидеть Дафну, а не просто очередную слизеринку.

Но по крайней мере на следующий день, она перестала бросать на него свирепые взгляды - в противоположность ее сестре. Пока Сайрус, на сколько они знали, совершал длительный визит к своим родителям, Астория все это время оставалась в меноре и готовилась к следующему учебному году. Она не отвечала на их приветствия, не произносила ни слова во время совместных ужинов и сразу же как заканчивала есть удалялась в свои комнаты. По крайней мере, в их короткие встречи, она не оскорбляла ни Гермиону, ни Гарри.

***

Наше время

- Я ... - Дафна остановилась возле входа, краснея, нервно сжимая руки в кулаки и смотря в пол. Она вздрогнула и подняла взгляд, когда Гарри, встав с кровати и подойдя к ней, нежно взял ее за руки и медленно потянул ее к дивану, затем слегка подталкнув ее, приглашая тем самым сесть рядом с Гермионой, удобно устроился в кресле.

- Я ... Девушка все-еще боролась с собой. Она переводила взгляд с Гарри на Гермиону, возможно, ища какое-то вдохновение, чтобы начать, ее нервозность каждую секунду только возрастала. Гарри снова пришлось взять ее руки и сжать вместе, удерживая их без особых усилий. Он знал этот взгляд. Гарри не однократно сам велл себя подобным образом и не раз видел подобное выражение лица у своих упрямых друзей.

- Все в порядке, Дафна, я тоже не очень хорош в этих вещах... извинениях и разговорах.

Изумленная Дафна уставилась на него с широко открытыми глазами, не замечая гордое выражение лица Гермионы, наблюдающей за своим лучшим другом. Очевидно, продолжительные дисскусии с Агатой помогли Гарри не только повзрослеть, но также понять рискованое положение Роксаны и ее дочерей. Им действительно нужен был этот открытый разговор, чтобы понять, чтобы прийти к заключению. Но нуждаться в чем-либо и сделать это...

Очевидно, для гордой девушки было весьма тяжело приносить извинения и принять тот факт, что она была неправа. Эта ситуация напомнила Гермионе обо всех тех ситуациях, когда она ожидала от Рона хоть простого извинения после очередной ссоры. Но, надо надеяться, Дафна в состоянии сделать то чего Рон никогда не делал.

- Было не правильно дать пощечину тебе Гермиона. Мне действительно очень жаль, что я так поступила. Ты знаешь, я всегда уважала тебя. Хотя ты маглорожденная, ты лучшая студентка на нашем потоке, ты оставила позади себя всех нас чистокровных, несмотря на то, что ты находилась не в выгодном положении.

Гарри нахмурился, он действительно ожидал извинений, а не завуалированых оскорблений. Но Гермиона оставалась молчаливой и Гарри в очередной раз решил последовать ее примеру. Гарри действительно хотел, чтобы их отношения улучшились, но сейчас его нервы были на пределе.

- Это не оскорбление, Гермиона. Пожалуйста, позволь мне объяснить. Дети в чистокровных семьях начинают изучать магию сразу же как у них происходит спонтанный всплеск магии. Я изучала простые заклинания с пяти лет. В восемь у меня была собственная, правда я вынуждена признать очень маленькая, библиотека в добавок к семейной и кроме этого с десяти у меня была собственная лаборатория в которой я варила зелья. Во время летних каникул, пока ты вынуждена заниматься самостоятельно, я могу обратиться за помощью к маме или к бабушке. Как видишь быть чистокровным большое преимущество и не из-за статуса крови, а просто из-за социокультурного превосходства.

Гарри вновь расслабился и слегка сжал руку Дафны, показывая понимание, а Гермиона с улыбкой кивнула. Как часто она надеялась, чтобы у нее был кто-то с кем можно было поговорить о Хогвартсе? Ее родители поддерживали ее все время, но это было слишком чуждо для них, слишком неестественно, чтобы по настоящему понять.

- Но ты была лучшей в интелекте, в стремлении учиться. И как минимум в моих глазах это не из-за какой-то внешней силы, не из-за того, что кто-то понуждает тебя учиться, а из-за того, что ты сама хочешь учиться. Я права? - Гермиона снова кивнула и Дафна продолжила очень мягким голосом:
- Но за последние три года, я также увидела другую твою сторону. Каждый раз когда что-то происходило с Гарри, ты всегда оказывалась с ним. Ты всегда принимала его сторону, всегда помогала ему своими знаниями и я уверена защищала его против Малфоя и его дружков. Я видела эффект от твоего удара по носу Малфоя. Тем вечером, Трейси и я выпили в твою честь. - Гермиона покраснела стоило ей вспомнить тот момент когда она потеряла самообладание, а Гарри широко ухмыльнулся, запоминая при этом информацию о Трейси. - На втором курсе, я слышала историю о василиске и о том, как ты использовала зеркало, чтобы выяснить правду, это произвело сильное впечатление, и это был поступок достойный Равенкло. И чтобы проверить ее таким образом это был невероятно храбрый поступок и это был не тупой грифиндорский поступок. - Дафна слегка покраснела. - Извини от старых привычек тяжело отказаться, но что я имею ввиду: я не думаю, что попасть в опасную ситуацию это храбрость если на самом деле ты не осознаешь опасности. Но ты знала, что тебя ждет и все равно сделала это. Я бы ни когда не смогла так поступить. Я бы попыталась найти более слизеринский подход, какую нибудь уловку, которая не подвергла бы меня такой опасности. - Дафна разочарованно вздохнула. - Я боюсь, что слишком много болтаю. Я не хочу, чтобы мои слова звучали так будто я фанатка Гермионы и уж определенно, я не хочу подражать тебе в этом преданно храбром поведении. Но я в состоянии уважать это и когда пять дней назад, ты наорала на меня - хочу сказать это было слегка оскорбительно - ты только защищала Гарри. И это то чего следовало ожидать от тебя то что мне следовало принять. И определенно, это не заслуживало той грубой реакции от меня.



- Гарри - мой друг, дафна, мой лучший друг. В каком-то смысле, он для меня как брат и я уверена, что по отношению ко мне он чувствует тоже самое. - Гермиона взглянула на Гарри и тот молча кивнул, соглашаясь с ее словами. - Я буду на его стороне, чтобы ни случилось. Как ты защищаешь свою семью тоже самое делаю и я поскольку считаю, что Гарри принадлежит моей семье. И я отреагировала так зло только потому-что знаю как трудно для него принимать помощь если при этом помощник подвергается опасности. Он никогда не рисковал моей жизнью по своей воле и никогда не сделает этого с твоей мамой.

- Ты, - начал Гарри очень торжественно, - ожидала, что мы ненавидим слизеринцев. И мы полагали, что ты ненавидишь грифиндорцев. Я опасаюсь, что мы все были немного правы и вместе с тем и неправы на счет этого. Ненависть между факультетами Грифиндор и Слизерин очень старая и совсем не обоснованая. Каждый год находится кто-то из любого факультета, кто усиливает бездну разделяющую нас и учителя не сильно-то помогают с этой проблемой. Если мы объявим о нашей дружбе, то студенты совсех факультетов попытаються доказать нам нашу правду о ненависти , доказать нам, что ничего не может быть между Слизирином и Грифиндором кроме как вражды.

- Дафна, я не знаю станем мы когда либо настоящими друзьями. Возможно, мы поймем, что не нравимся друг другу, что терпеть не можем друг друга. И причиной тому следует быть конфликту характеров, а не факультетской вражде. Я хотел бы попытаться подружиться. И даже если мы позже решим не быть друзьями, я все равно хотел бы разделить свое доверие с тобой. Я люблю твою маму и бабушку очень сильно. И я бы оценил если бы ты позволила мне проводить время с ними.

Дафна слушала его очень спокойно, используя время, чтобы отойти после недавней эмоциональной речи. Когда Гарри закончил говорить, она подняла голову, в ее глазах появился небольшой озорной огонек. По ее мнению, этот разговор оставался очень серьезным слишком долго.
- Гермиона проводящая время с моей бабушкой - это я могу поддержать. Но ты? Я не знаю. Для начала, тебе следовало бы провести какое-то время в библиотеке. Мы не хотим видеть как моя бабушка лишается интелекта только потому, что кто-то может говорить только о квиддиче.

Гарри ухмыльнулся и откинулся в кресле как будто глубоко задумавшись.
- Чтение в библиотеке, ты говоришь. По крайней мере, это был бы новый опыт для меня. Естественно, мне нужен кто-то кто покажет мне дорогу туда. До сих пор, я думал, что библиотека это одно из тех мест про которое все говорят, но ни кто не видел.

Дафна глубоко и жалостно вздохнула.
- Если ты в состоянии выдержать неизвестные опасности библиотеки, то я так и быть выдержу это тяжелое испытание и покажу тебе путь.

- А что на счет моего мнения? - насмешливо спросила Гермиона.

- Ты девушка, - объявил Гарри, очень хорошо копируя интонации Дафны. - Ни кто не хочет слушать твоего мнения. Девушки должны быть остроумными, принимать наши подарки и следовать...

Агата стоящая все это время за дверью, услышав вскрик наполнивший воздух, когда две туфли ударили голени, покинула свое место. На ее губах играла мягкая улыбка. Дафне понадобились часы заблаговременных разговоров, но это стоило того. Теперь, им остается только ждать: переживет ли эта попытка дружбы реалии Хогвартса.

22:05 

Второй шанс. ГП/ДГ. Глава 11

Сожаления и поездка на поезде (часть 1)

Хогвартс, 1 сентября, полдень.

Северус Снейп следовал в молчании по коридорам Хогвартса за своей коллегой иногда другом иногда врагом Минервой Макгонагалл. Естественно, они бы воспользовались моментом, чтобы оскорбить друг друга, их факультеты и любимых студентов, усиливая впечатления о глубокой собачье-кошачей ненависти между ними. Но до прибытия студентов оставалось еще несколько часов и ни кто не мог насладиться их маленьким шоу, поэтому они оставались спокойными. Легкая усмешка играла на губах Снейпа когда он слушал едва сдерживаемые стоны старшего профессора, начавшиеся сразу же после того, как они вышли из кабинета директора.

Ни разговор с Дамблдором, ни реакция Минервы не были большим удивлением для него. Люциус Малфой, богатейший маг волшебного мира и прямой политический противник директора, уже рассказал Снейпу новости о Поттере. Люциус был одним из тех немногих людей, которых Снейп считал другом и совершенно не понимал причины по которым Гарри Поттер, мальчик который выжил, был взят под опеку старой уважаемой чистокровной семьей. В этом отношении, он всецело разделял мнение директора.

Снейп не был согласен с неприязнью Люциуса касательно этого вопроса. Да, он тоже презирал мальчишку Поттера. Он сын Джеймса и воплощение Грифиндора. Но из того, что мальчишка находится под влиянием чистокровной семьи может последовать очень интересное развитие и даже больше того, он может избавиться от влияния Дамблдора. И хоть Пенегрю никогда не разделяли типичные предрассудки других чистокровных семей по отношению к маглам и маглорожденным, но они также и не питали особой любви к Дамблдору. Согласно слухам именно Дамблдор вынудил леди Агату Пенегрю убедить свою семью не вступать в орден Феникса в войне против Волан-де-Морта, а вместо этого сохранять нейтралитет.

Снейп на самом деле очень хотел бы увидеть, как Дамблдор рвет и мечет, теряя свою новейшую игрушку. С тех пор, как Гарри поступил в Хогвартс и даже частично с тех пор, как он потерял родителей, Дамблдор был определяющим фактором в его жизни. Снейп слишком долго был карманым мастером директора , долго настолько, что мастер зелий мог наслаждаться освобождением Гарри Поттера от влияния директора.

Двое профессоров достигли кабинета Минервы и с легким кивком, Снейп принял ее приглашение. Сев на деревяный стул рядом с книжной полкой, место которое он обычно занимал последние десять лет, Снейп наблюдал за тем, как Минерва готовит чай. Через минуту запах душистых трав наполнил комнату и Северус с вежливым кивком принял кружку чая. Но вместо того, чтобы начать пить его, он поставил кружку на стол и, достав из мантии небольшую серебрянную фляжку, начал наливать янтарного цвета жидкость в их чай.

- У меня сложилось впечатления, что немножко виски в чае не помешает, - ответил он на молчаливый вопрос Минервы.

Смотря в кружку в течении минуты, будто спрашивая себя могла ли она доверять Снейпу, который запросто мог отравить ее, она наконец решившись схватила кружку и в несколько глотков расправилась с содержимым. Снова наполнив кружку чаем, она протянула ее Снейпу, чтобы тот снова добавил немножко виски. Не говоря ни слова, Снейп выполнил чего она хотела и слегка вздрогнул когда она спросила:
- Итак, Северус, раскажи мне, что ты знаешь о семье Гринграсс?

Чтобы отсрочить ответ, Снейп тщательно закрыл фляжку и убрал ее и воспользовался возникшей паузой, чтобы обдумать вопрос и возможный ответ.

- Сайрус Гринграсс близкий друг Люциуса. Точнее говоря, он его сторонник и лакей подобно Кребу и Гойлу не равный союзник подобно Нотту. Он никогда не был пожирателем смерти, но поддерживал их финансово и все время принимает решения в зависимости от требований Люциуса. Сайрус кажется разделяет мнение насчет маглов и маглорожденных, но у него никогда не было ни храбрости, ни амбиций достаточных для того, чтобы играть крупнее. Его младшая дочь - Астория уже помолвлена с Драко Малфоем. Они планируют пожиниться когда Астория закончит школу.

- А ее мать, Роксана Гринграсс, что ты знаешь о ней? - Минерва знала Роксану в течении довольно-таки долгого времени, но за последние годы, у них было мало контактов. Осталась ли она прежней или изменилась под влиянием своего мужа?

- Она редко появляется в обществе. Сайрус единственный, кто открыто появляется на людях. Но по словам Нарциссы: между ними существует некая договоренность. Сайрусу позволенно играть роль главы семейства, а ей позволенно делать все чего она не пожилает большую часть времени. Это не похоже на Малфоев. Очевидно, она унаследовала от своей матери стремление к власти, но на счет ее политических взглядов у меня нет ни каких соображений. Она избегает говорить на эту тему, но я полагаю, она разделяет мнение своей матери. Но так или иначе, она горячо любит своих детей и я бы не ошибся предположив, что она, в прочем как и Нарцисса, сделает все что угодно лишь бы защитить их.

- Роксана и Нарцисса... Разве они близкие подруги?

- Да, я бы даже сказал больше Роксана и Нарциса самые близкие и самые разумные подруги. Пока Нарцисса вынуждена проводить время с чистокровными леди подобно потаскухе Паркинсон или коровам Кребом и Гойлом в это время она действительно кажется похожей на Роксану. Но помолвка Астории и Драко это придумка Сайруса и Люциуса. Я полагаю, что Люциус надеется не только получить доступ к богатству Гринграссов и Пенегрю, но также и их голоса. Это ошибка на мой взгляд поскольку действительная власть сосредоточенна в руках Агаты Пенегрю и я не ожидаю, что она растанется с ней в ближайшее время.

- Я слышала слухи о том, что раньше хотели организовать помолвку Драко не с Асторией, а с Дафной.

Снейп фыркнул и кивнул, в его глазах на короткое мгновение промелькнуло уважение.
- Да, это верно, одно время Сайрус хотел женить Драко на Дафне. Но между детьми не было особой любви и Дафна... - Снейп заколебался на какое-то мгновение, его мысли потерялись в воспоминаниях. - Но Дафну это ни насколько не обрадовало это известие. По словам Нарциссы, она довольно-таки ясно дала понять своим родителям, что никогда не выйдет замуж за моего крестника. Она даже зашла так далеко, что начала угрожать... Нет объявила... Что убьет Драко если они попытаются настаивать на помолвке. Очевидно, Сайрус довольно-таки серьезно воспринял ее слова и изменил свои планы.

- Кажется не только Роксана унаследовала сильную волю Агаты и острый ум, - улыбнулась Минерва. - Но остается вопрос: какое влияние может оказать эта опека? Хорошо или плохо для Гарри находиться в Гринграсс-Пенегрю меноре? - Декан Грифиндора глубоко вздохнула. - Альбус был тверд в своем решении, чтобы мы помогли ему вбить кол между Дафной и Гарри. Его аргументы на счет возможной опасности такой опеки звучат весьма убедительно. Но все-еще...

Минерва вспомнила то время, когда Пенегрю были довольно близки к ней. В течении сорока лет, она преподает в Хогвартсе и за все это время пять женских членов этой стариной и уважаемой семьи были ее студентами. Каждая Пенегрю показывала не заурядные способности в трансфигурации. Закончить Хогвартс с ЖАБА по этой магической дисциплине было одной из их семейных традиций. Трое из них под руководством Макгонагалл добились успеха в анимагии. Агата даже была ассистентом Минервы в течении короткого времени и получила научную степень мастера трансфигурации.

Все это закончилось, когда Дамблдор - после свадьбы Сайруса и Роксаны- прямо высказал свои сомнения о благонадежности семьи. Директор полагал, что Пенегрю теперь стали врагами, пожирателями смерти и не благонадежно иметь с ними близкие контакты. Он почти в приказном тоне сказал Минерве оборвать связь с этой семьей и закончить обучение Роксаны. Скрепя сердце, она последовала его приказу. Несколько месяцев спустя Минерва узнала, что Роксана закончила тренировки над превращением с помощью своей матери; первая Пенегрю сделавшая это за пределами Хогвартса за более чем три десятилетия преподавания Макгонагалл.

И теперь две ее дочери были в Хогвартсе. Через два года Дафна начнет готовиться к ЖАБА и хоть пока у нее нет таланта ее бабушки - по словам Филиуса Флитвика, она довольно-таки хороша в заклинаниях - но Минерва не сомневалась, что она сможет закончить школу с ЖАБА на приемлемом уровне, возможно даже, имея анимагическую форму.

После войны Сайрус как и многие другие тоже находился под следствием. Ни один член семьи не был пожирателем смерти и его участие было достаточно незначительным, чтобы позволить ему продолжать жить без всяких последствий. За прошедшее десятилетие, Минерва не однократно думала о своих бывших друзьях, размышляла над тем какие отношения были бы у них сейчас если бы она так слепо не последовала тогда приказу Дамблдора. Сейчас, у нее не было желания повторять туже ошибку.

- Я не думаю, что в наших силах повлиять на Поттера каким-либо образом, - прервал Снейп ее нить воспоминаний. - Оба очень темпераментные и имеют собственное мнение. И Поттер не относится к тому типу людей, которые действительно прислушиваются к логическим доводам.

- По крайней мере, не к твоим доводам, - согласилась Минерва с вымученной улыбкой. - Но ты прав. Было бы слишком сложно убедить их. И я не уверена, что по настоящему хочу этого. Мне не нравиться идея о том, чтобы Сайрус Гринграс и - Мерлин помоги - Люциус Малфой были рядом с Гарри Поттером. Но я разговаривала с миссис Фигг и ... Мы совершили серьезную ошибку, отправив его в тот дом, Северус, серьезную ошибку. И в последствии, нам следовало убедиться, что у него любящая семья. То что мы забыли о его существовании на десять лет, то что позволяли этим подлым личностям управлять его жизнью это то о чем я буду сожалеть до конца моих дней.

К ее удивлению, Снейп не отреагировал в своей излюбленной манере. Минерва хорошо знала, как сильно он ненавидит парня и причины этих чувств. Обычно Снейп сказал бы, что-то, чтобы высмеять мальчишку Поттера. Но возможно, его детский опыт позволял ему представить лучше чем кому-либо еще, как тяжела была жизнь Гарри в доме Дурслей. Он оставался молчаливым и только кивнул, когда Минерва закончила:
- Я отложу решение до тех пор пока не поговорю с обоими детьми и Роксаной Гринграсс если это будет возможно.

***

Хогвартс Экспресс, тоже самое время.

- Пойдем, Милли! - Голос Панси был визгливым как обычно, когда проявлялся ее характер.

С большим отвращением, Дафна наблюдала за тем, как Панси покидает купэ, а затем обратилась к нескладного вида девушке:
- Ты не должна подчиняться ей, Милли. Ты лучше этого, ты заслуживаешь большего. - Дафне всегда нравилась эта девушка, несмотря на ее не очень-то привлекательную внешность. Такое большое тело и так мало самоуверенности, она была типичной девушкой, которой необходимо следовать за кем-то поэтому было не удивительно, что Панси взяла над ней шефство и таскала за собой в качестве личной девчячей силы и личного телохранителя с тех пор как они впервые прибыли в Хогвартс три года назад. Неоднократно, Дафна пыталась убедить девушку найти свой собственный путь, что у нее есть более чудесные черты чем сила. Но до сих пор, она не добилась успеха и в этот раз похоже результат будет тем же. Неуверенно пожав плечами, Миллисент Булстроут последовала за своим боссом и закрыла за собой дверь.

Отвернувшись от двери, Дафна внутрене простонала. Теперь, без Миллисент и Панси, Трейси сразу же начнет изводить ее распросами о ее новом брате. Чтобы отсрочить этот разговор на столько долго на сколько это было возможно, Дафна даже пыталась быть вежливой с Панси, которую терпеть не могла, в прочем Панси отвечала ей тем же из-за Астории. Пока помолвка между ее сестрой и Драко не состоялась, очевидно, слизеринка мечтала о будущем в котором она была миссис Малфой. Если вспомнить то не было ни намека на то, что Драко разделяет эти мечты, но это не подавило гнев Панси на то, что Астория вмешалась в ее счастье. Чтобы возненавидеть Дафну нужен был всего лишь один логический шаг, по крайней мере по мнению Панси.

- Рассказывай. - Дафна пыталась не слушать не, смотря на то, что Трейси почти подпрыгивала на своем месте от нетерпения. Трейси Дейвис была ее лучшей подругой с тех самых пор как они встретились в Хогвартс Экспрессе три года назад. Если говорить точнее, она была единственной девушкой с кем Дафна дружила и единственной слизеринкой с кем нравилось проводить время за исключением ее парня Блейза Забини. Темнокожий парень сидел рядом с окном и улыбался своей девушке. По крайней мере, он казался не так заинтересованым новостями Дафны, как разглядыванием округлостей Трейси. Он начал вести себя как озабоченный подросток в конце прошлого года и очевидно, летние каникулы только усилили его вожделение.

Не желая ждать ни секундой больше, Трейси толкнула книгу Дафны в сторону.
- Рассказывай.

Дафна изо всех сил пыталась послать свой фирменный убийственный взгляд на нее, но радость и нетерпение девушки услышать о Поттере было настолько очевидной, что Дафна почувствовала, как гнев ее уходит.
- Ты не возможна, Трейси Дейвис, я надеюсь, ты знаешь это.

- Знаю, давай уже расскажи мне что-нибудь новенькое, - махнула рукой Трейси. - Ну... Как там Гарри? Он хорошо целуется?

- Что? - Дафна пораженно уставилась на подругу. - Как ты... Что ты... Трейси Дейвис, у меня нет никаких соображений о чем ты говоришь. Гарри не мой парень, мы даже не очень то нравимся друг другу и...

Трейси поморщилась и прервала Дафну взмахом руки.
- Да, да, что угодно, что позволит тебе спать по ночам. Я только надеялась, что рядом с таким милым парнем, ты наконец-таки образумишься. Сейчас, как раз время тебе найти парня и заработать свои хорошие объятия и поцелуи.

Блейз сдавленно хихикнул и притянул к себе Трейси.
- С тех пор, как она услышала о присутствии Поттера в Пенегрю меноре, она только и представляет, как вы оба целуетесь, обнимаетесь и тискаете друг друга. Не то, чтобы я жаловался. С быстро развивающимися фантазиями подобно этим, она стала более сговорчивой в ...

- Ла-ла-ла, - прервала его Дафна, прижав руки к ушам. - Я не очень то хочу слышать об этом слишком много информации. - Она нахмурилась, когда заметила широкие улыбки на лицах своих друзей и свирепо взглянула на Трейси.
- А ты прекрати эти ... Эти фантазии немедленно. Поняла? Возможно, в один прекрасный день, Гарри станет моим братом, но не больше. И он не милый.

- Леди протестует слишком уж усердно, - прошептал Блейз на ухо Трейси, но достаточно тихо, чтобы позволить Дафне проигнорировать комментарий.

***

В этот раз, Гарри не был столь усерден в поисках своих друзей как обычно. Он распрощался с Роксаной, Агатой, Асторией и Дафной на платформе девять и три четверти, его новый сундук плыл вслед за ним , в руках он держал клетку с Хедвик и Балу. Гермиона следовала за ним, также левитируя свой сундук, но в ее руках была никогда видимо не покидающая их новая книжная сумка. Она была частью подарка Агаты Пенегрю: книжная сумка, которая может вместить в себя сотни книг, не увеличиваясь при этом в весе, и позволяет владельцу достать ту книгу, которую он ищет. Какое-то время, сумка оставалась пустой, не смотря на более чем двадцать книг врученных ей, но Гарри был уверен в способности Гермионы исправить эту чудовищную ошибку незамедлительно.

Когда они достигли купэ их друзей, открытая радость Невила и Джини заставила Гарри почувствовать себя немного виноватым за его секретное желание остаться с Дафной друзьями и познакомиться с ее друзьями. Дафна была совершенно уверенна, что Трейси Дейвис и Блейз Забини будут совершенно спокойны, услышав о Гарри Поттере -Пенегрю. Девушка со светлыми волосами, сидящая рядом с Джинни - Луна Лавгуд, если он правильно вспомнил ее имя - мечтательно посмотрела в его направлении и слегка кивнула. Улыбка Рона казалось была слегка вымученной. Очевидно, младший Уизли не смог побороть беспокойство на счет пребывания Гарри в Пенегрю меноре. Гарри надеялся, что Рон сможет успокоиться в ближайшие недели.

- А это определенно Бабу, не так ли? - спросила Джинни и выхватила у Гарри клетку. Она начала ухаживать за котенком с глупыми комментариями и неуклюжими попытками приласкать его, при этом, игнорируя замечание Гермионы о том, что его имя Балу. Может ли котенок нахмуриться, тем временем подумал Гарри? Балу уставился на странную рыжую голову и очевидно больше выносил чем наслаждался вниманием. Уже не в первый раз, Гарри пожалел, что попросил Джинни присмотреть за котенком в Хогвартсе, но хорошо хоть Гермиона будет там и у Балу будет компаньон в виде Живоглота. Оба кота не были лучшими друзьями - в основном из-за ревности оранжевого кота - но ладили друг с другом достаточно хорошо. И еще был довод Дафны...

***

Этим утром

Со счастливой улыбкой, Дафна внесла Балу в комнату Гарри и посадила его в клетку. В начале, он не хотел покидать свое укромное место, очевидно, понимая, что что-то сегодня произойдет. Но вид кусочка колбасы вынудил его покинуть свое место и позволил Дафне взять его на руки.

- Ты уже думал о Хогвартсе? Где он будет жить? У тебя уже есть сова.

Гарри избегал ее взгляда, сконцентрировавшись на Балу. Надеялась ли она, что он попросит ее? Надеялась ли она на то, что у нее в Хогвартсе будет свой питомец? Она никогда не предлагала ему этого, но Гарри чувствовал, что она бы пришла в восторг от такой просьбы. Но было уже слишком поздно, он уже попросил Джинни и не хотел разочаровывать сестру Рона.

- Он останется в Грифиндорской гостинной. Я уже попросил Джинни Уизли и она согласилась присмотреть за ним.

- А-а-а. - На секунду, на ее лице промелькнуло разочарование, но быстро исчезло, заменившись вымученной улыбкой. Она погладила котенка по голове. - Ты будешь счастлив там, Балу. Там ты сможешь поиграть с Живоглотом. И возможно, Уизел принесет новую крысу. Хотел бы ты поохотиться на крысу, дорогой? - Дафна подавила злобную усмешку, на мгновение проступившую на ее лице, и вновь обратилась к Гарри:
- Да, так будет лучше, безопасней по крайней мере. Я подумывала о том, чтобы самой позаботиться о нем, но он мог бы подвергнуться опасности в слизеринских подземельях. Понадобиться только один слизеринец, ненавидящий тебя, чтобы...

Девушка наклонилась и поцеловала котенка, определенно это было тем, что он презирал и прежде чем уйти, она потрепала его по шерстке.

***

Наше время

Следующий час длился бесконечно долго для Гарри, чувствующего раздражение от пустой болтовни Уизли. После этого лета, бред Рона на тему квиддича и небольшое количество других тем, которые представляли для него интерес , все это было очень трудно вынести. С каким удовольствием, он слушал разговоры Агаты и Гермионы на темы, которые он едва понимал.

На некоторое время, ему удалось втянуть Невилла в дисскусию о средиземноморских растениях и их свойствах - Невилл провел четыре недели летних каникул на Сицилии и на Крите - и наслаждался, слушая странные замечания Луны о существах о которых не слышала даже Гермиона.

Но, очевидно, Рон почувствовал себя немного покинутым. Он никогда не был хорош в отступлении и позволением другим находиться в центре внимания вместо него. Гермиона заметила, как на лице Рона начали проступать первые признаки поднимающейся раздражительности. Она поборола почти вырвавшиеся слова, чтобы успокоить его, поскольку знала, что чтобы она не сказала легко может только ухудшить ситуацию, поскольку рыжеволосый парень никогда не был хорош, в выслушивании ее доводов. Каким-то образом, они были знатоками в игре на нервах друг друга, каждый раз, превращая разумные дисскусии в полноценую войну.

Пока она придумывала способы предотвратить взрыв Рона, тот начал оскорблять отца Луны.
- Я никогда не понимал, почему твой отец называет это, - он указал на экземпляр "Придиры", - журналом, Лунатичка. Он больше похож на книгу сказок, не так ли? Возможно, ему следует перименовать его в "Скитания безумца" и продавать его вместе с бутылкой спиртного.

Хотя Луна, определенно, была целью не одной насмешки в прошлом и более или менее привыкла к своему прозвищу "Лунатичка", но слова Рона прозвучали довольно неожидано. Гарри не понимал, почему Рон такой сердитый, поскольку, он не наблюдал за ним, как это делала Гермиона. Луна отвела взгляд и казалось вот-вот заплачет. Она прислонилась к окну и изо всех сил пыталась сдержать всхлипы.

Невилл сразу же подошел к Луне, слегка ударив Рона по пути, и встал на колени напротив девушки. Нежно, он взял ее за руки и прошептал:
- Не слушай этого мудака.

- Какого черта! - Заорал Гарри на Рона.

- Рон, ты засранец, - добавила Гермиона визгливым голосом, забывая на мгновение от ярости все манеры.

Некоторое время, Джинни наблюдала за изменениями, а потом встала и села рядом с Луной, обняв маленькую девушку, и, успокаивающе поглаживая по руке, при этом продолжая следить за яростной атакой. И только Невилл заметил, что Джинни больше заинтересована в реакции Гарри, чем в успокаивании Луны, но для него сейчас больший интерес представляла имено светловолосая девушка.

-Ой, да ладно, будто вы сами верите в эту чушь, - парировал Рон, откинувшись на спинку сиденья, и, скрестив на груди руки. Он кивнул в направлении Гермионы. - Спросите ее. Спросите Гермиону верит ли она хоть одной истории написанной в этом дерьмовом журнале. Не будте такими заносчивыми.

Гермиона слегка покраснела при последних словах Рона. В каком-то смысле, он был прав. На ее взгляд "Придира" не был правдоподобным журналом и не стоил того, чтобы его читать. И Луна, и ее истории неоднократно вынуждали Гермиону округлить глаза. Но такое количество оскорблений... Она не могла вытерпеть этого, особенно если учесть, что оскорбления были направлены на ее слегка странного отца, которого равенкловка без сомнений обожала. Заступнического вида Невилла - более чем открытой ярости Гарри - было достаточно, чтобы быть вежливым.

- Истории Луны... Я вынуждена признать, что они специфичные, - начала она.

- Видишь, - ухмыльнулся Рон. - Я говорил тебе...

- Заткнись! - проорала Гермиона, удивляя всех своим взрывом. - Я сказала специфические, а не глупые или сумасшедшие. Да, я никогда ничего не читала ни о нарглах, ни о криворогих кизляках в книгах...

- Морщерогих кизляках, - хлюпая носом, поправила Луна.

- О морщерогих кизляках, спасибо Луна, - Гермиона кивнула светловолосой равенкловке и сделала усилие, чтобы произнести ее имя правильно. - Но это не означает, что эти существа не существуют. Какое ты думаешь было мнение моих родителей о возможности существования магии, скажем, лет десять назад?

Она подождала минуту, давая возможность Рону ответить, но тот только кидал на нее свирепые взгляды и дулся. Со вздохом, но теперь, контролируя свои эмоции, Гермиона продолжила:
- Возможно, в действительности, они не существуют. Если быть честной, то я абсолютно уверена, что большинства из этих существ не существует, но некоторые из них могут обитать где-нибудь в неизученом пока месте. Возможно, Луна сможет найти их, если она надеется на это. Пытаться найти неизвестных животных - не самая плохая цель в жизни, уж всяко лучше, мечтаний о проведении следующего десятилетия, играя в квиддич.

Даже Гарри, который как минимум подумывал о том, чтобы стать профессиональным игроком в квиддич, казалось был согласен сней и одобряюще улыбнулся подруге. На мгновение, Гермиона покраснела еще сильнее, когда заметила взгляд обожания, которым Невилл смотрел на нее и казалось, даже Луна немножко успокоилась. Естественно, Рон испортил момент.

- Чушь, - огрызнулся он, - все это глупая, глупая чушь.

- Как красноречиво, - прошептал Гарри, побуждая Гермиону улыбнуться.

- Ты можешь говорить, что хочешь, - продолжал Рон, вставая с места, делая шаг вперед, и, возвышаясь над Гермионой, которая инстинктивно сжалась. - Я прав, а ты ошибаешься. Только потому, что ты всезнайка скнижками вместо друзей...

Гарри начал было тоже вставать, чтобы проучить Рона, но Невилл опередил его. Схватив туфлю Луны, которая лежала на полу с тех пор, как девушка сняла ее час назад, он кинул ее в Рона и попал ему по голове. Едва ли можно было назвать этот бросок сильным. Очевидно, он не доставил много боли и сам Невилл был больше удивлен тем, что он действительно попал в намеченную цель, а не в кого-то еще. Купе на мгновение погрузилось в тишину, все ошарашенно смотрели на Невилла. С лицом таким же красным, как волосы Рона, Невилл пытался, чтобы его голос звучал более самоуверенно, чем было на самом деле.
- Достаточно, Рон, действительно хватит. Сначала ты оскорбил Луну, а теперь Миону. - Он заколебался на мгновение, когда понял, что использовал ее сокращенное имя. - Мне кажется тебе пора уходить.

- Пардон? - Рон моргнул несколько раз, видно изо всех сил пытаясь понять, что только что произошло.

- Уходи, Рон, - повторил Гарри слова Невилла. - Найди себе другое купе и возвращайся когда немножко остынешь.

Рон посмотрел на Невилла, на Гарри и бросил свирепый взгляд на сестру, надеясь на поддержку. Но Джинни, после короткого взгляда на Гарри, только беспомощно пожала плечами. Невилл, все еще красный и кипящий от злости, подошел к двери и открыл ее.
- Уходи, - приказал он, его голос был более уверенный, чем до этого. Пробормотав несколько проклятий, которые обеспечили бы его дополнительной работой по дому будь он в Норе, и, взяв свою сумку, покинул купе. С тяжелым вздохом, Невилл закрыл дверь и сел на место, пытаясь не смотреть ни на Луну, ни особенно на Гермиону.

- Я знал, что в тебе это было, - улыбнулся Гарри своему другу.

- Это было потрясающе, Невилл, - похвалила Гермиона крайне эмоционально.

- Но надо иметь много мужества, чтобы противостоять своим друзьям, заботясь об их благополучии, - мечтательно добавила Луна и им понадобилось некоторое время, чтобы осознать, что это были те слова, которые Дамблдор сказал Невиллу несколько лет назад.

Но как она могла знать эти слова? Заинтересованно подумала Гермиона. Они же были произнесены за несколько месяцев до того, как Луна впервые приехала в Хогвартс.

- Прощальные речи директора печатаются в "Придире" каждый год, - ответила Луна на так и не заданый вопрос Гермионы.

Возможно, мне следует читать "Придиру" время от времени подумала Гермиона. Но в слух она произнесла:
- А теперь Луна расскажи нам, что было в последнем номере "Придиры"?

***

Хогвартс, кабинет директора.

Было ошибкой попросить их, но это он только понял сейчас. Они не помогут ему отдалить друг от друга Гарри Поттера и Дафну Гринграсс. Они просто не понимают настоятельную необходимость этого. Гарри Поттер, мальчик который выжил, должен быть под его контролем и только под его. Люпин увидел причину еще десять лет назад, осознав, что оборотень не подходящий опекун для ребенка. А Сириус был в Азкабане до прошлого года. В настоящий момент, он был в бегах и едва ли был в состоянии претендовать на статус крестного Гарри.

Остается проблема только в Роксане Пенегрю-Гринграсс. Ему нужна помощь кого-то надежного, кого-то, кто в состоянии заработать доверие Гарри. Дамблдор слегка кивнул. Он поможет. Он всегда был его самым надежным союзником в прошлом. Вместе они найдут решение.

22:05 

Второй шанс. ГП/ДГ. Глава 12

Сожаления и поездка на Хогвартс Экспрессе (Часть 2)

Хогвартс Экспресс, 1 сентября.

- Эта миссис Фагг о которой ты упомянал... - Гермиона задумчиво посмотрела на Гарри.

- Фигг, ее имя Арабелла Фигг, - поправил ее Гарри. - Что с ней?

- Ты сказал, что она работает на директора Дамблдора?

- Она так сказала. Но я не знаю как долго. Я знаю ее только, - Гарри попытался вспомнить. Как долго леди кошатница жила в Литтл Уингине? - Хммм... Я не очень помню. Как минимум несколько лет она живет со своими кошками в этом ветхом доме.

- Думаешь она знала о твоем образе жизни? - Спросил Невилл. Он почувствовал, что Гарри смущается говорить об этой части своей жизни, это смущение побуждало Гарри избегать определенных дискуссий с тех пор как он поступил на Грифиндор три года назад. То, что Невилл, застенчивый мальчик, учавствовал в разговоре подобно этому, было само по себе удивительно. Возможно, недавняя стычка с Роном сделала его чуть более открытым, чем обычно.

- Я тоже размышляла над этим вопросом. - Гермиона благодарно сжала руку Невилла, полностью игнорируя смущение парня. Гарри слегка улыбнулся Невиллу, но затем поспешно повернулся к Гермионе, поскольку его друг начал смущенно осматриваться вокруг, интересуясь, что могло вызвать его улыбку.

- Я не уверен. Она заявила, что не знала, что ей очень жаль. По существу, ей следовало понять, что что-то не так, что моя жизнь не была... Такой как надеялся Дамблдор. Но с другой стороны... - вздохнул Гарри. Он скривился и побарабанил пальцами по подлокотнику. - У меня не сложилось мнение о миссис Фигг как о хорошей лгунье и она всегда была любезна со мной, странной, но любезной, особенно после того лета когда с Балу произошел несчастный случай.

Котенок, свернувшись клубком на коленях Джинни, коротко зевнул и казалось не проявлял к истории ни какого интереса.

- В каком-то смысле, она всегда напоминала мне мистера Филча. Естественно, не в смысле "я сдеру с тебя кожу живьем", а в смысле, что она тоже сквиб, более чем немного чудаковатая и не слишком смышленая. И она больше интересуется кошками чем людьми.

- Кажется не очень хорошо давать такому человеку задание заботиться о твоем благополучии, - прокоментировал Невилл, вызывая согласные кивки Джинни и Гермионы. Луна казалось слушала без всякого понимания, ее мечтательные глаза были сконцентрированы больше на Невилле чем на ком либо еще.

- Возможно, у директора не было больше ни кого для такой работы, - предположила Гермиона.

Гарри согласился с ней:
- Определенно, это была не самая интересная и не самая оплачиваемая работа. Возможно, он просто хотел... Я не знаю... Поддержать ее; дать ей задание, чтобы она чувствовала себя нужной. Я никогда не видел ее семьи. Даже со всеми этими кошками наводнившими ее дом, определенно это была не самая счастливая жизнь для нее.

- Но директор так ни разу и не посетил тебя за все эти годы? - спросила Гермиона. - Либо профессор Макгонагалл?

- Нет, насколько я знаю. И по крайней мере, дядя Вернон сказал бы что-нибудь отвратительное об этом визите.

- Мне жаль, но во всем этом нет ни какого смысла, - простонала Гермиона.

- На сколько я понимаю, он послал тебя к тете чтобы защитить тебя, - колеблясь начал Невилл. - Возможно, он думал, что тебе будет безопасней в магловском мире. Определенно, некоторые пожиратели хотели бы убить тебя после его смерти и у чистокровных магов зачастую возникают трудности, чтобы сориентироваться в магловской части нашего мира.

- Да, у большинства у них, - согласилась Гермиона. - Даже у мистера Уизли есть определенные проблемы, хотя он действительно заинтересован в магловских технологиях.

- Но, - продолжил Невилл, - просто бросить тебя там и забыть на целых десять лет...

- Да, здесь что-то не то, - согласился Гарри, его лицо было красным от злости. Начиная с первого разговора с миссис Фигг этим летом, он пытался понять, пытался объяснить самому себе, как все это могло произойти и почему Дамблдор поступил именно таким образом. Но надо признаться, он не был убежден собственными доводами и медленно терял терпение.

- Некоторых кусочков мозаики я попросту не знаю. Директор Дамблдор был непреклонен, посылая меня обратно к Дурслям каждое лето по крайней мере на несколько недель. И я уверен, что он бы недопустил мой визит в Пенегрю менор. На мой день рождения, он пришел туда, но Агата вынуждена была прогнать его, вежливо, но всеже прогнать.

- Это из-за опасности. Они пожиратели смерти, - вмешалась Джинни. Это были первые слова, которые она произнесла во время обсуждения и выражения лиц окружающих ясно дали ей понять как одинока она была в своем мнении.

- Дафна не пожиратель смерти, - произнесла Луна слегка нахмурившись. - Она довольно-таки милая.

Гермиона смущенно моргнула. Луна знает Дафну? Как?

- Роксана и Агата тоже не пожиратели. Черт, да они даже не согласны со всей этой чистокровной чушью. Да, их единственная вина - если ты хочешь назвать ее так - это не любовь к директору. - Лицо Гарри покраснело даже еще сильнее. И хотя он полностью не был убежден в вопросе о существовании предрассудков Пенегрю на счет "грифиндорцы зло", но он явно не желал терпеть другие доводы о их опасности на подобе причастности к пожирателям смерти.

Джинни заметила реакцию Гарри и очевидно раздумывала над двумя возможностями: продолжить упорствовать в вопросе пожирателей смерти или повернуть обсуждение в другую сторону, чтобы успокоить его. Ее лицо выражало то на сколько быстро она пыталась придумать выход из сложившейся ситуации. Рыжеволосая девушка осмотрелась вокруг, надеясь, что кто-то еще выскажет свое мнение по этому вопросу, надеясь, что кто-то прервет эту нелегкую тишину, повисшую после утверждения Гарри.

Когда Гарри наклонился, чтобы погладить сонного котенка, Джинни кинула взгляд на его запястье и воспользовалась моментом и сменила тему:
- Между прочим: что это? Он выглядит мило. Я не замечала его у тебя раньше. Новый?

Гарри взглянул на запястье куда Джинни указывала. Рукав задрался и новый кожанный браслет стал видимым для всех. Он был почти два дюйма в ширину, сделанный из темно красной драконьей кожи и три ряда серебрянных узоров тянущихся по всей длине. Для нетренированного взгляда все эти узоры показались бы не более чем бесмысленным набором знаков, но кто-то подобно Гермионе смог бы понять, что они представляли из себя вереницу старых рун.

- Новый, - задумчиво ответил Гарри, - подарок.

***

Это утро, Пенегрю менор.

Гарри и Гермиона уже закончили завтракать и собирались уходить, когда Агата попросила их задержаться и вышла из столовой. Ни Роксана, ни Дафна не желали комментировать желание Агаты, а Астория уже ушла в свои комнаты. До тех пор, пока Агата не вернулась назад вместе с двумя ювелирными коробочками, подростки ожидали ее в молчании. Аккуратно, она положила коробочки перед Гарри и Гермионой.

- После того, что с вами случилось на финале кубка мира, Роксана и я решили предложить вам эти браслеты. - Пока Гермиона молча наблюдала за Агатой, Гарри вскрыл свою коробочку и увидел кожанный браслет с тремя линиями узоров лежащий на небольшой шелковой подушечке.

- Они были изготовлены для членов этой семьи несколько лет назад. Точнее говоря, один из этих браслетов должен был носить твой отец, Гарри. Мы заказали их еще до того, как твой отец выбрал другую женщину в качестве своей жены. С тех пор, они хранились в нашем семейном сейфе.

Ошеломленный Гарри уставился на свой браслет. Он был сделан специально для его отца? В каком-то смысле, это была его семейная ценность. Нежно, он дотронулся до кожи и узоров.

- Я никогда не хотела, чтобы мой "дорогой" Сайрус носил его. Я надеялась, что, возможно, в один день мой сын наденет его. В каком то смысле, я была права - я надеюсь, - улыбнулась Роксана Гарри. Он улыбнулся в ответ и аккуратно взял свой браслет, очевидно не слушая Агату, будучи слишком поглощенным вещицой в своих руках.

- Узоры это защитные руны. Они не защитят вас от смертельного проклятия, но они ослабят влияние других крайне опасных заклинаний. Они также не защитят вас против слабеньких заклинаний, чтобы не израсходовать зря свои свойства. Поэтому слабенькие заклинания будут попадать в вас, но действие круцио или редукто будет сниженно, - объяснила Агата и только Гермиона поняла и запомнила информацию, зная, что позднее ей придется еще поговорить с Гарри об этом.

В данный момент, Гарри был слишком занят разглядыванием браслета. Почти с любовью, он надел браслет на запястье. Дафна, увидев это, только простонала.

- Гарри, - проорала она и швырнула в него куском хлеба, угодившим ему прямо в голову. - Не будь таким... доверчивым, таким грифиндорцем. Ты не можешь просто...

Еще один вскрик Дафны более громкий чем предыдущий и более пронзительный остановил Гермиону. Девушка только начала открывать свою коробочку и просто хотела дотронуться до своего браслета, более девчачьего и сделанного из серебрянного сплава.

- Остановись, Гермиона, - простонала Дафна.

- Эй, ты не можешь, - начал было Гарри, но был остановлен рукой Агаты, мягко легшей на его плечо.

- Гермиона, будь осторожнее. - Она подошла к Гермионе и отодвинула от смущенно выглядещей девушки коробочку. - Подумай вот о чем: ты в старинном благородном доме издавне принадлежащего чистокровным. Эта коробочка содержит ювелирное изделие предназначенное для чистокровной леди. А ты маглорожденная. Что это может значить для тебя? - Она говорила очень серьезно крайне обеспокоенным голосом.

Гарри с красным от гнева лицом стряхнул руку с плеча и поднялся.
- Я действительно думал, что ты...

- Шаш. - Дафна бросила на него свирепый взгляд, ударяя маленькими кулаками по столовым приборам. Ее мама и бабушка только улыбались ей, определенно не собираясь ничего предпренимать, чтобы успокоить ее. Но по крайней мере, Гарри перестал говорить.

- Нет, Гермиона, это не чистокровная ерунда. Мне кажется мы уже выяснили, что я не верю во всю эту чепуху. Но ты не можешь просто игнорировать тот факт, что многие чистокровные верят в это. - Дафна снова взяла коробочку и некоторое время рассматривала ее. Затем она положила ее в руку Гермионы и, закрыв глаза, произнесла:
- Гермиона, никогда... никогда не дотрагивайся до ювелирных изделий чистокровных без обследования их на проклятия. По существу, это следует делать с каждым ювелирным изделием. За частую на них накладываются проклятия. Естественно, бабушка не дала бы вам ничего опасного по своей воле, но это вопрос принципа. Многие чистокровные защищают свои ювелирные украшения проклятиями против маглорожденных. Особенно, Блэки низменны в использовании Toujours pure проклятий на их семейные ценности. Ты можешь быть проклята только коснувшись такого украшения, если же ты наденешь такое украшение, то оно скорее всего убьет тебя. Тщательное обследование ... Поняла? - спросила Дафна крайне обеспокоенным и настойчивым голосом.

Гермиона слегка кивнула, ее поза выражала крайнее напряжение.

- Хорошо. - Дафна позволила себе слегка расслабиться. - Прошу прощения за то, что слегка переборщила с реакцией, - улыбнулась она, извиняясь. - Я уверена, что бабушка осмотрела украшение. - Дафна кинула на Агату вопросительный взгляд и та утвердительно кивнула. - Но я ожидаю, что ты попросишь осмотреть его кого-нибудь еще. Возможно, ты могла бы попросить профессора Флитвика. Ты можешь сказать ему, что купила эту вещичку во время каникул и хочешь удостовериться в ее безопасности. Потом и только потом, ты можешь надеть его. Хорошо? Действительно, пожалуйста не забывай об этом. Чистокровные украшения крайне опасны. - Дафна вновь вздохнула, слегка измотаная своим взрывом.

- Я думаю она поняла твою обеспокоенность, Дафна, - заметила Роксана. - Браслет, Гермиона, предназначался Астории. У Дафны есть точно такой же.

Дафна подняла свою руку и действительно на ней красовался точно такой же браслет только слегка поношенный.

- Сайрус захотел дать Астории что-нибудь еще и этот браслет все это время дожидался человека, который будет носить его. Я надеюсь он защитит тебя в будущем.

- Большое спасибо вам, Агата, Роксана, - Гермиона благодарно улыбнулась им. - Я буду носить его... После того как его осмотрит профессор Флитвик, - добавила она некоторое время спустя к радости Дафны.

- Дафна, действительно, - покачал головой Гарри и игриво кинул злополучный кусок хлеба обратно в девушку. - В следующий раз, попытайся быть чуть более... Ты знаешь... Вежливой.. Терпиливой.

- Я попытаюсь, - ухмыльнулась Дафна, - но я не могу ничего обещать.

***

Наше время

- Вот, что мне интересно, - начала Гермиона. На время Гарри был погружен в мысли о браслетах, а поезд тем временем приближался к Хогвартсу.

- И какой вопрос на повестке дня? - спросил Гарри, добавив чуть-чуть юмора в голос. Воспоминания этого утра и то как он получил свой браслет были очень трудными особенно переживания Дафны на счет чистокровных проклятий.

- В прошлом году, - Гермиона продолжила, очевидно не замечая настроения Гарри, - Сириус очень сильно рисковал, когда пытался схватить Рона и Каросту. Ворваться в Хогвартс, схватить крысу и превратить ее в человека... Почему он сделал это? Я имею в виду: почему он выбрал именно такой путь?

Пока остальные хранили молчание, смущенный Гарри пытался сконцентрироваться на словах Гермионы. Пока они знали только основную историю.

- Вспомни: Сириус увидел фотографию Уизли в ежедневном пророке. Он знал, что это крыса Рона и сразу понял, что это Питер Петтигрю. Он знал, что его единственный шанс быть оправданым это разоблачить Петтигрю. Но почему он попытался сделать это таким опасным образом? Он мог просто написать письмо. Дорогой профессор Дамблдор, я знаю, что у вас нет особых причин верить мне. Но пожалуйста дайте мне шанс. Если я ошибаюсь, то вы потеряете немного своего драгоценного времени и ничего не случится. Но если я прав, вы можете узнать правду о предательстве произошедшем двенадцать лет назад. - Выжидающе Гермиона взглянула на бессмысленное выражение лица Гарри.

- Гермиона хочет сказать, что он мог просто попросить Дамблдора наложить на Каросту это заклинание. Ты знаешь: то заклинание, которое профессор Люпин использовал на нем, - объяснил Невилл, вновь показывая как много он понимает. Как часто он знал что-то, задумался Гарри, и хранил молчание когда другие наоборот были слишком разговорчивыми.

- Точно, - добавила Гермиона. Он мог просто попросить директора и я не вижу причин по которым директор не исполнил бы его просьбу. Сириусу нечего было терять и насколько мы знаем, он - точно также как и остальные мародеры - был очень дорог для него и Макгонагалл.

- Возможно, эта идея просто не пришла ему в голову, - пожал плечами Гарри. - Я спрошу его... Если я когда нибудь встречусь с ним вновь. - Гарри пытался, чтобы его голос звучал как можно безаботнее, но Гермиона почувствовала, что он действительно хочет поскорее встретиться с крестным, хотябы для того, чтобы поговорить с ним о Пенегрю. Но Сириус был сейчас далеко. Далеко, но в безопасности, понадеялась она.

***

Кабинет директора.

Наконец, его гость прибыл. В противовес их бывшей договоренности, он предложил ему прибыть этим днем, чтобы в спокойной обстановке поговорить пока орды студентов не заполонили замок. С небольшой улыбкой, но без обычного мерцания в глазах, Дамблдор наполнил две чашки травянистым чаем, но тарелку с конфетами оставил на своей части стола. Он слишком хорошо знал своего гостя, чтобы предлагать ему их.

- Я полагаю поездка прошла хорошо и ты готов, - начал он разговор.

- Да, как и могло ожидаться. - Тон был вежливым, но глаза осматривали выражение лица директора с особой тщательностью. Разговор мог легко предоставить ему возможности, чтобы перейти к собственному плану и он ожидал несколько угрожающих мотивов директора, который изменил время его прибытия в последний момент.

- Я разговаривал с Северусом и Минервой о мальчишке Поттере.

А, вот в чем дело, его гость внутрене осклабился, не демонстрируя при этом ни какой реакции.
- Я полагаю, она прошла не так хорошо как ты на то надеялся?

Дамблдор вздохнул разочарованно:
- Ни в малейшей степени. Они сказали "мы подумаем над этим", но было очевидно, что они не будут полезны.

- Чего и следовало ожидать. Они позволяют любви и ненависти влиять на их поведение. Даже сейчас, они не понимают реалий войны. Ресурсы должны быть использованы по максимуму иначе ты проиграешь.

Директор был полностью с ним согласен:
- Ты всегда мог увидеть суть. В действительности, нам не должно нравиться это... Но мы не можем всегда быть мистер хороший парень. Да, я хотел бы видеть Гарри в счастливом доме. Мы бы все хотели, чтобы у него было счастливое детство...

Его гость не разделял его мнения, но скрыл реакцию глотком чая.

-... Но он очень ценен. Поэтому очень важно, чтобы Гарри был под нашим единоличным контролем. Пенегрю никогда не поддерживали орден и мы не можем позволить им и дальше властвовать над ним и наследством Поттера.

Было очевидно, что под фразой "нашим контролем" директор подразумевал "моим контролем", но это ни чуть не удивило гостя. Очевидно, его также тревожила возможность потери богатства Поттера, в особенности поместий, которые использовались орденом последнее десятилетие. Но этот разговор о Гарри давал ему возможность продвинуть свой план неожиданным образом.

- Возможно, пора найти кого-то еще, кто сможет повлиять на парня, кто позволит ему увидеть причину. Не какую-то дружелюбную хозяйку, я имею ввиду.

- В точности то о чем я и подумал, - улыбнулся Дамблдор. - Ему нужен наставник. У Поттера есть несколько талантов, но сейчас он похож на неогранненый алмаз.

Ах, вот она возможность, порадовался гость.
- Я слышал о его талантах. Я бы с большой охотой испытал их. Между прочим было несколько довольно-таки интересных докладов о его бывших... приключениях, особенно была одна интересная история связанная с философским камнем. -Еле заметная реакция директора была тем, что ему было необходимо для потверждения своих предположений. - Я прав, что эта афера с камнем была вполне... удобной? Мне всегда было интересно, как мальчик или трио студентов смогли преодолеть защиту охраняющую такое сокровище.

Дамблдор позволил себе улыбнуться. Было не удивительно, что его гость смог с такой легкостью докопаться до истины.
- Это была проверка. Ты определенно прав.

- Я так и думал. И я так полагаю, что настоящего камня там никогда и не было?

Дамблдор только продолжил улыбаться, не отвечая на вопрос. Даже сейчас, его не следовало подпускать к его маленькому секрету.

- Но твоя проверка была испорчена, не так ли? - Пришло время поинтересоваться убийством.

- Почему ты так решил?

- По двум соображениям... Нет трем: к тому времени, он был в магическом мире меньше года, поэтому это была проверка на способность решать проблемы, а не на магическое мастерство. Второе: он был не один, а пошел туда с двумя друзьями. Он не сможет полагаться на них все время и в конце, он останеться один для того, чтобы исполнить пророчество. И последнее соображение: проверка была своего рода детской игрой - интересной игрой, но тем не менее детской.

- И у тебя есть решение этих промахов? - В течении последних минут, Дамблдор сидел с крайне кислым выражением лица. Не так часто кто-то осмеливался критиковать его планы и - как он был вынужден это признать - делал это правильно.

Его гость откинулся в кресле и глубоко вздохнул.
- К моему сожалению, у меня нет ответа. - сделав глоток чая, он продолжил слегка разочарованно:
- На самом деле, я думаю, что турнир был бы подходящим испытанием для него. Реальная опасность, вызов врагам и опытные противники - это не похоже на дурака Квиррела. Но к сожалению это не вариант. Кубок будет выбирать участников, а он слишком молод для участия. К сожалению, чемпионы не выбираются по одной только способности, да и в министерстве решили сделать этот возрастной барьер.

Еще один крошечный знак на лице Дамблдора и его гостю пришлось бороться чтобы не выказать своего удовольствия. Наживка, крючок и леска - Дамблдор был его. Когда несколько минут спустя, он покинул кабинет директора, то знал, что это только вопрос времени и Дамблдор решит отправить Гарри Поттера в турнир. Возможно, он даже попросит его помочь ему, чтобы избежать подозрений. Но в конце концов, он достигнет своей цели: Гарри Поттер станет участником турнира. Его хозяин будет доволен.

И дополнительным бонусом стало то, что Дамблдор сам не только позволил, но даже потребовал от него проводить время с мальчишкой Поттером.

***

Хогвартс, 1 сентября, вечер.

Между поездом и каретами была обычная суматоха. Хагрид пытался навести порядок в этом хаосе, но безуспешно, ему помогали некоторые - но определенно не все - старосты. На какое то время, Гермиона даже заскучала по Перси Уизли. В прошлом году, когда Перси и его девушка - Пенелопа Кристалл были главными перфектами, остальные старосты действовали более слаженно.

От куда-то вновь появился Рон и раздавшиеся голоса могли принадлежать только близнецам. Когда Гарри искал их, то заметил Фреда и Джорджа следующими за красивой девушкой, которой была Трейси Девис и за темнокожим парнем, в котором Гарри узнал, Блейза Забини. Между близнецами грациозно шагала Дафна Гринграсс. Она выглядела довольно-таки раслабленной и только на короткий миг ее лицо приняло холодное выражение, когда ее взгляд, блуждающий по толпе студентов, наткнулся на Рона и Джинни. В прочем, младшая Уизли ответила ей тем же выражением лица. Они свирепо смотрели на нее и на предателей близнецов, но были полностью проигнорированы ими. Галлионы были обменяны на сомнительно выглядящий сверток и даже Гермиона казалось была счастлива, видя улучшение в их отношениях и воздержалась от комментариев на счет дурацких штучек. Фред изящно поцеловал руку Дафны и поторопился прочь.

- Привет, Гарри, - поприветствовала она его. - Гермиона, - добавила она и повернулась, указывая на своих друзей:
- Вы знаете Трейси и Блейза? Они могучие злобные слизеринцы, но почти безвредные, если их достаточно накормить.

одни мечтающие, двое свирепые и трое улыбающихся пар глаз приняли знакомство с Блейзом и Трейси. Темнокожий парень даже слегка поклонился Гермионе:
- Пожалуйста, любезная леди, не слушайте ее, мы... Оуч. - Кто-то щелкнул его по уху и, повернувшись, он наткнулся на свирепый взгляд Трейси.

- Веди себя пристойно, - прорычала она и обратилась к Дафне:
- Увидимся позже. Пойдем, Блейз, мой сундук ожидает твои сильные руки.

- Он кажется довольно-таки побитым, - усмехнулась Гермиона.

- Как и должно быть, - согласилась Дафна.

Неторопясь, они последовали за другими студентами к каретам и стали искать свободные места. Прорычав что-то в последний раз, Рон снова куда-то исчез и пока Гарри помогал Гермионе и Джинни забраться в карету, он заметил как Невилл огибает переднюю часть кареты по широкой дуге. Это выглядело так, будто он обходил кого-то не видимого для Гарри. Сузив глаза, он сделал два шага по направлению к Невилу, но по прежнему ничего не видел.

- Ты можешь их видеть, Невил, не так ли? - спросила Дафна застенчивого юношу любезным и заботливым голосом.

Невил скользнул по ней взглядом, но вновь поспешно опустил взгляд и продолжил идти к карете, не отвечая.

- Видишь, что? - смущенно спросил Гарри.

- Фестралов, Гарри, - объяснила Гермиона со своего места. - Луна расказывала о них помнишь? - Ее голос звучал слегка неуверенно, но после обсуждения "Придиры" несколько часов назад, она пыталась немного больше доверять словам Луны. Возможно, позже ей следует спросить Хагрида на счет фестралов.

Луна услышала, как Гермиона произнесла ее имя и подняла голову с легкой, но слегка грустной улыбкой. В то же время, Невил подошел к карете и, забравшись в нее, сел напротив Гермионы. Он по прежнему смотрел в пол и казалось был не рад развернувшейся дискуссии.

- Я слегка даже завидую тебе, душечка, - объяснила Дафна, - что ты можешь видеть их, но с другой стороны, я рада, что я не могу.

- Ее имя Луна, Дафна, а не лунатичка (1), - прорычала Джинни, очевидно неверно поняв прозвище использованное девушкой.

Дафна нахмурилась и Гарри почувствовал ее внутреннюю борьбу : поправить Джинни или проигнорировать ее.
- Она сказала душечка, а не лунатичка, - попытался он помочь. Повернувшись к девушкам, он заметил, как Дафна тащит Луну к следующей карете - их карета была уже набита битком: Джинни, Гермионой, Невилом и Гарри - и добавил спокойно:
- Душечка, мне нравится это прозвище.

(1) Лунатичка и душечка схожи по произношению : Looney, Lovey.

22:06 

Второй шанс. ГП/ДГ. Глава 13

Празднование дня рождения

Хогвартс, комната для вечеринок, 19 сентября.

Откровенно вымотаная Гермиона плюхнулась между Гарри и Дафной на самом краю новой комнаты для вечеринок в Хогвартсе. Эта комната была одним из нововведений нового учебного года и была с большим интузиазмом принята студентами. Она задумывалась, как место встречи студентов с разных факультетов и особенно для встречи со студентами из Шармбатона и Дурмстранга и за последние три недели эта комната пользовалась большим спросом.

Гермиона, ненамеревавшаяся особо праздновать свой день рождения, была удивлена, смущена и одновременно польщена, когда близнецы Уизли во всеуслышание объявили о большой вечеринке в честь нее. Пятнадцать лет - не хватает всего два года для того, чтобы принять участие в турнире. Не то, чтобы она желала участия в нем в отличии от близнецов, которые ходили с надутым видом по поводу наложенного возрастного ограничения.

С улыбкой, она приняла напиток предложенный Гарри и осмотрелась вокруг. Она никогда и не мечтала о вечеринке такого масштаба. Торт, чашка чая и узкий круг друзей - вот как до сих пор проходили ее дни рождения. По крайней мере, до тех пор, пока определенные Уизли не удивили ее...

***

Тремя днями ранее

Неоднократно за последнюю неделю, близнецы Уизли загадочно улыбались при виде ее. И неоднократно, они прекращали перешептываться стоило ей пройти рядом с ними. В другие разы, она бы предположила, что речь идет о продаже каких-нибудь розыгрышей, но каким-то образом, Гермиона чувствовала, что дело в чем-то другом. Когда Фред помахал ей, она понадеялась, что получит ответы на свои вопросы и его широкая усмешка сказала ей, что она была права на счет своего предположения.

- Привет, Миона, - начал он и приобнял ее за плечо. Тот факт, что он напрочь проигнорировал ее озадаченно нахмуренный вид и то, что Анжелина Джонсон не бросала на них свирепые взгляды, слегка смутил Гермиону. Гарри рассказал ей о соглашении "Анжелина-Дафна", которое он заключил с Фредом и очевидно, Уизли попытался выполнить свою часть уговора, проводя больше времени со спортивной и красивой охотницей, и, ведя себя рядом с ней как джентлмен. Он даже пригласил ее на предстоящий бал, возможно, он был первым, кто сделал это, поскольку, новость о бале более или менее была еще секретной и оффициально о нем должны сообщить после прибытия диллегаций.

Хотя они по прежнему оффициально не были парой, Анжелина приняла приглашение и с тех пор проявляет легкую ревность. Между ней и Дафной даже состаялся крайне напряженный разговор о начавшейся дружбе между слизеринкой и близнецами, но каким-то образом Дафне удалось вновь ее успокоить.

- Я и Джордж, - продолжил он тем временем, опуская обычную попытку сбить столку человека по определению личности близнеца, - тут подумали о твоем предстоящем дне рождении. Определенно, Рон подарит тебе коробку со сладостями, остальные твои друзья, - как мы считаем - зная твои увлечения книгами, скорее всего подарят тебе именно их и, зная твой низкий интерес к нашей блестящей продукции, мы решили придумать другой тип подарка для тебя. Мы решили организовать для тебя большую вечеринку с напитками, закусками и музыкой. Тебе ничего не нужно делать кроме того, как хорошо выглядеть и наслаждаться вечером. И мы не примем "нет" в качестве ответа.

Он оставил ее в потрясенном молчании и прежде чем у Гермионы появился шанс хоть как-то отреагировать, близнецы уже во всеуслышанье объявляле о предстоящей вечеринке. О, мерлин...

***

Наше время

Разумеется ей пришлось позаботиться о пунше, чтобы тот не был слишком крепким и протестировать сливочное пиво, чтобы убедиться, что в нем содержится малое количество алкоголя как и положенно, но за исключением этого, ей просто нравилось играть роль хозяйки вечеринки. Гермиона была немного растроена из-за того, что домовым эльфам пришлось сделать так много работы, но на один единственный вечер, она была готова просто принять это. Закуски были превосходными, такой же была и лившаяся из колдорадио музыка. Некоторые гости, а на вечеринке присутствовали главным образом грифиндорцы, немного гостей было из Равенкло и Хафлпаффа и также присутствовала определенная троица из Слизерина, даже танцевали. Самой изящной танцующей парой определенно были Блейз Забини, в темно синем костюме, кружащий в танце свою девушку - Трейси Дейвис, одетую в феолетово-голубое платье достаточно короткое, чтобы взгляды всех парней были прикованы к ней.

Гермиона надеялась, что Рон пригласит ее на танец, но видимо этому желанию не суждено было сбыться. Походив насупленным и разъеренным несколько дней, он вновь вернулся к своему обычному поведению и даже изо всех сил пытался быть более любезным и более терпеливым с Гарри и с ней. Гермиона полагала, что эти изменения были связаны с письмом полученным роном от его матери, но все равно это было мило. Несмотря на слишком частые ссоры, он по прежнему оставался для нее лучшим и почти первым другом. И если Гарри оставался для нее кем-то вроде брата, то по отношению к Рону она начала испытывать легкую влюбленность с прошлого года.

Почему Рон не предложил ей выпить? Это то, что должен делать парень. Не то, чтобы Рон был ее парнем, но по крайней мере это бы показало интерес. Рон казалось даже не замечал настроения Гермионы, в противовес Джинни, которая посылала Гермионе свирепые взгляды, но стоило только Гермионе взглянуть на нее, прятала их под фальшивой слащавой улыбкой. Гарри не предложил выпить Джинни, заметила Гермиона.

Слабый стон сорвался с губ Гермионы стоило ей подумать о том, как вела себя Джинни в последние недели. Она - как Гермиона ожидала и опасалась - пыталась использовать Балу, чтобы быть ближе с Гарри. Таская повсюду Балу, напрочь игнорируя то, что котенок ненавидит этого, она всячески пыталась показать Гарри как замечательно она присматривает за ним. Неоднократно, она садилась рядом с Гарри и откидывалась ему на плечо, заставляя тем самым напрячься его, и не всегда у него получалось скрыть это напряжение. Наблюдая за таким поведением, Гермиона разрывалась между тем смеяться ей или плакать. Но иногда, глубоко внутри себя, Гермиона спрашивала саму себя, а помогло ли ей такое поведение, чтобы обратить на себя внимание Рона - внимание не как одного из парней и не как кого-то, кто помогает с уроками, а внимание к ней как к девушке.

***

Толчок локтем вернул Гермиону к реальности.
- Ты думаешь слишком много, - усмехнулась Дафна. С тех пор, как они вернулись в Хогвартс, она провела бесчисленное количество времени в библиотеке вместе с Гермионой, полностью при этом игнорируя свирепые взгляды со стороны слизеринцев и нескольких грифиндорцев. Иногда, Гарри думал, а не предпочла бы Дафна, чтобы ее семья взела опеку над Гермионой. - Судя по твоему выражению лица, я не ошибусь если предположу, что думаешь ты о парне.

Скользнув взглядом по Рону, Гермиона покраснела и поспешно опустила взгляд, чтобы скрыть свою реакцию. Дафна заметила ее быстрый взгляд и некоторое время боролась с собой, чтобы скрыть отвращение. И хотя ее отношения с близнецами Уизли улучшились за последнее время и ей нравился Билл Уизли, по крайней мере, за то, что принял участие в спасении Гермионы во время финала кубка мира по квиддичу, но при этом, ее ненависть к Джинни и Рону только возрасла за последние недели. Но сегодня, определенно не тот день, чтобы говорить с Гермионой о ее нелепой влюбленности.

Дафна достала из сумки свой подарок и вручила его Гермионе. Она знала, что Гарри подарил ей подарок еще несколько часов назад: новую метлу не быструю, но очень безопасную. Естественно, она предназначалась для пожилых людей и в нее было вплетено огромное количество оберегающих от опасности заклинаний. Но безопасность Гермионы и ее чувство безопасности были куда более важными, чем излишняя показуха. Он уже начал обещенные уроки полетов и до сегодняшнего дня, они летали вместе на его метле. Но с сегодняшнего дня, они будут летать по одиночке и Дафна понадеялась, что прогресс будет продолжаться и дальше.

- Книга, - усмехнулась Гермиона. - Какая неожиданность.

Дафна слегка толкнула Гермиону в плечо.
- Если тебе она не нравится...

Гермиона уклонилась от руки, пытавшейся забрать книгу, и поспешно начала ее разворачивать.
- Нет, вначале я хочу просто взглянуть.

Это была большая и очень тяжелая книга, даже еще более тяжелая чем ее любимая "История Хогвартса".
- Она на французком, - нахмурилась Гермиона. - Я знаю только основы языка и никогда прежде не читала на нем книги.

- Вот в чем причина, - Дафна показала ей последние главы книги, - Эта книга написана на двух языках: французком и английском. Поскольку, скоро приедут диллегации из иностранных школ, я подумала, ты бы хотела почитать что-нибудь о них. Книга похожа на историю Хогвартса, только написана про Шармбатон. И чтобы потренировать произношение, эта книга имеет разговорную функцию. Просто произнеси сонорус над страницей, чтобы услышать слова и квайтус, чтобы прекратить эффект. - Дафна улыбнулась слегка неуверено. - Я думала тебе понравится. Я знаю, что это обыденный подарок для тебя, но...

Ее болтовня была прервана Гермионой, которая крепко обняла ее.
- Это роскошный подарок. Не такой опасный, как Гаррин, не ведущий к ожирению, как сладости Рона, а просто роскошный. Большое тебе спасибо.

Дафна вздохнула с облегчением. Ее неуверенность была только частично настоящей. В первую очередь, оно означало отвлечение Гермионы, чтобы дать возможность Гарри подвести к Гермионе Невилла. Застенчивый грифиндорский парень уже наверное полтора часа наблюдал за Гермионой не в состоянии собраться с мужеством и подарить Гермионе свой подарок. Небольшая коробка, сделанная из тикового дерева, размером с обувную коробку тяжело лежала в его руках. Дафна помогла выбрать ему что-то особенное и даже подарила ему рисунок ее собственного браслета, чтобы дать возможность Невиллу заказать что-нибудь сочетающееся с ее браслетом. Ее загадочная улыбка слегка выбила его из колеи, но Гарри поддержал идею Дафны и поэтому сейчас, Невилл стоял напротив Гермионы и пытался подавить свою нервозность.

- У... у меня есть кое-что для тебя ... Гермиона, - слегка заикаясь, произнес он, избегая при этом взгляда широко открытых глаз девушки. Подарок при этом все-еще оставался в крепко сжатых руках и Невилу понадобился толчок от Гарри, чтобы понять, что он должен вручить его. - Вот... вот он.

- Спасибо, Невилл, - поблагодарила Гермиона и с мягкой улыбкой приняла подарок. Нежно, она погладила хорошо сделанную коробку. - Я полагаю это не книга, - заметила Гермиона, вынуждая Невилла покраснеть еще сильнее, и он смог только покачать головой. Она вскрыла коробку и увидела серебряную щетку, окруженную шестью равными серебряными заколками. На всех них были орнаменты похожие на те, что были на ее браслете.

- Они... они подходят к ... к твоему браслету, - объяснил Невилл, его заикание уменьшилось когда Гарри положил ему на плечо руку. - На щетке заклинание. Оно поможет ... Ты знаешь... Укротить твои волосы. Не то, чтобы тебе это нужно... Я просто подумал...

Гарри остановил болтовню Невила коротким нажатием на плечо. Слегка успокоенный Невилл продолжил:
- А заколки закреплят эти заклинания на долгое время. Чем дольше ты будешь расчесывать волосы и чем больше заколок ты наденешь, тем сильнее будут чары.

Дафна усмехалась вместе с Гарри. После реакции Невила на Гермиону в Хогвартс Экспрессе, они не однократно разговаривали на счет парня. В отличии от Невила, для Дафны было совершенно ясно насколько личны такие подарки для девушки. Волосы и передние зубы были двумя отрицательными чертами Гермионы, которые Дафна находила во внешности девушки, два атрибута, которые как она ожидала доставляли самой девушке неудобство. И она намеревалась изменить их в этом году. Все это принадлежало ее плану, чтобы свести Гермиону с кем-нибудь особенным и определенно, не с Роном "я ненавижу змей" Уизли. С другой стороны, Невил казался был довольно-таки милым, умным и очень любезным. Ему нужен только небольшой толчок в руки Гермионы, размышляла Дафна.

Гарри широко улыбался Невиллу. Он полностью поддерживал план Дафны, сразу поняв чего она хочет добиться. То, что он - гораздо лучше знающий Гермиону и Невилла - очевидно, согласен с ее сводническими планами, успокоило ее.

Невилл казалось намеревался сбежать подобно преследуемому охотниками оленю, но Гермиона нежно закрыв коробку, вручила ее Дафне, встала и приблизилась к Невиллу. Поскольку, Гаррина рука все еще покоилась на плече Невила, то он не мог последовать своему желанию и он почти упал в обморок, когда Гермиона крепко обняла его - еще даже крепче, чем чуть ранее Дафну и определенно, не так как обнимала Рона час назад - и слегка поцеловала его в щеку.
- Это очень дорогой подарок, Невилл. И очень продуманный - спасибо тебе большое.

Счастливая улыбка Гермионы, сильно покрасневший Невилл и мягкая улыбка Гарри - Дафна не могла не ухмыльнуться, когда взглянула на семейство Уизли. Нахмурившийся Рон, Джинни, хлопнувшая его по голове, и широкие улыбки близнецов - это было тем, что Дафне было нужно, чтобы этот день стал для нее днем месяца.

***

Разговор Дафны - сидящей справа недалеко от него - со своей подругой Трейси воспринимался как убаюкивающее бормотание на заднем фоне. Расслабленный, с кубком сливочного пива, Гарри откинулся в кресле, его ноги гудели от танцев. Дафна не приняла ответ "нет", когда она попросила его пойти на танцплощадку и после одного танца - Гарри горячо надеялся, что его пытка на этом закончилась - послала его к Гермионе, чтобы он пригласил ее на еще один танец. Затем последовал танец с Трейси и, станцевав три танца, у него не нашлось слов, чтобы отказать Джинни. На его все свирепеющий взгляд, Дафна ответила самой слащавой улыбкой из своего арсенала и Гарри опасался, что танцы не единственная возможность для нее попытать его.

По крайней мере, ему не пришлось танцевать с профессором Макгонагалл. Она вместе с профессором Флитвиком зашла на вечеринку на пятнадцать минут, чтобы поздравить Гермиону и вручить ей свой подарок - книгу о каких-то мудренных заклинаниях трансфигурации, о которых наверное кроме Минервы и Гермионы никто никогда не слышал. Гарри вздохнул. Во время поездки на Хогвартс Экспрессе, он принял решение поговорить с Минервой на счет Роксаны. В особенности, он хотел спросить ее о правильности опасений Роксаны: что Минерва до сих пор злиться на нее из-за ее замужества с Сайрусом Гринграссом. Но к его удивлению, она всячески избегала личного разговора с ним. Неоднократно, он ловил на себе ее задумчивые взгляды и от них ему становилось слегка не по себе.

С другой стороны, Флитвик казалось выражал поддержку. Как и ожидалось, он потвердил утверждение Агаты касательно магических свойств браслета Гермионы. Он был весьма впечатлен и поздравил Гермиону с ее находкой. Уже несколько минут спустя, маленький профессор с гоблинской кровью был центром вечеринки. Раслабленная и счастливо выглядящая Дафна - ее внешность была сейчас далека от ее привычного хорошо сдержанного поведения - танцевала с ним и очевидно профессор Флитвик наслаждался вниманием милой и любимой студентки с длиными черными волосами и серыми глазами как и у ее матери, сейчас живые и сверкающие от радости.

Милая? От куда такие мысли? Он взглянул на право и поспешно отвел глаза, когда заметил казалось все знающую улыбку Трейси. Она - дочь Роксаны. Она его сестра. Она не милая. Гарри не мог точно сказать когда произошли изменения и если не на словах, то внутри себя, но он решил дать попытку новой семье, даже не поговорив об этом с Сириусом. Это произошло как-то само за последние недели и вопрос "следует ли мне?" перерос в окончательное решение.

- Я забыла свой подарок , - Голос Сьюзан Боунс прервал вереницу мыслей Гарри. Где-то на перефирии, Гарри слушал как хафлпафка поздравляет Гермиону и произнеся тост выпивает бокал легкого белого вина. Сьюзан, племяница не без известной Амелии Боунс, принадлежала не только к тем немногим, кто нормально относился к дружбе Гарри с Дафной, но по мимо этого, принадлежала к той маленькой группе студентов, которые регулярно встречались в библиотеке с Гермионой и Дафной. Невил был в этой группе почти постоянно, Падма очень часто - очевидно семья Патилл были дружны с Пенегрью с тех пор как прибыли в Британию двадцать лет назад - и к своему сожалению, Гарри также приглашался к ним.

Успокаивало лишь то, что умные девушки не обращали на него внимание большую часть времени. И да, его оценки заметно улучшились. И да, Дафна была крайне талантлива в объяснении любого материала, который был для него слишком сложным или просто слишком скучным. Но иногда, он страстно желал с иммитировать поведение Рона и перебраться из библиотеки на квиддичное поле.

Он еще раз осмотрелся - Сьюзан Боунс ушла за своим подарком. Несколько младшекурсников тоже ушли с вечеринки за последний час, но ярые любители сливочного пива остались и собрались вокруг близнецов возле колдорадио. Блейз очевидно перестал прикидываться, что слушает свою девушку и уснул, иногда слегка похрапывая.

- Теплая вода с небольшим количеством растительного масла должно помочь раслабиться твоим ногам, - съязвила Гермиона, тон ее голоса не был так угодлив, как само предложение.

Гарри усмехнулся своей подруге:
- Они определенно в лучшей форме чем твои после моих попыток отдавить их. - Он слегка нахмурился, когда заметил напряженность ее позы. - Ты в порядке?

Она попыталась было успокоить его взмахом руки, но поскольку она облакотилась на Невилла, то не рискнула сделать этого.
- Возможно, я выпила слишком много сливочного пива, у меня легкое головокружение. Мог бы ты присмотреть за моими гостями? Я бы хотела не намного прилечь.

- Ничего больше не говори! Я присмотрю за ними, особенно за близнецами, - он слегка усмехнулся, переводя взгляд на Невилла, который слегка кивнул. Он без слов понял, что ему нужно быть с Гермионой, чтобы проследить за ее состоянием.

Пока Невил собирал подарки Гермионы, та попрощалась с Дафной и Трейси и покинула комнату для вечеринок, идя за руку с Невиллом для поддержки. Обеспокоенность Гарри только возрасла стоило ему повернуться и увидеть глубоко задумавшуюся Дафну. Она больше не слушала болтовню Трейси, а пристально смотрела на выход, по выражению ее лица можно легко было понять, что она над чем-то размышляет, но ее разум не был в состоянии понять, что тревожит ее.

- О чем так задумалась? - спросил ее Гарри. Вздрогнув, она взглянула на него все еще находясь в мыслях.

- Запах...

- Запах, что запах? - Глаза Гарри сузились. С Гермионой было что-то странное, но он не заметил ни какого специфичного запаха.

Дафна начала быстро бледнеть:
- Глаза, какого цвета у нее были глаза?

- Чт... что? Глаза? - Гарри потряс головой, пытаясь прояснить мысли. Некоторое время, он размышлял над вопросом. Глаза, да вот, что его взволновало. - Я бы сказал, они были покрасневшими. Но... Они были более лилового цвета, чем красного.

При этих словах, Дафна побледнела еще больше и Гарри испугался, что она упадет в обморок. Но прежде чем он смог спросить е,е девушка вскочила и заторопилась прочь, на ходу проорав близнецам:
- Фред, Джордж, мне нужна ваша помощь срочно. - Она махнула им следовать за собой и побежала к выходу и когда она пробегала мимо буфета, то схватила бутылку воды и солонку.

Игнорируя озабоченные вопросы Гарри, когда они бежали за Гермионой и Невилом, она спросила его, задыхаясь:
- Ты ведь можешь наколдовать полноценного патронуса, не так ли?

- Да, но зачем?

- Пошли его к мадам Помфри с сообщением. Скажи ей, что у нас случай отравления дурманящим зельем.

- Отравление... - Гарри остановился и уставился в спину быстро удаляющейся девушки. Поняв, что не получит ответа, он попытался сконцентрироваться на заклинании, махнув близнецам бежать за Дафной. Счастливое воспоминание... Гермиону отравили... Счастливое воспоминание... Кто отравил...?

Еще немного поборовшись с собой, он наконец-таки смог отставить опасения в сторону и снова сконцентрировался. Естественно, раньше он использовал воспоминания о своих родителях, чтобы наколдовать патронус, но сейчас почему-то не удавалось сконцентрироваться на этих воспоминаниях. Его палочка дрожала и он был вынужден схватиться другой рукой за запястье, чтобы прекратить дрожь.

Браслет, подумал Гарри, когда он коснулся кожанного изделия. Голос наполнил его разум: этот кожанный браслет предназначался твоему отцу, Гарри. Это была своего рода семейная вещь, знак его новой семьи, доказательство того, что он может убраться подальше от кита Вернона и Петуньи лошадиная голова Дурслей.

- Экспекто патронум! - Свет сформировался в оленя, сначала мерцающего, но затем окончательно сформировавшегося. Пока олень исчезал в стене, унося послание, Гарри поторопился в след за Дафной и близнецами.

Когда он нагнал их две минуты спустя, то увидел Гермиону облакатившуюся на стену и удерживаемую хваткой Невилла. Его одежда была вся запачкана рвотой, пустая бутылка воды равно как и пустая солонка были отброшенны в сторону.

- Я отправил патронуса, - поспешил Гарри успокоить Дафну, которая вопросительно посмотрела на него, когда он приблизился. Она вздохнула и присела на корточки рядом с Гермионой.

- Ты можешь еще раз вздохнуть?

С большим трудом дышащая Гермиона, слегка кивнула.

- Ты уверена, что ее отравили, - задал Гарри интересующий его вопрос, вызвавший глубокие вздохи у близнецов и пропуск удара сердца у Невилла.

- Да, запах, взгляд ее глаз, концентрированый дурман, я полагаю. Дыхание затруднено, - ответила Дафна. Наблюдая за тяжелым дыханием Гермионы, она спросила:
- Дурман быстродействующее зелье, оно начинает действовать максимум через полчаса. Что она ела и пила за этот период?

Поскольку Гермиона не была в состоянии ответить, Гарри начал размышлять в слух:
- Я думаю, она ничего не ела с тех пор, как попробовала кусок торта час назад. И пила... вино... бутылка белого вина все-еще там. Оставайтесь с Дафной, - приказал он близнецам и побежал обратно в комнату для вечеринок.

***

- Вино довольно-таки приятное, - заявила Трейси и пошла к колдорадио, оставив в одиночестве своего парня, сидящего за маленьким столом. Блейз наполнил второй бокал и, аккуратно закупорив бутылку, поднес напиток к лицу, чтобы вдохнуть его аромат. Вовсе не плохое, задумался он. И только он собирался сделать глоток вина, как чья-то рука толкнула бокал, вынуждая Блейза ослабить хватку. Бокал отлетел в стену и разбился.

- Ты с ума сошел? - спросил Блейз у Гарри, пытающегося выровнять дыхание и красного от изнеможения.

- Извини... Зелье, - задыхаясь произнес он. Видя сомневающийся взгляд блейза, Гарри продолжил:
- Я не шучу... Зелье... Кто-нибудь еще пил из бутылки?

- Трейси, - Блейз указал на свою девушку и побледнел. Слегка вздрагивая, он наблюдал, как Гарри повторял радикальный метод лечения Дафны: насыпал соль в бутылку с водой, подогрел ее и заставил выпить ее Трейси, которую тут же вывернуло на изнанку. Это было шоу для собравшихся гостей, которые игнорируя выговоры Блейза, наблюдали за несчастной слизеринкой. Но Гарри не смилостивился до тех пор пока желудок Трейси не оказался пустым. И только после этого, он упаковал бутылку вина и помог Блейзу проводить Трейси до больничного крыла.

Он только надеялся, что услышит хорошие новости о состоянии Гермионы по их прибытию. К счастью, они были достаточно быстры. И как только Гермиона будет вне опасности, он разыщет виновника и убьет его ... медленно.

22:07 

Второй шанс. ГП/ДГ. Глава 14

Грифиндорское доверие

Хогвартс, больничное крыло, 21 сентября.

Она чувствовала будто ее голова замотона ватой, будто на ее руки нацепили свинцовые гири, а ее разум отказывался работать. Мягкая нежная рука погладила ее по левой руке, но она не желала открывать глаза.

- Еще несколько минут, мам, - пробормотала она и попыталась спрятаться под одеялом.

Кто-то хихикнул и она медленно открыла глаза. Ярко белый потолок наверху, мягкая кровать под ней - она знала эти ощущения, этот вид. Она снова была в больничном крыле. Гермиона вспомнила прошлый раз, когда она просыпалась в этом месте. Гарри был здесь и...

- Рон? - спросила она шепотом и повернула голову к человеку, который сидел рядом с ней.

-Ммм , нет, - услышала она хорошо знакомый голос Гарри. - Это Невилл - мамочка. - С очередным смешком, он попытался разрулить сложившуюся ситуацию и на лице Невилла прежде разочарованном появилась обеспокоенная улыбка.

- Привет, Гермиона, хорошо снова видеть тебя проснувшейся, - произнес он. Его голос был теплым, но лицо демонстрировало крайнюю усталость. Круги под глазами говорили о долгих часах наблюдений за ней.

- Как долго...? - спросила она и повернулась к Гарри. Несколько человек стояло рядом с ним и еще несколько поднимались со своих мест и кроватей. Дафну она заметила сразуже. Падма была рядом с другой девушкой... Сьюзан Боунс. Женщина рядом с ней казалась смутно знакомой.

- Времени, соня? - прорычал голос, открытое облегчение на лице леди Агаты смягчило словесную грубость.

Лица всех других выражали смесь чувств: облегчение и обеспокоенность, всех кроме Сьюзан. Хафлпаффка очевидно проплакала много часов и ее глаза были красными и опухшими от слез. Она попыталась сделать шаг ближе, но женщина, стоящая рядом с ней, схватила ее за руку, предотвращая ее движение.

- Здравствуйте, мисс Грейнджер, - поздоровалась она с каменым лицом. - Я Амелия Боунс, глава...

- Магического правопорядка и тетя Сьюзан Боунс, - вскользь заметила Гермиона с усталой улыбкой. Теперь она вспомнила, что неоднократно видела это лицо в статьях в ежедневном пророке. - Счастлива познакомиться с вами. После всех тех интересных вещей которые я прочитала о вашей работе, я очень хотела познакомиться с вами.

Со стороны любой другой персоны, эти слова могли интерпретироваться как пустая лесть, но восхищение в голосе Гермионы сказало опытной амелии Боунс, что каждое произнесенное слово было правдой. Из-за этого следующие предложения было очень тяжело произносить.

- Я тоже неоднократно слышала о ваших талантах, мисс Грейнджер. Я только надеялась, что в момент нашей встречи вы будете более веселой. - Она подошла ближе и села рядом с Гермионой. Некоторое время, она подбирала слова и прежде чем начать говорить скользнула взглядом по растроенной племянице. - Мисс Грейнджер, в конце вечеринки в честь вашего дня рождения вы были отравлены. Это было быстро действующее и потенциально смертельное зелье. Без быстрой реакции ваших друзей и целительских способностей мадам Помфри, все мы сейчас не стояли бы здесь, а ...

Амелия Боунс сделала паузу, чтобы девушка сама додумала, что она хотела сказать. Я могла умереть, подумала Гермиона. Она вспомнила, как Дафна догнала ее в том коридоре и буквально силой влила теплую соленую воду ей в рот. Она также помнила, то ужасное головокружение и как ее легкие боролись за каждый вздох. Она вспомнила запах рвоты в которой была заляпана вся одежда Дафны и позади нее беспокойные взгляды близнецов. Гарри тоже был там и он говорил что-то о патронусе... о бутылке вина.

- Белое вино? - робко спросила она.

Амелия Боунс согласно кивнула:
- Да, зелье было подмешано в белое вино. По счастью, мистер Поттер смог быстро среагировать и предостерег других не пить его. Только мисс Девис сделала несколько глотков, но мистер Поттер силой заставил ее стошнить и достаточно быстро привел в больничное крыло. Сейчас, она уже снова в своей спальне. Вам не так повезло и вы были в отключке два дня. Но мадам Помфри абсолютно уверена, что вы полностью поправитесь и сможете покинуть больничное крыло через несколько дней.

Гермиона вздохнула. Ее голова была тяжелой от усталости, но она коротко взглянула на Гарри и Дафну.
- Спасибо вам, - прошептала она. Гарри кивнул и начал было что-то говорить, но сразу же закрыл рот и просто улыбнулся. Дафна подошла поближе и положила руку на маленькую книгу, лежащую на тумбочке. Гермиона прочитала название потрепаной книги: Как чувствовать безопасность за себя и семью - гид по определению зелий. Что за слизеринское название, коротко усмехнулась она.

- Я ожидаю, что ты прочитаешь эту книгу перед тем как покинешь больничное крыло. Я совершенно забыла о том какая ты грифиндорка, не смотря на признаки интелекта. Действительно, Гермиона, пить что-то без проверки. Тук-тук. Что касается книги: это мой подарок от тети Анны, который она подарила мне перед тем как я поступила в Хогвартс. Теперь, пришло время и тебе прочитать ее. И убедись, что сможешь колдовать заклинания правильно, когда я устрою тебе проверку. Я отметила самые важные заклинания.

- Да, мама, - усмехнулась Гермиона.

Но Дафна вернула усмешку:
- Нет, мама это Невилл. Я не хочу быть связанной с тобой; слишком много львячей крови течет по твоим венам. - Она пыталась говорить серьезно, но улыбка все время норовилась появиться на лице. Гарри первым не выдержал и громко расмеялся.

- Как я посмотрю, Дафна, ты до сих пор пытаешься вселить в нее несколько слизеринских черт, - пошутила Агата.

Дафна сделала разочарованый жест:
- Я пытаюсь, но все бесполезно. Она никогда не будет принята в достойный факультет.

- Ты имеешь в виду Равенкло? - предположила Падма с ухмылкой, заставляя Агату расхохотаться.

- Мне по настоящему жаль прерывать такой радостный момент, - Ммелия Боунс пыталась оставаться спокойной, - но есть еще несколько вопросов, которые я хотела бы решить с мисс Грейнджер пока она не устала слишком сильно.

Гермиона кивнула и коротко, с любопытством, взглянула на Сьюзан. Хафлпафка выглядела так будто вот-вот расплачется и недавнее дружеское подшучивание не смогло улучшить ее настроения. Она была там тоже. Была ли она также отравлена?

- Нам нужно обсудить несколько серьезных вопросов и решить как поступить. Из-за того, что в это обсуждение будет включена моя племяница, я здесь не как официальное лицо, а как родственица Сьюзан.

Разговор принимал странные обороты по мнению Гермионы, но внезапно скившие лица Гарри, Дафны и Падмы подсказали ей, что все серьезно. Очевидно, троица обсуждала этот вопрос с Амелией Боунс и казалось не разделяли ее мнения.

- Возможно, ты помнишь, что бутылка белого вина была подарком от Сьюзан. После твоего спасения было проведено расследование и в сундуке Сьюзан был найден пустой фиал из под зелья.

Гермиона побледнела в шоке. Она скользнула взглядом по Сьюзан, по щекам которой текли слезы, по Гарри, на лице которого играли желваки и на конец по Дафне, лицо черноволосой девушки выражало суровость. Падма в успокаивающем жесте обняла хафлпафку за талию и та положила голову на плечо равенкловке.

- Она бы не сделала этого, - прошептала Гермиона жестким голосом. Кто-то подставил ее. Свирепый взгляд серых глаз направленный на Амелию Боунс и хриплое сопение Дафны ясно показывало ее мнение "я же говорила". Взглянув на Дафну, Гермиона увидела еле заметный намек на улыбку и еле заметный кивок одобрения.

- Не так все просто. Сьюзан сделала это. Она принесла вино и зелье и подмешав отраву подарила бутылку тебе. Она может вспомнить это. Единственое, что она не может сказать так это зачем она сделала это, - в ее голосе была сталь, но глаза Амелии Боунс ясно говорили о том как несчастна она была.

- Сьюзан? - спросила Гермиона шепотом.

Девушка чуть не упала и если бы не поддержка Падмы, та точно бы рухнула на пол.

- Возми себя в руки, - прорычала Дафна. Потрясенные глаза уставились на нее, но ее ни сколько не смутила их реакция. - Расскажи ей, Сьюзан. Возми себя в руки и расскажи ей, то что ты рассказала мне и Падме два дня назад.

Падма подвела Сьюзан к постели стоящей рядом с Гермиониной. После короткого кивка Дафны, Гарри подошел к Амелии Боунс и дал ей понять, чтобы та отошла в сторону, чтобы позволить племянице успокоиться без сверлящего взгляда тети. Гермиона улыбнулась бы той дерзости с которой ее друзья обходились с одной из самых высокопоставленных чиновников министерства, но в данный момент она слишком тревожилась за Сьюзан.

Едва различимым шепотом девушка начала объяснять, ее предложения несколько раз прерывались горькими рыданиями.
- Несколько дней назад, я подумывала купить подарок для тебя. В какой-то момент мне в голову неожиданно пришла идея купить тебе бутылку вина. Я пошла к мадам Спраут и показала ей разрешение от моей тети на визит в Хоксмит для покупки вина. Разрешение было липовым, подпись подделана. Я купила бутылку и зелье и сохранила их. Вечером, перед вечеринкой, я подлила зелье в бутылку и подарила ее тебе. Я сделала вид, что пью его тоже. После этого, я оставила вино чтобы некоторые из твоих друзей тоже попробовали его.

- Но зачем, Сьюзан, зачем? - изумленно спросила Гермиона.

Девушка покачала головой:
- Без понятия. Гермиона... Дафна, Падма и ты мои лучшие друзья здесь в Хогвартсе. Я не могу представить зачем я сделала это. Я даже не знаю почему выбрала вино в качестве подарка. Ведь до этого, я уже заказала совершенно другой подарок для тебя. Он все еще лежит в моем сундуке.

- Тогда другой вопрос: откуда ты узнала где можно достать дурман, - прервала хафлпафку Агата. - Не так просто достать зелье подобно этому, особенно в Хоксмиде.

Сьюзан слабо кивнула.
- Этого я не знаю тоже. Каким-то образом, я знала где найти женщину, которая продает зелье и какой пароль я должна назвать. После отравления, я просто пошла в гостиную. Я не уничтожила фиал, я не убежала, а просто пошла спать.

- Звучит ужасно, я думаю были использованы заклинания воздействующие на разум и скорее всего в добавок было наложено империо, - произнес Гарри и Гермиона тут же с ним согласилась.

- Спасибо, капитан очевидность, спасибо за такое очевидное утверждение, - прорычала Дафна. Ее лицо и кривая усмешка Гарри сказали Гермионе, что это была не первая их беседа на эту тему... И очевидно это был не первый обмен оскорблениями.

- Я согласна на все что ты захочешь, Гермиона... Лигилеменция, веретасерум, реши и я сделаю это. - В ее голосе отчетливо слышалось безумство.

- В этом нет необходимости, - произнесла Гермиона. Ей просто не могло прийти в голову как кто-то мог подумать, что Сьюзан могла сделать это по собственной воле.

Стон слева от нее, стон прозвучавший как "грифиндорка", встревожил Гермиону.
- Тебе повезло, что сейчас ты слишком слаба для того, чтобы я шлепнула тебя за такую чушь. - После короткого фырканья Гарри, Дафна добавила с усмешкой:
- Этот мистер " я защищу тебя зубами и когтями" попытался бы защитить тебя.

- Но я верю ей, - простонала Гермиона в отчаянии.

Дафна округлила глаза.
- Расскажи мне что-нибудь новенькое. Падма, ты помнишь, что я говорила тебе? Я сказала: "она просто поверит каждому слову Сьюзан без доказательства". Не так ли, Падма? Конечно говорила.

Падма улыбнулась и Гарри согласился:
- Да, ты говорила, о всеведущая.

Дафна полностью проигнорировала иронию и величественно кивнула.

- Тебе следует отнестись к этому более серьезно, - вмешалась Амелия Боунс. - Я очень рада от твоего доверия, но мы не можем просто взять и проигнорировать имеющиеся у нас факты и сомнения.

Гермиона дала знак Гарри, чтобы тот помог ей усесться и поманила к себе Сьюзан. С видимым колебанием и только после заверительных кивков со стороны Падмы и Дафны, девушка подошла к Гермионе только для того, чтобы в следующий момент напрячься от крепкого объятия каштановолосой девушки.
- Я верю тебе, Сьюзан. Нет никакой необходимости в веретасируме.

- Оуч, - проорала Гермиона, когда получила увесистый шлепок по голове от Дафны.

- Извини, рефлекс, - пожала плечами Дафна без всякого угрызения совести. - Ты не права, Гермиона.

Только Гермиона собралась прервать ее, как Гарри остановил подругу:
- Позволь ей объяснить.

- Спасибо, - вновь величественно кивнула Дафна и получила от Гарри насмешливый поклон. - Естественно, нет ни какой необходимости в использовании подобных вещей, чтобы убедить нас в ее невиновности. Я абсолютна уверена, что каждый из нас искрене желает поверить Сьюзан и, хоть это и ранит мою слизиринскую душу, я даже отказалась бы от использования этих методов для определения правды в этом случае. - Дафна слегка вздрогнула. - Плохое грифиндорское влияние. Я провожу слишком много время с вами троими. В следующем месяце, я наверное буду злиться по каждому поводу и ходить с улыбкой все время. - Последовавший за этим взрыв смеха, позволил даже Сьюзан слегка расслабиться.

Намного более серьезный Гарри продолжил:
- Но мы знаем какими упрямыми бывают наши сокурсники. Некоторые из них - и многие другие с других факультетов - не захотят просто верить ей.

Дафна согласилась:
- Это уж точно, мои сокурсники ни за что не поверят. Но при помощи веретасерума, мы могли бы попытаться убедить оставшихся студентов. Это не вина Сьюзан и я не буду счастлива от мысли, что ей придется страдать от нелепых слухов все оставшееся время в Хогвартсе.

- Если вы оба согласны, мы используем веретасерум и легилеменцию, чтобы доказать объяснения Сьюзан и профессор Макгонагалл согласилась огласить результаты.

Сьюзан просто кивнула, не в состоянии произнести хоть слово, а Гермиона , пораздумав над идеей какое-то время, согласилась тоже.
- Кто исполнит все это? - спросила она.

- Я сделаю это, - произнесла Агата, выходя вперед. - Я не пренадлежу департаменту Боунс и у меня достаточно навыков, чтобы сварить сыворотку и использовать лигилименцию. Минни согласилась понаблюдать за этим.

Минни... Минерва Макгонагалл, улыбнулась про себя Гермиона и вновь согласно кивнула. Это будет наилучший курс действий.

- И Сьюзан... - начал Гарри, смотря на напуганную и дипрессивно выглядящую девушку.

- Ты не будешь прятаться от взглядов, - продолжила Дафна.

- Ты будешь заниматься с нами как и прежде, - объявила Падма.

- И ты будешь есть с нами, - закончил Невил коллективное выказывание доверия и поддержки.

Гермиона просто кивнула и даже Амелия Боунс вместе с Агатой одобрительно улыбнулись.

***

Сьюзан покинула комнату вместе с сопровождающими ее Дафной и Падмой. То, что Гермиона доверяла ей и что ее друзья выказали устную поддержку, очень многое значило для хаффлпафки. Последующие несколько недель будут для нее нелегкими, но по крайней мере у нее было будущее в Хогвартсе.

- Остался очень важный вопрос: кто наложил эти изменяющие разум чары? Кто осмелился или был принужден, чтобы попытаться совершить убийство и даже зашел так далеко, что использовал непростительное? - прервала повисшую тишину Амелия Боунс.

- Гермиона, я хотела бы рассказать миссис Боунс о другом инциденте. Думаешь ли ты, что мистеру Лонгботому следует остаться на время обсуждения? - внезапно спросила Агата, ошеломив Гермиону вопросом. Это был большой риск расказывать миссис Боунс и еще больший риск позволить другому студенту узнать этот секрет. Это было слишком рискованно, особенно для ее дочери. Тот простой факт, что Агата спросила ее, показывал ее доверие к мнению Гермионы и ее выбору друзей. Медленно она кивнула.
- Я доверяю Невиллу без всяких сомнений, Агата. Он не расскажет никому больше. - Некоторое время Гермиона размышляла о правильности ее утверждения. Открыв этот секрет, она показала бы, что доверяет Невиллу гораздо больше чем тому же Рону.

Слегка сконфуженный Невилл последовал за изменениями, но успокоился когда Гермиона успокаивающе пожала его руку.

Амелия Боунс пристально посмотрела на Агату Пенегрю:
- Еще один инцидент? Это была не первая попытка?

- Нет, - покачала головой Агата. - Месяц назад, на финале кубка мира по квиддичу, когда пустоголовые пожиратели смерти шалили в лагере, двое из них воспользовались всеобщим замешательством и напали на мисс Грейнджер и мистера Поттера.

Невилл побледнел и вопросительно посмотрел на Гермиону, но та произнесла мягким голосом:
- Все хорошо, Невилл, ничего с нами не случилось.

- На сколько серьезным было то нападение? - спросила Амелия.

- Достаточно серьезное, - ответила Агата, - они несколько раз использовали заклинание редукто.

- Они бы убили нас, - вмешался Гарри. - Они были по настоящему сильны, посылали очень сильные заклинания. Без... - он скользнул взглядом по Агате и после короткого кивка с ее стороны продолжил:
- Без помощи Роксаны Гринграсс мы были бы мертвы.

- Роксаны? - изумленно спросила Амелия. - Твоей дочери?

- Да, - потвердила Агата. - Она помогла Гермионе и Гарри сбежать. В том сражении, один из пожирателей был ранен: он потерял свою руку.

Амелия глубоко вздохнула:
- Она знает кто?

- Нет, - с сожалением произнесла Агата. - До сих пор личность не установлена. За последние недели, она вынуждена была провести много времени с друзьями мистера Малфоя, но пока ни у кого из них не удалось заметить признаков того сражения. Возможно, он прячеться, залечивая рану. Я надеюсь, мы сможем идентефицировать личность до рождества. Все будут принимать участие в рождественском баллу. Нужно надеяться, что он будет там тоже. Возможно, ты могла бы использовать свое влияние, чтобы узнать не получал ли кто-то искуственную руку в святом Мунго.

- Я сделаю это, - согласилась Амелия Боунс. Некоторое время, она выглядела задумчивой, а потом спросила обеспокоенным голосом:
- Он знает? Этот пожиратель знает об участии твоей дочери в том сражении?

- Я так не думаю. Ее лицо было спрятано под чарами и только маленький круг людей знает об этом.

- Хорошо, - расслабилась Амелия.

***

Амелия Боунс и Агата покинули больничное крыло и направились к профессору Макгонагал, чтобы поговорить об обследовании, которое Агата планировала провести с Сьюзан. Рядом с совершенно вымотанной Гермионой остались только Гарри и Невилл.
- Я не знаю, что меня бесит больше: что кто-то пытался отравить меня или что этот кто-то использовал для этого Сьюзан, - заметила Гермиона.

- Оба поступка омерзительны, - согласился Гарри. С легким смешком, он продолжил:
- Дафна провела последние два дня, читая книги, выискивая ряд крайне болезненых проклятий, которым она хочет обучить тебя после твоего выздоровления, чтобы использовать их для мщения.

- У нее были большие проблемы с самообладанием, - с мягкой улыбкой добавил Невилл. - Нужно надеяться, ты окажешься быстрее нее, когда мы узнаем личность преступника. - Гарри думал совершенно иначе, но оставался молчаливым. Кто бы не совершил попытку отравления, он заслуживал всего того, чего Дафна в состоянии придумать, как бы долго она его не ловила.

Гермиона задумчиво произнесла:
- Я была удивлена увидеть, что она просто поверила истории Сьюзан.

- Ты знаешь только половину, - пробормотал Невилл.

Видя вопросительный взгляд Гермионы, гарри попытался объяснить:
- Сьюзан хотела остаться с тобой, наблюдать за тем как ты выздоравливаешь. Но ее тетя воспротивилась этому. Сьюзан была убита горем. Я думаю здесь сразу примешалось и отравление и ее участие в нем... Она была по настоящему подавлена. Боунс и профессор Макгонагалл позволили ей остаться с тобой только после того, как Дафна прибегла к чему-то.. - Гарри боролся с собой некоторое время. - Я не очень понял, возможно, Невилл сможет объяснить, это какие-то чистокровные штучки.

- Благородство свидетеля, - продолжил Невилл. - Дафна спросила позволят ли Сьюзан остаться с благородством свидетеля и Падма поддержала идею. Миссис Боунс и Минерва согласились.

- Что за благородство свидетеля? - поинтересовалась Гермиона. - Я никогда не слышала такого термина.

- И я полагаю не очень часто будешь слышать его в будущем, - застенчиво улыбнулся Невилл. - Дафна и Падма взяли на себя роль благородных свидетелей Сьюзан на то время которое потребуется тебе проснуться и решить, что делать дальше. До этого момента, они полностью отвечали за все, чтобы Сьюзан не сделала. Если бы Сьюзан решила снова предпринять покушение на тебя, то они были бы ответственны за это тоже.

Гермиона с трудом задышала и Гарри пробормотал:
- Я не знал, что это было так серьезно.

Невилл слегка кивнул:
- Теперь ты можешь себе представить, что не много чистокровных магов пошли бы на такой риск даже для своего лучшего друга, особенно... особенно слизеринцы.

Трое друзей оставались в молчании довольно-таки продолжительное время, пока Гермиона не разорвала задумчивую тишину громким смехом:
- Дафна права на счет одной вещи. - Видя вопросительные взгляды друзей, она пояснила:
- Мы оказываем на нее плохое влияние. Чтобы поверить хаффлпафке на слово в таком вопросе, это так не по слизерински.

- Грифиндорское доверие, усмехнулся Гарри. - Слишком плохо, бедняжка.

Невилл присоедеенился к смеху:
- Вскоре, они аннулируют ее слизиринскую гордость. Возможно, вам следует взять над ней опеку.

Еще долго после этого заливистый смех троих друзей звучал в больничном крыле и в соседних коридорах.

***

Совершенно вымотанный Невил подчинился требованию Гарри и, пообещав зайти завтра днем, покинул больничное крыло. Гарри наблюдал как он выходит за дверь и после этого спокойно сказал Гермионе:
- Сьюзан за последние два дня никогда не была так далеко от сюда. Она вместе с Падмой или Дафной все время были здесь. За эти дни было много других посетителей, даже Лаванда и Парвати заходили и передали цветы и сладости. - Он коротко усмехнулся. - Даже Живоглот был здесь несколько раз. В последний раз, у мадам Помфри чуть не случился сердечный приступ, когда она пыталась прогнать его.

Гермиона благодарно улыбнулась, подумав о своем любимце. Короткий взгляд на Гарри: он тоже сейчас думает о своем котенке?
- А Рон? - спросила она с надеждой в голосе.

- Да, конечно, он был здесь, - ответил Гарри слегка жестко. - Ты же его знаешь: он был в ярости.

Гермиона чувствовала, что было что-то еще, что-то чего она бы не хотела. Хочет ли она спросить об этом? Она изо всех сил боролось с собой, но в конце-концов не выдержила и захотела узнать, что тревожит ее друга:
- Есть что-то о чем ты умалчиваешь, не так ли?

Гарри взглотнул и опустил взгляд. Переминаясь с ноги на ногу он явно не хотел отвечать, что только усилило любопытство Гермионы:
- Гарри?

Гарри тяжело вздохнул, но в этот момент вошла мадам Помфри, чтобы посмотреть как чувствует себя ее пациент после всех этих посетителей и, услышав вопрос Гермионы, ответила на него:
- Он был здесь крайне мало времени. Когда он уходил, то сказал что-то на счет квиддичной тренировки.

Гермиона побледнела и взглянула на Гарри за потверждением. Еще раз тяжело вздохнув, он произнес:
- Несмотря на оффициальное отменение квиддича, команда решила тренироваться, возможно, планируя сыграть несколько товарещеских игр. Рон хочет быть вратарем в следующем сезоне.

- Понимаю, - сипло произнесла Гермиона и она действительно понимала. Квиддич был для Рона важнее всего на свете, важнее учебы, важнее друзей и очевидно важнее ее. Определенно, она могла бы извинить его, сославшись на то, что он все равно бы ни как не смог бы помочь ее выздоровлению от отравления, но... Но Гарри был же здесь. Падма была здесь и Дафна и многие другие. У нее было острое желание расплакаться.

- Он хотел выгнать мисс Гринграсс, - прорычала мадам Помфри, - произнеся какую-то чушь о том, что грифиндорцы не нуждаются в змеях. Я вынуждена была прогнать его, чтобы востановить мир.

Мадам Помфри ушла, сердито бормоча что-то себе под нос. Гарри положил свою руку поверх Гермиониной:
- Мне жаль, Миона.

- Все в порядке, - всхлипнула Гермиона и мужественно попыталась выдавить из себя счастливую улыбку, убирая несчастную. - Ты был здесь и Дафна и Невилл.

Лицо Гарри смягчилось когда она упомянула Невилла:
- Да, он был здесь. Он не отходил от тебя ни на минуту, расчесывал твои волосы этой новой щеткой, читал тебе эти девчачьи романы. Невилл даже получил специальное разрешение у профессора Макгонагал, чтобы не посещать занятия. Я вообще без понятия как ему удалось получить его. И ты не осмелишься ругать его за это.

- Я не буду, - пробормотала Гермиона укладываясь в постели по удобней с настоящей улыбкой на лице, - Я не буду.

***

Три дня спустя, Сьюзан Боунс вошла в большой зал вместе с Гермионой Грейнджер. Окруженные Гарри, Невиллом, Дафной и Падмой, они сели за хафлпафский стол. Такой явный показ доверия и поддержки даже еще больше впечатлил студентов, чем недавняя речь Макгонагалл, после обследования объявившей, что "мисс Боунс не по своей воле принимала участие в попытке убийства".

Постепенно студенты начали успокаиваться и отвернулись от друзей. Только две пары глаз еще долгое время пристально наблюдали за группой друзей. Их попытка провалилась, грязнокровка все-еще жива. Они попытаются еще раз, только стоит спланировать все более тщательнее. Их свирепые взгляды переключились на черноволосую ведьму, сидевшую напротив Гермионы. Предательница, подумали они. Она была причиной того, что грязнокровка выжила. За это, она тоже будет страдать.

Наблюдатели не заметили, что за ними тоже наблюдали. Думая о всех тех небольших намеках последних дней и обдумывая о ненавидящих взглядах, которые бросали на Грейнджер и Гринграсс ее товарищи второкурсники, больше чем простые подозрения пришли в голову Панси Паркинсон. Следует ли ей в связи с этим что-либо предпринимать? Она ненавидела и презирала Грейнджер, ей ничего не доставляло удовольствие больше как представлять ситуацию в которой маглорожденную ведьму проклинают особо болезненым проклятием, в которой она страдает или ее унижают. Но ее убийство это было тем, с чем она не могла согласиться, не смотря на свою ненависть. И теперь, Дафна тоже подвергается опасности.

Панси скользнула взглядом по Драко и Астории. Как отреагирует Драко? А Астория? Несмотря на некоторые разногласия и конфликты, все же существуют пределы, которые не следует пересекать. По этой же самой причине, ее отец, несмотря на то, что сам месяц назад принимал участие в нападении на магловскую семью, был в ярости, узнав о нападении на Грейнджер и Поттера. Для того, чтобы убить двух детей одним из которых являлся мальчик который выжил, нужна была по настоящему везкая причина. Ее отец был полон ярости на определенного чистолюбивого пожирателя смерти и на его потерянную руку.

Панси вздохнула. Она должна как следует подумать над этим. Возможно, письмо было бы весьма логичным ходом.

22:08 

Второй шанс. ГП/ДГ. Глава 15

Дилегации

Площадка перед Хогвартсом, 30 октября.

Гарри вместе со всеми студентами на площадке перед Хогвартсом ожидал прибытия иностранных дилегаций. Преподаватели пытались сохранить подобие хоть какого-то порядка, организуя студентов по факультетам и возрасту, но несколько минут назад бросили бесполезные попытки. Заместо строго построения дилегации будет приветствовать разрозненый рой разговаривающих студентов. Старшие студенты обменивались комментариями на то как будут выглядеть иностранные студенты, особенно парней интересовала внешность французких девушек, а у квиддичных фанатов был на уме только Виктор Крам.

Он будет здесь в этом году и каждая команда надеялась, что сможет убедить его сыграть тренировочную игру против них. Некоторые из них даже мечтали о своего рода неоффициальном кубке вместе с командами Дурмстранга и Шармбатона.

Несколько месяцев назад, Гарри был бы в числе нетерпиливых фанатов, но не теперь. Слишком много событий произошло с момента окончания третьего курса. И поведение Рона Уизли, как он мог променять бессознательную Гермиону на квиддичную тренировку, было последней каплей. После ухода Оливера Вуда в новую команду, новым капитаном грифиндорской сборной будет Анжелина Джонсон. С поддержкой Алисии, Кэти и близнецов не было ни каких дисскусий по поводу нового положения Анжелины в сборной и Гарри ожидал, что она будет блестящим капитаном. Хотя она не была одержимой квиддичем как Оливер, но она будет лучшим выбором и этот год - без регулярного чемпионата, но с возможностью сыграть товарищеские матчи с другими факультетами - даст ей возможность поэксперементировать с составом до того как начнуться настоящие матчи.

И хотя она крайне неохотно отдала место Оливера Вуда Рону - близнецы были вынуждены убедить ее за спиной их брата и пока подшучивали над его способностями - но не было ни каких сомнений, что Джинни Уизли понадобиться всего-лишь одна тренировка, чтобы стать четвертым Уизли в команде. Она демонстрировала не заурядный талант на позиции ловца и Гарри полагал, что возможно в следующем году, она принесет команде победу.

Мне действительно она больше нравится на квиддичном поле чем сидящая рядом со мной в грифиндорской гостинной, подумал Гарри.

У самого Гарри не было ни какого желания играть в квиддич в этом году и единственное сожаление касательно этого решения заключалось в том, что он реже будет видеть одну равенкловку с длиными черными волосами. Джоу Чанг снова будет ловцом своей сборной и без игры станет еще сложнее проводить с ней хоть сколько-нибудь времени. Не только по тому, что она была с другого факультета, но также потому, что она была на год старше его. Поэтому, у них нет совместных занятий и игра была бы наилучшим шансом быть к ней поближе, поговорить с ней на нейтральные темы. Очень напряженная Дафна пыталась убедить его пригласить Джоу на предстоящий балл как можно скорее после объявления о нем сегодня вечером, но Гарри не был уверен, что наберется достаточно мужества, чтобы сделать подобный шаг.

И даже если он пригласит ее, то как он мог сравниться с кем-либо подобно Седрику Диггори. За последние недели, стало очевидно, что хафлпафский староста начал проявлять интерес к равенкловке. Являясь чертовски хорошим ловцом, староста из известной семьи - добавте к этому его красоту, его ум и слухи о том, что он станет Хогвартским чемпионом, вобщем для Гарри было крайне очевидно, кто победит в соревновании за симпатию Джоу.

Гермиона успокаивающе пожала его руку. Девушка, уже без вороньего гнезда вместо прически, улыбнулась своему другу, чувствуя о чем он сейчас думает, прослеживая его взгляд до черноволосой равенкловки, которая продемонстрировала лишь мимолетный интерес к Гарри. Она была удивленна услышать, как Дафна дает советы Гарри как действовать с объектом восхищения и как войти в контакт с девушкой его грез. Удивлена потому, что с ее дня рождения и с тех дней, которые они провели вместе в больничном крыле, она наблюдала все возрастающую связь между Гарри и Дафной. В связи с тем, что Гарри стал лучше контролировать свой характер - частично из-за их совместных тренировок по оклюменции - и удивил ни одного преподавателя своим внезапно возросшим интересом к учебе, Дафна, покрайней мере в кругу грифиндорских друзей, позволила себе быть чуть-чуть открытее, показать свою мягкую сторону и изредка свой сухой юмор.

***

- Зачем... - Гермиона колебалась некоторое время. Не смотря на окрепшую дружбу - дружбу, которая процветала не смотря на сопротивление большинства слизиринцев и еще большего числа грифиндорцев - она не была до конца уверена, стоит ли ей спрашивать об этом. Этот вопрос мог быть для нее очень личным.

- Почему я помогаю ему с Чанг? - крошечная улыбка появилась на лице Дафны при виде смущения Гермионы.

- Да, почему ты поддерживаешь его в этом вопросе? Даже я вижу, что она не подходящая пара, по крайней мере для Гарри. - Гермиона вздохнула, ее лицо отчетливо демонстрировало как не счастна она была, разговаривая на эту тему. Гермиона попыталась спрятать свои мысли под блоком, но этот блок и позволил Дафне получить несколько сокровенных знаний ее разума, сокровенных достаточно, чтобы понять о чем на самом деле хотела спросить Гермиона.

Дафна пожала плечами и большинство людей даже не заметили бы не колебания в ее реакции, ее слегка напряженные плечи. Но Гермиона не относилась к этому большинству. Она изо всех сил пыталась спрятать улыбку, когда слушала ответ Дафны.
- Он должен испытать себя, он должен осознать какой ограниченной сукой она является.

То, что Дафна оскорбила девушку, открыла ее внутрение смятение больше чем она того желала. Дафна никогда ни кого не оскорбляла - разумеется за исключением Рона и Джинни.

- Но, - сузила глаза Гермиона, - что если она...

- Никогда, - покачала головой Дафна. - Для нее недостаточно даже быть мальчиком который выжил. Для начала, Гарри нужно стать Хогвартским чемпионом и только после этого, она подумает быть ли его девушкой.

Гермиона надеялась, что дафна была права. Луна неоднакратно жаловалась на поведение ловца Равенкло и это много значило для Гермионы, особенно если учесть, как редко Луна жаловалась на кого-либо. Она не хотела бы проводить время с этой девушкой больше чем это необходимо.

***

Гермиона снова пожала пальцы Гарри и дружелюбно ему улыбнулась. Он вернул жест про себя, интересуясь почему она так подбадривает его. Последние недели были такие, что как раз таки Гермиону нужно было саму подбадривать.

***

Месяц назад

С тех пор, как Гермиона вернулась из больничного крыла, по крайней мере один из ее друзей был все время рядом с ней. Гарри, Невилл, Дафна, Падма, Сьюзан и даже Трейси с Блейзом всегда по очереди провожали ее до занятий, до большого зала и до библиотеки. Неоднократно Блейз пользовался тем, что он сопровождающий для извинений в женском туалете, чтобы проверить помещение на безопасность и только после этого позволял Гермионе войти, несмотря на не очень радостную Трейси касательно такого подхода и ни один синяк на его руках и голенях доказывал это неодобрение.

В тот раз - по пути на зелья - была очередь Гарри наблюдать за Гермионой. Вид Драко и его дружков вызвал у него внутренний стон. И пока Миллисент оставалась молчаливой рядом с Гермионой - неоднократно обмениваясь задумчивыми взглядами со своими товарищами по факультету - Панси наоборот использовала любую возможность, чтобы унизить Гермиону. В тот раз, было тоже самое.

Драко, который обычно был зачинщиком подобных разговоров, на этот раз отошел на задний план, позволяя своей последовательнице - именно так, у Малфоя не было друзей только слуги и фавориты - выйти вперед.

- Посмотрите, кто у нас здесь: Поттер и его маленькая грязнокровка. Я правда надеялась, что ты пробудешь в больничном крыле чуточку дольше и не будешь отравлять воздух своим присутствием.

Поспешный взгляд вокруг показал Гарри, что Невилл был не с ними. По счастью, он глубоко о чем-то задумался. Прежде застенчивый юноша раньше не показывал свою грифиндорскую натуру, но сейчас он уже не однократно защищал Гермиону и если бы он услышал эти ненавидящие ругательства, то определенно отреагировал бы очень зло. Не в первый раз, ему стало интересно почему в школе позволяется использовать это слово без всяких взысканий. Ни одна магловская школа не позволила бы ни одному студенту долгое время произносить мерзости подобно этой.

Дин и Симус были достаточно близко, но предпочли проигнорировать перебранку. Они не однократно заявляли как печальны они были от дружбы Гарри и Гермионы со змеей. И Рон - но никто не ожидал, что он еще когда-нибудь поможет Гермионе. И в этот раз, он проигнорировал возможность помочь девушке, которая была по прежнему влюблена в него и возможно, это повторившееся предательство оскорбило ее еще больше и может поэтому, она отреагировала на оскорбления Панси так сильно.

Беспомощно Гарри наблюдал как девушки продолжали оскорблять друг друга, он лишь осматривал оставшуюся шайку. Что-то было не так в этой перепалке и дело было не только в том, что голос Панси предал ее и почти в открытую показал как на самом деле ее мало заботит эта перепалка. Несколько раз после неудачной попытки отравления у Гарри складывалось впечатление, что Панси оскорбляет Гермиону больше для того, чтобы убедить саму себя, что она по прежнему ненавидит ее. Это было по настоящему странно.

Но эта перепалка казалось была спланирована, слишком сильно походя на ловушку. Когда Драко слегка отступил назад, сделав так, что Гойл теперь стоял между ним и Гарри, то следующие его действия были очевидны, но было слишком поздно. Палочки были вытащены и хотя, Гермиона не испытала ни каких проблем и разоружила Панси, мимоходом избегая жалкой попытки слизеринки проклясть ее , то предупреждение Гарри слишком сильно запоздало и Гермиона была проклята Densaugeo посланным Драко.

Со злобными усмешками, группа стала наблюдать как у Гермионы начали расти зубы. Теперь Дин и Симус готовы были вмешаться, но были остановлены хваткой Рона и его качанием головы. Гарри весь дрожал от ярости и его гнев многократно возрос, когда появившийся Снейп лишил его возможности проклясть Драко. В мгновения ока, палочки слизеринцев были убраны и Снейп, как обычно, обвинил во всем грифиндорцев.

- Снова создаем проблемы, Поттер, - усмехнулся он, его глаза не отрывно наблюдали за лицом Гермионы и на его лице играла широкая ухмылка. Он сделал все возможное, чтобы настроить других слизеринцев против Дафны после летних каникул, очевидно, раздосадованный мыслью о межфакультетской дружбе. Гарри ожидал, что Снейп отреагирует иначе из-за дружеских отношений мастера зелий и его матери, но очевидно он был не прав. К удивлению Гарри, Дафна не разделяла его ненависть к Снейпу, но никогда не объясняла причины этого.

- Драко, мерзавец, проклял Гермиону.

- Ооо, - ответил Снейп, его усмешка стала еще шире, - и как? Я не вижу ни какой разницы.

По крайней мере, у Симуса и Дина осталось еще хоть что-то человеческое и они выглядели пристыженными, но при этом так и не встали на защиту Гермионы, а Рон даже осмелился оскалиться в злобной усмешке, когда Гермиона убежала вся в слезах. В тот момент, ни на удивление грустный взгляд Панси, ни усмешка Драко, не было тем, что Гарри ненавидел всем сердцем. Даже то, что Дафна и несколько других слизеринцев пытались убедить его в обратном, он все-еще ожидал, что слизеринцы будут действовать как змеи. Но грифиндорцы, друзья Гермионы, не должны были вести себя подобным образом. Поспешно, он последовал за ней в больничное крыло.

***

Глубоко задумавшись, Гарри наблюдал как Гермиона вместе с Невиллом покидает больничное крыло. Лекарства мадам Помфри не только смогли побороть проклятие, но также вернуть зубам Гермионы почти прежний вид. Лекарство действовало чуточку дольше чем нужно и теперь передние зубы Гермионы стали короче, даря ей еще более красивую улыбку. Он не раз говорил с ней о корекции ее передних зубов, но она не позволяла магическую корекцию, поскольку этого бы не желали ее родители. Иногда лучше не иметь родителей дантистов.

Итак это нападение в конце принесло свои плюсы. Выбранное проклятие, выбранное лекарство и промедление вызванное несколькими зельями упавшими на пол, что заставило мадам Помфри провести время, убирая пол, за место того чтобы во время остановить действие лекарства - во всем этом было слишком много совпадений.

- Ты случаем не знаешь чего-нибудь о сегодняшнем инциденте, Дафна? - начал Гарри, его глаза были сконцентрированы на девушке стоящей рядом с ним. Дафна тоже наблюдала за тем как Гермиона и Невилл покидают больничное крыло. Мягкая улыбка исчезла с лица Дафны и тот факт, что она попыталась надеть маску ледяной королевы, еще больше убедил Гарри в том, что он был прав.

- Эти зелья упавшие на пол, - сказал он, его улыбка демонстрировала, что он согласен с ее поступком, - ты послужила тому причиной.

- возможно, - пожала Дафна плечами. Она попыталась было уйти, но Гарри остановил ее, схватив за руку. Девушка нахмурилась, но не попыталась освободиться.

- И возможно, ты знаешь почему Драко использовал это заклинание?

- Возможно. - Теперь и Дафна позволила улыбке появиться на губах. Она моргнула, ожидая когда Гарри продолжит, но парень только смотрел на нее и ждал. После нескольких минут молчания, она простонала, прогибаясь под его молчаливый вопрос. - Все знают, что оскорбление твоих друзей заденет тебя больше чем проклятие наложенное на тебя. Возможно, я упоминула Трейси о том, как несчастна Гермиона со своими зубами. Возможно, я была слишком беспечна и позволила Панси подслушать наш разговор. Знаешь не всегда удается с глазу на глаз поговорить в общей гостинной.

- Ты действительно маленькая змея, не так ли, - усмехнулся Гарри.

Дафна слегка поклонилась:
- Мы не можем пойти против нашей природы.

***

Наше время

Пока Гарри и Гермиона пытались успокоить друг друга, пытались убедить друг друга, что с приездом дилегаций все изменится к лучшему, за ними наблюдал не один слизеринец. Трейси Девис заметила, что несколько ее сокурсников пристально смотрят на грифиндорцев глазами полными ненависти и ярости. Заклинание Densaugeo сработало не так как они расчитывали, вместо того, чтобы унизить Гермиону Грейнджер, оно в конечном счете помогло ей, но очевидно это был не первый и не последний инцидент. Трейси надеялась, что ее сокурсники удержаться от применение чего-то более зловредного, не говоря уже о новой попытке убийства.

К ее облегчению, ни Драко ни его дружки так и не поняли, что весь зубной инцидент был результатом сработавшего плана Дафны. Казалось только Панси подозревала что-то, но с того инцидента миниатюрная девушка с лицом как у мопса не так охотно пыталась оскорбить или ранить грифиндорку как раньше. Вместо этого, Панси вела себя очень странно, ее глаза блестели от непролитых слез, на лице ее была маска печали, то чего Трейси никогда бы не ожидала от нее. Что может тревожить ее? Особенно это было заметно в тот день после урока защиты где они проходили богартов.

***

Две недели назад

Если первый урок у профессора Грюма прошел плохо, он продемонстрировал три непростительных, то в дальнейшем они только усиливали душевный дискомфорт студентов. Убийство паука, то как бедное насекомое рухнуло замертво после удара зеленой вспышки, заставило не одного студента всхлипнуть. А применение круцио вызвавшее у Невилла нервный тик. Он всегда будет связывать это заклинание с тем состоянием в котором его родители будут находится до конца своих дней. Они живут - нет, они существуют - как пустые оболочки лишенные рассудка и эмоций. Его мама даже не реагирует на его присутствие большую часть времени. Их состояние это результат того, что Беллатрикс Лейстранж применяла на них круцио очень долгое время, тем самым, сжигая их разум, нескончаемым потоком боли.

В тот день, урок был посвящен не непростительным, а боггартам. Только год назад, профессор Люпин познакомил их с этим необычным существом, существом которое для каждого принимало форму его самого сильного страха. У большинства не будет ни каких изменений в форме их боггарта, предположил Невилл - для большинства, но для некоторых...

Грюм, будучи крайне осторожным, остался позади всех, начал вызывать учеников с конца списка и первым был Забини. Первым неожиданным изменением была форма Гарриного боггарта. В прошлом году, его боггарт принимал форму диментора, но в этот раз он превратился в хорошо известного пожирателя смерти . Большинство слизеринцев начали посмеиваться над страхом Гарри, а Невилл тем временем сконцентрировался на поведении пожирателя. Вместо того, чтобы напасть или оскорбить Гарри, он начал атаковать непонятную цель. Неясная фигура очевидна была женской, но сказать более точно не представлялось возможным. Невилл понял причину этого: дело в том, что Гарри боялся потерять ни одну девушку, а несколько.

После того как Гарри изменил костюм пожирателя в клоунский наряд и стал поливать его водой, и после того, как еще несколько студентов были вынуждены столкнуться лицом со своим самым большим страхом, пришла очередь Невилла выступить вперед. В прошлый раз, его боггарт принял форму Снейпа и свой страх Невилл смог побороть, превратив одежду ужаса подземелий в отвратительное цветочное платье бабушки. Но в этот раз, это будет кто-то еще и Невилл догадывался кто , и по мимо страха перед богартом, он дрожал еще от ожидаемой реакции зрителей и в особенности ее.

Вздохи и взрыв смеха наполнили аудиторию, когда боггарт принял форму второй Гермионы.
- Ты ведь действительно не думаешь, что ты мог бы когда-либо понравиться мне, а мальчишка-Неви? Посмотри на себя в зеркало, ты жалкое подобие волшебника. Не в состоянии исполнить основные заклинания, не в состоянии сварить простейшее зелье, что по твоему я могу найти в тебе, кроме как цветочного мальчика? Ты никогда не сможешь сравниться с настоящим магом таким как Гарри. Мерлин, да даже Креб и Гойл более лучшие волшебники чем ты.

Невилл только смотрел на девушку, по его щекам катились тонкие ручейки слез. Он знал, что большинство студентов и преподавателей считали его не намного лучше сквиба. Мерлин, да даже его собственная семья думала о нем так долгое время и его бабушка неоднократно - не смотря на сильную любовь к нему - в отвращении сравнивала его успехи с успехами его отца. Затуманеным взором он взглянул на свою палочку, палочку которую он унаследовал от своего отца, палочку с помощью которой, как надеялась его бабушка, он сможет достичь чего-нибудь стоящего.

- Ридди... Ридиклус... Ри... - Бесполезно. Гермиона была права, он никогда не станет настоящим волшебником. Видя фигуру боггарта только как нечеткий силуэт напротив белой стены, он слышал смех других студентов и низкие комментарии Драко. Внезапно, он почувствовал как кто-то шагнул к нему и взял его за руку. Холодные пальцы переплились с его, нежный голос прошептал ему на ухо успокаивающие слова, перекрывая жестокие насмешки слизеринцев. Он знал, что Гермиона не разделяет его чувств, что она видит в нем только друга. Но этого было достаточно для него, ему хватала, что она считает его достойным ее дружбы. Он был счастлив даже быть ее другом.

- Риддикулус. - Смесь чувств облегчения, счастья и неуверености были отчетливо видны на лице Невилла, когда Гермиона-боггарт изменил свою форму. На том месте стояла уже новая Гермиона, одетая в бальное платье, с тщательно убраными волосами и с небольшим букетом в руках. Лишним было бы сказать, что Невилл хотел пригласить Гермиону пойти с ним на рождественский балл. Избегая смотреть на Гермиону, он осмотрелся вокруг и увидел разные чувства на лицах других студентов.

С права на лицах Драко и его дружков были мерзкие ухмылки, только Миллисент слегка улыбалась и Панси задумчиво смотрела на парня.

С лева Гарри и Дафна не только стояли вместе, но также вместе широко и счастливо улыбались. Дин и Симус выглядели удивленными, но не растроенными. После инцидента с заклинанием Драко, они старались вести себя лучше и даже извинились несколько дней спустя за то, что не поддержали своего товарища. Не удивительно, что Гермиона приняла извинения и коротко и выжидающе взглянула в сторону Рона. Но рыжий только надулся и отвернулся. Сейчас, он снова вел себя как слизиринец, и на его лице промелькнули гнев и ненависть, когда он зло взглянул на Невилла.

Почему он отреагировал подобным образом? Он же относился к Гермионе как к дерьму, говоря с ней только тогда когда ему нужна была ее помощь и никогда не проявляя ни какого романтического интереса к ней за все время. Но с другой стороны, он очевидно завидовал ей, что у нее появились новые друзья, демонстрируя поведение совершенно недостойное дружбы, и показывал открытую ревность к любому, кто проводил время с Гермионой. Если его уже раздражало поведение Рона и заставляло впасть в ярость Гарри когда он замечал, то какие чувства вызывало такое поведение у Гермионы?

В последний раз пожав руку Гермионы, Невилл вернулся на свое место, изо всех сил надеясь, что Рон в скором будущем придет к заключению относительно своих чувств к Гермионе.

***

Уже две трети студентов закончили сражаться со своими страхами, когда Дафна Гринграсс вышла вперед. Невил, размышляющий о Гермионе и о том будет ли ее боггартом профессор Макгонагалл, оторвался от размышлений и нахмурился. Он воспользовался последними неделями, чтобы узнать слизеринку получше, но даже сейчас у него не было идей какой боггарт у нее может быть. Какое нибудь магическое существо на подобе одной из тех которую боится Парвати? Или это профессор, которого она боится разочаровать или кто-то кого она любит?

Когда боггарт превратился в девушку, Невиллу понадобилось время, чтобы все понять. Девушка была Асторией, немного старше, имеющая слегка изможденный вид и темные круги под глазами. На ее губах играла жестокая улыбка и когда она шагнула к старшей сестре, то Невилл увидел в ее руках палочку. Не веря своим глазам, Дафна побледнела и начала дрожать от страха не в состоянии поднять палочку. С каждым шагом Астории, дрожь Дафны все увеличивалась. Невилл нахмурился. Он прежде никогда не видел девушки подобно этой, даже тогда когда Гермиона была отравлена.

- Ну, что сестренка, теперь я сильная, теперь мне суждено править. Ты омерзительна в своей слабости. Отцу не следовало позволять тебе запятнать честь нашего дома твоим предательством. Ты чертова предательница и как чертова предательница ты и умрешь. И когда я закончу с тобой, я нанесу визит нашей чудесной маме.

Дафна, ледяная королева, сильная Дафна, сечас сильно дрожала и медленно рухнула на пол, не предпринимая даже попытки поднять палочку и защититься против предстоящего нападения. Только сейчас, Невилл заметил тату на руке Астории, что говорила о том, что она пожиратель смерти.

Ее самый сильный страх, что ее младшая сестра станет пожирателем смерте и что она будет вынуждена сражаться против нее, содрогнулся Невилл. Он ожидал, что между девушками пропасть из-за их различных взглядов на мир. Как не прав я был? Как бы я себя чувствовал будь я вынужден сражаться против бабушки? Не удивительно, что гордая, стойкая девушка отреагировала подобным образом.

- Ничтожество, - продолжала ругаться Астория, - а ведь я могла увидеть близкий образ мысли в тебе. Но я смогла вырасти, смогла увидеть свет. Ты же , маленькая омерзительная куча...

Определенно, Астория-боггарт продолжала бы и продолжала поскольку Дафна была не в состоянии побороть свой страх, а профессор Грюм не желал прийти ей на помощь. Невил сконцентрировался на Дафне и не заметил признаки понимания на лице не одного слизеринца, не заметил как одинокая слезинка скатилась по щеке Панси. Он только слышал злобный смех на счет слабости Дафны и комментарии по поводу того, что она не достойна зваться Слизеринкой. Он начал поворачиваться, как быстрое движение привлекло его внимание. Гарри достал свою палочку и послал в боггарта сильное взрывное заклинание, которое разнесло существо на части, спустя буквально секунду воздух прорезали более слабые, но не менее яростные заклинания Трейси и Гермионы. Но было еще четвертое заклинание, которое по настоящему потрясло Невилла. Слабое и не своевременное заклинание, больше досадившее боггарту чем ранившее его, ударило фальшивую Асторию за долю секунды до попадания в нее Гарриного заклинания.

В поисках источника заклинания все взгляды скрестились на Панси. Миниатюрная девушка смотрела на палочку будто интересуясь от куда она могла взяться и кто был тем, кто послал первое заклинание в боггарта. За исключением судорожных всхлипов Дафны в аудитории стояла полная тишина, поскольку, ни кто не знал, что сказать после такого поворота событий. Когда Миллисент осторожно дотронулась до локтя Панси, девушка вздрогнула и убежала подобно преследуемой самке оленя. Секунды спустя, она покинула аудиторию. Профессор Грюм, поскольку боггарт был уничтожен, был вынужден закончить урок и студенты тихо покинули аудиторию, а Трейси и Гермиона повели Дафну в больничное крыло, надеясь, что мадам Помфри сможет помочь потрясенной девушке.

***

Несколько часов спустя, во время ужина, большой зал увидел слизеринцев за своим столом. Панси сидела слегка в стороне от всех только с Миллисент по соседству и, на удивление, Блейзом Забини. Драко и его дружки очевидно смогли побороть короткий момент неуверености и вернулись к своему типичному поведению, изредка посылая неодобрительные взгляды в сторону Панси. Только Астория казалась слегка встревожанной, улыбка на ее лице была вымученной, глаза лишены счастья, которое она всегда испытывала находясь рядом с Драко.

Когда Дафна вошла вместе с Трейси и Гермионой, большой зал погрузился в полную тишину. Все знали о ее боггарте и срыве, все ожидали реакции ее товарищей по факультету. И они не были разочарованы. Начиная с Драко Малфоя и Теодора Нотта, волна злобного смеха прокатилась по слизеринскому столу, приветствуя слабую девушку, продемонстрировавшую такие сильные эмоции касательно одного из членов своей семьи. Это было так омерзительно не по слизерински, объяснил Драко, так по хафлпафски. Возможно, им следует изменить ее зеленый галстук на желтый?

Собравшиеся преподаватели молча наблюдали за тем, как Дафна остановилась. Профессор Макгонагалл казалось вела сама с собой внутреннюю борьбу, но удержалась от вмешательства. Это был не ее факультет, она не могла повлиять на слизеринских студентов. Короткого сна в больничном крыле было не достаточно для Дафны, чтобы успокоиться. Ее внутрение терзания и опасения были отчетливы видны на ее лице. Она очевидна решала стоит ли ей последовать за Трейси или за Гермионой. Гарри встал со своего места и пошел к ней, когда увидел как маленькая фигура делала то на что он надеялся, но чего не ожидал. Он знал о глубочайшей преданности Дафны к своей младшей сестре, но не был уверен в чувствах Астории. Теперь он узнал.

Выскочив из-за стола, игнорируя выражение лица жениха, которое выражало омерзение, Астория, совершенно не соответствуя поведению леди, бросилась к сестре, наскочила на нее и чуть не опрокинула на пол. Тяжело было решить какая девушка дрожит больше когда девушки так крепко обнялись будто их жизни зависели от этого. На некоторое время, Гермиона, увидев Асторию, напряглась, но затем вновь расслабилась, улыбнулась на не совсем слизеринское шоу и слегка сжала плечо Астории, чтобы продемонстрировать благодарность за этот сестринский жест.

- Убери руки прочь от моей невесты, грязнокровка, - прорычал Драко. - А тебе Астория лучше немедленно вернуться на место. Такое поведение...

- Заткнись! - Не один студент подпрыгнул от этого пронзительного голоса. Не один студент совершенно изумленно наблюдал как покрасневшая Панси Паркинсон шагает к Драко, продолжая ругаться на него. - Заткнись, ты безмозглая размазня. Мне уже осточертело твое отвратительное пустозвонство. Если ты не можешь сказать чего-нибудь разумного, то лучше закрой свой грязный рот. Ты просто завидуешь, что не у всех такая безэмоциональная семья как у тебя, желающая продать единственного ребенка тому, кто больше всех заплатит.

Некоторое время, Драко только потрясенно смотрел на нее и только потом нашел в себе силы ответить:
- Завидую, я? По крайней мере, кто-то желает сделать предложение для меня в отличии от тебя. Определенно, твои родители потеряли всякую надежду избавиться от тебя, не платя при этом за удовольствие.

Полной силы удар был встречен гробовой тишиной. Неверие читалось в глазах Драко, кровь тонкой струйкой потекла из разбитой губы. Не произнося больше ни слова, Панси ушла. Она была на полпути к входным дверям, когда близнецы Уизли начали аплодировать, начиная волну поддержки от трех столов, что случилось впервые со слизеринцем. И изюминкой этого действия было то, что даже Снейп оставался молчаливым и вместо того, чтобы назначить ей отработку, наблюдал с небольшой но довольной улыбкой за удалением девушки.

И только слизеринский стол хранил молчание, не зная, что этот взрыв принесет им в будущем. Ни кто больше не чувствовал желания доставать Дафну. Пока Астория сопровождала сестру к Трейси и Блейзу, Драко внезапно понял, что больше не может воспринимать симпатию его невесты как должное.

***

Хогвартс, большой зал, 31 октября.

В последний раз жестоко улыбнувшись, он отвернулся от спящей фигуры мадам Спраут. Он изменил ее память и когда она проснеться, то просто будет считать, что задремала на ходу на некоторое время. Кинув настороженный взгляд по сторонам, он приблизился к кубку огня. Как и ожидалось на магический артефакт было наложенно несколько защитных заклинаний. Но не было ни одного заклинания с которым он не смог бы справиться так, чтобы ни кто ничего не заметил. Все эти заклинания предназначались, чтобы студенты младше семнадцати, подобно братьям Уизли, которые негодовали по поводу возрастного ограничения поскольку им самим будет семнадцать всего лишь через несколько месяцев, не могли подойти к нему, но эти заклинания не могли помешать ему.

Нет, ему не нужна была помощь с этими заклинаниями, но та информация, которую дал ему Дамблдор о работе кубка оказалась весьма полезной. Несколько секунд он хихикал через чур по девчачьи, этот звук ошеломил бы каждого, кто знал его. Но он не мог сдержаться. Это было просто слишком смешно. Дамблдор, всесильный, всезнающий Дамблдор пожелал помочь ему выполнить задачу, которую перед ним поставил его лорд.

На некоторое время, его хорошее настроение улетучилось, стоило ему подумать о том, что мальчишка не желал доверять ему, не желал проводить время с ним. Определенно, эти девчонки были виновны в его поведении. Очевидно, Гринграсс и Грейнджер имели все возрастающее влияние на мальчишку Поттера и даже убедили его отклонить, вежливо, его предложение обучить его оклюменции. Конечно, на самом деле, он не намеревался помогать ему в защите своего разума, но это была хорошая возможность повлиять на его разум, прозондировать его мысли и испытать его на сопротивление заклинанию империо.

Но в конце-концов, это было и не так уж и важно. Важна была его задача и в течении минуты, он смог обманом заставить кубок не только принять кусок пергамента с именем Гарри Поттера, но также изменить турнир трех волшебников в турнир четырех. Некоторое время, он размышлял почему директор просто не выбрал путь замены законного чемпиона хогвартса на Поттера. Но он предположил, что даже Дамблдор не ожидает, что Поттер сможет выиграть турнир, а он хочет, чтобы у Хогвартса был реальный шанс на победу в этом соревновании. Это было в прочем не важно тоже. Важно лишь то, что Поттер будет учавствовать в турнире.

Мадам Спраут все еще спала. Постукивая, он удалился довольный проделанной ночной работой. Теперь пришло время задуматься, как помочь Поттеру выиграть турнир. Его хозяин будет доволен.

22:09 

Второй шанс. ГП/ДГ. Глава 16

Завтрак в Хоксмиде

Хоксмид, 19 ноября.

Холодное, но солнечное утро встретило квартет по пути в Хоксмид. Уже через пять дней один из них будет вынужден пройти первую задачу турнира трех волшебников, трое других без сомнения будут на трибуне с волнением наблюдать за его выступлением. Вынужден потому, что Гарри не хотел становиться одним из чемпионов, не хотел пятнать саму идею турнира, став самым молодым и четвертым участником.

Не многие студенты, равно как и преподаватели, взрослые и журналисты разделяли доверие его троих друзей. Они считали, что Гарри Поттер обманщик, ищущий дополнительного внимания, как утверждал Рон Уизли. Даже сейчас, спустя две недели после скандала, Гермиона была не в состоянии понять, что Рон действительно верит, что Гарри бы сделал это, что он захотел бы рисковать своей жизнью ради сомнительной славы. Разве Рон слушал когда-нибудь своего предполагаемого лучшего друга в прошлом? Это то и послужило причиной нескольких очень громких и злых дисскусий, которые в конечном счете привели к окончательному разладу в их отношениях. Больше не было золотого трио и, оборачиваясь назад, Гермиона не была уверена, что в действительности знала настоящего Рона. Сейчас, она была совершенно счастлива от того, что он так и не попытался стать ее парнем. Но в глубине души, это по прежнему слегка ранило.

"Еще один год без свитера Уизли", это был единственный комментарий Гермионы. Не смотря на насмешливый тон, Гарри заметил легкую боль в ее голосе. Очевидно, что Гермиону не так радушно встречали в доме Уизли, как Гарри.

Пока Гермиона и Дафна счастливо обсуждали их последнее задание по древним рунам, - древние руны были тем о чем парни не хотели даже слушать, особенно в день похода в Хоксмид - Гарри и Невилл шли позади девушек. Гарри, глубоко задумавшись, наблюдал за ними, пока не почувствовал на себе взгляд Невилла. Скользнув взглядом по своему новому лучшему другу, он увидел веселье и покраснел.

- Я не пялюсь на нее, - начал настаивать Гарри.

- Конечно, - усмехнулся Невилл.

- Я... Я просто задумался, - колеблясь, продолжил Гарри.

- Это называется витать в облаках, - парировал Невилл с намеком на юмор в глазах.

- Правда, - фыркнул Гарри. Взглянув на деревню, до которой оставалось совсем чуть-чуть, он пояснил:
- Я думаю... Я думаю, что скажу ей.. Да.

Гарри почувствовал себя глупо, но к его удивлению, Невилл понял. Нет, это не было настоящим удивлением. За последний месяц, он открыл новую, скрытую сторону парня, сторону которая стала заметна только сейчас, когда ни кто не подавлял его любезную и понимающую сторону... ни кого наподобе Рона.

- Ты хочешь сказать леди Гринграсс, что ты согласен на опеку. - Это был не вопрос, а утверждение и его тон ясно давал понять, что Невилл принял это решение и даже поддерживает его.

- Да, - согласился Гарри. Все время пока они преодолевали оставшееся растояние до Хоксмида, он вновь наблюдал за Дафной. Он был согласен с их возвращения в Хогвартс. Определенно, после того, как Дафна справилась с попыткой отравления Гермионы, их отношения весьма улучшились. Но последней каплей стал тот самый урок защиты, где они проходили боггартов. Женщина, которая была атакована его боггартом, представляла из себя сразу и Гермиону, и всех Пенегрю. Очевидно, его подсознание было далеко впереди его сознательного мышления. И если ему и нужен был последний толчок, то он получил его, видя страхи Дафны и реакцию Астории.

Ты не можешь обмануть боггарта и видимый страх Дафны ясно продемонстрировал ее сокровенные чувства. Гарри все еще не нравилась младшая Гринграсс и ее чистокровный взгляд на мир. Но слизеринка демонстрирующая такие сильные чувства по отношению к одному из членов своей семьи, в глазах Гарри, не могла быть злой. Возможно, Дафна и он могут спасти ее, не смотря на ее влюбленность в Драко Малфоя.

- Гарри? - Гермиона щелкнула пальцами перед носом Гарри, вырывая его из мыслей. Смех встретил его возвращение в реальность. - Идем в Три Метлы? - спросила она и он согласился.

Роксана хотела провести день в Лондоне вместе с ними, но Дамблдор запретил экскурсию: " Это слишком опасно".

Черт возьми, директор, а замечали ли вы когда нибудь тролей, сумасшедших преподавателей и василиска свободно ползающего по школе? Проворчал про себя Гарри. Они смогли добиться похода в Хоксмид только с условием, что за ними будут наблюдать. В добавок к большому количеству авроров, наблюдающих за школой после прибытия делегаций, одна из них, молодая девушка по имени Тонкс, следила за квартетом. И хоть после короткого разговора, Гарри и понравилась молодая и красивая девушка, но он все еще негодовал из-за вмешательства директора. У них был запланирован завтрак вместе с Роксаной в Трех Метлах и после него... Они посмотрят.

***

После их прибытия в бар, Розмерта провела их в секретную комнату. Гарри был смущен присутствием Тонкс, особенно после того, как он понял, что не только Роксана и Агата ожидали их, - и сейчас приветствовали полную интузиазма Дафну - но также маленькая фигура домового эльфа Пенегрю - Сидди и большой черный пес.

Пока Роксана приветствовала гостей и приглашала садиться за стол, Агата наложила несколько защитных заклинаний, чтобы обеспечить приватность. Не убирая палочки, она обратилась к Тонкс очень суровым голосом, ясно давая понять, как она среагирует если ответ Тонкс ей не понравится.

- Кому ты сегодня лояльна, Нимфадора Тонкс - к министерству или к ордену? - требовательно спросила она.

Озадаченные подростки наблюдали за развернувшейся сценой. Гермиона безвучно спросила "к ордену?", но Гарри только пожал плечами.

- Ни кому из них, - ответила Тонкс, пытаясь, чтобы ее голос звучал спокойно. - Оффициально я здесь как представитель министерства, чтобы присматривать за одним из чемпионов. Не оффициально, я здесь по просьбе Ремуса. Я должна признать, что директор не счастлив от моего присутствия здесь, но я не хочу предавать доверия Ремуса, - произнесла она достаточно серьезно и Агата казалось поверила ее словам.

- Ты знаешь профессора Люпина? - пылко спросил Гарри. Он не видел бывшего преподавателя защиты уже несколько месяцев и с нетерпением хотел услышать о нем.

- Знаю, - улыбнулась Тонкс и обратилась к псу:
- А это, я так понимаю, Сириус?

Гарри и Гермиона при этих словах побледнели, а пес покинул свое место и принял человеческий облик. Секунду спустя, он оказался в крепких объятиях Гарри и пытался успокоить юношу под теплыми улыбками окружающих.

- Может мы начнем завтракать? Все эти эмоциональные приветствия заставили чувствовать себя голодной, - произнесла Агата, и все почувствовали, что тоже голодны и попытались провести следующий час, завтракая, и, коротко переговариваясь, оставляя по крайней мере на некоторое время проблемы.

***

- Итак, - начал Гарри, колеблясь, задумчиво смотря при этом на Тонкс, - ты знаешь Ремуса? И даже больше, ты знаешь Сириуса и о его анимагической форме?

Девушка ковырялась в своей тарелке и, не поднимая головы, начала медленно отвечать:
- Моя мама рассказала мне о Сириусе. Андромеда ... Тонкс в девичестве Блэк... Она сестра Нарциссы Малфой и кузина Сириуса. Возможно, ты слышал о ней. Она была отречена от семьи после свадьбы с моим маглорожденым отцом. Она попросила меня обратить особое внимание на Сириуса и рассказала мне о его анимагической форме. - Все более краснея, она продолжила:
- Ремус хороший друг. Он живет в... - Со смущенным видом, она прервалась.

- Он живет в особняке моей семьи? - спросил Сириус и Тонкс утвердительно кивнула. - Он под чарами Фиделиуса.

- Фиделиуса? - спросила Гермиона.

- Это чары предназначенные, чтобы спрятать дом, - объяснила Дафна. - Дом становиться не видимым и ты даже не можешь ни кому сказать адрес. Тебе нужен кусок пергамента на котором хранитель написал адрес дома и только вместе с ним ты можешь найти и войти внутрь дома. Это очень продвинутое заклинание.

- Спасибо.

- Не за что.

Гермиона потянулась было за чашкой чая, но остановилась, заметив взгляд Гарри:
- Что?

Гарри моргнул несколько раз, а затем достал из кармана планировщик , тот самый планировщик, который Гермиона подарила ему в начале учебного года, как запозднившийся подарок на день рождения. Подчеркнутым жестом, он написал, что-то в планировщике, говоря при этом с самим собой:
- Гермиона признает, что кто-то знает о заклинаниях больше чем она.

- Мерзавец, - Гермиона шутливо пихнула его в плечо, а Невилл сухо парировал:
- Не кто-то, а Дафна. Ей позволенно знать больше особенно в области чар. Да, Гарри, если бы ты знал о заклинаниях больше, вот это было бы действительно удивительно.

***

- Как он поживает, Тонкс?

- Директор Дамблдор позволил Ремусу жить... Там. Он что-то вроде домохранителя для ордена.

- Какого ордена? - поинтересовалась Гермиона. - Агата, вы уже упомянали о каком-то ордене, но я не знаю, что вы имели в виду.

- Я не знаю... - начала было Тонкс, но Агата прервала ее, прорычав:
- Пожалуйста, не веди себя подобно старине Дамблдору. - Сириус и Роксана усмехнулись, а Агата продолжила тем временем, очень хорошо подражая Дамблдору:
- Они слишком молоды, чтобы знать.

Тонкс пожала плечами:
- Он только хочет защитить. Без Грюма я бы до сих пор не знала об ордене, хотя мне двадцать один и я уже аврор.

- Грюм тоже состоит в этом ордене? - спросил Гарри.

- Да, - ответила Тонкс. - Он является моим наставником с тех пор как я пошла на обучение.

- А что на счет твоего дома, Сириус?

Сириус вздохнул:
- Дамблдор попросил меня о том, чтобы использовать его для ордена. Ты должен знать, что орден очень важная организация по борьбе с сам знаешь кем. Ремус и я состоим в этом ордене, твои родители, Гарри, тоже в нем состояли. И даже Питер был в нем. Большинство других умерли, но несколько кого ты знаешь остались: Грюм, Молли и Артур Уизли, Минерва.

- Орден был распущен, - продолжила Тонкс, - после... После смерти твоих родителей, Гарри, и того кого нельзя называть. На сколько я знаю, только десяток членов после этого поддерживали контакт и регулярно собирались, ну, на тот случай если вдруг он вернется. Директор Дамблдор абсолютно уверен, что рано или поздно он вернется и он хочет быть готов к этому или по крайней мере иметь основу нового ордена.

- Он попросил меня вновь присоединиться к ордену, - вздохнул Сириус, - но я отказался. Я не хочу больше видеть этот дом , но присоедениться к ордену? Нет. - Видя нахмуренные брови и озадаченые взгляды, он попытался пояснить:
- Я все-еще верю ему и более или менее доверяю большинству членов ордена. Но я пообещал самому себе не позволять кому-либо управлять мной, говорить мне, что делать и принимать за меня решения. Влияние Дамблдора и так слишком сильное, а в ордене вообще всеобъемлющее. И самое главное, большинство орденцев принимает это влияние без всяких сомнений.

- Он наиболее опытный и возможно, единственный волшебник, кто может победить сами знаете кого, - произнесла Тонкс, сильно при этом нахмурившись. Ее восхищение Дамблдором снова стало очевидным.

- Да, но он слишком высокого мнения о себе и своих способностях, - заметила Агата. - Он считает себя непогрешимым. Подумай о том чем это закончилось в первый раз. Без его решения... Гарри, твои родители доверяли ему. Они хотели уехать из страны на некоторое время, но Дамблдор убедил их, что Фиделиус на их доме защитит их. Он был не прав.

- Но он же не мог знать, что... начала было Тонкс, но Агата прервала ее, стукнув ладонью по столешнице:
- Поправочка: он не знал, что Питтегрю окажеться предателем, что он проведет пожирателей в их дом и позволит убить родителей Гарри. Он не мог знать, что Сириус отправиться в Азкабан за то чего не совершал. - маленькая леди разъярилась не на шутку и все слушатели откинулись на своих стульях, чтобы не нароком не попасть под горячую руку. - Он не мог знать, что даже после смерти того кого нельзя называть несколько его последователей продолжат его дело, что Беллатрикс ворвется в дом Лонгботтомов и доведет родителей Невилла до безумия.

Она внезапно прервалась, закрыла рот, глядя на Невилла и продолжила шепотом:
- Мне так жаль, Невилл. Это не то место, чтобы говорить об этом. Мне так жаль...

Некоторое время, Дафна свирепо смотрела на любимую бабушку, но расслабилась, заметив, что Гермиона подошла к Невиллу и крепко обняла его. Пытаясь быть храбрым, он успокоил тревожно выглядящую Агату:
- Все в порядке. Я понимаю, что вы хотели объяснить: ни кто не погрешим, не смотря ни на возможности, ни на разум, ни на опыт.

- В точку, - вздохнула Агата с облегчением. - Он всегда вел себя как всезнающий дедушка, слишком в нем "я знаю лучше тебя, что в конце-концов хорошо". Я не хотела быть его шахматной фигурой. В волшебных шахматах, фигуры разрушаются для того, чтобы король смог выиграть.

***

- Итак, Ремус живет в моем доме, - вновь спросил Сириус. - Как он?

- Не очень, - ответила Тонкс. - По крайней мере, у него есть крыша над головой. Но это очень мрачное место. Многие комнаты и помещения в этом доме очень опасны. Ему там очень скучно и у него нет денег. Точнее говоря, на еду ему хватает, но не более. Вообщем типичная судьба оборотня.

Гарри было печально слышать такие новости, он был более печален, чем все остальные растроенные взрослые в комнате. Гарри слышал о проблемах оборотней при трудоустройстве на работу и даже испытал эту реакцию когда несколько месяцев назад пушистая проблема Люпина стала широко известна. Даже Дамблдоровского влияния не было достаточно, чтобы оставить Люпина на его должности учителя защиты. Вздрогнув, Гарри поднял глаза, когда услышал злое рычание Дафны и Гермионы.

- Вы на самом деле слушаете собственную болтовню? - спросила Дафна у всех вокруг, игнорируя укоризненый взгляд матери.

- Как ты можешь говорить подобные вещи и говорить нам, что это его судьба? - продолжила Гермиона.

Слушая девушек, на лице Гарри медленно появлялся оскал. Обе девушки были больше возмущены тупостью и близорукостью взрослых в комнате.
- Он лучший друг отца Гарри и Сириуса, - объявила Гермиона.

- И он был превосходным учителем защиты, лучшим на нашей памяти, - согласно кивнула Дафна.

- Он даже научил Гарри вызывать полноценного телесного патронуса, - добавила Гермиона.

- Между прочим, Гарри, ты должен научить нас ему в этом году, - потребовала Дафна. Гарри только кивнул с широко открытыми глазами. Он был слишком взволнован, чтобы отвечать связно.

- Профессор Люпин не попросит нас о помощи будте уверены, - произнесла Гермиона.

- Поэтому, мы должны найти способ помочь ему сами, - продолжила Дафна.

В этот момент, девушки черезвычайно сильно напоминали близнецов Уизли и, бросив взгляд на Невилла, Гарри понял, что его друг думает о том же. Слушая их, мурашки бежали по коже.

- Сириус, ты должен отремонтировать дом, - потребовала Дафна.

- Возможно, Бил Уизли мог бы помочь, - согласилась Гермиона. - Он разрушитель проклятий. Вместе, они смогут очистить дом от всякой гадости.

Сириус счастливо улыбнулся им.
- Это идея. Тонкс, ты можешь поговорить с Биллом? У меня достаточно денег, чтобы покрыть расходы, но я немного... недоступен. - Тонкс в возбуждении утвердительно кивнула.

- Кажется, у меня есть идея касательно работы, - произнесла Агата. - Но сначала мне нужно кое с кем переговорить. Я скажу вам позднее.

- Это было бы просто превосходно, - вздохнула Тонкс. - С работой, он смог бы вновь заплатить за ликонтропное зелье.

Все разговоры мигом стихли, а радость безследно улетучилась. Почти все находящиеся в комнате побледнели,а свирепый взгляд Агаты казалось смог бы растопить лед в течении секунды:
- Пожалуйста, Тонкс, повтори, что ты только что сказала. - Молодая аврорша некоторое время колебалась, а потом медленно откинулась в кресле. Полная ярости Агата потребовала ответа:
- Ты хочешь сказать, что у Ремуса нет ликонтропного зелья? Что Дамблдор не обеспечивает его этим зельем каждый месяц?

Очень робко Тонкс попыталась объяснить:
- Ликонтропное зелье очень сложное в приготовлении и очень дорогое. У него оно изредко...

- Ррр. - Агата с такой силой ударила по столу кулаком, что кружка Роксаны, подпрыгнув, упала на пол и разбилась. Она яростно начала что-то писать на куске пергамента и продемонстрировала его Тонкс.
- Я жду его завтра по этому адресу для полного медицинского обследования, там же он получит первую партию ликонтропного зелья. Ему лучше притащить туда свою волосатую задницу, я оплачу визит. Как возможно жить без этого зелья, поэтому не принимаются ни какие отговорки. Мы найдем способ оплатить их, но он немедленно начнет принимать его снова. Понятно?

Тонкс почти заплакала от счастья:
- Спасибо, он придет... Спасибо вам.

***

Пока Тонкс спорила с Агатой об ордене, а Сириус использовал каждую минуту, чтобы поговорить с Гарри, Роксана тем временем отвела Дафну, Гермиону и Невилла в сторону, чтобы потихоньку поговорить.
- На счет этого турнира... Я полагаю, что реакции, особенно в Хогвартсе, были не очень-то приятными?

- Верно, - ответила Гермиона. - Другие чемпионы, большинство студентов и даже несколько преподавателей уверены, что Гарри каким-то образом сжульничал. Они не понимают как он это смог сделать, но тем не менее уверены в этом. Минерва... профессор Макгонагалл... Она опосается, что кто-то бросил его имя в кубок, чтобы... Я не знаю... Чтобы причинить ему вред.

- Я согласна с ней, - произнесла Роксана. - Гарри никогда бы не положил своего имени в кубок. Он и так ненавидит свою известность, поэтому глупо даже предполагать, что он захотел бы привлечь к себе еще больше внимания. И я уверена, что ни кто из вас не смог бы провернуть такую аферу. Это должен быть кто-то из преподавателей или кто-то у кого достаточно мастерства, у кого достаточно знаний о кубке и о том как он работает.

Ни кому не понравилось это предположение, но тем не менее, они не могли пойти против фактов. Невилл спокойно произнес:
- Ходят слухи, что Дамблдор подбросил имя Гарри в кубок.

- Нет, - не согласилась Гермиона. - Я не могу поверить в это. Он бы не подверг Гарри такой опасности. Он всегда был заинтересован в Гарриной... - Она заколебалась, обдумывая свои слова. Дамблдор, если не считать Минерву Макгонагалл, был единственным профессором, которым она всегда восхищалась, которому всегда доверяла. Но ее доверие было подорвано за последние месяцы.

- Я не знаю, Гермиона, - произнес Невилл, было очевидно, что слова даются ему с трудом. - Дамблдор в этом году немного странный. Он... Он попросил меня перестать глазеть на тебя, ну, ты знаешь?

- Что?- прокричала Гермиона. - Что? - повторила она чуть спокойнее.

-Да, - угрюмо продолжил Невилл, - он сказал, что-то на тему, что ты и Рон предназначены друг для друга и, что мое присутствие ранит чувства Рона.

- Да, у Рона чувств не больше чем у бревна, - прорычала Дафна и ее друзья успокоились, слегка усмехнувшись. Даже Гермиона вынуждена была признать, что Рон был не самым чувствительным человеком как минимум касательно чувств других людей.

- Мне не следовало бы удивляться, - вздохнула Гермиона. - Он просил Минерву... Дамблдору не нравится эта идея с опекой. - Она вновь вздохнула. - Он хотел, чтобы Минерва убедила Гарри проводить больше времени с грифиндорцами, особенно с девушками. Очевидно, он думал о...

Гермиона заколебалась под гневным взглядом Дафны. В этот момент было особенно видно, что леди Пенегрю не только схожи во внешности, но также и в характере.

- Джинни, - прошипела Дафна.

Гермиона кивнула:
- Очевидно, он считает, что Джинни будет более... Подходящей... Парой для Гарри. Джинни отклонила несколько приглашений на балл. Я полагаю, она ожидает приглашения от Гарри.

- Ему следует пригласить Дафну, - пробормотал задумчиво Невилл.

- Пардон? - Дафна кинула на него убийственный взгляд, игнорируя мягкую улыбку матери.

- Я... Я имею ввиду как друга... Сестру, - поспешно произнес Невилл.

-Ох, - Дафна слегка расслабилась. - Да, это было бы... Хорошо... Я полагаю. - К счастью, она не заметила короткого обмена взглядов и улыбок между Гермионой и Невиллом. Ее саму еще ни кто не пригласил. Сокурсники мягко скажем не долюбливают ее за исключением Блейза, но он уже идет на балл вместе с Трейси.

- Вернемся к турниру, - произнесла Роксана. - Мы согласны с тем, что кто-то подбросил имя Гарри в кубок и поскольку, это сделать достаточно сложно, то можно исключить возможность проделки - не сговор близнецов. Либо это своего рода проверка для него, либо кто-то хочет при помощи турнира навредить ему. Люди погибали на этом турнире, он не имеет ничего общего с игрой. Мы должны наблюдать за ним, помочь подготовиться. Дафна... Я пошлю Сидди работать на кухню Хогвартса. Естественно, она будет работать там, но ты можешь в любой момент позвать ее если она тебе понадобится. Сидди... Тебе следует откликатся всякий раз как кто-то из этих троих позовет тебя, поняла?

Сидди охотно кивнула, ее длинные уши безконтрольно поддергивались.

- Дафна, я буду ждать от тебя еженедельные отчеты. Я попытаюсь найти лучший способ для связи, но пока Сидди будет выступать в качестве почтовой совы. Не доверяй почту обычным совам, они могут быть перехвачены.

Присматривать за Гарри, не надоедая ему: это будет полноценной работой, про себя простонала Гермиона.

***

- Мы ни на йоту не продвинулись в расследовании дела о попытке отравления, - уныло объяснила Тонкс. - Мы нашли продавца зелья. Он потвердил, что мисс Боунс купила зелье и была одна. У нас есть список его покупателей, но мы не ожидаем, что он будет полным. Между прочим, леди Пенегрю, по словам целителей святого Мунго за последние месяцы не было ни одного случая замены руки протезом. Поэтому, у нас по прежнему нет идей кем был тот нападавший.

- Я провожу много времени с друзьями моего дорогого муженька с летних каникул, - объявила Роксана, - но насколько я смогла определить, ни у одного из его слизеринских друзей нет протеза вместо руки и у всех у них все руки целы. Некоторых людей из его внешнего политического круга, я не встретила до сих пор, но подозреваю, что этот таинственный нападавший находится среди них.

Некоторое время, в комнате царила тишина, все сидели глубоко задумавшись, когда Гермиона, внезапно вздохнув, вытащила из кармана письмо.
- Я получила это письмо, - начала она, колеблясь. - Оно не подписанно, но я думаю... - Она подталкнула его к Дафне:
- Ты узнаешь подчерк?

Прежде чем утвердительно кивнуть, Дафна медленно прочла письмо.
- Панси Паркинсон... Я уверена, что это ее подчерк. Но почему...

- Без понятия, - покачала головой Гермиона. - Я действительно не знаю и по этой причине не рассказала тебе. Почему она предупреждает меня? Серьезно ли это предупреждение? или это может быть попытка обвинить невиновного?

- Что...? - спросила Тонкс, нахмурившись.

- Она пишет... Она пишет, что преступник не слизеринец... Что он хаффлпафец. Очевидно, что он попытался отравить меня потому, что его отец тот кто тогда лишился руки.

- Хаффлпафец? - спросил Гарри, тяжело моргая.

- В это тяжело поверить, - объявила Тонкс. Будучи сама с Хаффлпафа и, зная репутацию этого факультета, ее сомнения были понятны.

- Сами знаете кому прислуживали со всех факультетов, - возразила Агата. - И не каждый, кто был в костюме пожирателя смерти во время финала, на самом деле являлся им. Дорогой Сайрус тоже был там и пока он достаточно разумен, чтобы не принимать метку.

- И никогда не примет, - потвердила Роксана злым голосом. - Это один из пунктов нашего брачного контракта. Стоит ему только принять ее, как мы тут же разведемся и он потеряет любимое богатство. Гринграссы не богаты. Это мои деньги - мамины деньги- Которые позволяют ему играть роль мужчины мира.

Гарри по настоящему не был удивлен услышать такую подробность. Это так по "агатовски" было защитить свою дочь подобным образом даже в худшие времена. Ранее, она рассказала ему, как ее покойный муж был тверд в том, что их семье просто необходима защита, которую им предоставляла связь Гринграсс-Малфой и то, как она была несчастна, выдавая свою дочь за этого человека. И только рождение Дафны и Астории поспособствовали тому, что спустя годы, она наконец смогла простить его.

- И... И кто этот таинственный хаффлпафский убийца? - спросил Гарри.

Гермиона несколько раз вздрогнула, а Дафна произнесла:
- Захария Смит.

- Захария Смит? - переспросил удивленно Невилл. - Я знаю, что он бывает полной задницей время от времени и у нас... - Внезапно он осекся, сильно нахмурившись.

- Н вас было что? - спокойно спросил Гарри своего друга.

Невилл вздохнул и, скользнув взглядом по Гермионе, продолжил:
- У нас было несколько споров в прошлом году после экзаменов.

- Споров о чем? - вновь спросил Гарри, жестом давая понять Невиллу, чтобы тот продолжал.

Еще один вздох:
- О Гермионе, - продолжил Невилл. Под смущенными взглядами друзей, он пояснил, попутно пытаясь избежать взгляда Гермионы:
- Он предположил, что Гермиона каким-то образом жульничает, что ни одна гр... Маглорожденная не может быть так хороша. Я думаю, он просто завидует. Мы все знаем, что он довольно хорош и изо всех сил старается быть одним из лучших студентов.

- Он типичный хаффлпафец: очень прилежный, но недостаточно умный, чтобы быть на вершине, - произнесла Дафна. Смесь свирепых взглядов и улыбок встретили ее восклицание. - Что? Это не оскорбление. Я между прочим сама на них похожа. Я как минимум провожу столькоже времени в библиотеке как и Гермиона, но не достает совсем чуть-чуть ума, чтобы быть на ее уровне.

- Это хорошо, когда знаешь свои сильные и слабые стороны, - с улыбкой согласилась Агата, - и в конце-концов кто-то должен быть самой умной ведьмой.

Гермиона покраснела от похвалы.

- К счастью, мы любим ее достаточно сильно, чтобы не замечать этот недостаток, - заявил Гарри, пытаясь выглядеть серьезным, - несмотря на то, что иногда чувствуешь себя немного подавленным ее интелектом.

Пока Гермиона снова толкала его в плечо, Дафна продолжила:
- По крайней мере, в ней достаточно грифиндорской крови, чтобы иногда действовать в противовес своим мозгам. Вы знаете: быть храброй, импульсивной, безрассудной...

- Милосердной, красивой, - сделал комплимент Невилл, с его цветом лица можно было смело зваться Уизли.

К его облегчению, Роксана спасла его из неловкой ситуации:
- Я знаю его отца. Он из внешнего круга друзей Малфоя не очень важный, но изо всех сил пытающийся впечатлить их. Я полагаю, что он надеется получить их поддержку, когда он соберется стать следующим главой отдела международного магического сотрудничества вместо Крауча старшего. Он типичный сторонник чистокровных, но я думала, что он довольно безвредный.

- Я думала также и о Захарии Смите, - согласилась Дафна. - Есть много других студентов, я думаю, которые с большей вероятностью могли бы попытаться сделать это... на пример Теодор Нотт. Он находится далеко позади Гермионы с нашего первого курса и еще больший придурок чем Малфой, только менее разговорчивый. Но попытка отравления...?

- Возможно, Панси пытается навести нас на ложный след, - пожав плечами, предположил Гарри. - Не смотря на ее маленький срыв, она по прежнему ненавидит Гермиону и едва ли терпит Дафну.

- Панси-сука, - заметила Дафна, - но сука с гордостью. Она бы прокляла Гермиону или подлила ей слабительное, но не больше.

- Тогда она кординально отличается от своих родителей, - прокомментировала Роксана. - Сайрус должен был перебить их цену, чтобы получить брачный контракт для Астории и они не были довольны этим.

Родители Панси хотели заключить брачный контракт с Драко Малфоем, содрогнулся Гарри. Сука и придурок... Какой бы парой они были.

- По крайней мере, это намек, - подытожила Тонкс. - Я попытаюсь поговорить с его коллегами. Я ни разу не видела его. Мне любопытно, что я смогу узнать о нем.

22:10 

Второй шанс. ГП/ДГ. Глава 17

Поход по магазинам

Хогсмид, 19 ноября.

- Возможно, это решение было неверным, - Дамблдор подавленно вздохнул и откинулся в кресле, пережевывая одну из печально известных лимонных долек, а его глаза, сейчас не мерцающие, не отрывно смотрели на гостя.

- Я так не думаю, - уверенно и слегка сердито ответил гость. - Естественно, мы не можем ожидать, что он выиграет, но я уверен, он выступит достойно. И будет весьма интересно понаблюдать, как он выступит по сравнению с другими чемпионами, особенно с мистером Диггори. Три года разницы для турнира это очень много, но это слишком хорошая возможность понаблюдать как он преодолеет серьезное испытание.

Дамблдор побарабанил пальцами по столу, выглядя до конца не убежденным.
- Но он проводит день в Хогсмиде, вместо того, чтобы готовиться к первому испытанию. Я поговорил с Минервой и Филиусом о его арсенале заклинаний и я не вижу убедительной причины по которой он сможет удачно завершить испытание.

Гость подавил желание округлить глаза. Была подходящая тактика, но с Дамблдоровским концентрированием только на арсенале заклятий, а не на Поттере в целом, было не удивительно, что он не видел простого решения.

- У него еще остается пять дней на подготовку. Этой ночью, он узнает в чем заключается первое испытание. Я поговорил с Хагридом о наших "гостях" и он возьмет Гарри с собой к загону драконов. Я считаю, что он в состоянии найти решение. В конце-концов, у него всегда под рукой есть мисс Грейнджер в качестве советника.

Дамблдор согласно кивнул:
- Мисс Грейнджер весьма хороша в нахождении решений. Но у Гарри нет подходящего арсенала заклинаний, которого я ожидаю от старших чемпионов. Если бы только он был на год или на два старше.

Гость тяжело вздохнул несколько раз, пытаясь подавить досаду. Для того, кто планирует послать парня в бой с темным лордом, директор жутко боиться рисковать жизнью Поттера против простого дракона. Возможно, слухи о том, что Дамблдор планирует использовать Поттера, как жертвенного ягненка в нужный момент были верными. В чем еще могла быть причина, что никто - за исключением Люпина в прошлом году - не желал обучить мальчишку как развить свой очевидный талант?

- У нас есть последний козырь, - ответил он. - Людо Бегмен... он очень заинтересован в победе Гарри. Он знает о первом испытании и после его прибытия через два дня, он поговорит с Поттером о потенциальной тактике.

Дамблдор кивнул с облегчением. Мысль, что Бегман является членом жюри и ему не позволенно разговаривать с чемпионами об испытаниях и уж тем более о потенциальной тактике, просто не приходила в голову директора.
- Почему он заинтересован в победе Гарри?

- Он потерял очень много денег во время финала кубка мира по квиддичу и сейчас по уши в долгах. Чтобы хоть как то выкарабкаться, он рискнул и поставил на победу Гарри в турнире. Без его победы, Бегмен будет сломлен.

Счастливая улыбка заиграла на губах Дамблдора. Нет ничего лучше, чем мотивированный помощник.

Когда гость встал, намереваясь уходить, директор остановил его последним вопросом:
- Ты уверен, что ни кто...

- Ни кто, - прервал его гость. - Мои манипуляции с кубком не возможно отследить, и пока ходят слухи о твоем участии в этом, ни кто кажется не подозревает, что к этому приложил руку я. Я избегаю разговаривать с ним о деле после того, как я внушил ему идею о том, что некоторые пожиратели хотят убить его в этом турнире. - Ни намека на улыбку не было видно на его лице, не смотря на то, что он был полон веселья касательно вопроса в целом. Конечно, он хотел убить Гарри, но неожиданным образом. - С его традиционной врождой со Снейпом, даже нет необходимости называть имя. Нет, Альбус, у Гарри абсолютно нет идей о том, что происходит. - И тем более у тебя, про себя усмехнулся он.

***

- Выпей это. - Агата протянула маленький фиал Сириусу, когда оставшаяся группа готовилась покинуть комнату. Они решили провести следующий час, прогуливаясь по магазинам, а затем отправиться в магазин дорогой волшебной одежды.

Сириус, намеревавшийся снова превратиться в пса, с озадаченным видом уставился на фиал.
- Это оборотное зелье. Ты появишься на людях в качестве одного из моих коллег. Пожалуйста, не делай ничего глупого, я очень не хочу втягивать его в неприятности.

С улыбкой он принял зелье, и спустя секунду, после того как Агата подогнала его одежду по размеру, лысый мужчина сорока лет покинул комнату вместе с группой.

- Ликонтропное зелье, сейчас оборотное, - заинтересовалась Гермиона, ее вопрос был адресован Агате, - откуда вы их взяли?

- Разве Гарри никогда не рассказывал тебе как я зарабатываю на жизнь?

-Нет, - покачала головой Гермиона, - я всегда считала, что вы... - девушка споткнулась и покраснела.

- Ты считала, что я провожу дни как подобает леди без какой-либо цели? - мягко улыбнулась Агата. - Попивая чай, и, распуская слухи в тоже время колотя своего домашнего эльфа время от времени. - Ее усмешка стала еще шире. - Ты реально думала, что я могла бы существовать не напрягая свой мозг?

Гермиона задумчиво взглянула на старшую женщину:
- Нет, вы очень сильно похожи на профессора Макгонагалл.

Какое-то время, девушка опасалась, что сказала что-то не то, когда заметила мимолетное напряжение Агаты. Но затем, она вновь расслабилась:
- Чтоже, восприму это как комплимент. Но вернемся к твоему вопросу: я одна из трех владельцев маленького предприятия. Я полагаю, что маглы назвали бы нас исследовательской лабораторией. У нас есть три направления исследований: чары, зелья, трансфигурация и все эти исследования направлены на улучшение медицины. Продажа зелий не является стандартным занятием для нашего бизнеса, но в небольших количествах это допустимо.

- И я полагаю, вы занимаетесь трансфигурацией? - Агата коротко кивнула, а Гермиона задала следующий вопрос:
- А что на счет Роксаны? Она тоже там работает?

- К моему сожалению, Роксана не заинтересована в профессии исследователя. В данный момент, главным образом, она леди и мать, - Агата коротко усмехнулась, - но я надеюсь, что через несколько лет, после того, как Астория и Дафна закончат школу, она вернется к своему настоящему призванию. - Гермиона все-еще выглядела слегка озадаченно и Агата пояснила:
- Она понастоящему хороша в целительской области. Раннее рождение Дафны поставило крест на ее образовании, но я надеюсь, что она продолжит его. Знаешь ли ты, что она проводит часть своего времени, дистанционно работая, изучая класс магловской медицины? Без реальной практики, она никогда не получит степень, но Роксана очень заинтересована в теоретической части.

***

- Ты кажется на грани, Гарри? - спросила Гермиона своего друга когда они вышли из бара. Информация касательно Роксаны, которую она только что получила , служила очередным доказательством кардинального различия между ней и Сайрусом. Гермиона была совершенно в растеряности, думая о том, как Роксана смогла выдержать замужество с таким человеком. Единственной причиной этого могло быть только сведение контактов с мужем к минимуму и размеры пенегрю менора в этом плане играли ей на руку.

- Разве ты не видела их? - Вопросом на вопрос ответил Гарри, слегка ворча. - В баре вместе с несколькими студентами сидела Рита Скитер. - Он раздраженно выдохнул. - Рон и Джинни сидели за ее столом. Это не сулит ничего хорошего. Помнишь ее последнюю статью обо мне?

Гермиона выглядела напуганной. Да, она помнила как Рита Скитер воспользовалась небольшим интервью после выбора чемпионов, чтобы распространить лживые слухи о Гарри и о его жульничестве. Она также помнила, как почувствовала острое желание проклясть ее чем нибудь особенно мерзким и это желание с тех пор ни насколько не уменьшилось. К счастью, сейчас она была вне поля зрения.
- Возможно, в этот раз, она пишет обо мне, - попыталась она пошутить.

Гарри только покачал головой, но тем не менее маленькая улыбка появилась на его лице:
- Я надеюсь, что нет.

***

Появившаяся группа слизеринцев предвещала неприятности. К облегчению Гермионы, присутствие взрослых побудило Драко и его дружков действовать не так открыто в оскорблениях, но все же...

Креб и Гойл были рядом с малфоем, Теодор Нот свирепо смотрел на них в особенности на Гермиону - его выражение лица доказывало точку зрения Дафны о нем, высказанную ею час назад. Позади своего жениха стояла Астория и слегка улыбалась маме и бабушке, Миллисент Булстроут и Панси Паркинсон стояли рядом с ней.

На одежде всех парней были надеты эти ужасные значки гласившие "поддержим Седрика" и легким постукиванием пальца изменявшаяся на "Поттер вонючка". Естественно, они сделали так, чтобы надпись на значке гласила "Поттер вонючка", при этом они широко ухмылялись, очевидно довольные своим интелектуальным достижением. Значок Астории был спрятан цветами мантии, а у Миллисент и Панси казалось их вообще не было. Миллисент даже стряхнула невидимые пылинки со своей мантии, чтобы показать, что значок не был ни где спрятан и коротко улыбнулась Дафне. Красивая черноволосая девушка вернула улыбку и коротко кивнув Панси вновь последовала за своей мамой.

- Я слышал от Падмы, что он подкупил несколько равенкловцев, чтобы придумать эти значки, - прошептал Невилл. - Не мало ее сокурсников отвергли эту идею, но очевидно нашелся кто-то кто пожелал продасться этой змее.

- Кто бы не придумал их, - произнесла Дафна с усмешкой, - ему следует быть осторожным. Идиотизм вещь заразная. - Ее усмешка сползла с лица, когда она оглянулась назад, ища глазами свою сестру.

- Она носит его для того, чтобы поддержать своего жениха, - попытался Гарри успокоить ее внутренние терзания. - Астория очень ясно продемонстрировала свое истинное лицо тогда, в большом зале.

Дафна слабо кивнула, слабый проблеск слез в ее глазах не на шутку встревожил Гарри.
- Я помогу тебе, - заверил он ее, Его рука на короткое время обняла Дафну за плечи.

***

Группа разделилась, девушки свернули в местный книжный магазин, а парни решили заглянуть в магазин квиддича в надежде найти что-нибудь стоящее. Тонкс, согласно своей задаче оберегать Гарри, направилась вместе с мальчишками . За ней задумавшись наблюдала Нарцисса малфой.

Нарцисса уже собиралась выходить из магазина, где она искала еще один рождественнский подарок, когда почти споткнулась об входящих в магазин покупателей. Ее руки были наманикюренны, белые волосы в превосходном порядке, теплый плащ защищал от погоды с наружи. Леди с кожей как у фарфоровой куклы пристально посмотрела на свою племяницу без обычного выражения лица подобного тому будто она только что укусила лимон. Гарри уже видел подобный взгляд на финале кубка мира по квиддичу и хотя Нарцисса была подругой Роксаны - не близкой, но все же подругой - он был не в состоянии отделить ее от семьи Малфоев. Люциус почти убил Джинни два года назад, а Драко был самым большим идиотом в школе. Как Нарцисса могла быть терпиливой с такими мужчинами в семье.

- Здравствуйте, миссис Малфой, рад встретить вас, - поприветствовал ее Невилл, пытаясь нарушить повисшее неловкое молчание несколькими вежливыми словами.

Вздрогнув, Нарцисса повернулась и вежливо улыбнулась:
- Здравствуйте, мистер Лонгботтом. Я надеюсь ваша бабушка чувствует себя хорошо.

- Она бодра как и всегда, спасибо за беспокойство, - Невилл слегка поклонился.

Нарцисса ответила с небольшим кивком:
- Пожалуйста, передавайте ей мои наилучшие пожелания. - Она бросила на Гарри пристальный взгляд:
- Мистер Поттер. - И прежде чем уйти, она окинула Тонкс взглядом. На какой-то момент, Гарри был удивлен увидеть намек на печаль и горе в ее глазах, но очевидно он ошибся. Малфои не горюют.

- Она твоя тетя, не так ли? - спросил он Тонкс, пытаясь успокоить эмоции, вызванные встречей с надменной леди.

- Да, - прошептала Тонкс, в ее тоне чувствовалось смесь злости и сожаления. - Она и моя мама были очень близки в школе... По крайней мере до последнего курса мамы. Беллатрикс всегда была сукой, но мама надеялась... - Ее голос потерял всю силу.

- Если мама Тонкс была отречена от семьи, - обратился Гарри к лысому Сириусу, - может ты мог бы все изменить? Вернуть обратно ее в семью?

Сириус задумчиво потер подбородок:
- Я конечно мог бы сделать это. Поскольку мой брат умер также как и мои родители и родители сестричек Блэк, я последний мужчина в своей семье. Но для этого я был бы вынужден обявить себя лордом Блэком и я не могу сделать это, не присутствуя при этом в Визенгамоте. Мне жаль Гарри... Тонкс, я не могу сделать этого пока мое имя не будет чисто.

Тонкс вздохнула:
- А этого мы не можем сделать без доказательств. Для этого нам очень нужен Петтигрю, желательно живым.

- Я ни как не пойму как в такой семье в которой появились ты и мама Тонкс могли появится такие как Беллатрикс и Нарцисса, - пробормотал Гарри.

- Нарцисса не плохая, - возразил Сириус. - На самом деле в школе, она была моей любимой кузиной. И все поменялось только когда Анди и я ушли из семьи. Я уверен, она до сих пор скучает по своей сестре. Нарцисса была воспитана так, чтобы всегда следовать командам своей семьи и невероятно предана ей. В семнадцать она просто была не достаточно сильна, чтобы пойти против их воли. И не забывай: у Анди по крайней мере был Тед, в то время как Нарцисса была бы одна. И хотя жизнь с Люциусом могла бы быть и счастливее, но определенно она обожает своего сына. И хотя это демонстрирует ее как человека с ужасным вкусом, но по существу не плохим человеком.

***

В тоже самое время, Агата, Роксана, Дафна и Гермиона подошли к книжному магазину и спустя минуту утратили чувство времени, полностью погрузившись в книги. Пока взрослые стали разговаривать о некоторых книгах посвященных трансфигурации, Дафна обнаружила том посвященный нумерологии и вручила его Гермионе. Пока они шепотом обменивались мнениями о книге, Дафна заметила, что ее подруга очевидно думает о чем-то еще.

- Рассказывай, - прошептала она. - Ты думаешь о чем-то с тех пор как мы покинули бар.

Гермиона медленно кивнула, но некоторое время оставалась молчаливой, пытаясь подобрать нужные слова, чтобы описать что тревожит ее, а не безсвязно мычать:
- Твоя мама сказала кое-что о Панси, что твой отец перебил цену родителей Панси, чтобы получить брачный контракт. Это нормально платить за право заключить брачный договор?

- Смотря по обстоятельствам, - ответила Дафна со сладкой улыбкой. - На сколько я знаю, в магловском мире тоже существует система приданного, я права? В чистокровных семьях практически тоже самое только более... более законно и официально. В зависимости от статуса семьи жениха или невесты, семьи договариваются о благополучии пары. В семьях в которых более одного ребенка, очень важно первый ты ребенок или нет. Драко первый и единственный ребенок у Малфоев, политически очень важный и черезвычайно богатый. Его наследство будет обширным, поскольку его отец, как я полагаю, только вынужден был предложить подходящий менор и ежегодное пособие. С другой стороны, Астория второй ребенок в семье. И естественно ее приданное должно было быть огромным, особенно если учесть, что были и другие желающие заключить контракт. В большенстве случаев, второй ребенок получает очень маленькое наследство, поэтому отец невесты вынужден предлагать большую сумму заранее. Часть оплачивается в день помолвки, а большая часть оставшейся суммы за неделю до свадьбы.

- Ты сказала" в большинстве случаев", - в скользь заметила Гермиона. - Астория особый случай?

- Да, - кивнула Дафна. - Мои родители изменили первоначальный контракт. Если мой отец не может много сказать касательно моих решений и карьеры, то про Асторию того же сказать нельзя. И хотя, я получу большую часть наследства, моя сестра получит примерно около трети, что намного больше чем обычно. Я полагаю, мой отец продемонстрировал Люциусу, что контракт меньшая сумма чем он вынужден предложить.

- О каких деньгах мы говорим?

- Сумма помолвки составила тридцать тысяч галлионов и он должен будет заплатить еще сто тысяч перед свадьбой.

- Ну и ну!

- Я должна признать, что была удивлена, услышав, что Люциус остался доволен этой суммой. Я ожидала, что она будет больше. Очевидно, мой отец ближе к нему, чем мы считали. И я была удивлена, что Паркинсоны не смогли или не пожелали перебить цену отца. Возможно, они не так богаты, как говорят.

Некоторое время, они сидели в тишине, пока очередная мысль не пришла в голову Гермионы:
- Если это разделение наследства так не обычно, то почему твоя мама пожелала сделать это?

-Ты должна понять, что магические брачносемейные законы очень патриархальны. Очень не обычно позволять матери воспитывать детей как она того хочет и уж более не обычно позволять девушке свободно выбирать карьеру и мужа в нашем обществе. Чтобы добиться этого, Она должна была предложить ему что-то существенное. Это одна из причин по которой я против твоей влюбленности в Уизела. Он бы ожидал, что ты превратишься во вторую Молли Уизли, что ты останешься дома. Ни работы, ни карьеры, ни дальнейшего обучения, только дом, милый дом. - Только Гермиона хотела возразить, как тут же Дафна прервала ее:
- Ты не понимаешь, не так ли? У тебя не было бы собственного мнения. Обычный брачный контракт позволяет мужу определять где они будут жить и он имеет право запретить своей жене работать на любой работе, которую он не одобряет.

- Это ...

-... Средневековье? Да, ты права. Но это обычно. У меня был точно такой же разговор с Трейси год назад. Это очень не продуманно администрацией школы, которые не информируют маглорожденных и полукровок о такой важной части нашего закона. Многие волшебницы, даже не задумываясь, подписывают специальные контракты и с разводом очень усложняют...

- Итак, я должна быть очень осторожна.

- Совершенно верно. Я абсолютно уверена, что Невилл пожелал бы отойти от этого устава, но с его бабушкой...

- Эй-эй, - остановила Гермиона подругу, ее щеки покраснели. - Мы даже не встречаемся. Он даже еще не пригласил меня на балл, а ты уже говоришь о свадьбе.

- Только в теории, Гермиона, только в теории, - ответила Дафна, но ее слишком слащавая улыбка совершенно ясно сказала Гермионе, что на самом деле та имела в виду.

***

- С кем ты пойдешь на балл, - спросил Невилл пока он вынужден был стоять смирно поскольку портной делал последние подгонки его парадной мантии. Все они встретились в магазине дорогой волшебной одежды, чтобы купить мантии и платья на предстоящий балл. Агата и девушки ушли в следующую комнуту, а Роксана и Сириус делали все возможное, чтобы подобрать что-то стоящее для юнных джентлменов. Сейчас, они ненавязчиво подслушивали дружескую перепалку, пытаясь спрятать улыбки.

- Я не знаю, - вздохнул Гарри. - Я хотел пригласить Джоу, но она уже согласилась пойти на балл с Седриком. Но тем не менее, я полагаю, что она все равно сказала бы нет.

- Она все еще злиться на тебя из-за участия в турнире? - спросил Невилл нахмурившись. Ему тяжело было понять, как кто-то мог подумать, что Гарри пожелал бы рисковать своей жизнью на этом турнире. Если она принадлежала к числу тех сумасшедших со значками, то Гарри было бы лучше держаться от нее подальше.

- Да, - снова вздохнул Гарри и поморщился. - Я пытался успокоить их, даже объявил поддержку Седрику и сказал, что в моих глазах он настоящий чемпион Хогвартса, но все-еще... - Гарри ударил в стену кулаком и пожал плечами, извиняясь когда заметил нахмуренный вид Роксаны. Ему же разрешено выходить из себя время от времени, не так ли?

- Тебе следует пригласить Дафну, - предложил Невилл. Реакция Гарри была точно такой же как и у Дафны пару часов назад, но в этот раз Невилл был готов и совершенно спокойным голосом продолжил:
- Вам следует пойти как друзья. И поскольку чемпионы должны будут открывать балл, то тебе понадобиться кто-то, кто в состоянии скрыть твои ничтожные потуги в танцах.

Он даже смог усмехнуться и Гарри поинтересовался куда делся тот застенчивый юноша, которого он знал последние три года.
- Я совершенно спокойно могу танцевать без кого-то, кто будет прикрывать меня, спасибо большое.

На эти слова Невилл продолжил ухмыляться. Спустя минуту молчания, он спросил:
- И? Когда ты ее пригласишь?

- Ррр, Не толкай меня, - простонал Гарри. Сузившимися глазами, он пытался продырявить голову друга убийственным взглядом. Внезапно, он расслабился и его сладкая улыбка встревожила Невилла:
- А, когда ты пригласишь Гермиону? Ты знаешь, что она даже отклонила приглашение Виктора Крама? Я думаю, она ждет чего-то... или лучше кого-то.

Если Гарри ожидал, что Невилл смутится и перестанет докучать ему, то он был очень удивлен. С серьезным лицом, Невилл объявил:
-Сегодня, я приглашу ее сегодня... Если ты пригласишь Дафну тоже.

Почему у меня чувство, что я загнан в угол, подумал Гарри. Потому, что я загнан в угол, ответил Гарри на собственный вопрос со стоном.
- Хорошо, я приглашу ее, но только как друга и только с условием, что ты тоже пригласишь Гермиону.

- Договорились, - усмехнулся Невилл. - Сегодня, - подчеркнуто произнес он.

- Сегодня, - простонал Гарри.

***

- Роксана? - Гарри сидел с чашкой чая рядом с ней после бесконечного количества часов проведенных в примерочных.

- Да? - ответила она, очевидно расслабленная и счастливая от того, что это изнурительное испытание подошло к концу. Гарри и Невиллу удалось подобрать хорошие мантии, Гермиона нашла прекрасное платье и Дафне только оставалось несколько последних штрихов к ее жемчужного цвета платью, которое она выбрала. Ее дочь сделала хороший выбор. Платье было достаточно свободное для танцев, цвет подходил к ее глазам и прекрасно сочеталась с ее волосами. Платье было без бретелек, только с длинной узкой лентой которая обматывалась вокруг шеи. Серебристые туфли и длиные перчатки довершали образ. Гарри не видел его и Роксана внутрене улыбалась, представляя его предсказуемую реакцию на баллу.

- У меня есть маленькая просьба. Я хочу купить кое-какие подарки, но... - Гарри заколебался. Стоит ли ему просить ее?

- Продолжай!

- Могла бы ты одолжить мне немного денег? Я верну всю сумму в следующем месяце из моих карманных денег.

Роксана слегка нахмурилась, но кивнула.
- Почему нет? Я только немного удивлена, что твоих рождественских карманных денег не достаточно. Я надеюсь ты не хочешь чего-то слишком экстравагантного, - усмехнулась она.

Гарри выглядел слегка ошарашенным:
- Рождественские карманные деньги? О чем ты говоришь?

Теперь пришла очередь Роксаны смутиться:
- Рождественские карманные деньги... Это тоже самое что и карманные деньги только на рождество... Дополнительные деньги для покупки подарков. Вот о какого рода рождественнских карманых деньгах я говорю.

- Пардон? Мне жаль, но я действительно не понимаю, что ты имеешь в виду. Я совершенно не понимаю.

- Гарри, - начала объяснять Роксана, говоря медленно и ясно. - Ты получаешь ежемесячные выплаты с твоего ученического счета, я права? И часть...

- Секундучку, - прервал ее Гарри. - Что ты имеешь в виду, говоря ученический счет? Я получаю только десять галлионов в качестве ежемесячных выплат от Минервы и я абсолютно уверен, что она дает мне деньги из своего собственного кошелька. Она начала давать мне их после того, как я рассказал ей, что Дурсли не дают мне ничего.

Роксана посмотрела на Сириуса, как бы консультируясь с ним, и затем ответила:
- Это... Ты должно быть ошибаешься. Я была там. Я посещала Гринготс вместе с твоей мамой спустя два месяца после рождения Дафны. Мы обе открыли обычный ученический счет, чтобы платить за Хогвартс и на учебники. Часть счета предназначалась на карманные расходы. Ты должен получать - как и Дафна - пятьдесят галлионов в месяц. В добавок к этому, ты должен получать двести галлионов первого ноября на рождественские подарки. Ты никогда не слышал об этом?

В потрясенном молчании, Гарри только и смог что покачать головой.

После долгого молчания, Роксана фыркнула и решила:
- Ты получишь столько денег сколько тебе нужно и на рождественнских каникулах, мы поситим Гринготс. У меня плохое предчуствие, что что-то не ладно.

***

- Невилл, это твоя палочка? - спросила Роксана парня сидящего напротив нее за столом в трех метлах, - я не ошибусь если предположу, что эта палочка твоего отца? Я думаю я помню эту форму и цвет.

День потихоньку приближался к концу. Все покупки были сделаны, ноги гудели, а кошельки были пустыми. Теперь пришло время для последнего перекуса прежде чем они распрощаются. Сириус опять будет прятаться, Тонкс вернется к своим обязаностям, Роксана аппарирует в Пенегрю менор, а Агата уже сказала им, что она проводит их до Хогвартса, чтобы немного поболтать со старым другом.

-Да, - ответил Невилл, его рука нежно поглаживала старую палочку. - Моя бабушка захотела, чтобы я использовал ее в знак уважения к моему отцу. Возможно, она надеялась, что с помощью палочки, я унаследую и таллант моего отца. - Выражение его лица было печальным, и Гермиона вспомнила, как часто его бабушка критиковала внука за низкие оценки. На ее взгляд это было очень не справедливо. Невилл был одаренным парнем, ему не хватало только немного самоуверенности и очевидно, его бабушка не помогала в этом случае.

Мысли Роксаны потекли в другом направлении. Очень часто члены семьи пользовались палочками своих родственников и чем ближе они были по крови и характеру тем лучше она работала. Но до сих пор, лучшим вариантом была индивидуально подобранная палочка. Дафна и Гермиона рассказали ей о проблемах Невилла и теперь, она думала какая часть этих проблем была из-за использования не подходящей палочки.

Но прежде чем у нее появился шанс поговорить об этом, входная дверь открылась. Нарцисса Малфой в сопровождении своего сына вошла внутрь. Они сразу же остановились стоило им заметить группу окружавшую Гарри. Опять на лице миссис Малфой появился этот странный взгляд, в ее глазах направленных на Тонкс была смесь печали и сожаления. Роксана задумалась над такой реакцией и странном поведении Нарциссы, начиная с летних каникул. Что-то тревожило ее, но до сих пор, у Роксаны не было возможности поговорить об этом со своей подругой. Ей действительно нравилась младшая из сестричек Блэк, ее ум и юмор. Если бы она только могла бросить своего козла мужа, размышляла Роксана.

- В наши дни, они действительно позволяют разгуливать всякому отребью по Хогсмиду, - в обычной манере, растягивая слова, произнес Драко, - грязнокровки, предатели крови и другие отбросы.

Он широко ухмылялся, но выражение его лица вскоре переменилось на смущенное, когда его мама начала ругать его:
- Веди себя прилично, Драко, такие выражения не подобают наследнику древнего рода. И не используй больше эти слова. Ты не должен подражать своему отцу во всем.

- Но мам. - Его настроение явно не улучшилось, когда он заметил ухмылки Гарри и Гермионы. Но Нарцисса только свирепо посмотрела на него и махнула присаживаться за один из трех столов расположенных в задней части бара. Когда Драко ушел, бормоча по дороге оскорбления, Нарцисса не сразу последовала за ним. Вместо этого, она по очереди пристально посмотрела на Роксану, Агату и Тонкс. На ее лице появилось недавнее выражение сожаление и с маленьким вздохом она отвернулась, и в тоже самое время Роксана окликнула ее:
- Цисси, могу я представить тебе Нимфадору Тонкс? Она очень таллантливый аврор и ей приказано наблюдать за Гарри как за одним из четырех чемпионов турнира.

Отреагируй, скажи хоть что-нибудь, про себя взмолился Сириус. Будучи под личиной другого человека, он не мог действовать и в действительности не ожидал, что Нарцисса скажет что-нибудь любезное. Да, она отругала Драко, но это было потому, что говорить такие вещи в обществе как минимум не прилично. Даже без умопомешательства Беллатрикс и без неуступчивости Друэллы, Нарцисса казалось разделяет их мнение на счет чистокровности. По словам Анди, сестры не разговаривали друг с другом с двадцати лет. Как могла Роксана надеятся, что...

- Приятно познакомится с вами. - Ее голос был шероховатым, ее слова потрясли всех, кроме Роксаны, которая выглядела весьма довольной и одобряюще улыбалась Нарциссе. Леди Малфой начала было уходить, но спустя два шага вновь остановилась. Не поворачиваясь к Тонкс, она добавила:
- Пожалуйста, передайте миссис Тонкс мои наилучшие пожелания. - Эти слова почти вызвали у Тонкс обморок, а Сириус побледнел, совершенно не в состоянии ни как прокомментировать, что только что произошло. Не дожидаясь ответа, Нарцисса удалилась, оставляя группу в глубоких раздумьях.

22:10 

Второй шанс. ГП/ДГ. Глава 18

Первое испытание

Хогвартс, 24 ноября.

По крайней мере, тяжелая ткань большой палатки чемпионов уменьшала шум доносившейся с трибун, где сотни зрителей ожидали начала представления. Все студенты будут там, размышлял Гарри, многие родители, журналисты, сотрудники министерства и двадцать авроров под руководством Амелии Боунс.

Мальчик который выжил глубоко вздохнул, пытаясь успокоить нервы. Волнение, при столкновении с драконом с 4 дюймовыми зубами и настроением дяди Вернона, точно не принесет ни какой пользы. Прошедшие несколько дней были очень нервными и выматывающими. Все началось после их прогулки в Хогсмид. Хагрид пригласил его следовать за ним, под отцовской мантией неведимкой, сквозь запретный лес вместе с мадам Максим. Зрелище идущего огромного мага и такой же высокой, но намного более худой женщины было по крайней мере странным. Нет, оно было особенным... чудаковатым и очень странным. Гарри подумал, а как бы Дафна назвала это зрелище.

За последние несколько недель, она сделала все возможное, чтобы обучить Гарри не только танцам, но также и манерам и артистичности. Это было сделано не только для подготовки к баллу, но также в надежде на то, что он примет опеку. Ты никогда не потратишь время впустую, учась манерам и как вести себя и держать лицо в обществе, однажды объяснила Дафна. Ты можешь игнорировать весь этот этикет и расшаркивание, но по крайней мере ты должен знать это. Это похоже на различие между глухим и тем кто им притворяется.

На удивление ему даже понравились эти уроки, понравилось вести себя подобно джентлмену рядом с девушками - по крайней мере время от времени - и наслаждался тем, что сравнивал как кушают в волшебном мире, то что он только-что изучил, и как принимают пищу маглы, что продемонстрировала ему Гермиона. Возможно, он наслаждался этими часами просто потому, что он проводил их вместе с Дафной.

Прежде чем у Гарри появилось время, чтобы последовать за вереницей мыслей, тишина была прервана взрывом аплодисментов и он услышал усиленный сонорусом голос Людо Бегмена, объясняющий зрителям в чем состоит первое испытание. Час назад он уже сделал тоже самое для чемпионов. Это была простая формальность, поскольку все чемпионы уже знали суть первого испытания. Гарри был в ужасе когда увидел драконов и слушал как Хагрид объяснял мадам Максим, что чемпионам нужно будет забрать яйцо из кладки дракона. С Каркаровым ошивающимся возле лагеря укротителей драконов, только Седрику нужно было узнать о предстоящем испытании. И чтобы все чемпионы находились в равных условиях, Гарри рассказал о драконах Седрику и с тех пор, их отношения заметно улучшились. Возможно, несколько студентов теперь изменят свое мнение. На самом деле, Гарри не ожидал этого, но надеялся.

Знание первого испытания было только первым шагом. Намного тяжелее было придумать пригодную тактику. И едва ли было сюрпризом, что девушки провели значительную часть воскресенья в библиотеке, выискивая информацию о драконах. В тоже время, Невилл сделал кое-что, что ясно дало понять как много времени он начал проводить с Гермионой. Гарри изо всех сил пытался подавить усмешку, когда Невилл схватил несколько пергаментов и начал рисовать кое-какие чертежи, записывая каждое заклинание, которое знал Гарри, отмечая каждое заклинание различными цветами если они думали, что оно будет полезным и также отмечая на сколько хорошо он ими владел. Когда девушки вернулись из библиотеки с десятками заметок о драконах, то Гермиона была очень впечатлена проделанной работой, а Дафна приятно удивилась.

Но в конечном счете этого оказалось недостаточно. Конечно, они придумали несколько тактик, но в конечном счете ни одна из них не была применима. Можно было бы ослепить или усыпить дракона, но Гарри не знал подходящих заклинаний и даже если бы знал, то он бы не доверился им поскольку, он сомневался в достаточной силе этих заклинаний, чтобы преодолеть природную способность дракона противостоять магии. Можно было бы сделаться невидимым, но опять же, он не знал ни каких дизиллюминационных заклинаний и уж подавно ему бы не позволили использовать мантию невидимку, даже если бы он осмелился продемонстрировать ее всем зрителям на трибунах. Можно было отвлечь дракона, они думали над тем, чтобы вызвать контролируемый пучок света или превратить что-то в животное для отвлечения. Но Гарри только знал заклинание по созданию устойчивого света и для создания маленьких животных. Что-то на подобе жабы не было бы по настоящему полезным, а голубь был бы слишком не управляемым.

Они были очень подавлены. Теперь разница в возрасте стала очевидна. Определенно, каждый чемпион знал ни одно заклинание о котором они думали и он не изучил ни единого заклинания.

В конечном счете, Гермиона нашла выход. Гермиона, ненавидящая полеты и только в этом году научившаяся более или менее безопасно сидеть на метле, придумала не только подходящую тактику, но что самое главное тактику, которую Гарри был в состоянии применить. Гарри воспользуется заклинанием акцио, чтобы призвать свою метлу и будет уклоняться от дракона достаточно долгое время, чтобы отвлечь его, чтобы выманить его с кладки, что позволит ему быстро скользнув вниз схватить золотое яйцо.

С готовой тактикой, ему оставалось только выучить нужное заклинание, чем он и занимался последующие дни. Каждый день после уроков, Дафна проводила вместе с ним много часов, терпиливо и аккуратно объясняя ему как наколдовывать это заклинание. С ее талантом в заклинаниях и в объяснениях было довольно-таки естествено, что эта роль досталась именно ей. В тоже время, Невилл и Гермиона начали работу над одним проектом: они накладывали некоторые огнеустойчивые заклинания на его мантию. Разумеется, они не защитят его от прямого попадания, но будут очень полезны против косвенных попаданий.

***

Занавесь палатки прикрывающая вход заколыхалась, пропуская внутрь несколько студентов. Судьи позволили нескольким самым близким друзьям зайти в палатку чемпионов, чтобы в последний раз пожелать им удачи и обнять. В палатке перемешались русская и франдцузкая речь , делая почти невозможным разобрать хоть слово. Темноволосые студенты из Дурмстранга вели себя как подобает парням рядом с Виктором, в то время, как шармбатонские девушки, главным образом блондинки, пытались выглядеть счастливо и непринужденно рядом с Флер. Наверное самым не обычным ее поситителем была ее маленькая сестра. Габриэль, десятилетняя девочка, изо всех сил пыталась быть храброй, забывая о том, что снаружи дракон хочет ранить ее любимую сестру. В противоположность своей сестре, она улыбнулась в ответ Гарри видимо, счастливая от того, что в палатке нашелся хоть кто-то близкий к ней по возрасту.

Несколько студентов из Хаффлпафа пожелали Седрику удачи и в этот момент, в палатку зашла последняя группа. Трое Грифиндорцев некоторое время колебались возле входа. Сказать, что Гарри был удивлен увидеть среди них Рона, значит не сказать ничего. Этим утром, его бывший лучший друг ясно демонстрировал, что он по прежнему не верит Гарри, что он по прежнему считает его выпендрежником. Что он здесь делает? подумал Гарри, определенно, он не хочет пожелать мне удачи.

Вместо этого, он только усмехнулся Гарри и направился к Седрику. Он обошел по кругу Виктора и Флер. Гарри предположил, что он избегает Виктора из-за возникших трений поскольку дурмстранговец пригласил Гермиону на балл. Гарри не был уверен от чего он был более злой от приглашения - подразумевая, что Гермиона была настолько не привлекательна, что единственная причина по которой Виктор захотел пойти с ней на бал заключалась в том, что он хотел получить преимущество над Гарри в турнире, это стало последним оскорблением - или от того, что Гермиона отказала ему. Гермиона также отказала и Рону и это стало последней соломинкой, последним ударом по его самолюбию, особенно после не очень любезного отказа Флер неделю назад.

Гермиона наблюдала за ребяческим поведением Рона и тяжело вздохнула. Она уже оставила всякую надежду, что Рон когда-нибудь ответит на ее чувства, но все равно подобная сторона бывшего друга ранила ее. То что Рон охотно вошел в палатку только для того, чтобы ранить чувства Гарри было даже еще большей тупостью, чем обычно. Стоило ей подумать о директоре Дамблдоре, как тот час внутри нее забушевала ярость. Против желания профессора Макгонагалл, он послал Рона и Джинни в палатку чемпионов, очевидно надеясь, что их отношения с Гарри улучшаться. Это не сработает, подумала Гермиона со смешком.

Джинни с другой стороны повела себя совершенно по другому. Широко улыбнувшись Гарри, она подбежала к нему и крепко обняла. Слегка напрягшийся Гарри от такого поведения обнял ее в ответ с куда более меньшим интузиазмом и поинтересовался:
- А где Невилл, Луна и Дафна?

Он очень надеялся увидеть своих друзей перед тем, как он будет вынужден сразиться с драконом, и определенно он предпочел их присутствие визиту Уизлей. Гарри почувствовал, как на некоторое время Джинни напряглась в его руках и спустя мгновение ответила с напускной веселостью:
- Директор Дамблдор позволил только очень маленькой группе друзей посетить чемпионов - только самым близким друзьям.

Самым близким друзьям? подумал Гарри, сейчас я бы не назвал Рона своим самым близким другом. Да и на счет Джинни я не уверен. Он боролся с тем, чтобы не показывать своего разочарования и даже слабо улыбнулся. Очевидно, этого было достаточно для Джинни, которая тут же начала лепетать о предстоящем испытании, о том, что вся ее семья будет наблюдать за его выступлением и о том, что она считает, что он будет самым грозным чемпионом. На протяжении всего времени, она пыталась обвить руками талию Гарри и оставалась в его личном пространстве.

Гермиона стояла в отдалении и выглядела довольно печально. За последние недели, она начала выказывать свое недовольство глупым поведением Рона и - как заметил Гарри - также была не рада Джинни, своей бывшей лучшей подруге.
- Как хорошо видеть тебя здесь, Джинни. - Он старался, чтобы его голос звучал как можно счастливее, а сам тем временем обменивался взглядами с Гермионой. - По крайней мере, ты веришь мне в отличии от твоего брата.

Она вновь на короткое время напряглась , но при этом выдавила из себя счастливую улыбку, которая была не очень то убедительной:
- Он придурок.

Она не потвердила мои слова, вдруг осознал Гарри. Перед тем, как у Джинни появилась возможность сменить тему, он схватил ее руки и закрыл глаза.
- Ты ведь веришь мне, Джинни?

- Послушай, Гарри, - ответила она. Джинни отвела взгляд, потверждая его опасения. - Это не важно. Ты заслуживаешь быть здесь. Ты самый лучший. Ты победишь в этом турнире. Дамблдору следовало выбрать именно тебя чемпионом Хогвартса. - По крайней мере, ее слова звучали искрене, но определенно, он так и не получил того ответа на который надеялся, того ответа, который дали ему Луна и Гермиона... и Дафна. Различие было просто невероятным: Рон сразу же покинул его, а Гермионе понадобился всего-лишь один взгляд в его глаза, чтобы безоговорочно поверить ему. Ему стало стыдно за то, что в прошлом, он очень часто принимал сторону Рона во многих ссорах. То, что Гермиона может лучше чем Рон справляться с тем, что он принял не ее сторону, является слабым оправданием выбора неверной стороны, виновато подумал Гарри.

- Как ты можешь так говорить, Джинни. - Он оттолкнул ее и поднял голос. - Чемпион Хогвартса стоит вон там и его имя Седрик. - Его голос был достаточно громким, чтобы привлечь всеобщее внимание. Все разговоры мигом стихли. - Я надеялся, что ты по крайней мере поверишь мне, поймешь, что я не хочу находится здесь. - Он был очень разочарован. Гарри даже не знал, что у него больше вызывает презрение ее неверие, или то, что она нормально относилась к самому факту жульничества.

Джинни сделала шаг к нему , пытаясь успокоить его, но Гарри поднял руку, показывая девушке, остановиться.
- Нет, Джинни, не стоит. Я не принадлежу этому турниру. Я бы с удовольствием покинул турнир если бы мог и если ты не в состоянии понять этого... - Гарри указал рукой в том направлении где находились трибуны. - Ты на самом деле считаешь, что мне нравится идея сражаться со взрослым драконом? Ты действительно думаешь, что я настолько сумасшедший, чтобы охотно и добровольно принять участие в этом турнире? Я открою тебе секрет, Джинни: нет, я не сумасшедший. - В отличии от Гарри, Гермиона видела реакцию других чемпионов, видела как на их лицах начинает появляться понимание и доверие. Слова Гарри идущие от самого сердца были очень убедительны - по крайней мере, для всех за исключением Уизли. Даже молоток и долото не смогли бы урезать тупость Рона, вздохнула она.

Гарри снова отошел в сторону, избегая ее объятия. Гермиона встала между ними, игнорируя свирепые взгляды Джинни.
- Возможно. - Голос Гарри звучал еще более разочаровано чем минуту назад. - Возможно, нам следует отдалиться друг от друга, по крайней мере на несколько недель, чтобы у тебя было время хорошенько подумать обо всем этом.

- Нет, - Джинни рьяно покачала головой, ее лицо побледнело, а мочки ушей покраснели. - Нет, ты не можешь... Я ведь твой друг, Гарри. Я на самом деле верю тебе. Ты мой... - Она умоляюще взглянула на Гарри. - Тебе предназначенно победить в этом испытании. И после этого, ты пригласишь меня на рождественский балл. - Очевидно, она все спланировала до конца, усмехнулась про себя Гермиона.

Гарри побледнел. Пойти на балл с Джинни? Откуда ей в голову пришла эта мысль? Я нерешительно обдумывал вариант с приглашением Джоу, или возможно, Гермионы, но никогда не думал о Джинни. А теперь все изменилось в Хогсмиде...

***

Пять дней назад в трех метлах

С тех пор, как Нарцисса Малфой отошла от стола, группа сидела в полном смятении. Все находились в своих мыслях, особенно Тонкс, выглядевшая потрясенной. Она знала, как сильно ее мама скучала по младшей сестре, как часто она прерывалась по среди предложения стоило счастливому воспоминанию того времени проскользнуть в ее голове. Тонкс выросла, зная несомненый факт, что она никогда не сможет увидется ни с одним членом семьи Блэк не будучи при этом задетой их ненавистью и отвращением. Шесть недель назад, она вновь встретилась с Сириусом. И теперь... Могло это произойти на самом деле? Могло ли это быть шансом? Тонкс даже не осмеливалась надеяться. Она не расскажет об этом маме, не позволит ложным надеждам причинить ей боль.

- Дафна?

Все подняли головы, когда Гарри прервал задумчивую тишину слабым голосом. Очевидно, он изо всех сил пытался выглядеть спокойным, но Гермиона почувствовала в его голосе легкую дрожь. Она положила свою руку поверх его и нежно сжала ее. Слабой улыбкой Гарри продемонстрировал ей свою благодарность и он продолжил, смотря при этом не в глаза Дафны, а на ее губы:
- Я тут подумал кое о чем. - Некоторое время, Гермиона опасалась, что Дафна скажет что-нибудь смешное, вмешательство которое могло быть губительным для взвинченных чувств Гарри. Но к счастью, черноволосая девушка казалось чувствовала тоже самое и оставалась молчаливой. Она даже опустила взгляд на скрещенные руки и не смотрела Гарри в глаза, чтобы не повышать его нервозность. - Я осознал, что эта опека на самом деле также очень сильно повлияет и на тебя. И перед тем, как принять предложение Роксаны, я хотел бы спросить тебя... Ты нормально отнесешься в целом... к этой опеке?

Гермиона почувствовала, как рука Гарри напряглась. Он был готов сбежать стоило Дафне сказать что-нибудь негативное. Иногда, он был просто невыносимым со своим комплексом героя. Он откажет себе во втором шансе на счастье лишь бы не задеть чувства Дафны. Слева от него, Роксана была не в состоянии подавить вздох, а лысый Сириус широко улыбался.

Дафна хранила молчание довольно-таки долгое время, долгое настолько, что напряжение Гарри многократно возрасло. Гермиона была вынуждена усилить хватку, ее костяшки пальцев побелели от напряжения, сдерживая Гарри от побега.

- Я не знаю, Гарри, - внезапно произнесла Дафна безаботным голосом. - Ты очень плохо влияешь на мою репутацию. Понимаешь... я и так уже провожу ужасное количество времени с сумасшедшими грифами... читая и делая подобные вещи... иногда даже улыбаясь. Я надеялась, что по крайней мере, я отдохну от всего этого дома; иначе Трейси определенно начнет перекрашивать мои мантии. Ну, а ты должен признать, что красный не мой цвет. - Она глубоко вздохнула и скользнула взглядом по своей маме, которая посылала ей смесь свирепых и улыбающихся взглядов. - С другой стороны, маме кажется нравится идея помочь тебе на твоем пути. И все мы знаем, как часто тебе необходима помощь, чтобы побороть свои недостатки. И как мама доказала на моем примере, она действительно хороша в воспитании в безнадежных случаях...

Сириус, Роксана и другие ухмылялись так широко, что это даже зацепляло немного. После нескольких судорожных вздохов, Гарри расслабился и улыбнулся Дафне слегка вымотанно:
- Итак, это значит да? Ты нормально относишься к этому...? - Он сделал неопределенный жест.

-Да, да, это значит да, - Она пыталась, чтобы ее голос звучал раздраженно. Все взорвались поздравлениями, но Дафна прервала их, пытаясь оставить последнее слово за собой:
- Но всегда помни: Ты только бездомный львенок, которому мы согласились дать кров. И не ожидай, что я буду называть тебя братом или другим подобным образом.

- Нет, я бы никогда не осмелился сказать подобное, - ответил Гарри под подавленный ржач остальной группы. - Это было бы слишком неловко, особенно... особенно если учесть, что я хочу пригласить тебя...

Невилл, сидевший рядом с Гермионой, ощутимо напрягся и в то время, как она недоумевала почему он реагирует подобным образом, Гарри знал и набрался храбрости от того факта, что его вопрос заставит его друга пригласить его лучшую подругу.

- Хотела бы ты пойти со мной на рождественский балл... как друг? Или возможно, ты могла бы пойти со мной из-за корыстных побуждений, чтобы предотвратить слухи о том, что Гарри Поттер-Пенегрю отвратителен на танцплощадке.

- Ох... - И хотя, вопрос не был слишком неожиданным для Дафны, но тем не менее на некоторое время, он лишил ее дара речи. На конец, она смогла ответить более или менее спокойно:
- Я уже позволила тебе жить с нами. Теперь, было бы слегка лицемерно отклонить твое приглашение. И под небольшим руководством твои способности в танцах не столь уж ужасны.

***

Наше время, палатка чемпионов

Роксана согласилась с Гарри и собиралась утрести все формальности до рождества и на зимних каникулах они подпишут все необходимые документы. У него все еще были внутрение терзания по поводу идеи опеки и того, что он больше никогда не вернется к Дурслям. Ни кто не знал о его решении, кроме Невилла, Гермионы и Луны. Даже профессор Макгонагалл была не в курсе, чтобы предотвратить возможную диллему: сохранить все в тайне или рассказать Дамблдору. Он доверял ей также сильно как и Гермиона и даже больше чем того желала Дафна, но он не хотел впутывать ее в неловкую ситуацию.

- Джинни, - он заколебался на мгновение, увидев молящий щенячий взгляд девушки. Со вздохом, он продолжил:
- Это невозможно. Я уже пригласил Дафну. Мы пойдем как друзья, но все же...

- Ох, - голос Джинни задрожал. Девушка изо всех сил пыталась сдержать слезы. Гермиона видела, как Рон борется со своим характером, его лицо сильно покраснело, руки сжались в кулаки. - Все в порядке, - прошептала Джинни. - Я приглашу... Я приглашу Невилла. Он очень милый, как считаешь?

Гарри потерял дар речи. Следует ему сказать ей? Следует ему промолчать вместо того, чтобы разрушить еще одну надежду?

- Знаешь, Джинни, - колеблясь, начала Гермиона. - Ты должна знать...

***

Пять дней назад в трех метлах

- Чего ты лыбишься, как чеширский кот? - спросила Дафна Гарри, ее голос звучал раздраженно. С тех пор, как она согласилась пойти с ним на балл, он все время ухмылялся и ожидающе смотрел на Невилла. Но вместо Гарри ответил Невилл:
- Гермиона, - прошептал он. Прежде чем продолжить, он несколько раз прочистил горло. - Гермиона? Хотела бы ты пойти со мной на рождественский балл?

Усмешка Гарри стала еще шире и он подавил желание показать Невиллу большой палец. Некоторое время, он был так счастлив, что Невилл осмелился пригласить Гермиону - до тех пор пока она не ответила. Девушка слабо улыбнулась, но покачала головой:
- Ты не должен, Невилл. Это очень мило с твоей стороны, но тебе следует пригласить кого-нибудь еще. - Что? Разум Гарри не сразу понял, что ответила Гермиона.

Вид разочарованного и сконфуженного лица Невилла был душераздирающим зрелищем.
- Но почему...?

Еще одна слабая улыбка:
- Ты выглядишь очень привлекательно в новой мантии, Невилл. Ты заслуживаешь лучшего. Тебе следует пригласить какую-нибудь красивую девушку. Определенно, Падма хотела бы пойти с тобой на балл как твоя девушка , а мы сможем пойти только как друзья. - Она думает, что он пригласил ее из жалости, внутрене простонал Гарри.

Продолжительное время все находились в молчании, думая над тем, что сказать и как реагировать. Затем взрыв произошел от краснолицего полного ярости Невилла. Свирепо глядя на Гарри, он проорал:
- Это полностью твоя вина, Гарри, твоя и Рона Уизела.

Гарри в шоке смотрел на своего друга пока возмущенное выражение лица Дафны "следи за языком Невилл" не заменилось широкой улыбкой. Очевидно, "сестра" Гарри была счастлива от взрывного характера Невилла и от желания с которым он сражался за свою девушку.

- Это все из-за тупых замечаний Рона о том, что нужно выбирать только самых красивых девушек для приглашения на балл, - продолжил Невилл. Гарри вспомнил тот разговор в общей гостинной Грифиндора, вспомнил Рона, объясняющего Дину и Симусу как выбирать девушку на рождественский балл. С этой речью, он потерял всякую надежду на то, что хоть какая-нибудь грифиндорка пойдет с ним на балл. Невилл тем временем все больше распылялся. - Вы оба всегда говорили только о том какая она умная, какая храбрая и о том какой хорошей подругой она является. Вы когда нибудь делали ей комплименты по поводу ее внешности? Гермиона, прекрати смотреть на себя как на одного из мальчишек. Перестань немедленно заниматься этими глупостями. Ты не гадкий утенок и определенно, ты не утешительный приз.

Все смотрели на него впечатленные его речью, но каким то образом Невилл смог игнорировать их всех. Он схватил руку Гермионы и продолжил слегка спокойнее:
- Я не хочу быть там как твой друг, я хочу пойти с тобой на балл ни как с другом а как со своей девушкой. И будь уверена, я приглашаю тебя не из жалости. Мне нравятся твои ум и сердце, мне нравится вся Гермиона. Ты всегда была красивой, а в этом году ты все время переигрываешь Падму. Я был бы счастлив если бы ты...

- Да.

Невилл прервался на полу слове стоило ему услышать ответ Гермионы. - Да? - переспросил он грубым голосом.

- Да, - повторила Гермиона, на этот раз со счастливой улыбкой. - Я хотела бы быть твоей девушкой на рождественском баллу.

Радость Гарри была только слегка омрачена виной, которую он сейчас чувствовал. Невилл был прав. Он и Рон действительно говорили только об ее уме и храбрости и никогда по настоящему не видели в ней девушку, молодую девушку, которая время от времени нуждается в приятных словах по поводу своей внешности. И Невилл снова был прав по поводу ее взгляда на саму себя. С ее новой прической и с уменьшенными зубами, Гермиона стала более чем милая.

- Все это слишком эмоционально для меня, - прервал их радость лысый Сириус. - Были ли мы когда-либо настолько плохи, Роксана?

Роксана покачала головой и открыла было рот, чтобы ответить, как Агата холодно вмешалась:
- Вы были хуже.

- Мама! - Роксана кинула на нее свирепый взгляд, но при этом не смогла скрыть улыбки.

Гарри хлопнул Невилла по плечу:
- Я знал, что в тебе это есть.

- Второй раз, - добавила Дафна.

***

Наше время

- Что? - Джинни огорошенно уставилась на него. - Невилл пригласил Гермиону? Зачем бы ему делать это?

Прежде чем у Гарри появилась возможность отреагировать, Рон злобно добавил:
- Жалость. Это единственная причина по которой кто-то мог пригласить ее. Посмотри на нее. Ни кто бы с глазами и со вкусом не желал бы пригласить ее.

Гарри не нужно было смотреть на нее, он и так мог почувствовать, что в ее глазах заблестели слезы и ее неуверенность вновь вернулась. Прежде чем у нее появился шанс сбежать, он схватил ее руку:
- Он был прав, Гермиона - я имею в виду Невилла, а не этого рыжего придурка. Ты красивая, - произнес он медленно, подчеркивая каждое слово. - Я только забывал говорить тебе об этом поскольку это не важно для меня. Я восхищаюсь твоим умом, но я люблю твое сердце. Твоя внешность всего лишь бонус для меня. Я только рад, что Невилл оказался более наблюдательным и достаточно мужественным, чтобы пригласить тебя. Вы будете замечательно смотреться вместе на рождественском баллу. Все парни будут завидовать Невиллу.

Гермиона влетела в его объятия и Гарри слегка неловко похлопал ее по спине.
- Но-но, мы же не хотим заставлять Невилла ревновать.

Гермиона освободилась из объятий и шутливо пихнула его вплечо, после чего смахнула слезы и улыбнулась:
- Мерзавец.

В какой-то момент, Джинни покинула палатку и если Гарри и интересовался почему это Рон остается молчаливым во время его монолога, то теперь он увидел причину. Виктор и Седрик выпроваживали его, тащя связанного Рона на котором к тому же было заклинание силенсио к выходу, и, дотащив до него, выкинули наружу, а в тоже время довольно выглядящая Флер вновь убрала свою палочку.

Чемпионы должны держаться друг друга.

***

Все гости покинули палатку, чтобы позволить Людо Бегмену сделать последние приготовления к испытанию. Гермиона медленно пробиралась вдоль трибун, ее глаза не отрывались от первого дракона привязанного в центре арены. Шведский тупорылый якобы относился к типу сравнительно безвредных драконов. Смотря на существо с серебристо-голубой кожей, Гермиона не могла поверить в это. Единственного укуса, единственного взмаха мощного хвоста было бы достаточно, чтобы прервать жизнь Гарри.

Она прошла мимо семейства Уизли, мимоходом улыбаясь в ответ Джорджу, и, отвергая приглашение Молли слабым покачиванием головы. Мать семейства спорила с Роном и Джинни, которые посылали свирепые взгляды в сторону Гермионы. Будет ли когда нибудь все как прежде?

Ее настроение заметно улучшилось, когда она увидела Тонкс и Ремуса. Бывший профессор защиты от темных искуств был одет в новую фирменную мантию и выглядел великолепно даже не смотря на то, что ему определено не помешало бы чуть-чуть прибавить в весе. Гермиона надеялась, что Тонкс охотно возмется за эту проблему.

Роксана счастливо махала ей рукой из целительской палатки. Она воспользовалась возможностью, чтобы помочь бывшей наставнице мадам Помфри. Дафна была рядом с ней и только кивнула Гермионе, пытаясь изо всех сил выглядеть спокойно и уверенно. Гермиона знала на сколько сильно девушка опосалась этого испытания, опасалась, что Гарри будет ранен, но ни кто кроме друзей и членов семьи не были в состоянии обнаружить эти эмоции.

- С ним все будет в порядке, Дафна.

Дафна только кивнула и слабо улыбнулась.

- Шаш. - Роксана отослала девушек. - Идите поищите Агату, нам понадобиться спокойствие.

- Моя мама больше не любит меня, - Дафна предприняла слабую попытку пошутить.

- Ты не можешь винить ее за это чувство, - Гермиона улыбнулась и вскрикнула когда Дафна ударила ее. - Это не достойно леди, Дафна, - Гермиона свирепо посмотрела на черноволосую девушку, но та в ответ лишь показала язык. - Как по взрослому, - усмехнулась Гермиона, но при этом поспешила прочь, избегая возможной мести.

***

Девушки приблизились к небольшой группе рядом с Агатой Пенегрю. На мгновение они заколебались, поскольку заметили в этой группе Нарциссу Малфой, но всеже подошли и поприветствовали ее:
- Здравствуйте, миссис Малфой.

Нарцисса обернулась.
- Здравствуйте, мисс Гринграсс, - и после свирепого взгляда со стороны Агаты, добавила с куда меньшим интузиазмом:
- Здравствуйте, мисс Грейнджер.

Стоящий не подалеку со своими дружками Драко бросил на Гермиону свирепый взгляд, но не осмелился оскорбить ее. По крайней мере, Блейз и Трейси тоже были там. Гермиона пыталась игнорировать присутствие Драко и проследила взглядом за Минервой Макгонагалл, которая в этот момент подходила ко входу на арену. Седрик только что вышел из палатки чемпионов и пытался успокоить нервы. Итак он будет первым, подумала Гермиона, пока Минерва накладывала несколько заклинаний на Седрика Диггори.

- Она будет накладывать несколько защитных заклинаний на чемпионов, - пояснила Агата. - Они вступят в силу только тогда, когда чемпион получит прямой удар. Они должны предотвратить смертельные ранения. - Гермиона слегка расслабилась: очевидно, Дамблдор настоял на безопасности чемпионов.

Надменность Нарциссы разрушила ее приятные раздумья:
- Я рада слышать, что профессор Макгонагалл охотно последовала твоим советам, Агата. Смерть чемпиона была бы... неудобной. - Гермиона поборола первоначальный порыв сказать что-нибудь по поводу неудобства, но сейчас она была тоже счастлива, что Пенегрю вновь сделала что-то, чтобы защитить ее лучшего друга.

Дафна и Гермиона наблюдали за тем, как Седрик сражается с драконом и одновременно улыбнулись, когда увидели, что он использует одну из тех тактик над которыми они в свое время размышляли. Хаффлпафский чемпион превратил камень в собаку и послал ее к дракону. Отвлечение дракона оказалось достаточным для Седрика, чтобы позволить ему схватить золотое яйцо. С минимум ушибов, Седрик закончил испытание и девушки зааплодировали вмести с большинством зрителей.

Свирепый голос удивил их, когда Джинни прорычала:
- Уже предаем Гарри и аплодируем врагу?

Гермиона и Дафна свирепо уставились на рыжеволосую девушку. Они и не заметили, что младшая Уизли последовала за ними. Настроение Джинни, и без того унылое из-за отказа Гарри, очевидно не улучшилось из-за постоянного нытья матери. Неоднократно, за последние месяцы, Молли присылала им письма, поторапливая их усилить дружбу с Гарри и отлучить его от Дафны. За последние недели, ненависть Джинни к брату все больше усиливалась. Мог ли он видеть в каком сложном положении она была? Мог бы он хоть чуть-чуть постараться и поддержать ее? Через несколько лет ей было предначертано стать женой Гарри, но судьбе возможно понадобилось бы воспользоваться некоторой помощью.

- Ты ведь не понимаешь его, не так ли? - поинтересовалась Дафна злым голосом.

- Он пытался объяснить, - произнесла Гермиона. - Она не поняла. - Слишком вымотаная, чтобы ссориться с девушкой, она лишь кинула в сторону Джинни:
- Убирайся!

***

Гермиона вздохнула с облегчением, когда выход Флер прирвал их разговор. Чемпионка Шармбатона выглядела так будто намеревалась поситить галерею, а не сражаться с драконом. И вновь, она использовала одну из обсуждаемых ранее тактик, доказывая точку зрения Гарри о изученных заклинаниях. Флер понадобилось несколько попыток, чтобы сломить сопротивление дракона и наконец величественное создание улеглось на земле, крепко уснув. Все затихли, внимательно следя за тем, как француженка прокралась к кладке и схватила золотое яйцо. Только зрители осмелились вздохнуть, как сквозь сон вздохнул и дракон. Маленькое облако огня поглатило Флер, подпаляя ее мантию. Поспешно, она погасила огонь, воспользовавшись заклинанием агуаменти и покинула загон.

- Это выглядело достаточно просто, - прокомментировала Гермиона, неувереная в своих эмоциях касательно легкой победы Флер.

Но Дафна покачала головой:
- Это очень сложное заклинание, особенно против магических существ, а чтобы усыпить дракона... Победа заслуженна, и мне нравится то обстоятельство, что она не причинила вреда дракону.

Гермиона согласилась. Пока укротители драконов подготавливали третьего дракона, Дафна и Гермиона наблюдали за Флер Делакур. Девушка покинула загон и сейчас что-то обсуждала с мадам Помфри. Очевидно, она не хотела помощи от школьной медсестры по какой-то причине. Глупая девушка, подумала Гермиона.

Как только мадам Помфри позволила француженке уйти, так Роксана немедленно вскочила. Гермиона была слишком далека, чтобы понять все, но очевидно коментарий Роксаны касательно шрамов был достаточно убидительным.
- Шрамы привлекательны только на мужском теле, - усмехнулась Дафна и Гермиона кивнула с улыбкой. Когда Флер последовала за Роксаной в палатку, чтобы позволить ей обследовать ее раны, девушки повернулись и начали ждать когда Виктор Крам выйдет на сцену.

***

В то время, как Агата и Дафна наблюдали за тем, как Виктор Крам справлялся с третим драконом, а Гарри готовился к своему собственному, двое членов старинных и благородных семейств в двух десятков шагов от них имели крайне интересный разговор.

Люциус Малфой и Сайрус Гринграсс выбрали место в стороне от толпы. Нескольких свирепых взглядов было достаточно для их друзей, чтобы убедить их в том, что подходить ближе явно не стоит. Люциус хотел воспользоваться возможностью, чтобы поговорить со своим союзником и чтобы увериться, что Сайрус смог осознать важность ситуации.

- Я видел, что твоя дорогая женушка работает вместе со школьной медссестрой, - начал Люциус менее надменным тоном чем обычно. В прошлом интерес леди Гринграсс к целительству был неприятным пятном. И хотя сам интерес по существу не был уж так плох, но всегда существовал шанс, что Роксана действительно начнет работать в этой области. Работать - не преемлемо для леди, собственно по этой причине Нарцисса никогда не пользовалась своими широкими возможностями, в особенности в изготовлении зелий. Несколько уроков с Северусом Снейпом время от времени были приемлемы, но определенно не могло идти и речи о полноценном образовании и настоящей работе.

- Да, - вздохнул Сайрус. - Она все еще подумывает над тем, чтобы завершить свое образование целителя и работать в Святом Мунго. Я убедил ее по крайней мере подождать до тех пор, пока наши дочери не вырастут и не выйдут замуж. Но я опасаюсь, что как только Астория и Драко поженятся, она проявит настойчивость в этом деле. Я даже не знаю, что хуже: что все подумают, что нам нужны деньги или что она просто сумасшедшая.

- Мы поработаем над этим. Возможно, Нарцисса смогла бы поговорить с ней. - Люциус умолчал о своих опасениях о том, что все может произойти наоборот и Роксана окажет плохое влияние на Нарциссу. Начиная с летних каникул, его жена увеличила количество уроков и потратила деньги, усовершенствуя свою лабораторию. С приданным Блэков в ее распоряжении, у нее было достаточно денег, чтобы тратить их тем самым избавляясь от депрессии.

- Это было бы хорошо. И все еще достаточно плохо то, что она по прежнему убеждена в опеке над этим мальчишкой Поттером. - Он простонал стоило ему подумать о мальчишке и тех сложностях, которые были с Асторией и Драко за последние месяцы.

- Возможно, эта опека не так уж и плоха, - к удивлению Сайруса, объявил Люциус. - Конечно, он сыграл важную роль в ... в исчезновении... темного лорда. Но он был ребенком тогда и едва ли отвечал за свои действия. С другой стороны, сейчас он своего рода идол, некий символ вокруг которого соберутся враги темного лорда. Освободить его от хватки Дамблдора, иметь над ним контроль, над его мнением и политическими убеждениями- это было бы блестящим ходом.

- Так вот в чем причина, вот почему ты хотел, чтобы я занял выжидающую позицию и ничего не предпринимал. Меня всегда интересовали эти причины.

- Частично, - согласился Люциус. - Другая причина его богатство. Из-за того, что Поттеры всегда тратили много денег, помогая Дамблдору и поддерживая вдов и сирот войны, их богатство должно было истощиться, но тем не менее, Поттер не выглядит нищим. С его опекой и дружбой с твоей старшей дочерью должен быть способ, который позволит тебе наложить руки на его деньги. Это было бы еще одним способом решить один крошечный пункт нашего контракта, как думаешь?

Голос Люциуса был спокойным и дружелюбным, но произнося последнее предложение, он напустил в него немного стали. Едва ли было удивительно то, что при последних словах Сайрус Гринграсс заметно вздрогнул. Ни кто больше не знал о второй секретной части брачного контракта, ни кто, кроме Люциуса и Сайруса, даже их жены и дети не знали о ней. И она была хорошим доводом. Люциусу поступило в свое время несколько предложений от других чистокровных семейств, но Паркинсоны предложили невероятную сумму: пятьдесят тысяч галлионов в день помолвки и двести тысяч за неделю до свадьбы. Эта сумма в двое превосходила ту сумму, которую Сайрус был в состоянии предложить за свою младшую дочь и в купе с небольшим наследством Астории, естественно, Люциус предпочел бы Панси в качестве своей невестки. Но Сайрус увидел золотую возможность. Малфои политически были самой влиятельной семьей за последнее десятилетие и он не видел ни малейшего намека на то, что в скором времени что-то может измениться. Кроме этого они принадлежали к тому небольшому числу самых богатых людей Британии. Брачный контракт с единственным наследником такой семьи был бы невероятным успехом. И как и каждый человек, обладая грандиозным планом, он вынужден был рискнуть чем-то, чтобы чего-то добиться. В данном случае, он вынужден рисковать количеством денег, которых унего на тот момент попросту не было. К счастью, Люциус охотно пдоверился ему и заключил с ним сделку. Если он не выполнит этого условия, не только его дочь останеться без брака, но его общественной карьере придет конец, его репутация будет уничтожена. Триста тысяч галлионов вот та сумма которую он вынужден заплатить на семнадцатилетие Астории в добавок к оффициальным тридцать тысяч в день помолвки и сто тысяч за неделю до свадьбы. Ни его жена, ни леди Агата не дали бы ему таких денег, а гоблины в Гринготсе рассмеялись бы ему в лицо стоило бы ему только заикнуться о такой ссуде. Его возможности были маленькими, но два года назад, бутылки хереса и грез о роскоши было достаточно, чтобы убедить его, что секретная часть договора была блестящей идеей.

До этого лета, у него было только три пути как достигнуть своей цели. Первые две включали в себя смерти либо его жены, либо его тещи и проблема решалась наследованием большой суммы денег. Последний план заключался в увелечении наследства Астории. Этот план мог быть достигнут со смертью Дафны или с изменением семейного контракта, к счастью ни то ни другое до сих пор не произошло. Но возможно, Люциус прав, возможно, Поттер именно тот шанс, которого он так ждал. С этой опекой, он мог бы попытаться убедить Роксану изменить семейный контракт. Или он мог бы заключить брачный контракт Дафны с Поттером. Возможно, тот факт, что Поттер принадлежит его семье убедит гоблинов ссудить ему необходимую сумму. Да, опека была отличной идеей.

Сайрус вздохнул куда более раслабленно чем несколько минут назад:
- Ты как всегда прав, Люциус.

Люциус кивнул, счастливый от того, что Сайрус оказался достаточно разумным. Из-за того, что Сайрус вечно опасался своей жены и просто приходил в ужас от леди Агаты, любой план был бы бесполезным и хоть Люциус не считал его близким другом, ему всеже не хотелось бы разрушать его жизнь.
- Будем надеяться, что дракон не поджарит его.

***

- Дыши, - произнесла Гермиона, пытаясь успокоить расшалившиеся нервы Дафны. В каком то смысле, она даже была рада, что слизеринка нервничала еще даже больше чем она сама поскольку это дало ей возможность отвлечься от своей нервозности и подумать о ком-то еще. Виктор Крам ослепил своего дракона и теперь четвертый и последний дракон, одновременно с тем самый опасный, ожидал свой обед. Чернокожая венгерская хвосторога по праву считается одной из самых опасных драконов. Бронзовый шипастый хвост дракона, за что он и получил свое имя, хорошо доказывал, что его репутация самого опасного дракона не пустой звук.

Дафна кивнула, ее лицо сейчас было достаточно бледным для того, чтобы сделать невозможной любую попытку убедить кого-угодно, что она не беспокоится за маленького парня только что вышедшего из палатки и встреченного смесью аплодисментов и неодобрительного гула. Медленно, он обошел арену по краю, оставаясь хорошо спрятанным за валунами. Гарри не желал давать дракону не единого шанса ударить его потоком огня, которым он может плеваться, на сколько знал Гарри, на пятьдесят футов.

Вместо того, чтобы ворваться внутрь, Гарри сконцентрировался на заклинании которое он учил вместе с Дафной. Мысленно отгородившись от шума трибун, он повторил выученные слова и жесты, представляя себе метлу, и исполнил заклинание так будто бы сидел в аудитории. В начале ничего не произошло и нервозность девушек только увеличилась. Знать что метле нужно некоторое время, чтобы долететь до арены и ждать ее прилета - это совершенно различные вещи. У зрителей кончилось терпение и они попытались подтолкнуть Гарри сделать хоть что-то, но мальчик который выжил - впервые за долгое время, он был благодарен своим друзьям за их влияние - полностью проигнорировал их. Он только улыбался и даже не предпринимал попытки повторить заклинание полностью уверенный, что он все сделал правильно.

Внезапно появилась летящая метла, пролетев мимо зрителей, она попала прямо в ожидающе выставленные руки Гарри. Под аплодисментами сотен зрителей, Гарри вскочил на метлу и начал кружить в воздухе. Как и планировалось, он оставался вне досигаемости дракона , медленно подразнивая его и подбивая покинуть кладку с яйцами. Ни кто не знал, что Гарри не видел дракона ожидающего внизу, ни кто кроме Дафны. Только вчера, они тренировали то как увертываться на метле. Десятки бладжеров, посылаемые Дафной с поразительной точностью, пытались попасть в него. Зачарованные не наносить тяжелые ранения, они все же причиняли ощутимую боль при прямом попадании и после трех часов изнурительных тренировок, Гарри был рад, что Маркус Флинт был достаточно туп, чтобы не позволять девушкам играть в команде.

То как Гарри уходил от атак больше походило на детскую игру и в конечном счете ни защитные чары профессора Макгонагалл, ни огнеустойчивые чары Гермионы не были необходимыми. Облегченно вздохнув, Дафна села на место, когда Гарри с широченной улыбкой и золотым яйцом в руках начал приземляться. Он приземлился перед девушками, адреналин в крови от полета все еще бушевал внутри. Пока все включая большинство его бывших недоброжелателей праздновали его победу, впечатленные его навыками и тактикой, Гарри шагнул к Дафне, полностью игнорируя мрачный вид Джинни.

- Дафна, я тут подумал на счет балла. Я думаю это плохая идея идти туда как друзья.

Смущение Гермионы, растроенный вид Дафны и краткий всплеск радости Джинни были реакцией на эти слова, пока Гарри не продолжил:
- Дафна, ты пойдешь со мной на балл как моя девушка?

На некоторое время, Дафна совершенно забыла о том, как следует вести себя леди и просто влетела в руки Гарри.
- Пойду.

Это решение было встреченно счастливыми улыбками Агаты, Гермионы, Невилла и другими друзьями и ни кто не увидел какую боль причинили эти слова рыжеволосой девушки, которая развернувшись убежала прочь.

22:11 

Второй шанс. ГП/ДГ. Глава 19

Вторичное повреждение

Хогвартс, все-еще 24 ноября.

Один за одним студенты и зрители покидали арену, оставляя позади себя пустые трибуны с огромной кучей мусора, говорившей о том, что всего-лишь час назад, сотни людей были здесь. Дафна, покинув трибуны, пошла навестить свою маму, а Невилл вместе с несколькими грифиндорцами отправился в гостинную, чтобы подготовить небольшую вечеринку. Они приглашали Гарри присоедениться к ним, но он отказался. Теперь как минимум, они понимали опасность, теперь они поняли, что ни один здравомыслящий четырнадцатилетний парень не будет охотно желать принять участие в турнире. Но Гарри необходимо было немного времени, чтобы побыть одному, более или менее в одиночестве. Более или менее потому, что Гермиона все-еще была рядом с ним , но она не считалась. Она была его другом, его сестрой, она понимала и доверяла ему. И - хвала небесам - она научилась хранить молчание за последние месяцы, чтобы удержаться и не задавать слишком много вопросов.

- Мистер Поттер?

Гарри обернулся и встал, увидев профессора Макгонагалл.
- Я хотела поздравить вас с отлично проделанной работой.

- Спасибо, профессор, но большая часть заслуг принадлежит Гермионе, Невиллу и, в особенности, Дафне. Без помощи моих друзей, я бы не смог справиться с этим.

Минерва наградила его одной из своих редких улыбок.
- Ваша способность выбирать правильных друзей определенно является одним из самых важных ваших достоинств.

Гермиона и Гарри уставились на декана своего факультета. Ее одобрение дружбы с Дафной было неожиданным, но было более чем немножко оценено. Она ничего не говорила против их отношений, но поскольку, Дамблдор не скрывал своего мнения касательно этих отношений и поскольку профессор Макгонагалл была так близка к директору, Гарри просто опасался, что она разделяет его осуждение.

Гарри не смог удержаться от того, чтобы его слова звучали обвинительно:
- Тогда почему ни Дафне ни Невиллу не позволили посетить меня перед испытанием?

- Это было не ее решение, Гарри, - вмешалась Гермиона. Макгонагалл озадаченно уставилась на свою любимую студентку. Слегка покраснев, Гермиона пожала плечами:
- Я подслушала ваш разговор с директором. Вы оба не слишком-то заботились о сохранности вашего разговора.

Теперь пришла очередь краснеть Минерве стоило ей вспомнить о том, как яро она приводила свои аргументы. Она была в ярости после того, как директор не дал право Дафне Гринграсс посетить Гарри без всяких разумных объяснений. Дамблдор был не прав, мешая дружбе Гарри Поттера с Дафной подобным образом и его намерения улучшить дружбу между мальчиком который выжил и детьми Уизли были очень сомнительны, наверное это была даже самая сомнительная вещь среди тех, которые он предпринимал в отношении Гарри.

- Мы не пришли к общему заключению по данному вопросу, - потвердила Минерва. - Но это было его решение. Очевидно, он полагал, что будет хорошо если вы ... возобновите вашу дружбу с семьей Уизли. Вы были весьма близки с ними в течении трех лет. И несмотря на тенденцию близнецов вызывать хаос, они были надежными ребятами в прошлом и хорошими друзьями.

Гарри уставился на нее, пытаясь прочитать настоящие мысли Макгонагалл касательно этой семьи. На сколько близки они были? поинтересовался Гарри. Он никогда прежде не видел Минерву в Норе и не смотря на то, что Уизли были традиционно грифиндорской семьей, он не видел сходства касательно их личностей. Он решил угадать.
- Да, они всегда были приличной семьей чьи члены состояли в ордене.

Он заметил, как ее зрачки расширились. Бинго. Она хотела было спросить что-то, но удержалась в последний момент.

- Да, я знаю о нем . Мне рассказали... - Он не сказал кто ему рассказал об ордене, но определенно Минерва смогла прийти к правильному заключению.

- Вам не следовало знать...

- Почему не следовало? - сердито спросила Гермиона:
- Может потому, что директор хочет, чтобы Гарри оставался в неведении.

Минерва попыталась уклониться от ответа, но Гарри надавил:
- Я уже трижды сражался с ним. В первый раз, я выжил только благодаря жертве моей мамы, в остальные два раза только с помощью друзей и невероятной удачи. С небольшой поддержкой, с небольшим количеством знания...

- Почему, Минерва? - спросила Гермиона, не обращая внимание на то, что назвала ее по имени в присутствии постороннего. - Почему Гарри всегда остается в неведении, почему его не тренируют если он так важен, почему он должен был жить в этой ужасной семье против воли его родителей?

Несколько побитая, Минерва ответила низким голосом:
- Я не знаю, Гермиона, я действительно не знаю. Директор больше не обсуждает со мной свои решения, он принимает их сам. Похоже, что теперь так будет всегда. Я не хотела, чтобы Гарри оставался со своими родственниками, не хотела, чтобы он возвращался в этот дом каждое лето. Я не знала на сколько плохо ему там было, но я опасалась...

- Но вы подчинились, профессор, - свирепо посмотрел на нее Гарри. - Вы всегда подчиняетесь директору во всех его решениях. Вы жаловались, вы были в гневе, но вы никогда не говорили "нет". - Он немного успокоился, когда Гермиона нежно сжала его руку и даже выдавил из себя улыбку. - Я тоже слушался его все эти годы, но вы можете также знать: я не буду этого больше делать. С этого момента, я сам буду принимать решения. Я только буду слушать моих друзей. И директор... я больше не рассматриваю его как своего друга и наставника. Он больше сконцентрирован на своих планах, чем на моем благополучии.

Минерва молча смотрела на него, не в состоянии ответить ничего вразумительного. Гарри несколько раз глубоко вздохнул:
- А вы, профессор? Вы мой друг?

***

- Нам нужно отдалиться друг от друга, - прорычала Джинни и со злости пнула булыжник лежащий у нее на пути. Ее шаги были намного более решительные чем это было необходимо, лицо было чернее тучи. Рон шел рядом с ней, но не проронил ни слова. Даже если бы он знал подходящие слова, он все-равно оставался бы молчаливым поскольку мешать сестре когда она в таком настроении - гиблое дело.

-Ррр, - громко прорычала Джинни, сжав кулаки, и, заставляя нескольких грифиндорцев обернуться. Все они шли вместе назад в гостинную и поспешно отвели глаза стоило девушке свирепо взглянуть на них. Она была в такой ярости. Гарри принадлежал ей, и все предпосылки были к тому. В течении многих лет, ее мама читала ей истории о мальчике который выжил и она знала, что он будет ее еще задолго до того как впервые увидела его и когда Рон и Гарри впервые отправились в Хогвартс. В начале все шло хорошо. Как и приказывала их мама, они подловили удачный момент на платформе Кинг Кросс и Рон быстро смог подружиться с одиноким мальчиком.

Гермиона была небольшим сбоем, но, очевидно Гарри не интересовал ее в романтическом плане. И первый курс Джинни, не смотря на ужасный эпизод с дневником Тома, не был таким уж плохим в конце концов. Гарри спас ей жизнь и было довольно естественно, что, имея долг жизни, она попытается стать ближе к нему. Черт, да даже Гермиона некоторое время пыталась сделать так, чтобы они стали ближе друг к другу. В течении года все шло хорошо, прогрес был хоть и маленьким зато постоянным. У Джинни были свои планы на рождественский балл и она была готова в последствии стать девушкой гарри на день святого Валентина.

Чертова сука, простонала Джинни.

Сука Гринграсс разрушила все ее планы. Мама начала искать расположение Гарри, предпренила несколько попыток стать второй матерью для Гарри, вторая мать - эта та роль, которая принадлежала Молли Уизли уже несколько лет. Приглашения, каникулы, семейные праздники, традиционный рождественский свитер Уизли - как он мог забыть про все эти знаки материнской любви и просто бросить их ради этой черноволосой коровы?

Рон определенно не помогал ей. Неоднократно, Джинни чувствовала непреодолимый порыв просто придушить брата. Он раздражал Гермиону, злил Гарри. Его зависть была достаточной причиной, чтобы открыто презирать Гарри после выбора чемпионов. Да, он был прав по поводу того, что Гарри не честным путем попал в турнир - Будь все иначе, то кто-то подобно Дамблдору вмешался и выступил бы в его защиту. Но зачем ему было нужно орать об этом во все услышание? Разве не мог он просто держать рот на замке?

Некоторое время, он был в состоянии поддерживать дружиские отношения с другими грифиндорцами, особенно с Дином и Симусом. Но его последний поступок, особенно по отношению к Гермионе, был последней каплей и после этого все снова от него отвернутся. Даже Джинни встретила его поступок с отвращением, он оскарблял Гермиону очень часто, не смотря на ее помощь, но в этот раз он перешел все грани. На сколько сильными должны быть чувства для кого-то не пренадлежащего к их семье? На данный момент, Джинни не знала ни одного студента, кто хотел бы быть другом Рону. Черт, да даже Седрик Диггори открыто продемонстрировал, что он думает о рыжем. Еще даже до окончания испытания, все знали о маленькой сцене закончившейся выбрасыванием Рона из палатки чемпионов.

Каждая неудача ухудшала настроение Рона и каждое его ухудшение настроение и его сквернословие только усложняли положение дел. Рон мог только все ухудшать и он никогда не мог или не желал быть честным и принести извинения кому бы то не было.

Джинни вся кипела от злости. Ей нужен Гарри. Его слава, его богатство, его имя - он был тем билетом в счастливую жизнь, тем билетом, который избавит ее от нищеты. Они были чистокровными, но крайне бедными и без какого-то не было влияния. Ее отец никогда не сможет занять достойного места в министерстве, место, которое могло бы принести их семье славу и статус. Возможно, Перси сможет добиться чего-то большего своим угодническим поведением, но, положа руку на сердце, Джинни сильно в этом сомневалась. Он был слишком туп в выборе того кого стоит поддерживать, и на своем пути создаст слишком много врагов. Ум это еще не все, подумала Джинни.

По крайней мере, он получил ЖАБА, а она пока не была уверена сможет ли она сдать свои экзамены. Близнецы уже говорят о преждевременном окончании школы, а Рон... Он настолько туп и ленив, что Джинни ничего от него и неожидает. И он настолько туп, что даже не понимает, что без помощи Гермионы, он наврятли сдаст СОВ. Рон, великий игрок в квиддич - ха, размечтался. У него даже близко небыло таланта к нему. И только благодаря ходотайству Гарри, он смог получить место в команде. И даже Пушки Педдл расмеются ему в лицо. Нет, без какого-то чуда, он не сдаст свои СОВ и в этом случае, Молли найдет решение для его будущего, возможно, низко оплачеваемая работа в министерстве в отделе Артура.

И если это было бы не достаточно плохо, то Джинни была уверена как для нее аукнется зависть Рона. Если он не сможет пойти в школу после своих СОВ, то он будет просто в ярости и будет ходить надутым от того, что Джинни то в школу пойти сможет. Да, она конечно же не была ни Гермионой Грейнджер ни Падмой Патилл, но до сих пор у нее были неплохие отметки, гораздо лучше чем у близнецов и Рона. Но он вечно будет жаловаться об отсутствии денег и в конце-концов, их родители согласятся с тем, что девушке, в сущности, ЖАБА и не к чему.

Ее мать никогда не работала, она всегда была только мамой и домохозяйкой. И естественно, что она ожидает, что Джинни будет делать тоже самое, а для такого образа жизни ЖАБА ни к чему. Деньги всегда были редкостью в доме Уизли. Только поддержка Гермионы дифицита умственных способностей Рона и перспектива того, что Джинни станет девушкой Гарри, а в последствии невестой было бы достаточно, чтобы убедить Молли Уизли позволить дочери отправиться в школу после сдачи СОВ. Без этого не стоит и мечтать о дальнейшем обучении, даже не смотря на то, какой хорошой студенткой на самом деле она была.

***

Пока Джинни размышляла над своим будущем, над шансами получить ЖАБА и о том на сколько несчастна она была, Рон также более или менее оставался молчаливым. Внутренне он стонал и ворчал, его ненависть была на правлена на туже самую личность, которую он ненавидел с летних каникул.

Почему я должен быть другом ему? - поинтересовался Рон сам у себя. Я ведь действительно терпеть не могу его и его вечное стремление к славе. И теперь, он повернул против меня всех вокруг.

Ему недостаточно денег и славы, которые у него есть, девушки делают все возможное, чтобы быть к нему ближе и даже учителя делают все возможное, чтобы сделать его жизнь легче. Рона перекосило от злости стоило ему вспомнить, как Гарри позволили вступить в команду по квиддичу на первом курсе, Гарри... а не ему. А этот год, стоило Рону только занять позицию вратаря, вместо ушедшего Оливера Вуда, как тут же, он слышит, что в этом году ни каких оффициальных матчей не будет. Нечестно, нечестно, нечестно, прорычал Рон, проигнорированный своей сестрой. Каким-то образом это все подстроил Гарри, Рон был абсолютно уверен на сей счет.

Ну ладно хоть товарищеские игры будут в этом году. Первый кстати уже состоялся против Хаффлпафа и они выиграли со счетом 290:220. и вместо того, чтобы поздравлять его, они все только и говорили о том, как Джинни схватила снитч. Это была не его вина, что охотники Хаффлпафа были лучше, чем Анжелина и Ко. Не удивительно, что новый надутый капитан не видела никакой вины в своей игре, а счет между прочим был 140:220 перед тем, как Джинни схватила снитч. Девушкам нужно просто больше стараться в следующий раз. И чтоже мы видим... Вместо этого, Анжелина потребовала, чтобы он, Рон, тренировался усерднее. Как будто он мог.

Поскольку, Гермиона теперь нежелала делать за него уроки, у него просто не оставалось так много времени на игру как он бы того хотел. В следующем году, ей бы лучше вернуться к своим чувствам. Ему нужна будет ее помощь, чтобы получить удовлетворительные отметки за СОВ, пока он будет концентрироваться на своей карьере. Пока все остальные будут ходить в библиотеку, он будет тренироваться так как никогда прежде. Он еще покажет им каким превосходным игроком он является и после сдачи СОВ, он наконец присоеденится к команде своей мечты, Пушкам Педдл. На некоторое время в его голове стояла картина как Рональд Уизли будучи капитаном приводит Пушек к чемпионству и широкая улыбка заиграла на его губах.

***

- Рон?

Маленькая рука сильным ударом по голове выдернула Рона из мечтаний.

- Что это сейчас было? - прорычал Рон, но Джинни едва была впечатлена этим тоном и просто открыла портрет загораживающий проход в гостинную Грифиндора. Несколько грифиндорцев были уже внутри, Дин, Симус и Невил были среди них. Они подготавливали вечеринку, чтобы отпраздновать потрясающее представление Гарри, чтобы вновь вернуть его в объятия своих софакультетников.

Счастливых улыбок и добродушного подшучивания было достаточно, чтобы Рон снова вскипел. Они никогда не делали ничего подобного для него. Почему? Он мог бы сделать эти драконьи-золотояичные-дела точно также. Он хотел вечеринки в честь себя, он заслужил ее.

Рон не заметил, как его сестра пересекла гостинную. Ее гнев возрос даже еще сильнее. Мысль о Гаррином успехе в испытании напомнила ей о событии произошедшим сразу после него, как он попросил эту чертову корову стать его девушкой. Это было так ужасно, что Гарри попросил Гринграсс пойти с ним на балл вместо нее. Определенно, это была одна из тех тупых идей о долге к ее семье потому, что больше бы ни кто не пригласил эту чертову потаскушку. Но затем, у него хватило нахальства попросить ее стать его девушкой... Его девушкой. Она почувствовала как в груди нарастает острое желание закричать во все горло.

Оттолкнув Колина Криви, - мальчик пытался сделать несколько снимков подготавливаемого торжества - Джинни, гулко ступая, направилась к лестнице ведущую к женскому крылу. Пока она поднималась, то думать могла только о Дафне. Ее улыбка дразнила, а длиные волосы так и напрашивались, чтобы за них хорошенько оттоскали. С каким бы удовольствием, она бы стерла эту тупую усмешку с ее уродливого лица.

Короткое "мяу" заставило Джинни оторваться от своих раздумий. На периле около самой верхней площадки, маленький пушистый комок ожидал ее. Великолепно! Она забыла покормить его сегодня утром из-за турнира. В течении трех месяцев, она заботилась об этом уродливом звере и где благодарность? Всеми забытый Балу уставился на Джинни, его черная шерстка... черная... как и ее волосы.

В этот момент что-то щелкнуло в голове девушки, что-то настолько сильное, что она больше не могла контролировать свою злость. Постоянные наставления матери, ругань близнецов недовольных ее поведением по отношению к Дафне, отказ Гарри после всего того, что она для него сделала. И этот проклятый котенок имел наглость...

Злой шлепок скинул котенка с перилл и последующий удар отправил его в противоположную стену. Что-то с явным хрустом треснуло внутри котенка, кто-то проорал ее имя. Сейчас, у меня еще большие проблемы чем до этого, сквозь красную дымку ярости подумала Джинни. Это все вина этого котенка, что теперь Гарри будет ненавидеть ее еще больше. Балу попытался подняться, но не смог, одна из его лап казалось была сильно ранена. Один из мальчишек попытался броситься к ней, но лестница вернула его обратно, не позволяя мальчику пробраться в женское крыло. В сумеречном состоянии, с жестокой улыбкой на губах, Джинни сделала шаг по направлению к котенку.

Я покажу тебе, подумала она, я покажу тебе все.

Вложив всю злобу в удар, она пнула котенка в бок, сразу же ломая ему несколько ребер, и, посылая его в полет через гостинную. Пролетев шесть - восемь ярдов, он полетел вниз на пол гостинной. С раздражающим шлепком, он стукнулся об пол и остался там лежать без жизненой тушкой. Джинни на самом деле ничего этого не видела, ее мысли были сосредоточены на ушибленной ноге. Развернувшись, будто бы ничего и не случилось, она открыла дверь, вошла внутрь своей спальни и закрыла за собой дверь.

***

Дафна сидела на одной из коек в больничном крыле со счастливым видом, обдумывая первое испытание, и, читая книгу, которую ее мама получила от мадам Помфри. Гарри не только мастерски воспользовался тактикой Гермионы и их тренировками, но также смог провернуть все это без единого синяка. Перелистывая страницы, она решила, что эту книгу о повреждениях органов будет интересно почитать во время зимних каникул. Дафна не замечала довольных взглядов со стороны мадам Помфри и ее мамы. Роксана была довольна тем, что Гарри изменил свое решение и пригласил Дафну на балл как свою девушку. Возможно, пришло время рассказать подросткам о втором контракте. Мадам Помфри была довольна тем, что, видя интерес девушки к книге, она надеялась, что она унаследует материнский талант к целительскому искусству.

Поппи принадлежала к тому малому кругу избранных, кто знал, что Роксана часть своего времени проводит в бедных районах Лондона, работая медсестрой под действием оборотного зелья. Поппи всегда была впечатлена силой целительских заклинаний Роксаны и из нескольких писем, она узнала, что год назад, Дафна также начала свои тренировки, изучая крайне необходимые заклинания под предлогом случая инцидентов на факультете. И то, что Сайрус покупался на эту легенду, по мнению Поппи, только доказывало его тупость.

Дафна проследовала за своей мамой и школьной медсестрой в больничное крыло, где обе женщины обсуждали новые изобретения ее мамы о которых она узнала, изучая магловскую медицину. Неоднакратно, ее мама рассказывала ей обо всех магловских медицинских гаджетах, которые маглы используют для диагностики. Компьютерная томография была особенно интересной. Астории бы понравилось это, подумала Дафна с легким намеком на сожаление. Дафна всегда больше была заинтересована в магловской архитиктуре и исскустве, а вот Асторию всегда интересовали технологии. Младшая Гринграсс всегда хотела понять как они работают, но к сожалению, единственный человек, которого они знали только в лицо, который действительно хотел понять принципы работы магловских устройств был Артур Уизли.

Роксана всегда с удовольствием поддерживала их интерес и не сомнено, Астория знала о электричестве и электронике больше, чем среднестатистические магловские подростки ее возраста. Но все изменилось после ее помолвки с Малфоем. Пытаясь угодить этому тупому индюку, она перестала читать магловские книжки и подавила в себе дальнейший интерес к магловским технологиям. Это был еще один пункт в длинном списке причин по которым стоит ненавидеть Малфоев.

Должно быть ее лицо ясно показывало то настроение в котором она сейчас находилась, поскольку Роксана прервала ее тяжкие мысли:
- Дафна, дорогая, что-то не так?

Дафна тяжело вздохнула:
- Малфой, я всего-лишь размышляла о идиоте Малфое.

В начале, Роксана подумывала отругать дочь за такие слова, но потом передумала, ведь ее мнение о младшем Малфое было ни чуть не лучше.

Только Дафна хотела вернуться к книге, как дверь в больничное крыло открылось и кто-то вошел внутрь. Дафнин интерес к визитеру сменился полным ужасом, когда она увидела как Невилл с каменым лицом подходит к мадам Помфри. Рядом с ним шла маленькая фигурка домого эльфа Сидди, перед ней плыла мягкая подстилка на которой лежал поломанный и кровоточащий объект, в котором Дафна узнала Балу и то только по цвету его шкурки. Нежно, Невил положил подстилку на одну из кроватей и просяще посмотрел на мадам Помфри.
- Мы не хотели аппарировать с ним, - прошептал он и после поблагодарил Сидди за помощь.

Роксана тот же час начала наколдовывать сложные заклинания и над котенком появились объемные изображения показывающие его скелет и его органы в различных цветах, при этом стали видимыми большое количество повреждений.

- Что это? - спросила Поппи, впечатленная заклинанием и знаниями, которые она получила о своем пациенте. Она сразу же поняла превосходство и удобство такого заклинания, особенно если несколько целителей работают над одним пациентом.

- Это заклинание я исследовала с помощью одного из маминых коллег. Я кое что скопировала из того чем магловские врачи пользуются уже несколько лет. Я нашла описание в одной из книг и подумала, что это могло бы быть полезно.

- Это великолепно. Тебе следует опубликовать это заклинание. Я знаю нескольких целителей в Святом Мунго, которые будут готовы убить за возможность использовать это заклинание.

- Я знаю, - вздохнула Роксана. - Мы работаем над этим. Но со всеми вложениями в эту работу, мы не можем просто так раздавать его, к тому же некоторые чистокровные министерские тупицы ни в какую не соглашаются принять ее удобство и ценность. В течении нескольких месяцев, мы...

- Могли бы вы заткнуться, - проорала Дафна. Она попыталась узнать о состоянии Балу у Невилла, но тот отказывался говорить, что произошло до тех пор пока котенок не будет излечен. Она была сыта по горло разговорами своей мамы и мадам Помфри. - Черт возьми, вы можете обсудить это позже, а сейчас помогите ему.

Пристыженные женщины только кивнули и стали осматривать котенка, спокойно рассуждая над тем, что они могут сделать.
- Очень тяжело будет помочь ему, - объяснила Поппи через некоторое время. - У меня не так много опыта в исцилении животных и этот пациент слишком мал... Нашими обычными заклинаниями и обычной силой, которую мы в них вкладываем, я боюсь мы нанесем ему больше вреда чем пользы.

- Но мы должны что-то сделать, - умоляюще произнесла Дафна почти плача. - Мы должны помочь ему.

Поппи некоторое время хранила молчание, размышляя над тем, что делать. Вместо нее ответила Роксана:
- Не мы, а ты.

-Что? - потребовали ответа Дафна и Поппи.

- Твои целительские заклинания не такие сильные как наши. Но здесь нам не нужна сила, здесь нам нужна тонкость. Вспомни как хорошо ты вылечила тех детей на пасхальных каникулах. Тебе следует наколдовать заклинания, по крайней мере самое важное из них. Это даст ему время поправится с помощью слабо-дозированных зелий.

- Я... я не могу. Что если я раню его еще больше?

Невилл, который до этого оставался молчаливым, подошел к ней и приобнял ее за плечи.
- Я уверен, что твоя мама знает, что ты можешь сделать это. Пожалуйста, сделай это... для него. - Он не прояснил кого он имел ввиду: Гарри или Балу, возможно, их обоих. Он снова приобнял ее и, после одобрительного взгляда мамы, Дафна наконец слабо кивнула.

***

В молчании, Дафна - ее мама сидела рядом с ней, обнимая вымотаную дочь - наблюдала как мадам Помфри применяет очередное зелье к котенку. Она работала больше часа, накладывая легкие исцеляющие заклинания на котенка, пытаясь изо всех сил облегчить его боль, и избежать сердечной недостаточности. Она смогла подлатать только самые опасные ранения и установила его кости так, чтобы позволить им срастись правильно в течении следующих дней.

- Он выживет и я даже уверена, что он не будет хромать. Большего на данный момент я сказать не могу, - ко облегчению всех собравшихся, наконец объявила Поппи. Задумчиво, она уставилась на Дафну. - В следующем году ты будешь уже на пятом курсе, не так ли? Это позволит тебе выбрать целительство в качестве дополнительных курсов. Я ожидаю увидеть тебя в своем классе. Я думаю, что мистер Лонгботтом также присоединится к этим занятиям.

Дафна скользнула взглядом по Невиллу и мальчик с улыбкой согласно кивнул.
- Я хотел собрать все знания по поводу обычного целительства и целительства с помощью зелий и трав. Я не до конца уверен чем я буду заниматься далее, но эти темы интересны мне. Я был бы счастлив увидеть тебя на этих занятиях.

- Я... я не знаю, - ответила Дафна. Я знаю, что моя мама серьезно заинтересована в целительском искусстве, но на данный момент, у меня нет идей чем я буду заниматься далее.

- Не смотря на твою будущую профессию, - ответила Поппи, - тебе не следует игнорировать свой талант. Твоя мама была права на счет силы твоих заклинаний, но я редко видела кого-то так... чувствующего... свои заклинания.

- Хорошо, - согласилась Дафна, после одобрительной улыбки со стороны Роксаны. - По крайней мере, я подумаю над этим.

Повернувшись к Невиллу, лицо Дафны в туже секунду изменило свое выражение с мягкого на суровое:
- А теперь, Невилл, после того как о Балу позаботились, пришло время тебе рассказать нам, что произошло. - свирепо взглянув на тяжело взглатывающего парня, у которого были большие трудности с тем как начать этот нелегкий рассказ, она потребовала:
- выкладывай!

15:38 

Второй шанс. ГП/ДГ. Глава 20

Святочный балл (Часть 1)

хогвартс, 21 декабря.

Был канун святочного бала. Студенты собирались вместе, чтобы отпраздновать особое событие. В воздухе отчетливо пахло торжеством. Старосты под руководством профессора Флитвика постарались на славу и теперь большой зал выглядел просто великолепно. Блестящий и сверкающий, он был готов стать фоном для нескольких незабываемых часов веселья.

Гарри слегка поклонился и вернул улыбки близнецам, когда они вмести со своими спутницами прошли мимо него. Он видел каким нервным был Фред. В прочем это было совершенно не нужно, поскольку девушка, идущая с ним подруку, улыбалась самой ослепительной улыбкой, очевидно впечатленная его новой мантией, в которую тот был одет. Он презентовал близнецам новые мантии в качестве раннего подарка на рождество, подарка, который был по достоинству оценен двумя юношами и их спутницами.

- Фред, Джордж, можно вас на минутку?

Когда двое парней подошли к нему, он достал из кармана свиток. Гарри глубоко вздохнул несколько раз, набираясь спокойствия от находящейся рядом с ним девушки. Профессор Макгонагалл приказала чемпионам собраться на площадке перед входом в большой зал, чтобы подготовиться к главному выходу. Они не только будут должны войти в зал последними, сопровождаемые взглядами всех студентов, учителей и министерских сотрудников, но им также предстояло открывать бал. Это было излишнее внимание, которого он не хотел, но стоящая рядом с ним Дафна оставалась спокойной, ее мягкая улыбка и изящные движения делали многое для того, чтобы побороть его нервозность.

В нескольких шагах от них, Флер разговаривала со своей младшей сестрой. Габриель была готова упасть в обморок, когда наблюдала за тем, как ее сестра сражается с драконом и с тех пор пыталась быть к ней ближе так часто насколько это было возможно. С тех пор как Гермиона попыталась успокоить девушку - не смотря на бывшую вражду между ними - шармбатонка стала намного более милой. И определенно, этому помогло то, что мама Дафны предотвратила ее превосходную кожу от жутких ожоговых шрамов.

Гарри не нравился парень, стоящий рядом с Флер. Роджер Дэвис, не отрываясь, глазел на свою спутницу, из уголка его рта стекала тонкая струйка слюны. Конечно, частично в этом были виноваты вейловские чары, но всеже, он мог бы вести себя и получше. Близнецы рассказали ему, что после первого испытания, между Флер и их старшим братом - Чарли завязалась дружба по переписке. К сожалению, Чарли вынужден был работать сегодня и ходили слухи, что Флер выбрала Роджера потому, что он был честным танцором и не так плохо выглядел, но в целом, что было самым важным, он не был соперником укротителю драконов. Бедный Роджер, про себя усмехнулся Гарри.

С куда большим интузиазмом, Гарри поприветствовал Виктора Крама и его спутницу. С тех пор, как Гарри продемонстрировал невероятный полет на метле и схватил яйцо, их отношения с Виктором заметно улучшились. У обоих парней были проблемы с их славой, постоянно вмешивающуюся в их повседневную жизнь, оба вынуждены были жить под прессингом того, что от них всегда ожидают чего-то сверхъестественного и эти ожидания связаны не только с турниром. Гарри надеялся, что их дружба продержится до конца года, было бы здорово иметь друга подобно Виктору за стенами Хогвартса. Спутницей болгарского ловца была Кети Белл. Гарри заметил пристальный взгляд Крама во время матча Грифиндора и Хафлпаффа и после того, как он добился успеха, сведя Анжелину и Фреда, он попытался сделать все возможное и для другой пары. Оба очень боялись сделать первый шаг и пригласить другого на балл и оба были очень счастливы теперь.

Последний чемпион, Седрик Диггори, по крайней мере смог набраться смелости и пригласить того, кто ему действительно нравился. Тот факт, что Гарри смог спокойно наблюдать за счастливо выглядящей Джоу Чанг без всяких кульбитов его желудка, несомнено был хорошим знаком, что его влюбленность в равенкловку прошла. В конце концов, он был избавлен от того, чтобы приглашать ее на святочный балл несколько недель назад. Выбранный им способ был гораздо лучше. По крайней мере, он снова смог поддерживать с ней нормальные отношения, частично в этом заслуга открытой поддержки Седрика. при изменившимся поведении и поддержкой остальных чемпионов после первого испытания, все в школе изменилось к лучшему. И хотя еще многие считали, что что-то было не так с выбором чемпионов, но теперь более или менее все студенты перестали оскорблять его и многие студенты теперь не возражают против его участия.

- Я абсолютно уверен, что Гарри ни сделал ничего, чтобы обманом попасть в турнир. И хотя, человек сделавший этот подлый поступок все еще не найден, но с увереностью могу заявить, что это не Гарри, - громко заявил Седрик на следующее утро после первого испытания. - Но после вчерашнего представления и того, как он смог перехетрить и переманеврировать дракона , я совершенно уверен, что все разделяют мое мнения, что Гарри Поттер достойный участник турнира.

Но еще больше поддержки других чемпионов, Гарри понравилось, как изменилась Минерва Макгонагалл. Не в своем сердце - он был абсолютно уверен, что профессор Макгонагалл никогда не верила, что он обманщик - но своим молчаливым поведением. На следующий день после первого испытания, она запретила всем носить значки с надписью "поддержим Седрика - Поттер вонючка" и запретила оскорблять чемпионов устно и письменно. Естественно, это не остановило Малфоя и его дружков, но тот факт, что преподаватель как-то отреагировала, что преподаватель продемонстрировала симпатию и поддержку подобно этой, многое значил для Гарри. Он почти расплакался стоило ему подумать о прошлом, о том как часто он желал жеста подобного этому. Но затем последовала другая сцена, которая оставила его в полном потрясении...

***

Большой зал, ужин, 25 ноября.

Впервые за долгое время, замистительница директора встала и начала:
- В наших коридорах, мы позволяли студентам вести себя так, как это не подобает школе уровня Хогвартса.

Аккуратно взглянув на других преподавателей, Гарри увидел разнообразные реакции на слова Макгонагалл. Мадам Спраут и профессор Флитвик казалось были согласны со словами заместительницы, а Снейп сидел с безразличным выражением лица с небольшим намеком на скуку. Директор Дамблдор очевидно хотел бы остановить минерву, но чтобы она не планировала сказать, она явно имела на это право, возможно, это было связанно с ее положением как декана факультета, а не с положением заместительницы или профессора.

Вместе с последовавшими за ней Спраут и Флитвиком, она медленно вышла из-за стола и продолжила:
- Я вынуждена признать, что для этого понадобилось отвратительное поведение нескольких бывших студентов, слизеринцев, чтобы быть честной, чтобы позволить мне осознать, как беспечны мы... как беспечна я была.

Агата... Глаза Гарри забегали по слизеринскому столу, отыскивая Дафну и та, коротко кивнув, потвердила его подозрения. Неделю назад, после визита в Хогсмид, Агата Пенегрю сопроводила их обратно в Хогвартс, чтобы как она выразилась, повидать старого друга. Итак, старый друг, а точнее подруга, которую она хотела повидать была Минервой. Прежде чем вернуться и продолжить слушать речь Минервы, он некоторое время обдумывал что еще могло быть на ее уме.

- Как вы все знаете: каждая молодая волшебница, и каждый волшебник поступает в Хогвартс будь он рожден в древней чистокровной семье или семье маглов, которые до одинадцати лет своего ребенка и не подозревали о существовании нашего мира.

Не один слизиринец после этих слов заухмылялся, но все они поспешно опустили взгляд стоило Минерве Макгонагалл повернуться в их сторону.

- Чистокровные, полукровки, маглорожденные... или новокровные, как их называют сейчас наши ученые - это определение намного больше им подходит, поскольку они привносят новую кровь в наше магическое сообщество - все мы своего рода семья, все вместе в поиске знаний и счастья.

Без сомнения, не было ни какого совпадения в том, что ее взгляд остановился на слизеринском столе когда она продолжила:
- Но некоторые из нас не могут принять этого и хотя, мы не можем принуждать к дружбе между чистокровными и новокровными, но определенно, мы можем попытаться принудить к вежливости и перестать отводить взгляды от оскорблений и обид.

Она остановилась под часами, которые использовались для определения баллов факультета. Тихим голосом профессор Макгонагалл произнесла заклинание и продолжила громким и серьезным голосом:
- С данной минуты, всем Грифиндорцам запрещается употреблять слово грязнокровка в пределах школы, за неповиновение этому будет автоматически сниматься штраф в десять баллов.

Как только она произнесла последние слова, так сразу под изумленными вздохами всех собравшихся десять очков исчезли из копилки Грифиндора.

Сразу же после этого, мадам Спраут последовала ее примеру, накладывая заклинание, и, повторяя ранее сказанные слова, профессор Флитвик спустя несколько секунд повторил ее действия:
- С данной минуты, всем Хаффлпафцам запрещается употреблять слово грязнокровка в пределах школы, за неповиновение этому будет автоматически сниматься штраф в десять баллов.

- С данной минуты, всем Равенкловцам запрещается употреблять слово грязнокровка в пределах школы, за неповиновение этому будет автоматически сниматься штраф в десять баллов.

И снова, часы вспыхнули и по десять очков исчезло из копилок Хаффлпафа и Равенкло.

С все еще сидящем за преподавательским столом Снейпом и слизеринцами использующих это слова в десять раз чаще чем кто либо еще, это по прежнему оставался всего-лишь жест. Но это был очень значительный жест, значащий многое для маглорожденных подобно Гермионе. Многие слизеринцы ухмылялись уверенные, что Снейп никогда не последует примеру Минервы в этом вопросе. Но некоторые студенты за их столом выглядели задумчиво, возможно впервые обдумывая это слово и что оно значило для их целей.

Возможно, ему бы следовало быть злым на то, что понадобилось вмешательство Агаты, чтобы подтолкнуть Минерву в этом направлении, чтобы как минимум подтолкнуть ее продемонстрировать хоть какую-то реакцию. Возможно, ему следовало быть в ярости от того, что ни Дамблдор ни Снейп не пожелали последовать примеру Минервы. Но он был просто слишком счастлив, счастлив за Гермиону. И убийственный взгляд Дамблдора был дополнительным бонусом.

***

Наше время

Гарри нервно взглянул на свиток, затем перевел взгляд на Дафну, повидимому ожидая поддержки. Но черноволосая красавица только улыбнулась:
- Это был твой план, я только предложила несколько идей. Это твое шоу, сохатик.

Определено, прозвище привлекло внимание близнецов и вызвало широкие усмешки их спутниц, стоило им заметить возбуждение близнецов. Со вздохом Гарри вручил свиток Фреду. Гарри сделал знак, чтобы тот прочитал его,а сам начал ожидать со все возрастающим волнением.

- Что...? - заколебался Фред. - Я не понимаю.

- Я... и Дафна... понимаем... - фыркнул Гарри, неопределенно взмахнув рукой. Небольшой толчок от Дафны заставил его слегка подпрыгнуть:
- Не толкай меня.

Ткнув в него указательным пальцем, она произнесла:
- Расскажи им.

- Хорошо, хорошо, - проворчал он. - Понимаете... Мы знаем, что вы оба хотите открыть магазин приколов после окончания школы. Мы думаем, что это блестящая идея. Сейчас, нам нужно больше радости. Но слишком сложно начинать все с чистого листа и мы захотели помочь. Дафна и я решили вложиться в ваш магазин.

Очевидно, Фред и Джордж боролись между соглашением, буйной радостью и упрямым отказом того, что как они могли только предположить был благотворительным подарком. Но Дафна поспешно вмешалась:
- Это не жалость или что-то в этом роде. Это больше походит на инвестицию. Мы абсолютно уверены, что вы добьетесь успеха в вашем начинании. Но... - с этими словами она указала на пункт в свитке, - вы должны выполнить его. Вы оба невероятно умны, но вместе с тем невероятно ленивы в выполнении школьной работы. Три СОВ... правда?

- Сказать, что ваши родители были разочарованы - значит не сказать ничего, - добавил Гарри. - Поэтому, мы решили дать вам стимул. Тысяча галлионов будет ваша в конце этого года... Если вы получите приемлемые оценки за экзамены. На следующий год, после ваших ЖАБА, будет еще один бонус, зависящий от результатов экзаменов. Каждый из вас сможет заработать дополнительно еще по пятьсот галлионов.

Невероятное зрелище представляли собой изумленные и лишенные дара речи близнецы. Этого они определенно не ожидали. Они знали на сколько счастливы будут их родители, в особенности мама, если они достойно закончат школу, с таким стимулом, у них появилась еще одна причина приложить дополнительные усилия. И возможно, она будет более приветливой в целом от этой идеи если они покажут ей этот контракт. Это была Гаррина идея помочь близнецам, потребовать хорошие отметки это была идея Дафны - хорошие оценки было тем, что даже Гермиону заставило полюбить эту идею. Он вынужден был одолжить деньги у Дафны и она с радостью согласилась помочь.
- Ты просто должен будешь выиграть турнир, чтобы вернуть свою часть, - с ухмылкой объяснила Дафна.

- Спасибо... спасибо вам обоим, - наконец смог вымолвить Фред. - Это... это невероятно.

- Не за что.

- Ой, - внезапно вспомнил Джордж и повернулся к Дафне. - Почему ты назвала его сохатиком?

Гарри покраснел, краска на лице еще больше усилилась когда Дафна пояснила:
- Начнем с его... патронуса. Он имеет форму оленя. И потом... вы знаете имена сохатый, бродяга и лунатик?

- Да, - произнесли близнецы и уставились на них с широко открытыми глазами. - И что с ними?

- Сохатый это мой отец, - вздохнул Гарри, заставляя глаза близнецов буквально выползти на лоб. - И я знаю бродягу и лунатика достаточно хорошо.

- Мы недостойные, - воскликнули близнецы, преувеличенно низко кланяясь, под смешками своих спутниц.

- Прекратите, мерзавцы, - прорычал Гарри, не в состоянии скрыть усмешки. - Я говорил с ними. Они желают встретиться с вами, хотят поделиться некоторыми своими рецептами... Если, - Он остановил их подняв руку, - если вы подпишете этот контракт. Видите... все зависит от ваших усилий. - На самом деле, бродяга не требовал ничего подобного, но Гарри не намеревался говорить им об этом.

***

Следующие несколько минут, Гарри и близнецы обсуждали новый магазин и мародеров. Время от времени, они отрывались от беседы, чтобы понаблюдать как очередной друг или недруг проходит мимо них.

Мимо них проходили Трейси и Блейз, определенно это будет одна из самых впечатляющих пар этого вечера. Луна подруку с Майклом Корнером. На сколько знал Гарри, в начале Майкл намеревался пригласить Джинни - это одно из многих изменений, которые произошли за последние недели. Сейчас, он изо всех сил старался быть джентлменом рядом с Луной. Определенно, строгий совет Гарри помог ему гораздо больше, чем не так сильно замаскированная угроза от Гермионы и Невилла на случай если он поведет себя не как подобает.
"За каждую ее слезинку, ты заплатишь тремя" - и это еще было самым безобидным.

Усмешка Драко, слабая, но честная улыбка Астории, еле заметные кивки Панси Паркинсон и Миллисент Булстроут, свирепый взгляд Теодора Нотта... Все это на короткий миг отрывало их от ожидания прибытия особого дуэта.

Гарри улыбнулся, увидев улыбку Дафны, улыбку, которая заставила его слишком сильно занервничать и эта улыбка вызывала те чувства о которых, он не хотел сейчас думать. ,Спустя несколько минут, он будет вынужден танцевать с ней. Сейчас же, Дафна что-то горячо обсуждала с Анжелиной, Кети и Алисией. За последний месяц, все три девушки начали поддерживать дружиские отношения с черноволосой слизеринкой. Анжелина в особенности искала близости с ней, начиная с того важного разговора о Фреде, состоявшегося два месяца назад. Гарри знал, что Дафна смогла произвести даже еще большее впечатление после разговора месяц спустя.

***

Третье декабря

Игроки вымотаные и с кислыми лицами вернулись после тренировки. Гарри, сидящий как теперь он обычно и делал рядом с Невиллом, Гермионой, Луной и Дафной, заинтересовался что произошло, его интерес возрос когда он увидел злые физиономии братьев Уизли и отсутствие Джинни. Зная, Анжелину, он не стал ничего спрашивать, а просто стал ждать ее взрыва. Ему не пришлось ждать долго.

- Мы выгнали ее из команды.

Ей не нужно было произносить имя, чтобы все поняли кого она имеет в виду, но тем не менее для Гарри это стало сюрпризом. Анжелина серьезно относилась к квиддичу и была почти такойже фанатичной на тренировках каким был предыдущий капитан их сборной Оливер Вуд. Выгнать своего ловца - и Гарри был вынужден признать хорошего ловца - определенно было крайне сложным решением для нового капитана.

- Кети поставила ультиматум... Либо Джинни либо она.

Гарри кивнул. Кети, одна из многих студентов в Хогвартсе, кто трепетно относился к кошкам, была в совершенной ярости по поводу истории с Баллу. Насколько он знал, с тех пор она не сказала Джини ни слова и только свирепо смотрела на нее, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не сделать что-нибудь намного более агрессивное. Подобного рода напряжения могли плохо сказаться на команде.

- А что остальные Уизли? - спросил Невилл. Гарри также были интересно как они отреагировали.

- Как и ожидалось, Рон не одобрил, но всеже не покинул команду. Что касается близнецов... Они согласились. - Гарри был удивлен, но только слегка. Конечно... Они были семьей и всегда будут любить и защищать ее. Но членство в команде едва ли была существенна для жизни и они также были крайне возмущены ее поступком как и все остальные. И не только из-за того, что она охотно ранила животное, но также из-за того, что она окончательно подорвала доверие Гарри. Он доверил ей котенка для того, чтобы она позаботилась о нем, а она из ревности поступила с ним просто ужасно.

- И теперь? - спросила Гермиона.

- Я не знаю, - пожала плечами Анжелина. Найти нового ловца будет крайне тяжело. Как минимум, она могла ожидать поражения от Равенкло и Слизерина, особенно с вратарем подобно Рону.

- Я никогда не понимала, - внезапно начала Дафна, - почему вы никогда не заимствуете идеи из магловского спорта? - видя насмешливый взгляд Анжелины, она пояснила:
- Ты разве не знаешь, что в каждой магловской команде есть запасные игроки? И не только игроков которые начинают играть стоит кому-нибудь из основного состава получить травму. Они меняются. Почему бы команде не состоять... Скажем из десяти игроков? У тебя бы могли бы быть в запасе охотники, ловцы, загонщики и вратари. Они бы могли тренироваться вместе с командой и ...Прокунсультировавшись с мадам Хуч... Было бы можно производить замены игроков во время игры. Возможно, замены разрешали бы после двух часов игры или установить фиксированное количество замен. Это могло бы стать настоящим тактическим решением: делать ли мне замену сейчас или придержать ее на случай травмы.

- Превосходно, - произнес Гарри и Анжелина согласилась с ним.

- Это не мое изобретение, я просто читала об этом. Между прочим, - продолжила Дафна, - вы играете всего три игры за сезон. Почему бы не сыграть шесть, это ведь не так много, как думаешь? Почему бы против одного и тогоже соперника не сыграть дважды? Или например, каждому факультету было бы позволено иметь не одну а две команды. Грифиндорские львы против грифиндорских тигров... Новое слово в соревновании, - усмехнулась Дафна.

- Ты действительно дала много пищи для размышления, - оценила Анжелина и задумчиво уставилась на слизеринку. - Я поговорю с капитанами других команд и с мадам Хуч на счет этого.

- Да, но это по прежнему не решает твою проблему с ловцом, - вмешалась Гермиона.

- Ты права, - вздохнула Анжелина.

- Гарри будет играть в твоей команде, - просто взяла и заявила Дафна.

- Что? - переспросил Гарри.

Дафна вздохнула с легким намеком на раздражение на красивом лице:
- Ты же в действительности не хотел бросить команду на целый год? Она многое значит для тебя и я не позволю каким-то Дамбль'дорам послать тебя в этот дурацкий турнир и также лишить тебя радости квиддича. - Гарри только молча уставился на нее. Они не раз обсуждали вопрос о том, кто мог подбросить имя Гарри в кубок и Дафна никогда не отказывалась от идеи, что Дамблдор каким-то образом замешан в этой истории. Простой факт, что преступник должен был знать ни кому ни известную информацию о кубке ясно говорил Дафне кто на самом деле ответственен за участие Гарри в турнире. И она была права на счет его любви к квиддичу. Он сожалел о своем желании покинуть команду и было бы здорово вновь играть вместе с близнецами и неповторимым трио охотниц.

- Ты мог бы просто вернуться в команду до тех пор пока Анжелина не найдет игрока на твою позицию. Ты гораздо лучше Джоу и Малфоя вместе взятых даже с повязкой на глазах и сломанной метлой. По крайней мере, один из нас должен быть в состоянии играть. - Услышав чрезмерные похвалы Дафны, Гарри покраснел. Он знал, что она бы никогда не сказала ничего подобного просто для того, чтобы польстить ему.

Повернувшись к еще более задумчивой Анжелине, она повторила:
- Он будет играть.

***

Наше время

Взрыв смеха и девчачье хихиканье сообщило о приходе оставшихся грифиндорцев. Симус Финиган и Дин Томас были вынуждены поддерживать своих возвышенных спутниц Парвати Патилл и Лаванду Браун. За исключением Пивза, не многое было понятным из предложений из-за хихиканья, но спустя несколько секунд стало очевидным, что вызвало всеобщее веселье.

Рон, которому уже отказала Флер - в оскорбительной манере - и Гермиона, очевидно так и не осознал как разъеренны были оставшиеся девушки после его высказывания, что у девушек должно быть только красивое тело и все оставшиеся девушки имеют малопривлекательную внешность. Также не помогало его поведение по отношению к Гермионе и как итог все оставшиеся без пары девушки отклонили его приглашение. Одно из самых громких и оскорбительных отказов он получил от Кети. Рон надеялся, что она согласиться пойти с ним , поскольку ее подруги уже идут с близнецами, но очевидно у Кети было иное мнение на сей счет. И это произошло еще до того, как Виктор Крам - предмет обожания всех девчонок в Хогвартсе, особено играющих в квиддич девушек - пригласил ее на балл. В конце-концов, он был вынужден пригласить Джинни, его сестра также как и он была безуспешна в поисках пары. Как третьекурснице, ей нужно было приглашение кого-то хотябы с четвертого курса и она была вынуждена шантажировать брата, чтобы тот взял ее с собой.

И что за парой они были: Рон в старой и изъеденной молью мантии, которая даже в магическом мире вышла из моды наверное век назад. И Джинни в ярко красном платье, достаточно открытым для того, чтобы ее мать заработала сердечный приступ. Гарри вынужден был признать, что она выглядит в этом платье очень мило, очень спортивно и привлекательно. По крайней мере, она была бы таковой не столкнись с пивзом.

Ни кто не знал почему Пивз так ненавидит младших уизли, но тем не менее не было секретом, что полтергейст начал изводить их несколько недель назад. Ходили слухи, что кровавый барон и другие приведения предложили ему постоянно преследовать их, оскорбляя их, и, кидая навозные бомбы. Но где он умудрился раздобыть такое количество навозных бомб было еще одной не разгаданной тайной.

Следы нескольких красок все еще были видимы на волосах и одежде, не смотря на их попытки избавиться от них. И когда они проходили мимо других грифиндорцев смесь запахов ударяла им в нос главным образом омерзительных и вызывающих рвотные позывы. Определенно, ни Рон ни Джинни не смогут насладиться этим вечером и Гарри предположил, что они пришли сюда только из-за хорошо известного упрямства Уизли. Это и желание директора видеть их на баллу, и вновь директор взял вверх над профессором Макгонагалл в этом вопросе. Они упрямо смотрели прямо когда проходили мимо Гарри и его друзей, только Джинни раз взглянула на Гарри с видимым намеком на слезы в глазах. Он все-еще сильно сердился, но в этот момент, он почувствовал крошечный намек на жалость к бывшей грифиндорской принцессе. Должно быть тяжело падать так низко.

- Все в порядке, - прошептала девушка рядом с ним и нежно сжала его руку.

***

Хогвартс, грифиндорская гостинная, вечер, 24 ноября.

Когда Гарри подходил к грифиндорской гостинной, он ожидал встретить большое собрание празднующих приятелей, но увидев гостинную полную разочарованных людей, он был невероятно удивлен.

Джинни ни где не было видно и когда он спросил на счет такого кислого настроения ни кто не дал ему вразумительного ответа. Он не знал, что Невилл приказал всем ничего ни кому не говорить пока мадам Помфри не осмотрит котенка. За последующий час, настроение не улучшилось и определенно, частично это было из-за растущего беспокойства, чувство, что он не понимает чего-то очень важного, что повлекло за собой то, что Гарри отреагировал немного более контрастно на обычный свирепый взгляд Рона.

- Что? - прорычал Гарри. - Все еще думаешь, что я обманом попал в турнир? Все еще думаешь, что я хочу принимать в нем участие и что это так легко? Как я вообще когда-то мог подумать, что ты мой друг, мой лучший друг.

Рон проворчал что-то в ответ сквозь сжатые зубы, но Гарри понял только слово "мама".

-Что? - спросил он. - При том, что твой рот всегда открыт когда ты еш и одновременно говоришь, не мог бы ты говорить более понятно?

- Как будто я когда-нибудь хотел быть твоим другом, неудачник, - внезапно проорал Рон. - Без славы ты ни что. Как часто я спасал твою задницу, вспомни только шахматную игру на первом курсе. Но в конце только ты всегда получаешь похвалу. Даже маме ты нравишься больше поскольку ты мальчик который выжил, а не просто шестой сын. С самого начала, мама хотела, чтобы я стал твоим другом, но сейчас с меня достаточно. Я ненавижу тебя, мерзкий сноб.

Гарри был в шоке. Он был осведомлен о зависти Рона, но не до такой степени. Если его мама ценила его больше чем своего собственного сына, то он чуть лучше мог понять его поведение. И Гарри был вынужден признать, что все это не было простой фикцией. Молли и ее вечное " я люблю тебя как собственного сына" всегда слегка вызывала мурашки. Как мать могла сказать что то подобное, зная его всего-лишь три года, из которых он только несколько недель провел в Норе?

Прежде чем он смог ответить на обвинения, портрет отодвинулся и двое студентов вошли внутрь. Невилла, он еще ожидал увидеть правда не с такой кислой рожей. Но второй студент потряс гарри, им была дафна.

- Дафна, что ты здесь делаешь?

Какого бы ответа он не ожидал, определенно им не был ни спокойное:
- Он выживет. - Ни ответные вздохи облегчения, ни жесты указывающие на женское крыло в ответ на ее вопрос:
- Где она?

Кто выживет? Кто там? про себя поинтересовался потрясенный Гарри, слишком поздно, осознавая, что Дафна уже поднимается по лестнице в женское крыло.
- Дафна? - Шокированный, он наблюдал как она поднялась по лестнице. То, что Невил сжал его плечо и повторил:
- Он выживет, Гарри. - Не помогло ни на йоту. Для него и всех остальных в гостинной, он объявил:
- Дафна вылечила его. - На несколько секунд поток слов со всех сторон не позволил Гарри получить внятный ответ. Все закончилось только тогда когда Рон, пытавшийся остановить Дафну, был сам остановлен лестницей превратившейся в горку.

Мгновение спустя, сверху раздалась ругань. Дафна вновь появилась на площадке, зло схватив за волосы и таща за собой Джинни. Не обращая внимания, на яростную ругань рыжеволосой, она без всякого предупреждения толкнула ее с лестницы и тот час последовала следом. За секунду до этого, Гарри стало интересно остановиться ли она напротив лестницы, которая уже приняла первоначальный вид и не была горкой или рискнет ли она ранить Джинни.

- Petrificus totalus! - К полному удивлению Гарри, Рон, который порывался помочь сестре обнаружил, что его тело полностью парализованно заклинанием не менее пораженного Невилла. За исключением занятий, юноша никогда не использовал заклинания подобно этому и то, что он сделал это было еще одним знаком, что что-то было совершенно не так.

Джинни вскарабкалась назад, пытаясь увеличить дистанцию между ней и невероятно зло выглядящей Дафной.

- Как ты могла? Как ты могла обидеть его, ранить его? Сука, ты могла убить его.

Джинни попытала счастье, использовав Expelliarmus и последующим за ним stupefy и хорошо известным летуче-мышиным сглазом. Уклонившись от первого, защитившись Protego от второго, и, отогнав мышей при этом не останавливаясь ни на мгновение, Дафна подступила к Джинни, еще даже под большим впечатлением чем Гарри.

- Expelliarmus, - ответная атака Дафны была куда более эффективна. Гарри, который начал подходить к девушкам, пытаясь встать между ними, был остановлен Дафной, которая кинула ему свою палочку. Слишком долго размышляя над тем, что Дафна намеревалась делать, он не заметил, как его колебания позволили слизеринке подойти в плотную к Уизли. Схватив Джинни за воротник, Дафна бросила ее в противоположную стену.

- Как ... ты... могла... ранить... Балу?

Каждое слово сопровождалось злым шлепком, лицо Джинни за секунду стало краснее волос, губы ее были рассечены. Гарри, намеревавшийся вновь вмешаться, не смотря на попытку Невилла остановить его, вновь вздрогнул. Балу?

- Он почти умер из-за тебя и твоей тупой ревности, - проорала Дафна во всю мощь своих легких, ее лицо было в дюймах от лица Джинни. Естественно, что настолько раздавленная девушка была сломленна. Слова Дафны сопровождались потрясенными вздохами от всюду. Они знали, они видели, но слышать об этом было другое дело. Гарри побледнел.
- Что ты сделала? - Вставшая между ним и Джинни Дафна была единственной, кто его сдерживал.

- Если у тебя проблемы с моим присутствием, так нападай на меня, проклинай меня, толкай меня. Но не нападай на котенка заботу о котором доверил тебе Гарри. - Отойдя на шаг, Дафна свирепо уставилась на Джинни. - Если ты когда-нибудь еще дотронешься до него...

Пульсирующая сонная артерия, красные от гнева лицо и шея, Дафна представляла собой жуткое зрелище и ни кто не осмелился предпринять что-либо даже если хотел.

-Ррр. - Последний крик объявил о заключительном ударе. Со всей силой, она ударила кулаком Джинни по лицу, ломая ее нос, и от удара голова Джинни ударилась с такой силой о стену, что в глазах заплясали звездочки.

Полная тишина встретила профессора Макгонагал когда она вошла в гостинную, тишина, которую она ожидала встретить, уходя из больничного крыла несколько минут назад - совершенная, потрясенная тишина.

***

Сломанный нос и легкое сотрясение таков был диагноз поставленный мадам Помфри. Она вылечила сотрясение и поправила нос, но не сделала это полностью. Заставить ходить Джинни с повязкой на носу в течении трех недель было ее наказанием. Дафна пыталась убедить школьную медсестру почти в том же только касательно ее руки, она не хотела вылечивать ее полностью, чтобы ей она служила напоминанием о ее недостатке самоконтроля. Но Поппи и слушать ничего не хотела.

- Самоконтроль это очень важно, но иногда можно позволять эмоциям брать верх. Гораздо лучше чем заработать язву к тридцати годам. И тебе еще понадобяться обе руки, чтобы вылечить Балу. Я и твоя мама решили, что будет лучше если ты продолжишь его лечение.

Когда Гарри услышал полную историю того, что произошло с Балу и о том как Дафна вылечила его, он разрывался между злостью и облегчением. В конце-концов, Невилл и Гермиона нашли его стоящим рядом с кроватью Балу, крепко обнимающего Дафну, и, непрерывно шепчущего слова благодарности.

Дамблдор был в ярости. Очевидно ранения Уизли значили для него гораздо больше чем благополучие животного. Не то, чтобы Гарри был сильно удивлен такой реакцией , но после истории с Клювокрылом реакция была совсем иной. Но Минерва вмешалась. И Джинни и Дафна должны были ходить на отработки за свои поступки. Но пока Дафна отбывала наказания у Минервы, Джинни после выписки из больничного крыла была вынуждена отрабатывать наказание у Филча.

Минерва, женщина кошка, очевидно воспользовалась случаем, чтобы весь вечер поговорить с Дафной. "Сестра" Гарри не сказала о чем они беседовали, но изменения в их отношениях были видны каждому.

С другой стороны, Джинни куда меньше нравились собственные наказания. Филч, сердитый и оскарбляющий равно как и в свои лучшие дни, каким-то образом узнал о причине наказания и пользовался каждой возможностью из своего репертуара, весь опыт долгих лет в качестве завхоза, чтобы сделать Джинни настолько несчастной на сколько это было возможно. То, что близнецы не пожелали провернуть с ним какую-нибудь зловредную шутку за это было явным знаком того, как сильно в их глазах пала Джинни.

Так ожидаемые вопилеры Молли направленные Дафне так и не появились. Гарри предполагал, что это связанно с длинным письмом Артуру Уизли, рассказывающее о длительной дружбе с семьей Уизли, как сильно он по прежнему любит большинство из них и на сколько он разочарован Роном и Джинни. Намек на долг жизни Джинни также не был лишним.

Гарри вздохнул. Он действительно любил большинство Уизли особенно Артура и близнецов. Он даже в какой-то степени понимал реакцию Рона, не смотря на то, что был шокирован узнать, что их трех летняя дружба была подстроена по требованию Молли. Позже, ему стоит поговорить с матерью семейства Уизли, следует выяснить какие у нее были причины так поступить. Было ли все это ложью? Он не мог поверить в это, он не хотел верить в это.

**

- Она такая красивая.

Восхищенный вздох Кети Белл заставил Гарри отвлечься от тяжелых раздумий. Невилл спустился на широкую площадку, выглядя ошеломляюще в новой мантии. Но челюсть Гарри окончательно упала на пол стоило ему увидеть Гермиону. Фиолетово-голубого цвета платье выгодно подчеркивала ее формы, говоря каждому, что она определенно не была одним из мальчишек. Она покраснела, заметив реакцию Гарри и других парней. По счастью, Дафна и остальные девушки восприняли это с юмором и поздравили Гермиону с нарядом.

- Гермиона, ты станешь королевой балла, - объявила Дафна. Гарри был в состоянии только слабо кивнуть, заставив тем самым Дафну шутливо добавить:
- Как красноречиво, Гарри.

Гермиона нерешительно улыбнулась, ее сердце готово было выпрыгнуть из груди. Нежно, Невил взял ее под руку и повел по направлению к большому залу, спустя мгновение близнецы со своими спутницами последовали за ними.

- Рон идиот, - объявил Фред, уходя, и Гарри только и мог, что согласиться.

Теперь пришло время начинать балл и спустя небольшое количество времени профессор Макгонагалл объявила:
- Леди и джентльмены, прошу приветствовать чемпионов магического турнира.

Мои переводы

главная